Сингулярий-глава 11

                                                                                 11.Трагическая случайность                                                                     
До своего устройства на должность медрегистратора  Полина успела три года проработать медсестрой в одной из городских больниц. Униформа элегантно облегала ее фигурку и обладай мужские глаза физическими свойствами огня , халат, наподобие дуршлага , был бы испещрен прожженными в нем дырами. В плане освоения  профессии Полина продвигалась вперед семимильными шагами . Работа целиком поглотила ее, так что в свободные минуты главным желанием Полины было хорошо выспаться.
  Подиумом для нее  стали больничные коридоры, по которым она плыла воздушной феей и  равновесия ее походки не могли нарушить ни выи капельниц в нежных руках, ни железные утки, полные экскрементов. К ней благоволили все : от пациентов до врачей. В Полине было столько жизни и лучезарной энергии , что  здесь, в больничном отделении , где ежедневно пролегала тонкая грань между бытием и смертью , ремиссии казалось бы безнадежно больных , в чьи уши проникал шелест ее голоса , удивляли даже седовласого профессора Никонова.  Конечно, такие успехи считались профессиональной заслугой врачей и медикаментов. Но кто мог видеть , как робкой надеждой (не больше тлеющей   крупинки в погасшем  костре) зажигаются глаза разжеванных канцером (уже смирившихся с неотвратимостью скорой смерти), после легкого прикосновения ее пальцев, то ли поправляющих одеяло, то ли коснувшихся горячего лба. Свет ее взгляда был щедр,  подобно яркому факелу , рассеивающему тягостный мрак , дарящего частицу новой огненной жизни всему потухшему  и ослепшему.
  Она была идеальным ассистентом в процессе длительных и сложных хирургических операций. Ее, чуть раскосые глаза, понимали все с полуслова и будь они  закрыты повязкой , руки безошибочно находили бы необходимые инструменты, тампонировали скальпельные разрезы, наполняли шприцы необходимыми препаратами. Сноровку  Полины отмечал суровый мэтр хирургического цеха Никонов, за крутой нрав  и багровеющий от гнева лоб ,остальные медсестры боялись его как черта . Когда какая -нибудь из них допускала оплошность и это видел профессор ,его взгляд  раскалялся наподобие домны , грозившей   в течение доли секунды испепелить провинившуюся. Есть гениальные живописцы , полководцы , ученые , чьи жизни во многом обуславливают прогресс цивилизации. В ограниченном больничном пространстве Полина была гениальной медсестрой . И так ли важно, что за свою профессию она никогда не получит ни Оскара, ни Нобелевской премии? В вечной войне между могильным холодом и жизненным жаром , полыхающей во всех уголках человеческих вселенных , она была одним из белых солдатов жизни , безропотно снующих вдоль незримой битвы, выволакивая тяжело раненных из метафизических окопов небытия.
    Закончив в свое время медицинское училище , она конечно мечтала о поступлении в университет. Как ни нравилась ей работа медсестры Полина понимала , что к хорошо изученной игре, в ходе которой ты одерживаешь победу за победой , интерес и воодушевление со временем притупляются , меняясь на осознание производственной необходимости. Она хотела стать хорошим врачом, возможно одной из редких женщин-хирургов,  сравнивая  профессию медсестры с  узким и длинным,но ограниченным тупиками, коридором . Ты ходишь по нему из конца в конец и обратно, замечая по обе стороны постоянство закрытых дверей. Но стоит расширить свой кругозор знаниями , как ограниченность  коридора  уже не вызывают  клаустрофобию, ведь  слух наполняется звуками ворочающихся в замках ключей, открывающих все то , что до недавнего времени было заперто.
  Весной она решила готовиться к вступительным экзаменам в университет. Больница продолжала наполнять ее существование кипучей деятельностью, необходимому сну Полина скармливала редкие крошки времени , посвящая вечера и ночи штудированию и осмыслению экзаменационных вопросов. О своем желании стать студенткой Полина не сказала ни родителям, ни коллегам, ни Никонову. Первым она хотела сделать сюрприз , а вторым и третьему рассказывать не имело смысла, так как стопка учебников на ее столе , покрасневшие глаза ,подчеркивающие усталость лица, говорили сами за себя.
  Как-то в конце сумасшедшего по напряжению рабочего дня, профессор, улучшив свое состояние парочкой рюмок дорогого коньяка, провел с Полиной серьезный разговор. Они сидели в его  кабинете , Никонов за рабочим столом, приосанившись в удобном кресле- она напротив, в мягком кожаном кресле. Профессор и медсестра - верх и низ медицинской иерархии. Закончились майские праздники , после которых в больницу хлынул поврежденный человеческий поток. Хирургические нитки исчислялись  километрами, коридоры наполнились суетой и топотом, стуками костылей и шуршанием транспортируемых в разные стороны каталок. Живых везли в операционные бережно и тихо, тогда как накрытое с головой тело, старались по быстрому доставить в пат. анатомию, чтобы не расстраивать особо впечатлительных пациентов. Никонов провел блестящую восьмичасовую операцию , на поле своей битвы он восходил молодцевато подтянутым генералом , а когда битва завершалась, генерал вжимал плечи и сутулился, будто становясь меньше ростом. Все восемь часов Полина находилась возле Никонова, сосредоточенно выполняя указания , а теперь пыталась с помощью предложенного ей профессором любимого Бейлиса, снять усталость и стресс.
-Нет, ну скажи, откуда у этого урода такие деньги ?- вслух возмущался  Никонов,закуривая одну сигарету от другой. Речь шла об одной из местных шишек, уехавших по словам Никонова, на лчние в Германию.
-Я за свою жизнь повидал немало проходимцев и бездарей.-продолжал он - Многие из этих, так сказать индивидуумов в совершенстве владеют человеческой мимикрией, понимаешь как это? Насекомые и рыбы принимают цвет окружающей среды , у человека подобное выражено фразой «держать нос по ветру». В данном случае нос -это конечно метафора разума. Проходимцы и бездари обладают очень гибким разумом , вроде как это и неплохо, но вместе с гибкостью  их разум легковесен, схематически он напоминает  плоский и легкий флюгер, только не  железный, а живой , обшитый мозговой тканью. Но в отличие от глупой железки , которая просто телепается по ветру, разумный флюгер с  почти собачьим обонянием улавливает выделяемые секрециями общества запахи конъюнктуры .  А так как  наиболее  потливые и вонючие секреты выделяют  так называемые Homo Politikus , проходимцы устремляются именно на этот душок , самый сильный из всех издаваемых социумом.  Идя по улице , посещая сессии городских депутатов , вытягивая с того света нынешних нуворишей , наконец включая телевизор, я с ужасом осознаю :пришло ИХ время, так называемый «prime-time», в английской транскрипции похожее на русское «примитив».Когда паства садится у экранов с пивом и попкорном и внимает своим эфирным пасторам.  Ты ведь смотришь по пятницам эти ток-шоу , с виртуальными баррикадами между политиками ? 
Полина кивнула : иногда и фрагментами.
Никонов глотнул коньяку ,зажевал лимонной долькой и продолжил:
-А я вот всегда и полностью-усмехнулся профессор и после секундной паузы добавил:- смотрел... Сейчас как и ты, иногда и фрагментами. Знаешь какой парадокс ? Там очень много умных проходимцев,  говорящих долгие месяцы  одно, а с новым запашком конъюнктуры, совершенно другое. Причем некоторые делают  это  так  естественно и блестяще, что диву даешься. Мне порядком надоело мелькание одних и тех же лиц , всегда возбужденных и громких , мне казалось, извини ,Поля , за сравнение , что даже языки у них эрегируют  от пустых, ни к чему не ведущих дискуссий. Потом я узнаю , что за многими из них стоят неведомые финансовые группы или группировки выросшие из коротких штанишек девяностых, суть одно и то же. Все идет по кругу , мы живем  во время неофеодалов ,  жуть этого времени  в том , что вассалы зачастую не знают, как выглядит их синьор.   Слушая самодовольную речь главы какой-нибудь крупной корпорации, я вижу создателя тоталитарной секты , а когда в супермаркетах меня атакуют ее солдатики , с пустыми глазами долдонящие об исключительности ее продукции, я трижды убеждаюсь в своей правоте. И вот что печально , Полина , препарируя очередного проходимца из нынешних власть имущих , я подумал о том , что бездарность может быть заразной . На следующий день у нас как раз был тяжелый случай с этим....дай бог памяти,   с Сычевым.
-Да, да, помню, кажется резекция желудка .
--Я его тогда чуть было не зарезал. Думаю что только ты заметила мое замешательство. Я был на пороге роковой ошибки , которые могла бы обернуться катастрофой. Помнишь тебе раз за разом приходилось вытирать мой лоб? На нем постоянно выступали капли, но ,нет, это был не пот , мне казалось что это конденсат бездарности и неуверенности в своих силах. Ощущение будто я потерял профпригодность , перестал быть хирургом, крутилось в голове ,мои пальцы стали  словно чужими, руки топорными. Я едва не зарезал этого Сычева...а потом взял семь дней отпуска , чтобы основательно задуматься о пенсии. Слава богу, мне удалось привести себя в порядок. К чему я тебе все это говорю? Я твердо уверен , что время проходимцев и бездарей рано или поздно закончится. Я ведь  читаю лекции в университете , состою в приемной комиссии, и ты знаешь, талантливые ребята есть , они словно проблеск золотой жилы в  серой руде . Тебе нужно поступать в медицинский. Я видел как ты работаешь, ты очень способная девочка, но чего греха таить, большой процент поступающих составят те  , кого проталкивают влиятельные родители...Что ты хочешь ,бездари плодят новых проходимцев , а те стабильно проникают в медицину . В стране кумовства и подковерных интрижек , карабкаться без волосатой руки покровителя очень сложно. Так что ты учи экзамены ,а я чем смогу помогу-ее попытку возразить Никонов остановил ребром ладони, легко стукнувшему по столу-Решено. Со следующей недели дежурить будешь только по выходным , все остальное время ты готовишься к экзаменам...Моя помощь это не меченые билеты , может я буду банален , но прежде всего ты должна ЗНАТЬ. Твое оружие-  опыт черновой практики, сотни бессонных ночей в больнице, в операционной,.радость,при виде выздоравливающих, усталость и опустошение, когда мимо везут каталку с очередным не спасенным. Принято считать ,что хирургам чуждо проявление эмоций , но ты не верь в эту чушь...Не следует путать невозмутимость и хладнокровие с отсутствием эмоций. Как правило речь идет о тщательной их маскировке .Таких людей могут называть «бесчувственными железяками», совершенно не подозревая как внутри у  железяк по швам трещит сердце…
Полина боялась, что за этими речами таиться что-то скользкое, желание адюльтера, тянущее старческую руку к молодой, гладкой плоти. Но нет, профессор Никонов был истинным джентельменом.
То, что жирной чертой перечеркнуло грядущие экзамены, случилось в ее последнюю рабочую неделю. За два месяца до этого персонал отделения  пополнился  медсестрой, новоиспеченным кадром из медицинского училища. Инночка Маслова , миниатюрная,  длинноволосая брюнетка при  тонкой талии и огромном молодом бюсте , Полине сразу не понравилась. Дело было вовсе не  в женской ревности, когда две красотки в одном коллективе начинают негласно конкурировать , словно канат, перетягивая на себя мужское внимание. Есть люди, после общения с которыми голова надувается болью и во всем теле ощущается настоящий энергетический кризис. Маслова была весьма болтлива и до тошноты любопытна . Поначалу Полина списывала это на желание Инночки поскорее войти в курс дела., а потому терпеливо отвечала на ссыпавшиеся как из рога изобилия вопросы. У новой медсестры был тонкий голосок , строчивший поток слов со скоростью бьющего по вражеским порядкам пулемета. При этом уловить ее прямой взгляд было сложно , черные глазки мелькали по сторонам , моргали , хитро прищуривались ,одним словом,  жили на белоснежном круглом лице совершенно обособленно. Маслова была родом из Бердянска, считалось , что девушки приехавшие из райцентров хоть с виду и простодушны , но хватку имеют железную , дашь им палец-откусят руку по локоть. Внутри Инночки был фонтан бурлящих энергий, «японский» росточек  и скорость, с какой она совершала  коридорные рейды , а также яркий макияж, выдавали в ней «гейшу»,почему то решившую выиграть чемпионат мира по быстрой ходьбе. Разговаривая с Полиной она заискивающе улыбалась , но глазки все так же крутились в  разные стороны , а когда на долю секунды упирались в спокойный взгляд Полины той хватало и этого мига ,чтобы разглядеть в черных кружках огонек настороженности.
  За месяц Инночка собрала  исчерпывающую информацию о мужских особях с хорошими перспективами. Однажды она пыталась расспросить и Полину ,но получив резкий отпор ушла, обиженно поджав пухлые губки.  Женщины-врачи соблюдали с медсестрами определенную субординацию ,большинство бесед были практичного толка и касались профессиональных обязанностей, так что наполнить Инночкины уши сведениями могли только медсестры . Готовясь к экзаменам Полина автоматически оказалась вне круга задушевных разговоров , что в принципе ее вполне устраивало.  Она ни с кем не конфликтовала , напротив в общении с ней старшие по возрасту сестры использовали  ласковую интонацию ,а ее имя уменьшалось до обволакивающей нежности: Поля , Полинка , Полинушка....Перемену в общем настроении она ощутила почти интуитивно,  в течение одного дня  словив несколько косых взглядов в свою сторону. Когда добрая и круглая , словно воздушный шар Мария Васильевна Зотова или просто «Марьяша» , отвела ее в сторону, Полина  поняла-разговор будет серьезный. Перед ней стояла медсестра чей рабочий стаж переваливал за тридцать лет и взволнованно моргала выпуклыми, увеличенными диоптрией очков, глазами. Марьяша казалась сотканной из доброты , ее уход за больными был нетороплив и основателен, но сейчас Полина с удивлением замечала, как на мягком, напоминающем сдобную булку лице лепится нечто похожее на гнев.
-Слушай, когда эта сучка к нам пришла , я сразу почувствовала недоброе. У нее нет взгляда, она змеюка подколодная .
-Да кто , Марьяша , кто?-спрашивала Полина, хотя догадывалась о ком идет речь.
-Да Маслова ,кто ж еще?Ты знаешь о чем она тут беседует в твое отсутствие ?Тебе косточки перетирают Маслова, Фролова, Бабенко...Этим дурам только дай поболтать языком , а Инночка сидит и дровишки подкидывает.
-Господи, Марьяша, да мне честно сказать фиолетово...
-Да нет, Полина, не фиолетово...Инночка я смотрю всерьез взялась за дело , у нее уже в соседних отделениях подружки завелись. А ты видишь как она наших мужиков окучивает?Под халатом только трусики и все, ходит, сиськами своими ****овитыми светит. А вот еще слух пошел будто ты на место старшей медсестры метишь. Кто думаешь его запустил?
-Я вообще то в университет мечу, так что Надежда Дмитриевна может быть абсолютно спокойна.
-А какая разница?-пожала плечами Марьяша -слух то уже запущен ,клин вбит...
-Ну хорошо, а еще какая тема муссируется?-перед лицом Полины прыгали глазки Масловой , в ушах звенел ее голосок.
-Да ну, Поля , чушь это все...Бред.....Я ж говорю , впусти змеюку в коллектив...
-Я так поняла ,Марьяша, второй слух про то с кем я сплю. Угадала?-по лицу Зотовой было видно, что в самую точку-ну и с кем же?
-Догадайся с трех раз . Кто к тебе благоволит? -глаза Марьяши сделались большими , казалось вот вот продавят стекла.
-Гм...постой, догадаюсь с первого раза. Уж не с  Дмитрием Ивановичем Никоновым?- а когда поняла что вновь в точку, воскликнула:ну это вообще интересно!
-И главное сидит, сучка, чай сёрбает и версии выдвигает ,а эти дуры вислоухие подхватывают и обсуждают. Вот уж действительно три сестрицы.
-Ты это точно слышала , Марьяша?
-Да меня чуть не стошнило от их шипения.
-Ладно. Спасибо тебе. Со всем эти как-нибудь разберусь.
Между тем в силки Инночкиного очарования попал совсем молодой врач по фамилии Вайтаник .Его папа был одним из влиятельных  городских чиновников . Витя Вайтанник имел вид интеллигентного ботаника: невысокий, тщедушный, носивший крупные очки , с мелкой юношеской прыщавостью на розовой коже. Витя был тих, исполнителен и застенчив ,а  когда заговаривал с Полиной, заметно робел. Однажды он кипятком вылился из ординаторской и пряча глаза в пол быстро прошмыгнул мимо нее. В  покинутой им комнате находилась только Инночка , задумчиво кусавшая губы и судя по всему едва успевшая запахнуть халат. Из вазы ,стоявшей на подоконнике, торчал свежий букет роз. После рассказов Зотовой ,невольно подсыпавшей пороха в Полинину  душу , сцена  в ординаторской могла быть искрой ,оставалось зажечь бикфордов шнур разговора ...Но вместе с тем начинать говорить означало по локти запустить руки в ведро с помоями. Пачкаться в дрязгах Полина не хотела. Ее мало волновала Инночкина охота на женихов и Марьяшино возмущение она слушала вполуха, думая о совсем другом.
-Ты представляешь как эта сучка пацану голову морочит?-сокрушалась Зотова -с ним она целка ,романтика , сюси-пуси ,а ночью к Бондаренко ходит. И кто только таких по****ушек рожает?
Полина сузила свое общение с Масловой до нескольких фраз и кивка головой в начале рабочего дня.  Та выглядела притихшей , но по прежнему суетливой с ускользающим взглядом  и румянцем  на щеках .  А потом наступила черная неделя и  в чашу терпения Полины упала еще одна капля.: застав Инночку бесцеремонно копавшейся в ящике ее стола, она тихо подкралась  к розовому ушку и довольно резко гаркнула:
-Ты что здесь делаешь?
Напугайте внезапно кошку и вы получите тот же эффект. Маслова очень сильно вздрогнула, возможно даже подпрыгнула на месте. Ее реакция была злобной:
-Ты что с ума сошла? Так же заикой сделать можно! Что, вообще, дура???
Полина ткнула ногой, отчего хлоп закрывшейся двери гулким эхом прокатился по коридору. Ее переполняло желание размазать эту маленькую дрянь , словно мерзкое насекомое.
-Я сейчас тебе и дуру покажу и все покажу -затрещина получилась звонкой, от нее голову Инночки сильно мотнуло в сторону. Мимолетная попытка дать достойный отпор  закончилась ничем. Руки Полины толкнули Маслову так ,что та ракетой подлетела к подоконнику. Воинственный дух ее покинул , тяжело дыша она застыла у окна , на красной щеке пятерней проступала пощечина.
-Ты прекрасно знаешь за что получила, так что обойдемся без лишних слов-спокойно сказала Полина-впредь запомни ,сунешь свой нос в мои вещи- вылетишь отсюда как пробка. Какого лешего ты копалась в моем столе?   
Маслова стояла ссутулившись, глаза опущены , лишь слегка подрагивают накрашенные ресницы. Она будто ждала удара , даже соски под халатом вместо того, чтобы горделиво подчеркивать отсутствие лифчика ,втянулись невесть куда и больше не проглядывали сквозь белоснежную ткань. Инночка была на грани плача.
-Мне формы  были нужны -наконец выдохнула она- у меня закончились. Я только в верхнем ящике  хотела глянуть и все. Что на тебя нашло?
-Смотри, Инночка. Это первое предупреждение . Увижу подобное , разбудишь во мне зверя, но учти , он так быстро уже не уснет...-Полина цедила каждое слово-и не вешай мне лапшу насчет бланков , ты не первый день работаешь , у меня их отродясь в столе не лежало.
  Вечером ,  помня о сакральном смысле своей фамилии, Инночка попыталась замаслить конфликт.
-Думаешь, я не понимаю как это выглядело со стороны ?-жалостливо улыбалась «гейша». Исчерпать неприятный инцидент она попыталась с помощью двух контрамарок на концерт Лепса. -я бы на твоем месте разозлилась сильнее...Ты не подумай, что я подлизываюсь , просто действительно неудобно получилось...А билеты мне бесплатно достались , родной дядя подогнал , он во дворце культуры работает. Сама бы пошла, но как назло не получается.
-Спасибо, Инесса.-Полина внимательно посмотрела на нее-у меня тоже дел невпроворот . Да и Лепс мне как-то безразличен, но все равно спасибо.
-Ты наверно и вправду сильно обиделась?-Инночка закусила губу , теребя пальчиками контрамарки -я ведь от чистого сердца.
-На обиженных сама знаешь что возят- отвечала Полина-просто не люблю когда роются без спроса...Раз уж у нас такой разговор пошел, то ты тоже меня извини за пощечину.
-Да ладно -махнула ручкой Маслова -пустяки ... Значит было за что. Я конечно догадываюсь что тебе обо мне наговорили, но поверь......
-Ну все , все ...ничего не хочу слушать, все... проехали. А билеты отдай кому-нибудь другому . Не думай , что я отказываюсь из зловредности, просто действительно никак не могу...                                                                        
  Чрезвычайное происшествие, исказившее судьбы нескольких человек, случилось через день. С утра в отделении царил настоящий Вавилон , все гудело как улей, в котором метались кропотливые пчелы-медсестры. Иглы вонзались в десятки рук сжимающих кулаки , или напротив, безвольно неподвижных , с едва проступающими на коже венами. Утром в мир иной ушел безнадежный старик , умерший на глазах у Полины. Его смерть была тихой , едва уловимое движение губ , вытолкнувших из себя последний вздох и монотонная линия на мониторе , безучастно издавшим противный протяжный звук. Тело старика , сменившее постель на каталку , накрытое покрывалом , желтыми мозолистыми пятками вперед, уехало в пат.анатомию Перед глазами Полины все еще  стояло восковое , осунувшееся лицо с   черепашьими веками.
В полдень приехал Никонов- в отделение поступила его единственная племянница ,симпатичная молодая женщина, в лице которой угадывались черты родного дяди. У нее было подозрение на  миому, доброкачественную мышечную опухоль матки и чтобы подтвердить диагноз требовалось выскабливание. В принципе ничего страшного, вполне заурядный процесс, который проводится при общем наркозе. Годы работы в больнице приучили Полину к ортодоксальному порядку, ведь  только четко налаженная цепь человеческих взаимодействий, как она считала, обеспечивает в конце концов положительный результат. От врачей , столько раз подвешивающих пациентов на тонкий волосок между жизнью и смертью  зависело какая часть весов одержит победу, равновесие в данных случаях означало наркоз, кому или летаргический сон.
Первым начал колдовать анестезиолог , высокий , сухопарый Кирилл Рыбаков -ходячая энциклопедия препаратов , отключающих человека от сознания. Инъекцией фентонила   он вогнал племянницу Никонова в наркотический сон , а затем дозой ардуана , курареподобного вещества, затормозил ход ее сердца. Операционную наполнил шум механического дыхания РО-6. Аппарат искусственной вентиляции легких , который ласково называли «рожка» заработал на полную катушку, мощными толчками поршня доставляя порции воздуха в неподвижное тело. Полина приступила к выполнению собственной миссии: короновала капельницу флаконом физраствора , ввела катетор в подключную вену женщины. Все было буднично и привычно, повторяемое десятки раз во все времена года. Сейчас за окном цвела весна, ветви старой акации царапали окно, а по карнизу, вытягивая серую шейку шастал любопытный голубь , глазом -бусинкой поглядывая в операционную. До конца света оставалась минута-две, не больше...Все произошло внезапно, наполнив помещение тревожной суетой. Вначале взбесились приборы , бесстрастно показавшие остановку сердца. Лицо Никонова , наполовину скрытое хирургической маской взметнуло вверх брови , Полине показалось что в профессорских глазах мелькнул испуг. Приборы не врали ,да и не могли врать :сердце женщины замолчало и отчаянные попытки Никонова  заставить его работать, напоминали  усилия шофера, пробующего с помощью ручника запустить заглохший  двигатель своей колымаги . Глаза профессора отказывались верить в происходящее , они смотрели на белое , приобретавшее смертный оттенок тело племянницы, весь ужас ситуации подчеркивали выступившие на его лбу капли. Не изменилось лишь мерное гудение «рожки», продолжавшей в пустую кормить легкие бесполезным кислородом. Краем глаза Полина заметила вспорхнувшего с карниза голубя , через мгновение исчезнувшего в необъятном небе. Ни жив ни мертв стоял анестезиолог Рыбаков , можно было представить с какими мыслями в голове. Одна из них вызывала ледяной ужас: женщину убил ардуан, близкий аналог кураре ,но как и почему? В то, что он каким-то образом не рассчитал дозы, верить не хотелось. А потом Полина услышала слова Никонова , произнесенные хриплым от волнения голосом:
-Полина, отсоедини катетер .
Короткая фраза разбила ее мир на мириады осколков .Она стала для Полины предтечей апокалипсиса, грудь сдавило железным обручем , а перед глазами вырастали ядерные грибы. Это было после того как она отсоединила катетер и все стало ясно. Из подключной вены племянницы брызнула вся в мелких пузырьках красноватая пена. Перед тем как грохнуться в обморок Полина успела взглянуть на венчавший капельницу флакон-  на этикетке вместо безобидного слова физраствор , значилось: перекись водорода...


Рецензии