Сингулярий-глава 14

14. Любовная лодка и быт
После ее рассказа  Карабин сидел притихший. На кухне закипал чайник , а под зеленым абажуром  клубился «млечный путь» . Призраки сигареты , покидая пожираемое огнем тельце сплетались в кольца, рисовали причудливые фигуры , но через мгновение бледной дымкой ускользали в распахнутую форточку. Слова бессмысленны , забыть о случившемся сидящий напротив него человечек никогда не сможет. Он обречен переходить изо дня в день с подспудным, но не ставшим от этого менее тяжелым чувством вины. Карабин вспомнил когда впервые увидел ее улыбку. Они встретились случайно на проспекте ,  потом зашли в „Золотой ключик” выпить по молочному коктейлю .Он рассказал Полине анекдот про  растамана , чей  фартовый   вечер продолжился  в публичном доме, в постели с индианкой; где на вопрос растамана о традиционной лобовой родинке, смуглая девица игриво отвечала “потри и узнаешь”. Анекдот заканивался  фразой  героя , стершего монеткой  индийский знак и  изумленно восклинувшего: бля, жигули выиграл!!!Глупая, но смешно рассказанная история возымела действие: после секундной паузы Полина  весело рассмеялась. Он тогда и не думал, что по сути совершил чудо.
Но потом  Карабин часто терял  ее взгляд , разливающий  в  душе , если остаться в нем более трех секунд, благостное, набирающее силу тепло. Ее глаза , не выдерживая  молчаливого смеха  были направлены на Карабина , но тот уже не чувствовал их - взгляд девушки  проходил   сквозь- совершенно  не касаясь его. Показалось даже, что смеется не Полина , а ожившая в ней  заводная кукла.       
Бархатнаяя революция , майдан, откуда ежедневно пафосным пропевом сообщалось: „Ще не вмерла Украина”, украли у него Полину. Карабин мало интересовался политикой , а потому с удивлением наблюдал как  проникаясь романтикой оранжевой стихии ,она  возвращается  с многочисленных митингов в апельсинового цвета свитере под полушубком и флажком „ТАК” в руке. Попав с ней на одно из таких народных вече Карабин сильно замерз , жалея о покинутой квартире и недопитом чае. Скопление народа опять вызывало в нем раздражение и глухую тревогу.
-Ты серьезно веришь , будто что-нибудь изменится ? –спрашивал он Полину.
-Какая разница ?-пожимала та плечами-неужели ты не чувствуешь какую энергетику излучает майдан? Поехали, остановимся у моей двоюродной тети. Хочется побродить среди человеческих надежд и улыбок. Я возьму отгул на три дня...
-Хотелось бы побродить по Киеву , но сама знаешь сколько работы , а подвести Пистолетова я не могу- Карабин представил пространство холодильных камер , в которых в ожидании бальзамации лежало четыре трупа и внутренне содрогнулся.
В этот момент на телеэкране  высветилось кричащее лицо какой-то старушенции.
-О ,бабка Параска!-улыбнулась Полина –она теперь одна из символов майдана...
-Параска, поразка , то есть поражение-проговорил Карабин-мне отчего то кажется , что этот революционный карнавал завершится печально. Опьянение пройдет  , люди разбредутся по своим работам   и большинство из них продолжит тихо выживать в одиночку. Кстати, ты уверена , что революционеры стоящие сегодня плечом к плечу на сцене , завтра не побьют между собой горшки? Помяни мои слова ,Полина, они будут жрать друг друга как пауки в банке.
-Не может этого быть!-горячо возразила Полина и Карабину послышалось в ее голосе негодование-при такой поддержке людей надо быть дураками , чтобы бить горшки!
-Но заметь, другая часть народа поддерживает иные цвета. ТАКое впечатление, будто они болеют за Динамо.
-Я тебя умоляю, Карабин-скривилась Полина- их везут в Киев автобусами и поездами, это совершенно другой контингент! Я вот слышала на прошлой недели одну женщину уволили с завода за то, что она появилась в оранжевой кофточке. Нормальная страна? Оруэлл с его антиутопией отдыхает...Когда за такое лишают работы-это беспредел, не согласен?
-Полина, будь живы Чернышевский или Герцен , ты бы стала героиней их романов. Но даже они никого не спасли от самодурства царей и царьков. Ты хочешь стать каплей в оранжевом море?
-Карабин, для чего ты живешь? Ты не за тех ,не за других ...Тысячам майдан небезразличен, а тебе все пофиг...
-Знаешь, думаю я прожил достаточно ,чтобы разувериться в политиках всех мастей. Вообще интерес среднего обывателя ко всем этим оранжевым, бело-голубым –это мастурбация мозга, не больше. Романтизм стоящих на майдане не вдохновляет на вливание в их ряды , однажды в людской давке мне сломали ребро, с тех пор я стараюсь избегать пусть и позитивно настроенной , но все же толпы...
А Полина уехала. Говорила, что на три дня , но прошла неделя...Когда Карабин наконец собрался в Киев ,она по телефону попросила его не приезжать.
-Все изменилось , Карабин-ровным голосом дышала в трубку Полина-я остаюсь в Киеве. Так будет лучше, поверь...
Он оглох и  ослеп , в грудь било сердце , а слюна предательски закончилась.
-Что изменилось , Полина? –выдохнул он наконец- что могло измениться?
-Все…Я , ты , наша жизнь. Извини меня , но я не вернусь. Мне и вправду больно, но я решила...Не вижу другого выхода.
Она говорила ТАК , что Карабин отчаянно представлял Полину стоящей на крыше многоэтажки и готовой к последнему прыжку.
-Поля , да погоди ты ...Что случилось? Что за ***ня вообще происходит?Ты где сейчас?-кричал в шипящий помехами телефон Карабин-ты хочешь сказать , что мы не увидимся?
-Я приеду послезавтра. Брать расчет. Все. Пока.


Рецензии