vis a vis

Памятник устремленному в проигранное будущее Ленину – непременный атрибут всякого районного города - начал загораживать угол большущей афиши. К окну, теряющему этакий обзор, то и дело выскакивал из-за стола Семен Борисович Савенко – немолодой, лысеющий директор местного ДК. «Левее! Левее заноси!» - отчаянно жестикулируя, стучал он в окно, а за его метаниями, похохатывая, наблюдал давний  – еще по универу – приятель Александр Всеволодович  Горобец. Сидел он, по обыкновению, не в кресле для посетителей, а на углу рабочего стола, чем  сегодня особенно раздражал хозяина кабинета.

- Ты когда-нибудь научишься сидеть по-человечески? –  спросил безнадежно . – Есть же кресло для посетителей. Удобное…

- Э-э, нет, Семен! В кресле я буду чувствовать  себя посетителем, а тебя – начальником. - Горобец был работником  органов, и юмор у него был своеобразный… но с этим приходилось мириться. – А, между тем, «радостную весть притаранил я в твой кабинет, Надюха!» Так что не жмотись, открывай закрома родины и доставай  коньячок.

 Ну, положим, выпить Семену и самому хотелось – ноябрь тоскливое теперь межсезонье для ДК – да тормозила старая истина, что  алкоголь бич работников культуры. Но коли есть повод… Недоверчиво косясь на приятеля, приоткрыл сейф и из сумрачных недр на стол перекочевали  «Белый аист» в высокой бутылке, и пластиковые стаканчики. Боец невидимого фронта , однако, капиталистическим пластиком не соблазнился, высыпал карандаши из хрустального  стаканчика , дунул туда для верности и придвинул емкость к «Аисту». В кармане у него по странному стечению обстоятельств нашелся лимон,  он тут же его порезал на тонкие дольки канцелярским ножом.

 Толстый и кудрявый, был Горобец эпикурейцем, и одно удовольствие было наблюдать, как он возводит банальную выпивку в ранг искусства.
 
 - Какая же новость у тебя? Раскрыли заговор ЦРУ? – после первой у Семена сел голос.

Но вопрос прошелестел мимо – внимание особиста уже  переключилось на монитор компьютера в углу стола.

- А что тут за соцсети у вас в рабочее время, гражданин директор?
 
- Что ты мне зубы заговариваешь, - заерзал Семен, который  не любил афишировать свои маленькие слабости. – Выкладывай новость, а то счет за коньяк…

 Взглянув на приятеля, осекся. Тот по профессиональной привычке всегда умело прятал предмет своего интереса, а тут он буквально вцепился взглядом  в монитор – что мог там увидеть?

 - Ты чего, Шура? Ну, сайт «Полемика»… Те, кто зарегистрирован, обсуждают… да, в основном вопросы политики. Но ничего такого, экстремистского… или времена КГБ возвращаются?

- Да ладно,  Сема, расслабься. Спокойно критикуй правительство.

-  А что же тогда?

- Да ты понимаешь… - Горобец явно колебался: говорить ли? – Ты вот  с кем переписывался?

Семен недоуменно посмотрел на монитор.

- Сейчас? С СМС…

- Нет, я имею ввиду в интернете.

- СМС, Шура, это погоняло. У нас у всех там ники. Темы иногда такие… а что? Он у вас под колпаком?

- Не в этом дело.  Меня адрес его смутил.

- А что адрес? – Савенко близоруко прищурился на монитор. – Ну, Шевченково…

- Тебе о чем-то говорит этот город?

- Еще бы, Шура: у меня распределение туда было в универе. Кабы не эта дурацкая история с лифтом… объясни.

- Как-нибудь потом.

- А кстати – что за новость зубодробительную ты мне принес? Или тупо на коньячок развел?

- За кого держите, пан директор?!  Строго между нами: нашего мэра уличили в нецелевом использовании.

- Да ладно! – Семен театрально выпучил глаза. – Как можно?!

- Вот ты ерничаешь, а между тем жертва алчности – дабы загладить – пообещала всю криминальную сумму направить… - Горобец выдержал театральную паузу. – На нужды твоего ДК!

- Ни хрена!.. Слушай, Шура – за это не грех бы и по второй!

- А я что говорю! – и Горобец пододвинул стакан.

                                ***
Новый год ярче всего ощущается в детском саду и в ДК: иллюминация, мишура и елки, Деды Морозы снуют туда сюда…

 - Что, Семен Борисыч, невесел? – Горобец в этот раз примостился в кабинете на подоконнике. – Праздничные хлопоты  одолели?

-  Не хлопоты… ситуация задрала, Александр Вселдыч! – зазвонил телефон, и Семен в сердцах приподнял и бросил трубку.

- Что так? Гранты от мэра не устроили?

- Этот стон у вас грантом зовется, товарищ? Да и не в деньгах дело… Скажи – что происходит у соседей? Они что там – с ума посходили?!

- И это тебе спать не дает? Ты бы лучше об утренниках…

- А я, между прочим, о них как раз:  у нас совместное новогоднее шоу было запланировано, как у городов-побратимов – «Ночь перед Рождеством» По ихнему сценарию…

- Ну, по ихнему сценарию теперь вряд ли… - Горобец сузил глаза. – А скажи, ты на «Полемику» заходишь нынче?

- Когда мне, с такой запарой?!! Но захожу вообще-то, ночью. По другому не получается.
 
- И как там?

- Да только об ихнем путче и разговоров. И , знаешь, порою диву даешься: вот СМС тот же… ты ведь о нем спросить хотел?

- Ну, ты прям как следователь! О нем, о нем. Рассказывай.

- Да что рассказывать? Он говорит: руководителя надо было менять, у него в коттедже унитаз золотой и павлины по двору гуляют!..

- «Павлины, говоришь? Хэх!» Слушай, я вот о чем хотел спросить, Семен… а почему  ты именно с ним общаешься в «Полемике»?

- Н-ну,положим, не только с ним.  Просто СМС рассуждает  интересно, и… как-то сразу понятно,  что имеет ввиду.

- СМС, СМС… а, кстати,  какое у тебя погоняло на сайте?

- СавСем

- Не понял… - поднял бровь Горобец, и Семен написал на  бумаге. – А-а, ясно.

- Ну, хватит тут шерлокхолмщины, Шура. Выкладывай, что происходит.

- Видишь ли, - Горобец яростно почесал за ушами. – Ты же знаешь, что органы давно присматривают за тобой? Так вот, не спеши гордиться собою, как бесстрашным диссидентом: дело в том, что органы интересуют лишь твои контакты с городом Шевченково…

 - Шевченково?! -  пораженно откинулся Савенко на  спинку кресла. – Да я никогда там не был даже! А при чем тут?..

- Не знаю, Сема. Правда – не знаю. И вообще думал, что дело с тех времен быльем поросло. А тут увидел у тебя знакомое название на мониторе…

- И что?

- Не поросло. Но знаешь, что интересно: я по своим каналам узнал, кто работает в органах там, в Шевченково.

- По каналам? А разве их безопасники  сотрудничают с нами?

- Не бери в голову, Семен. Так вот, там работает.. Чипус!

- Лешка, наш однокурсник?!  Постой, ну какой же из него особист?! Впрочем, о тебе мы тоже такое вряд ли могли подумать… слушай! Так, может, он и есть этот самый СМС?!

- А дай-ка я посмотрю его тексты на сайте, Семен…

Произошла рокировка – Горобец сел за стол директора, а Савенко подошел к окну.

- Невозможно, Сема, - лишь несколько минут понадобилось особисту для заключения. – У твоего СМС нулевая осведомленность. А еще знаешь, что я тебе скажу? Он яростно будет поддерживать новый режим.

                                        ***
- Какой-то февраль дурацкий нынче, Семен, - Горобец был на себя не похож последнее время: не шутил и даже похудел вроде. – Ты вот помнишь, когда последний раз снег шел?

- Ты меня вызвал в органы о погоде говорить, или допрашивать будешь? – Савенко был тоже угрюм и явно не собирался поддерживать душевный разговор.

- Да брось, Сема. Знаешь – я сам по лезвию ножа, если угодно. Нет у меня права заниматься  твоим делом… так что давай лучше примем по маленькой.

И – дежа вю – Горобец вынул из сейфа «Белый аист» и два невысоких  стаканчика с массивным дном.
 
- Впечатлил меня тогда твой коньячок. Да не волнуйся, - улыбнулся, заметив, как покосился на дверь приятель. – Нет никого, «народ в поле».
 
 На столе появилась и тарелочка с нарезанным лимоном, но Савенко  отказался им закусывать – разыгрался гастрит. Выпили, и первым заговорил Савенко

- Вот ты  особист, Вселдыч…  – как вы могли допустить то, что случилось у соседей? Ведь у них там от ненависти к нам совсем крышу сносит!  Там даже дети нацистские лозунги скандируют.

- А что пишет по этому поводу твой СМС? – поднял тяжелый взгляд Горобец.

- Ты всегда так – вопросом на вопрос, - но Горобец продолжал ждать ответ, и Семен сдался. – А что он? Пишет, что это мы фашисты, что вынашиваем  планы агрессии против  них… дурак!

- Думаешь? Скажи – у тебя брат близнец был?

- Ты, наверное, совсем заработался, Шура! Я один у родителей, как перст! Ты ли не знаешь?!

- Да знаю, знаю… но мало ли? В общем, так: мне удалось перекинуться с Чипусом парой слов, больше не получилось. Но главное я узнал: в Шевченково он опекает Семена Борисовича Савенко.

                                                  ***
Мартовское солнце напоминало апрельское, хотелось сидеть на лавочке и мирно кормить голубей.

- Хорошо ты обустроил сквер у ДК, Семен. В дело пустил криминальный капитал.

- Спасибо, Шура: не все ж негативом жить в наше время.

- А у тебя что за негатив?

- А то ты не знаешь – уже и у нас бюджетники ров копают на границе с соседями. Вчера  копали мои люди.

- Да глупость, конечно… губернатор выслуживается, скоро это прекратится.

- Что так? И губернатора уличат в нецелевом использовании?

- Что-то вроде. Но давай о нашем деле.

- Давай. Знаешь, о чем я подумал: даже если предположить - чисто умозрительно  -  что мог инкогнито существовать мой брат близнец, у него не могло быть такого имени как у меня.

- Верно рассуждаешь. Дело в том, что твой визави выложил – на другом сайте – свое фото. Я скопировал. Хочешь посмотреть?

 Горобец вытащил мобильный и нажал кнопку. Савенко склонился и окаменел – с экрана смотрело его лицо.

- Здорово, Семен? А теперь рассказывай.

- Что? – язык плохо у Савенка плохо слушался.

- Помнишь, ты оговорился  –« кабы не эта дурацкая история с лифтом» ? Вспомни подробнее, как это было.

                               Л и ф т

Семен не любил лифты. Не боялся, просто не понимал, зачем это нужно – стоять запертым в душный ящик, если гораздо веселее пробежаться  по ступенькам . Вверх или вниз.
 
 Но бывают ситуации: в универе шло распределение,  решалась судьба, можно сказать, и забытые в общаге документы нужны были срочно. Лифт, как по заказу, тормознулся  на шестом этаже, вышла парочка профессоров, заскочить  и – на первый!  Так удачно!.. пока не тряхнуло где-то на втором. Ощущение такое, будто током, посмотрел даже – не задымились ли подошвы? Хорошо прокатился, нечего сказать! Но до первого этажа лифт довез, и тут произошла вспышка. Ослепительная, как рентген. Кисть руки была видна  «сквозь мясо». Дверца лифта открылась, правда, и вроде вышел… Только «вроде» - осмотрелся, снова в лифте, и в дверцу настойчиво стучат снаружи.  Стало страшно и, отчаянно, ломая ногти, Семен стал вскрывать дверцу. Когда она открылась наконец, увидел у  лифта  начальника Первого отдела. Увидев вышедшего, тот вытаращил глаза и  вцепился в рукав Семена – «у нас к вам парочка вопросов!»

- И что? – в глазах у Семена читалась тоска.

- Не почудилось тебе, Сема, что ты первый раз вышел из лифта: ты из него действительно вышел. А в лифте остался твой дубликат.

- Так все двоились в лифте, Шура?

- Да нет, ты в этом смысле уникален. Я выяснил – физтеховцы, у которых лаборатория была под шахтой лифта, какой-то мазер тогда испытывали новый… и сразу же свернули работы. И тебя распределили тогда все-таки в Шевченково, Сема… но только того, первого. А второго продержали в Первом отделе целый день. Ведь продержали?

 Семен сидел сгорбившись и молчал.
 
- Это фантастика какая-то, Шура, - поднял голову наконец. – Так не бывает.

- Предложи другое решение! – тут же откликнулся Горобец, видно такую реакцию он и ожидал.

- Ну, хорошо, предположим. Пусть этот шевченковский Савенко – это я. Но… неужели я… то есть он… неужели не видит, что у них происходит?  Что- правду от лжи отличить нельзя?

- Все ж рано темнеет в марте. – Горобец сощурился на закат. – Хоть похоже на апрель, только все же не апрель… Правду сложно воспринять, Семен. Она неудобна, и совсем не такая, какую бы нам хотелось видеть и слышать… Ладно, пора по домам – нашу контору  ждет трудный день:  завтра  наш черед копать ров.


Рецензии
Интересное переплетение реальности и фантастики. Хотя , может случится так, что фантастика окажется реальнее. Случалось выходить из некоторых дверей совсем другим человеком. А тот прежний куда он девался? Самое главное, чтобы они не пересекались потом. И это было бы нормально. Да и наверняка,- где нас только нет и чем мы только не занимаемся и сколько нас? И каждый думает, что он- настоящий. И правда его самая верная.
Но теперь я буду опасаться лифтов. Теперь я знаю. Это пока не знаешь - нормально. Ну вот,- ещё одна фобия- лифты. Мастерски написано. То то я смотрю, что все лифтёры на одно лицо.

Касабланка 2   22.07.2017 08:35     Заявить о нарушении
Посмеялся радостно - спасибо за иронию!

Александр Скрыпник   22.07.2017 11:38   Заявить о нарушении
На это произведение написано 29 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.