Добрый вечер!

               - Добрый вечер! – за дверью стоит симпатичная девушка, держащая  плоское широкое блюдо, соизмеримое с небольшим подносом, говорит с улыбкой, - Вареники с творогом! Сама налепила. Вкусные-е… Отведайте, пожалуйста.
               Старик, открывший дверь, смотрел на нее строго. Кинул взгляд на блюдо, на котором аккуратной горкой лежали вареники. Сверху варениковую гору венчала белая шапка сметаны. Точь-в-точь в миниатюре кавказская гора.  Старик знал толк в горах – в 60-70-е годы прошлого столетия был он заядлым альпинистом, покорившим не одну горную вершину, прошедший не один горный перевал в связке с товарищами. «Если друг оказался вдруг и не друг, и не враг, а так. Если сразу не разберешь, плох он или хорош, парня в горы тяни, рискни, не бросай одного его, пусть он в связке с тобой одной, там поймешь кто такой…»  Да… Были времена. Яркие, стремительные, сильные, вольные, когда все по плечу, все возможно. Когда ты на равных с природой и с судьбою. Когда вершишь, творишь, покоряешь. Когда влюбляешься навсегда, братаешься навек, ненавидишь до смерти. Сейчас не то. Совсем не то. Не те времена, и сам он далеко не тот. Разве думалось тогда, что наступит время, и станет он немощным, старым, желчным, бессильным, зависимым от всего и всех.
              - Вы берите, пожалуйста, берите, - протягивает девушка блюдо, - Кушайте, пока горяченькие. И Анну Дмитриевну, разумеется, тоже угостите.
              - Сами разберемся, - не слишком приветливо ворчит старик, принимаю блюдо. Дверь перед девушкой захлопывается.
              - Приятного аппетита, - уже без улыбки произносит она, - а за блюдом я завтра зайду. Заодно принесу вам котлеток домашних с картофельным пюре, салат «оливье» и пиццу. Так и знайте! – последнее она произносит почти угрожающим тоном. Поворачивается и уходит к себе – в квартиру, расположенную этажом выше как раз над квартирой старика.
              А старик тем временем цепко держа блюдо тонкими желтыми руками, похожими на куриные лапы, и медленно шаркая ногами в тапочках, идет на кухню.
              - Ах! – всплескивает пухлыми ручками крошечная старушка в белом ситцевом платочке, - Никак варенички? Ох! Давненько не едали! Ух! Как пахнут! Неуж с творогом?
             - С творогом, - подтверждает старик, осторожно ставя блюдо на стол, - Ставь чайник. Будем чаевничать.
             - Славно! – по-детски радуется старушка, зажигая конфорку и ставя на нее эмалированный чайник, - Просто царский ужин! Славная девушка Катенька! В последнее время так балует нас – то пирожочки принесет, то борщец свеженький, то гуляш, то плов. Милая девушка. Зря ты тогда ходил к ней ругаться, Мишенька. Право слово – зря.
             - Ничего не зря! – сердится старик, раскладывая по двум тарелкам вареники, стараясь, чтобы в тарелку жены попало больше сметаны и вареников, - Правильно ругался. Это же надо додуматься до полуночи над нашими головами плясать, да еще под музыку, грохочущую как этот… как его… река Терек. Молодежь надо воспитывать! Видишь – осознала, поняла свою ошибку. Исправляется. …Да скоро ли твой чайник? Уж больно аппетитно пахнет.

             Тем временем над их головами девушка по имени Катя посмотрелась в большое зеркало, висящее в прихожей на стене. Кивнула себе грустно, вздохнула: «Се ля ви». Прошлась на кухню, включила электрический чайник, достала из шкафчика начатую упаковку хлебцов. «Только!.. Рюмка водки на столе-е! Ветер плачет за окном ….» - пропел сотовый на столе.
            - Але…
            - Привет, подруга! Пошто в меланхолии?
            - По то. Посмотрела бы я на тебя, если бы ты сейчас вместо вкуснейших вареников с творогом и кофе со сливками, пила бы чай без сахара с дурацкими хлебцами.
            - Опять ужин отнесла врагам?
            - Ну. Хотя… Если честно, на врагов они не тянут, но как вариант, за неимением других, сгодятся. Помнишь, как дядя Миша тогда орал на нас?
            - А то! – хохотнула подруга, - Как не помнить. «Устроили бордель! Притон  разврата! Объявляю вас своими классовыми врагами! Был бы автомат, положил бы вас всех!» А всего то – немного шумно праздновали твой день рождения. Тем не менее, тебе повезло – зато теперь есть кому носить ужины. Мне в этом вопросе сложнее, - она вздохнула, - у меня только один враг – я сама. Вот угадай с одного раза, что я сейчас делаю? Правильно – жру, как лошадь. И это в восемь вечера! И это только начало! Вечер длинный. Холодильник полный. А до кучи еще и ужин сама себе отдам. Замкнутый круг! Срочно требуется враг! А ты хорошо устроилась.

             Катя стоит у окна, прижавшись лбом к прохладному стеклу. За окном свет фонарей и фар проезжающих машин. Над землей круглая луна. По земле бегут и бегут куда-то люди. Те, кто уже добежал, ужинают, пьют чай, смотрят телевизоры или сосредоточено уткнулись в мониторы. Катя задумчиво улыбается чему-то, теплый ветер, влетающий в распахнутую форточку, ласково перебирает ее русые волосы, словно гладит по голове. Этажом ниже два пожилых человека не спеша готовятся ко сну. Прекрасный июльский вечер плотно накрыл город. Он убаюкивает его, успокаивает после суетного суматошного длинного дня, щедро наполненного радостями и огорчениями, потерями и приобретениями, победами и поражениями. Вечер словно говорит: «Успокойтесь, не суетитесь, не переживайте попусту, не злитесь по пустякам, оглянитесь, почувствуйте, проникнитесь - вокруг так прекрасно. Все хорошо, а дальше будет еще лучше».
             Добрый всем вечер!

             13.07.2015г.


Рецензии
В этом рассказе и моя любимая песня от Высоцкого и любимые вкусные вареники. Чудесно.

А ещё хочется чтобы вечера действительно были такими, как описано в последнем абзаце произведения. Спокойный и убаюкивающий конец.

Мадина Юсупова   30.07.2017 08:51     Заявить о нарушении
На это произведение написано 13 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.