Душа

  Когда он приезжает на родину, то первым делом едет на могилу отца.  На сельском кладбище, как-то особенно чувствуется взаимосвязь жизни и смерти. Нет помпезных памятников.  Всё  просто, все равны перед смертью, всё воспринимается покорно и  спокойно.
Маленькая чёрточка между цифрами – человеческая  жизнь. Это «тире»  у всех здесь одинаково: путь между датой рождения и датой смерти.
  Металлические листья незамысловатых венков,  скорбно звенят, как  будто маленькие колокола тихо перезваниваются, чтобы не нарушить вечный покой  обитателей.
   Здесь хорошо молчать и думать,- остро  чувствуется суетность бренной жизни. Именно на сельском  кладбище ощущаешь себя маленькой песчинкой огромного Бытия и забвения.
   Саша   поставил церковную свечку  на могиле отца. Налетевший ветер яростно трепал пламя. Казалось, что вот-вот он загасит этот маленький, робкий огонёк.  Саша  присев,  сложил ладони лодочкой, пламя внутри ладоней  успокоилось и горело ровно.  Глаза его увлажнились, он отвернулся в сторону  простенького памятника, не отличавшегося от других.
- Не волнуйся,  свеча не погаснет, - сама не зная почему,  произнесла я с уверенностью.
Ветер, как будто обрадовался и снова стал трепать из стороны в сторону  маленькое пламя, но свеча  не погасла.
Он поднялся, отделил часть цветов, положенных на холмик отца и положил их на соседнюю могилу.
- Ревновала она меня к отцу, когда я приезжал повидаться с ним, - сказал Саша, - но я не обижался на неё, да и дальше ворот не проходил.
Я положила руки на песок и вдруг почувствовала, как в ладони пошло тепло от земли. Увидев  выражение моего лица, Саша присел рядом и сделал то же самое.
- Чувствуешь? – спросила почему-то шепотом я.
- Тепло идёт, - коротко ответил он.
Мы ещё постояли, поговорили и пошли вниз по склону.
- Саша, давай попрощаемся, придержала я его за рукав.
Мы обернулись к могиле дяди Якова, перекрестились и поклонились.
До машины шли молча. Так же, молча,  отъезжали от кладбища. Говорить  не хотелось.
   Вдруг, я уловила боковым зрением большую тень справа от машины.
  Огромная птица, распластав крылья,  летела вдоль дороги рядом с нами.  Я посмотрела на Сашу, видит – ли он это необыкновенное зрелище. Его взгляд следил за полётом и размахом огромных крыльев.
Все смотрели молча. Странное оцепенение и волнение охватило  сидящих в машине.
   Птица впереди машины, сделала круг и полетела так же низко над землёй в сторону кладбища.
- Это что журавль? – спросил взволнованно Саша.
- Нет у нас здесь журавлей,- сказал Валерий Иннокентьевич, глава администрации посёлка.
- Ты видела?- спросил он меня.
- Конечно,  видела, огромные крылья, я раньше такой птицы не видела и окрас золотистый, странно всё это.
-Может это цапля? - предположил кто-то неуверенно.
-А знаешь, Саша, когда мы заезжаем на могилу моего отца, нас так же провожает большой чёрный ворон. Папа любил петь  песню «Чёрный ворон». Может кто-то  приоткрывает нам какую-то тайну. Ворон так же провожает нас до основной трассы и возвращается на кладбище.
-Наверное, душа отца, таким образом, попрощалась с нами,- задумчиво сказал,- Александр Яковлевич,-А свеча на могиле так и не погасла.

 А.Я. Михайлову - Заслуженному артисту России посвящаю.


Рецензии