менты

(Менты)
Продав с утра на бирже «Чистые пруды» скупленные вечером на Ярославском вокзале ваучеры, т.к. цена была при открытии торгов на 10% выше вчерашней, Олег Палей рванул на Казанский вокзал. Он успел к прибытию поезда Уфа – Москва, самого жирного на ваучеры, которые день и ночь везла провинция в Москву. Пройдя по перрону с картонкой, на которой он написал фломастером «куплю ваучер, дорого» Олег налетел на трёх тёток с пустыми сумками-тележками, челноков приехавших на «Черкизовский рынок» за шмотками. В нищей провинции царил бартер. Народ менял на местных рынках ваучеры на сапоги и куртки. У женщин оказалось 47 ваучеров. Торговались жарко. Не заметили, как их окружили три сотрудника милиции с автоматами и в бронежилетах. Бабки заверещали, раскудахтались и кинулись в разные стороны. Омоновцы за ними не побежали, так как ваучеры оказались у них  в руках, а Палея один из них взял за локоток довольно крепко. Через пять минут он уже ехал в переполненном автобусе в отделение милиции. Задержанных на вокзале привезли в 139 отделение и, тыкая резиновыми дубинками, загнали в «обезьянник», представляющий из себя торец коридора без окон и лавок огороженный решёткой от пола до потолка. Рядом  с Олегом оказались два коммерсанта из Беларуси, которые выбросили проездные билеты, не подумав, а регистрацию в гостинице ещё не оформили. Какие-то цыганки, два подравшихся парня. Всего человек тридцать. Беларусы прижались к Палею.
– Друг, как отъехать без проблем. Мы только с поезда. Регистрации ещё нет.
– Мужики, по нарушениям регистрации тариф 50 долларов. Вложите в паспорт и молча протяните «следаку». Смотрите, когда отпустят, за регистрацией к посольству нужно подъёзжать на такси прямо к дверям. Менты на всех переулках к посольствам караулят иностранцев. Сами понимаете в Чечне война, а московские менты на этой войне мародёры, грабят всех не москвичей и иностранцев подряд по поводу и без повода. 
– Спасибо брат. Держи визитку. Будешь в Минске, заходи. У нас небольшая фирма, сыр, творог в Россию поставляем. –
Вскоре Олег Николаевич остался один. Привезли ещё автобус задержанных. Разобрались и с этими. Дело шло к вечеру. Он опять остался один. Палея как будто забыли. Он начал паниковать. Вспомнил, как в провинции называли московских ментов.
– Вооружённый преступник, охраняемый законом. – На бирже ему не раз говорили, что если нет московской прописки, а есть деньги в кармане, больше двух тысяч долларов, то таких задержанных отвозят машины ПМГ в лесополосу и выстрел в затылок. У Палея было около семи тысяч долларов и задержавшие его омоновцы об этом знали. Тут Олег увидел, что со второго этажа спускается подполковник милиции с дипломатом в руке. Когда он проходил мимо решётки, Палей собрал весь свой интеллект.
– Товарищ офицер, Ваши сотрудники хотят передать меня бандитам, которые конкурируют с администрацией крупнейшего в мире завода атомного машиностроения в его приватизации. Я задержан за торговлю в неположенном месте. Но я не продавал. Я покупал ваучеры. – Палей вытащил из кармана табличку с надписью «куплю ваучер» и один ваучер. Просунул его сквозь решётку.
– Смотрите, тут на обороте ваучера третьим пунктом написано, разрешена свободная купля продажа данного сертификата. Вот мои документы. Вот сертификат на право занятия брокерской деятельностью, за подписью заместителя министра финансов. Вот сертификат МАГАТЕ, его имеют только шесть человек в России, на право инспекции изделий оборудования атомных реакторов. Я инспектировал сварку патрубков парогенераторов к атомным реакторам в Финляндии, Франции и Болгарии. Я скупаю ваучеры, так как хочу участвовать в приватизации своего завода. Я его строил. Вот квитанции. Я уже сдал 73 ваучера в аукционном центре у метро «Арбатская». –
Подполковник усталым, раздражённым взглядом, молча, посмотрел на Палея и зашёл в дежурку. Вскоре оттуда вышел капитан милиции. Открыл решётку обезьянника и протянул Палею паспорт две тысячи триста долларов и почему то пачку ваучеров.
– Подойдите завтра в 212 комнату. Вас привезли омоновцы, просили подержать до десяти вечера. Начальник не разрешает вас задерживать. –
 Олег Николаевич выскочил из двухэтажного здания отделения милиции. Слева тянулись ряды гаражей. Справа был глухой забор какого-то завода. Мимо прошуршала «Волга» спасшего его от неминуемой смерти подполковника. Вдруг Палей увидел знакомый автобус «Паз» с милицейской полосой идущий ему навстречу. Он кинулся влево и влез между двумя гаражами. Пройти между ними было невозможно. Завал из мусора и пустых коробок был метра три высотой. Минут через пять два омоновца с фонариком прошли мимо Олега Николаевича, который, сев на землю, прикрылся пустым коробом из под сигарет «Мальборо».
– Он вроде куда-то сюда метнулся, сука. – Ругнулся полноватый лейтенант в защитной форме. Автобус уехал. Палей выбрался на дорогу и через полчаса уже ехал в метро, унимая дрожь в руках и коленях. Он заново родился и жизнь была прекрасна. 
Так Палей с омоновцами ограбил трёх тёток на 47 ваучеров. Он кстати вложил их в Свердловске в акции Газпрома, где на каждый ваучер давали по 2 200 штук. Когда в 2005 цена акций Газпрома дошла до 350 рублей за штуку, Палей понял, почему 80% россиян ненавидят Борю Чубайса. Половина россиян продали свои ваучеры за бутылку водки, а он им десять раз по телевизору повторил. Цена ваучеру – две машины «Волга». Злятся от обиды, что не поверили. Палей вложил 230 ваучеров в акции 16 предприятий и в среднем у него вышло более двух «Волг» или трёх «Жигулей» на каждый ваучер, которые он купил по пять-семь долларов. Правда у него крыша поехала от свалившегося на голову миллиона долларов, но это уже другая история.



Рецензии
Как всегда, приятно читать про Вашего Палея - матёрый, блин, мужик..... И понятно, с кого "срисован". Срисован, скажу Вам - замечательно.
Искренне Ваш..............

Геннадий Хлобустин   20.11.2015 15:32     Заявить о нарушении