Бисквиты миссис Паф

Семья Паф ничем не выделялась среди других деревенских семей. Бенджамин был обычным простачком, разводящим коров, свиней и куриц. Его решения ограничивались тесными рамками традиций: как поступал его прадед, так поступал и он. Оливия же являлась классическим примером замечательной жены. Искренне любящая своего мужа, она, порой, выдавала минусы его характера за плюсы и с радостью исполняла любой каприз своего избранника.
-Милый Бен! Что случилось? Почему ты такой бледный?
-Не обращай внимания, Оливия. – Устало ответил он, присаживаясь в кресло. – Соседские дети опять пробрались в наш двор и открыли загон со свиньями… Ох, и умаялся я загонять их обратно!
-Я давно тебе говорила, - сказала миссис Паф, протирая посуду, - что эту дыру в заборе нужно заделать! Иначе они не прекратят надоедать нашему скоту.
-Что бы я заделывал эту дыру? – воскликнул Бен. – Ее проделали сорванцы Роберта, вот пусть их отец и чинит забор! А еще раз увижу этих злосчастных близнецов рядом с моими коровами, все расскажу их матери! Пускай разберется со своими детьми!
-Не держи на них зла, Бен. – Сказала Оливия нежно-медовым голосом. – Они совсем еще малыши! И ты в их годы был тем еще проказником!
-Ну, что ты, любовь моя! – Засмеялся мистер Паф. – Не нужно врать! Я всегда был прилежным…
-Даже когда катался на лошадях старика Джеффа? И не смотри на меня так, он мне все про тебя рассказал!
-Тебя не проведешь! – Вздохнув, произнес Бен. – Эх, старик Джефф…. Помню, в детстве он не раз отчитывал меня за проступки. Хорошие были времена!
-Кстати говоря, пока ты работал на ферме, я тоже не ленилась! На кухне тебя ждут твои любимые бисквиты от миссис Паф…
-Боже, дорогая! – Бен вскочил с кресла. – Большое спасибо! Я так голоден…
-Не забудь помыть руки…
     Миссис Паф готовила восхитительные бисквиты! Из муки и яиц она творила настоящее произведение искусства, способное утолить голод любого, даже самого привередливого, мужчины. Каждый раз, когда в их дом приходили гости, они с восторгом отмечали мастерство Оливии и с упоением надеялись на то, что хозяйка позволит взять им пару бисквитов с собой.
-Господи, Бен! – воскликнул кузнец Ной, придя на обед к семье Паф. – Твоя жена – восхитительный повар! Тебе несказанно повезло, старина!
-Ной, ты весьма преувеличиваешь! – улыбаясь, ответил Бен. – Я уверен, Лаура готовит весьма и весьма прилично…
-Моя супруга способна только на овсянку! – вздохнул Ной. – Послушай, Бен, может, вы поделитесь со мной рецептом? Вдруг и Лаура сумеет состряпать что-нибудь более или менее сносное?
-Боюсь, мой друг, - мистер Паф похлопал его по плечу, - Оливия не согласится на это. Уж слишком она гордится своими бисквитами…
-Эх… Тогда можно мне еще один кусочек?
     Разумеется, главным поклонником  кулинарного мастерства миссис Паф был ее муж. Она с улыбкой проводила время на кухне, размышляя о том, как будет рад Бен, увидев, что на ужин его ждут замечательные бисквиты. Признаться, Оливия не хватала звезд с небес. Единственное, что она умела делать – готовить вкусные булочки. Казалось бы, в этом нет ничего страшного! Бог создает каждого из нас уникальным для того, чтобы любой человек мог найти свое место в мире. Чья-то лодка причаливает к пристани политики, а чья-то и к бисквитным берегам… Но Оливию этот факт сильно задевал. Поглядывая на чужих жен, она находила в себе тысячи недостатков, пока в один прекрасный день не пришла к выводу, что Бен любит ее только за сладкое тесто…
     Однажды, набравшись храбрости, миссис Паф сказала ему:
-Бен, ты не должен есть бисквиты, кроме тех, что готовлю я.
-Но Оливия! – воскликнул он.
-Никаких но. Просто сделай это ради меня. Пожалуйста.
     Многие мужчины такие вспыльчивые. Большинство из них стукнуло бы кулаком по столу и с криком: «Не указывай мне!» вышли из-за стола, но только не Бенджамин. Он действительно любил эту женщину, и потому, молча кивнув головой, согласился с ней. Мистер Паф перестал заказывать бисквиты в таверне (теперь он ел салат «Цезарь»), а на ежегодном фестивале выпечки не отходил от своей жены ни на шаг!
-Бен! Съешь хоть кусочек этого замечательного бисквита! – уговаривали его друзья.
-Не стоит, парни. Оливия, наверное, уже испекла булочки к ужину.…  Думаю, мне хватит того, что приготовила она.
-Как знаешь старина! Как знаешь…
     Семейная жизнь шла своим чередом, но, как это часто бывает, в их отношениях появилась третья сторона: в город приехал французский повар Антуан Бастьен. Фермеры, их дети и жены, бродяги, учителя – все сбежались посмотреть на открытие изысканной европейской пекарни.
-Мое имя Антуан Бастьен. – С небольшим акцентом сказал стройный мужчина, одетый в причудливый фиолетовый фрак. – Знайте, я король пекарей и пекарь королей! Если вы ищите самую вкусную выпечку в мире, то вы пришли по адресу!
-А бисквиты ты печь умеешь? – выкрикнул кто-то из толпы.
-Бисквиты! – пренебрежительно фыркнул француз. – Разумеется, я умею их печь! Яйца, мука и капелька любви – вот то, из чего я создам шедевр!
     Восхищенные словами иностранного пекаря, люди толпой ринулись скупать его изделия. Они с наслаждением ели сладкие булочки и, подсчитывая монеты в своих морщинистых ладонях, шли за еще одной порцией. Лишь Бен стоял в стороне от них. Глядя на счастливые лица, он с трудом сдерживался от покупки бисквита.
     Французский бисквит! Интересно, какой он на вкус? Сочный как лесные ягоды? Сладкий как молочные сливки? Тает ли он на языке?  А что если это самое вкусное лакомство во всем мире? В конце-то концов, европейские короли не могут ошибаться… Должно быть, Антуан действительно разбирается в выпечке, раз ее так быстро раскупают!
     Но что скажет Оливия? Наверняка, даже сейчас, она стоит на кухне и готовит бисквиты для него, ее любимого мужа! То-то миссис Паф разозлится, узнав о том, что он посмотрел на изысканные французские булочки… Стыд и грусть почему-то пронзили сердце уставшего фермера.
-Бен? – раздался голос из дальней комнаты. – Это ты, душка?
-Да, милая… Это я.
-Ты, наверное, голоден. Проходи скорее на кухню! Я испекла твои любимые бисквиты!
Бен угрюмо сел за стол. Налив себе кружку чая, он, пытаясь выбить из головы мысли о новой пекарне, медленно пережевывал выпечку жены.
-Ну, как, дорогой? – сладко спросила Оливия. – Нравится?
-Очень. – Сухо ответил Бен.
-Могу тебя обрадовать. – Улыбаясь, произнесла миссис Паф. – Сорванцов Роберта на нашем участке сегодня не было. Наверное, они нашли лучшее место для своих проказ.
-Нет, Оливия. Не нашли. Они были на открытии пекарни Антуана Бастьена.
-Антуан Бастьен? – удивленно спросила она. – Никогда не слышала это имя… Он не из здешних краев?
-Да, милая, он француз…
-Француз! – перебила его Оливия. – И что же он печет? – она немного улыбнулась. – Наверное, бисквиты?
-Нет! – замотал головой Бен. – То есть, да! То есть, не только их… Он печет все!
     Оливия вытерла руки. Повесив полотенце на спинку стула, она, поправив подол платья, села за стол.
-Не хочешь ли ты сказать, мой дорогой Бенджамин, что ты попробовал его бисквиты?
-Нет, Оливия…
-Вот и чудно. – Она сделала глоток воды из кувшина.
-Но, любимая! – воскликнул Бен. – Он же из Франции!
-И что ты хочешь этим сказать?
-Раз он из другой страны, то его бисквиты должны чем-то отличаться! Я хочу попробовать их!
-Ну, так иди, попробуй. – Спокойно сказала Оливия.
Не ожидав подобного ответа, Бен встал из-за стола и, накинув плащ на плечи, крикнул:
-Вот и пойду!
-Иди. – Тихо прошептала Оливия. – И можешь не возвращаться…
-Но почему? – воскликну он в ответ.
-Ты счел чужие бисквиты лучше моих. Тебе еще нужны объяснения?
-Господи, Оливия! – Мистер Паф обнял ее. – Это всего лишь булочки! Не стоит так нервничать…
-Всего лишь булочки? – она сбросила его руку с плеча. – Это символ нашей любви, Бен! То, что связывает нас, объединяет!
-Ну, что ты такое говоришь! Я же женился на тебе, а не на твоих бисквитах! Я просто хочу попробовать иностранной выпечки! И все!
-Хорошо. – По ее щеке побежала слеза. – Иди.
-Но, дорогая…
-Иди. Пожалуйста…
     За долгие годы совместной жизни, Бен понял, что когда Оливия начинала плакать – ее лучше не трогать. Начнешь успокаивать, и она любое твое слово воспримет в штыки, будто ты вовсе не тот, за кого эта красавица вышла замуж, а ее злейший враг. 
Опустошённый словно безжизненная пустыня, он медленно шел к пекарне изысканного французского модника. Стоило ли говорить Оливии о том, как чудно пахнут эти заграничные булочки? Хотя, если честно, перед этим ароматом трудно устоять. Приятный запах свежей выпечки, буквально пропитал небольшой городишко. Поскорее бы попробовать этот чудесный бисквит на вкус…
-Старина Бен! – воскликнул кузнец Ной, держащий за руку свою ненаглядную Лауру. – Какими судьбами? Неужто ты решил зайти к Антуану Бастьену?
-Наверное, он понял, что бисквиты Оливии не сравнятся с шедеврами мастера. – Чуть слышно прошептала Лаура своему супругу.
-Да. – Скромно ответил Бен. – Хочу проверить, правда ли он так хорош, как о нем говорят…
-О, дружище! – перебил его Ной. – Он великолепен! Знаешь, я даже рад, что тогда вы не дали нам рецепт! Не стоит портить аппетит деревенской стряпней перед обедом у профессионала.
-Это уж точно! – кивнула головой Лаура.
Смеясь, супруги оставили Бена одного. Черт возьми, неужели эти бисквиты действительно так хороши? Он непременно должен это узнать! Мистер Паф решительно открыл дверь пекарни…
-Еще один посетитель! – воскликнул хозяин заведения Антуан. – Проходите! Присаживайтесь за столик.
Бен аккуратно отодвинул стул и, сняв плащ, взял в руки огромное меню.
-Вы можете заказать все, что угодно! – начал разговор француз. – Я пеку все: от багетов до галет, от кексов до пирогов…
-Бисквиты. – спокойно произнес мистер Паф.
-Простите, что?
-Бисквиты. Вы печете бисквиты?
-Конечно, я пеку бисквиты! – воскликнул Антуан. – Это же просто как дважды два! Может быть, вам лучше заказать финансье с пралине из пекана? Или изысканный английский пирог «Высохшее озеро»?
-Нет. Я хочу бисквит. И что-нибудь попить.
-Пиво? – разочарованно спросил француз.
-Не стоит. Просто чай.
     Дождавшись своего заказа, Бен приступил к трапезе. Блаженно разрезав бисквит на несколько кусочков, он, зажмурившись, проглотил один из них. Впервые мистер Паф испытал столь сильное чувство, а именно… Разочарование. Ни феерии вкуса, ни торжества аппетита не произошло. Тщательно разжевав второй кусок, он ожидал, что французская кухня вот-вот доведет его вкусовые рецепторы до неизгладимого счастья, но… Опять ничего.
-Месье Антуан! – закричал он на всю пекарню. – Месье Антуан!
-Что у вас произошло? - молниеносно подбежал француз. – Не понравился чай? Ах, простите… В следующий раз сменю поставщика!
-Нет! Дело вовсе не в чае… А в бисквите!
-В бисквите? – его голос вздрогнул. – Что? Что с ним не так?
-Во-первых, - начал Бен, - он чересчур сладкий! Это портит все впечатление!
     Они так долго спорили о качестве французской выпечки, что вокруг них медленно начала собираться толпа. Каждому было интересно посмотреть на то, как обыкновенный фермер ищет изъяны в совершенных булочках пекаря. Разумеется, все думали, что Бен просто привлекает внимание к себе. Жаль, но в наше время многие смотрят лишь на звания и должности…
-Как ты можешь так говорить? – кричали люди. – Он великий французский повар!
-Даже великие могут совершать ошибки! – оправдывался Бен.
-Но только не короли! Между прочим, месье Антуан готовил обеды для многих европейских монархов!
-А разве у королей не может быть дурного вкуса?
-Какая наглость!
-Неслыханная дерзость….
-Прекратить выяснение отношений в моем дворце кулинарии! – истошно завопил Бастьен. Дождавшись тишины, он продолжил. – А вы, уважаемый господин, отныне не допускаетесь в мою пекарню! Будьте добры: покиньте помещение…
     Под осуждающий свист, Бен ушел из пекарни известного французского повара.  Подумать только! Он променял вкуснейшие бисквиты Оливии на жалкое подобие шедевра! Нужно немедленно вернуться домой и извиниться перед ней. Только бы она успокоилась и не выставила его за дверь…
     В доме семьи Паф горел свет. Пройдя в гостиную, Бенджамин увидел Оливию, читающую газету в уютном кресле.
-Здравствуй, любимая. – Скромно сказал он.
-Здравствуй, любимый. – Не смотря на него, ответила миссис Паф. – Я вижу, выпечка господина Антуана не пришлась тебе по вкусу?
-Нет, дорогая… Она ужасна…
-Что с ней не так? – заинтересованно спросила Оливия.
-Все, если честно. Слишком сладкая, а порции очень маленькие. – Он немного усмехнулся. – Признаться, этот Бастьен берет больше денег, чем нужно за его стряпню.
-Да? – она изумленно подняла бровь. – И во сколько бы ты оценил его бисквиты?
-Две монеты. Это максимум.
-Прости за вопрос…. Но сколько, по-твоему, должна стоить моя выпечка?
-О… Она бесценна, если честно!
     Оливия вскочила с кресла и крепко обняла мужа. По-детски улыбаясь и смеясь, она произнесла:
-Я знала, что ты вернешься! Знала!
-По-другому и быть не могло! – он нежно поцеловал ее в щеку.
-Пойдем на кухню…. Я испекла твои любимые….
Бен аккуратно приложил палец к ее губам.
-На кухне стынут твои бисквиты, но я ни за что не полюбил бы их так сильно, если бы их готовила не ты! Я люблю тебя, моя дорогая Оливия.
-И я тебя, мой милый Бен!



(Фото из Интернета)


Рецензии
Такая непритязательная история! Я как будто старый американский фильм посмотрела. Вы очень хорошо передали национальный дух. Осталось ощущение покоя, незыблемости традиций. Любовь - это так просто...)))

Ли -Монада Татьяна Рубцова   21.03.2018 22:23     Заявить о нарушении
Большое спасибо, уважаемая Татьяна.
Доволен, что Вам понравилось)

Поздняков Евгений   22.03.2018 13:12   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.