Притча о Лжи. Глава II

                        
                                 ПОДКОВЫ СЧАСТЬЯ

Один Конюх по-своему воспринял сказанное Лжецом: «Искренне и бескорыстно служащий истине, увидит небывалые чудеса». Слово «чудеса» так вскружило конюху голову, что он решил добиться немедленного «воплощения чуда». Конюх слыл очень предприимчивым человеком. Но ему не везло. Его конное хозяйство пришло в упадок. Неурожаи и мор сделали своё дело. От всего хозяйства осталась лишь старая кляча. Слёзы катились из глаз конюха всякий раз, когда он взирал на её проржавевшие подковы. На лукавый вопрос Конюха, можно ли своим усердием, преданностью и верой в Истину заслужить новые подковы для своего коня, Лжец, взглянув на  конюха  и его лошадь, ответил:
- Если будешь поступать, как говоришь, то в награду получишь не только новые подковы, но и коня нового. И нарекут чудо-коня того Разум, а золотые подковы его – Подковами Счастья.
«Разум… Ишь ты, хитро-то как…»  - думал конюх. «Новый конь, подковы, опять же, новые, да ещё золотые!.. Да-а-а… Слава и богатство не повредят. Должно же когда-нибудь счастье-то привалить!»

Конюх сразу приступил к делу. Подражая Лжецу, он начал вещать горожанам «истину». Сбивчиво и крикливо нёс он им всякую сумятицу о правде, о справедливости, о миропорядке… Эксцентричный оратор настолько запутал зевак, собравшихся на его «проповедь», что возбуждённая толпа начала буянить, бесчинствовать и крушить что ни попадя. Не обошлось без мордобоя и даже пальбы из ружей. Пламя «борьбы за истину» охватило весь город. Распри и всеобщие потасовки продолжались до тех пор, пока Начальники не выслали войска для усмирения буянов. Поскольку отдельные виновные лица выявлены не были, то наказали всех поголовно, на целый год отменив выходные дни. Сохранились лишь общегородские торжества и важнейшие «красные даты»…
«Как трудно приблизиться к Истине и донести  её до ближнего. Но ведь это кому-нибудь нужно! Значит это необходимо – зажечь Звезду Истины,  и я это сделал!» - размышлял Конюх после содеянного им «первого чуда». Разбудив души ближних  для постижения Звезды Истины, он, ничуть не смущённый развалом и опустошением после потасовки, ожидал  «второго чуда» – награды за подвиг.  Ждал он, ждал,.. пока, наконец, терпение не лопнуло. Конюх снова решил брать чудо «за рога», своими руками. 

Наступал праздник Священной Кувалды. Этот день почитали все горожане – от мала до велика. Ежегодно, в Праздник Кувалды, на городской площади происходило «чудесное разбивание» тяжёлым молотом специально приготовляемой «древней статуи». «Разбивание статуи» воспринималось как явленное рукотворное чудо, как символический акт отказа от старого мира с его «сопливым идеализмом». Доверялось оно только «посвящённым», прошедшим специальный обряд. Празднество продолжалось всю ночь и заканчивалось салютом с канонадой.

Конюх, как истинный патриот, чтил родные традиции, полагая, что ночь накануне праздника – самая благоприятная для свершения чудес и желаний. Как древний германец, он мужественно пошёл навстречу своей судьбе!  Подобно любящему сыну, Конюх душевно распрощался со старухой-лошадью, тяжко вздохнул и вывел её на задворки. «На всё воля Божья», - размышлял он. «На то и дан человеку разум, чтобы не мешать Провидению. Волшебное преображение, эт, брат, не хухры-мухры…» Ах, как хотелось верить, что вместо клячи, ослепительный чудо-скакун при золотых подковах, помахивая гривой в ожидании хозяина, утренним призывным ржаньем откроет новую страницу жизни.
Душа Конюха летела за мечтой, он грезил наяву… Вот окрылённый наездник с кавалерийской лёгкостью  вскакивает в стремена, ощущая могучее конское тело, вот уже расправляет короткий кнут… Губы Конюха, чмокая, зашевелились с выражением сытости и мечтательности: «Разум, разум, мальчик мой…» В ответ глухо заржала кляча. Она тупо смотрела на хозяина, фыркая ему в лицо. Хозяин вздрогнул – мечта испарилась. Он прикрикнул на глупую конягу, бросив упрёк в бесполезности и дряхлости.
- Вы меня ещё узнаете! Я вам всем покажу! - пригрозил Конюх кому-то в темноту  и хлопнул дверью своей лачуги.

Утром, чуть свет, Конюх выскочил на улицу и в изумлении попятился, от неожиданности даже прикусив язык.  «Вот так чудо!.. Что же это?! Как же теперь жить?!»
Не было ни коня-скакуна, ни клячи… Ветерок вяло перекатывал по земле клочок сена.
- Укра-а-а-ли!!!  -  завопил конюх, - Ей-ей,  укра-а-а-ли!!! А-а-а! Лже-е-ец! Натурально, Лже-е-ец! Анафема-а-а!!! Убить его-о-о! Закопа-а-ать! А-а-а!!!
На шее бедолаги вздулись кроваво-синие узлы, глаза вылезли из орбит. Соседи сбежались на вопли, разрастался хор голосов. Вдруг Конюх весь затрясся и упал. Ужасная маска застыла на лице…

… «Тихий перелом всего тела, общее перевоспаление организма в связи с эмоциональным аффектом», - гласило медицинское заключение.

                             Продолжение следует...

http://www.proza.ru/2015/06/27/1612


Рецензии