Д, Артаньян

Д’Артаньян
Салон подержанных иномарок  с площадкой предлагаемых машин располагался на Русаковской набережной Яузы между корпусами Технического Университета им Баумана. Олег Палей определился с маркой. Ему понравился «двухочковый» Мерс 280, на таком разбилась принцесса Англии Диана. До этого он ездил только на машинах «ВАЗ», поэтому выбор из четырёх Мерс 280 в наличии полностью доверил Игорю, партнёру по бизнесу, который уже больше часа не мог определится с выбором. А Палей пока слонялся по парковке, разглядывая стайки студентов, которые обходили её во всех направлениях. Время от времени слышались возгласы и звонкий смех.
 – Большинство не москвичи. – Подумал Олег и догадался, почему так решил. Не смотря на холодный ноябрьский ветер, почти половина ребят скользила по гололёду в кроссовках и летних ботинках. Ёжилась в летних курточках. Он вспомнил, как сам, решив в четырнадцать лет стать физиком теоретиком, пробивался из посёлка Больничный, что на опушке соснового леса в Западной Сибири в столицу. В десятом классе Палей занял третье место на математической олимпиаде и родители собрали ему 50 рублей для поездки в Москву. Билет до Москвы плацкатром стоил 17 рублей. Кушал он два раза в столовой в главном здании МГУ на 19 этаже, где его как абитуриента  поселили вместе с другим абитуриентом, сыном арабского шейха.
Олег брал полпорции супа и стакан чая, а хлеб стоял на столах в тарелках и он съедал бесплатно пять - семь кусочков с супом и чаем. Вечером он устраивал пир. Покупал бутылку кефира за 14 копеек и батон хлеба за 22 копейки и съедал всё это, занимаясь до 12 часов ночи. Как то вечером его сосед по комнате на ломаном русском языке вначале рассказал, что на родине он владеет сотней скаковых лошадей, тысячей верблюдов и у него 4-е жены, а потом предложил Олегу стирать его носки и рубашки за 100 рублей в неделю, поскольку ему не разрешили в СССР взять с собой слуг. Пелей молча провёл ему левый хук в скулу и тут же об этом пожалел. Арабчёнок ушёл на минуту в нокаут, очнулся, заплакал и  побежал жаловаться. Олега утром выселили из общежития, отдали документы и он пошёл на вокзал.
Билетов до Свердловска на ближайшие двое суток не было и, купив плацкарт на вечер третьих суток, Олег позвонил родителям, что возвращается. Отец наказал, что ночевать на вокзале не стоит и продиктовал ему адрес москвича, который наверняка пустит его переночевать. Квартира знакомого отца оказалась в высотке у метро Красные ворота. Молодая женщина, ласково улыбаясь, провела его через несколько комнат и поставила перед красивым стариком в инвалидном кресле на колёсиках. Задав несколько вопросов об отце, он попросил женщину принести им поесть. Олег Палей за два часа разговоров с дедом инвалидом съел столько всяких вкусных вещей, запивая кислым красным вином, что осоловел и чуть не заснул сидя не стуле. Олегу два дня нечего было делать, у него денег не было даже на метро, а старик неделями не видел никого кроме домработницы. Они сидели и беседовали.
Генерал Косолапов с 1943 года по 1948 был комендантом Кремля. После майских праздников в 1948 году он недовольно высказал Сталину, что не хорошо устраивать такие попойки в Георгиевском зале. Паркет облёван. Скатерти ручной работы восемнадцатого века сигаретами прожгли. Пропало сорок семь столовых приборов из золота и серебра. На что Сталин ему парировал.
– Ты в Кремле хозяин. Что я должен за тебя ложки считать. У меня своё хозяйство от Прибалтики до Курил. То десять составов пшеницы испарилось, то в мае на три доменные печи меньше, чем в марте. – Вы наказать можете, а я маршалу Малиновскому сделал замечание, он меня на х… послал, А Хрущёв вообще обнаглел….
– Надоел ты мне. Пошёл вон. – Рявкнул хозяин.
- Дали мне пять лет за халатность и встретился я с Вашим папой в посёлке Игарка за Полярным кругом. Николай Филиппович был в лагере по хозяйственной части. Я помогал ему с учётом, бухгалтерией. Подружились. В 1952 году твой папа подделал документы мне, первому секретарю Кустанайской области и двум учёным – кибернетикам. Дал он нам в дорогу карабин, тридцать патронов и мы ушли на Большую Землю. Спас нас твой папа от верной смерти. За два месяца дошли мы до Алма-Аты. Жили там до смерти Сталина, работали пастухами в колхозе. – Вспоминал старик, иногда замолкая и закрывая глаза.
– Почему же отец с таким риском для себя и семьи помог вам. – Удивлялся Олег. Дед вздрагивал от вопросов мальчишки.
– Его Власик попросил, генерал Власик, телохранитель Сталина. Твой отец, после года работы в лагере на Игарке в отпуск приехал в Асбест, к семье. Зашёл к друзьям по бывшей работе. У вас в Асбесте лагерь военнопленных немцев и румын перепрофилировали в зону. Сталин сослал туда Власика в 1952 за какую то провинность начальником, а мы с ним женаты на сёстрах. Николай Филиппович говорил, что они ходили с ним на охоту. Власик заходил к нему в гости и как то попросил облегчить мою участь. Он знал, что я в 314 ИК. Я очень благодарен твоему отцу. Оставайся, поживи у меня год, а на следующий год опять подашь документы.
– Нет, поеду домой. Мне в Москве народ не понравился. Нам в школе не давали по математике отрицательные величины. Пришёл на консультацию, а преподаватель мне.
– Индивидуальные консультации платные. Два рубля и я Вам всё объясню. Чуть в морду ему не дал. –
- Скор ты парень руками махать. – Засмеялся генерал.
- Попробую поступить в Уральский университет. – Отрезал Олег.
Отец пришёл с войны израненный и с сорока лет не работал, по инвалидности. Мать тянула троих детей одна, работая в отделе кадров Северного рудоуправления. Когда Олег не поступил в МГУ, он не расстроился, поняв, что жизнь  в Москве ему будет не по карману. В памяти замелькали картинки студенческой жизни на физфаке Университета в Свердловске. Вчерашним школьникам из посёлков и деревень трудновато было приспосабливаться к жизни в миллионном городе. Вспомнил, как на втором курсе ему безумно понравилась Лена с биологического. Она не пришла на занятия. Палей выяснил в деканате, где она живёт. Лена приехала из Тюмени и жила на съёмной квартире. Когда Олег зашёл к ней после занятий, то застал такую картину. В двух комнатной квартире, которую видимо полностью кто-то сдавал студентам, на раскладушках и двух диванах лежали с книжками и конспектами в руках девять студенток со всех факультетов Уральского университета.
- Что за забастовка. Почему не на лекциях. Завтра всех отчислю. – Крикнул Палей, обойдя рыжую толстушку, что открыла ему дверь. Лена, сильно смутившись, присела на раскладушку и молча теребила конспект. Впервые увидев её в халатике, не накрашенной и не причёсанной, такую домашнюю, он обалдел.
– У нас не забастовка, а трёх дневная голодовка. Сегодня пятница, а «стипа» в понедельник. – Раздалось из соседней комнаты. - Приходи в понедельник, а сейчас беги пока не сьели. – Раздался общий хохот.
– Я думал, ты заболела Лена. Проводи меня. – Промямлил Олег. Лена одела тапочки и вышла к нему в коридорчик.
- Как ты меня нашёл. –
– Лена, может, оденешься. Сходим в столовую, потом в кино, у меня три рубля есть. – Прошептал Олег. Взял её тёплую ладошку и начал целовать её пальчики.
– Неудобно Олежка. Я, как все. У нас коммуна. Давай иди, до завтра. - Она взяла его свободной рукой за ухо, поцеловала в щеку и подтолкнула к двери.
– Ну, хорошо. Тогда я вас всех накормлю. – Палей бросил свой портфель на пол и выскочил из квартиры. В ближайшем гастрономе он купил две булки чёрного хлеба. Полкило колбасы и литровую банку «Щи». Добавить два литра воды, значилось на этикетке. До стипендии осталось 25 копеек, только на трамвай. К счастью у девчонок оказалось эмалированное ведро, в котором они скипятили колбасу со щами, и начался пир. Подружки  съели по две тарелки борща с хлебом, порозовели, накрасились и умелись на дискотеку в Горный институт. Когда хлопнула входная дверь, ещё с минуту гвалт и хохот неслись с лестничной площадки. Олег и Лена остались одни в пустой квартире.
Они с поцелуями бросились друг к другу и, неожиданно для обоих, у них произошла близость. Лена оказалась девственницей.
Растерявшись, они долго лежали на диване, прижавшись плечами и глядя в потолок.
– Извини меня Леночка. Я и не подумал, что ты девочка. Пихнула бы. По морде дала.
– Да ладно. За что. Ты мерзавец такой ласковый оказался, где и научился. Я даже ничего не поняла, не почувствовала, но теперь хоть смеяться не будут, а то похоже я одна на всём факультете была никому не пригодившаяся. Девчонки доставали. Обзывались; «Последняя целка биофака».
 – Лена, милая успокойся, не психуй, ну хочешь, давай поженимся. Я очень серьёзно тебя люблю. –
Лена продолжала, как не слышала – Продали, паразитки, меня за ведро борща. Вальку с температурой 38 тоже потащили на танцы. –
Она встала и прошла в ванную. Палей молча оделся. Расстались, обнявшись без поцелуев.
В понедельник Олегу стало плохо в троллейбусе по дороге в Университет. Кто то вызвал скорую. Врач констатировал голодный обморок. Ввёл ему 200 кубиков глюкозы в вены обоих рук, дал половину шоколадки и грубо заявил, что стипендию нужно относить в столовую, а не в кабак.
  – Олег Николаевич я тут две тачки присмотрел. – Начал Игорь.
– Что…о. Да…а. Задумался я что то. – Буркнул Палей.
– Одной четыре года. – Продолжал Игорь. - Пробег 52 000 км. Просят 36 000 долларов. Второму «Мерину» два года. Пробег 43 000 км. Просят 54 000. Обе машины в порядке. Если не форс мажор, обе машины года два будут ходить как часики. – Добавил Игорь. Олег мгновенно принял решение.
– Возьму первую. А 8 000 долларов потрачу. Потрачу … . – Олег не договорив направился в офис оформлять сделку. К себе в офис Олег с Игорем ехали молча. Игорь первым нарушил молчание. – Ты что смурной такой, не доволен. Такую тачку оторвал. Когда проставляться будешь.
– Сегодня. Как торги на бирже закроются, заходите ко мне все. Решим куда рванём по рюмочке принять. А настроение моё … . Посмотрел я, Игорь, на студентов «Бауманки», которые шнурковались мимо нас от учебных корпусов до общаги и сердце защемило. Одеть бы их, покормить. Пробиваются ребята из провинции как Дартаньян когда то в Париж. Игорь заржал.
– Ну ты даёшь. Дартаньян. – Помолчали. - Кстати я энергетический факультет «Бауманки» закончил. – Продолжил Игорь. - Там в главном корпусе есть лестница с широким пролётом в четыре этажа, где покончило с собой пять или десять студентов по слухам. Уже теперь как мода. Всё иногородние: первый, второй курс. Сессию завалят и в пролёт вниз головой.
– Ты Игорь москвич, тебе смешно. Тебе не понять, каково возвращаться из Москвы от интегралов с дифференциалами в деревню с коровами и свиньями, за которыми нужно каждый день говно убирать. Я кстати, как и все провинциалы, не люблю вас москвичей. За что за Уралом друг другу в морду бьют, за это же самое в Москве полагается человека уважать.
– Да за МКАДом одни лохи живут. - Начал Игорь. – А ты что не москвич. Две квартиры а центре Москвы. Владеешь брокерской конторой. На «Мерине» прёшь по Садовому 120 км.
– От чёрт. - Встрепенулся Палей. - Я и не заметил. – На Мерседесе и 200 км. не почувствуешь. Это тебе не «пятёрка». Посматривай на спидометр Дартаньян. – Игорь опять заржал.
В следующую субботу Олег Николаевич Палей подъехал к общежитию Технического Университета. Уговорил вахтёра пропустить его в столовую и пристроился за столиком, недалеко от кассы. Он хотел отобрать четверых ребят, но, посмотрев на худеньких студентов, решил, что в Мерседес войдут и пятеро. Минут за двадцать он определился с кандидатурами. Когда к кассе с подносом подошёл стройный рыжий мальчик Олег про себя сказал. - «Раз». –
На подносе стояла тарелка с двойным гарниром, две ложки картофельного пюре и две ложки гречневой каши, стакан чая и три хлеба. Котлетки и бифштексы он только внимательно рассмотрел. Палей подсел к пареньку, когда тот уже взялся за чай.
– Приятного аппетита, молодой человек. Подзаработать не хочешь. – Мальчик смущённо поднял глаза. Олег Николаевич достал визитку.
- Я Генеральный директор брокерской конторы. Мне требуется три - четыре человека для работы в офисе на компьютере в субботу или воскресенье часов на пять. Сможешь.
– Можно попробовать.
- Ты откуда.
– Из Иванова.
– Родители есть.
– Мать. Отец с нами не живёт. Сестра в школе учится.
– Ясно. Выходи через полчаса. Я буду в «Мерседесе» у подъезда. –
Через полчаса Палей вырулил с Русаковской набережной Яузы и поехал в сторону оптового Черкизовского рынка. В салоне теснились пятеро парней.
– Значит так пацаны. Фирма у меня приличная, клиенты солидные; для статуса маленько приоденемся. – На рынке он купил каждому зимние ботинки на меху, туфли, джинсы, пиджак, пуховик и по три водолазки. Парни начали недоумевать и отказываться. Олегу Николаевичу пришлось расколоться.
- Ребята я тоже учился в большом городе вдали от предков и часто на день растягивал бутылку кефира с батоном или за весь день полбулки чёрного с подсолнечным маслом.
– Я не возьму. – Буркнул один паренёк. - Я никогда не брал взаймы. – Палей остановил машину.
-  Кончай картину гнать, фраер. Парни, вы мне ничего не должны. Держите ещё по 100 долларов и валите пока. – Полей протянул рыжему пятьсот долларов. Станция метро вон, за сквериком. Как понадобитесь, позвоню на вахту, вас позовут. Оплата за работу, если согласитесь, будет отдельно. Надо будет сканировать материал с листа на дискету и переводить графики в логарифмическую шкалу из прямой или обратно. Учить не буду. Приходите подготовленными.  Ну всё. Топайте. А выпендриваться будите перед своими девочками.
В течении года Палей действительно приглашал, то двоих то троих студентов чаше на ремонт компьютеров и чистку серверов от спама и «червей». Надо сказать, что шмотки студенты точно оправдали и он ещё остался явно в плюсе, отказавшись от официальных сервисных услуг.


Рецензии