Лавина

                               Часть I                     
                                                    Когда почти уже тревожно
                                                    На сердце от нежданных слов.
                                                    И невозможное – возможно,
                                                    И миражом встает любовь.
                                                                   

      Юлия Николаевна, доцент университета, принимала поздравления в связи с юбилеем. Восторженная, взбудораженная многочисленными комплиментами, она вспыхивала всякий раз, когда гости откровенно объяснялись ей в любви, желали счастья и благополучия. Высокая, интересная женщина была достойна всяческих похвал. Родные, близкие, гости не жалели добрых слов в ее адрес, отмечая ее эффектные внешние данные, доброжелательный характер и деликатность, а коллеги по работе подчеркивали ее щепетильность и принципиальность. Они говорили о любви к ней студентов, не преминув сделать реверанс в сторону ее женственности и прекрасных манер. Кто-то даже сравнил Юлию с Джулией – героиней романа С.Моэма за блестящее, почти театральное проведение лекций. Правда, кому-то это сравнение показалось рискованным, но торжество уже было в самом разгаре. Да, наша героиня была благополучной замужней женщиной, у которой все или почти все сложилось: личная жизнь, работа. Семья дочери ждала прибавления – вот-вот должна была родиться внучка Юлии.
       Но спокойное течение жизни Юлии Николаевны было нарушено самым безобидным образом. Однажды на ее страничку «Вконтакте» пришло сообщение: «Привет из счастливого детства». Ей писал мужчина, в котором она без труда узнала мальчишку из соседнего подъезда, который жил в ее доме много лет назад. Она зашла на его страничку. С фотографии смотрел интересный мужчина в хорошей физической форме, приветливый и улыбчивый. Семья, дети, внуки, заграничные курорты... – все говорило о достатке и благополучной судьбе. «Интересно, на сколько лет он младше меня?» – задала она себе вопрос и тут же вспомнила – на четыре года. Он написал ей, что когда они учились в школе, им, пятиклассникам, ученицы девятого класса казались богинями, вызывавшими у них смешанные, еще толком не оформленные чувства. Они искренне обрадовались друг другу, рассказывая об общих знакомых, друзьях, соседях и одноклассниках. Поэтому ничего не было удивительного в том, что они встретились во французской кондитерской, и за чашкой кофе-латте долго разговаривали, вспоминая детство, школу, знакомых. Свидание в кафе выглядело невинным, но Юлия безошибочно поняла – она понравилась ему как женщина. 
       Здесь необходимо сделать первое «лирическое» отступление. Юлия много лет назад заметила – она с возрастом все больше и больше приковывает к себе внимание мужчин. Обнаружив эту тенденцию, она уже как должное воспринимала ласкающие взгляды студентов, коллег-преподавателей и мужчин в транспорте. А на пляже ей вообще нельзя было укрыться от назойливого мужского внимания. Но, если это могло быть обусловлено притяжением противоположного пола, то внимательный, придирчивый взгляд женщин, который она на себе постоянно отмечала, был безошибочным критерием, указывающим,  что она выглядит на «все сто». Она иногда ломала над этим голову, но все приходившие на ум аналогии, включая «срок выдержки в виноделии», не объясняли происходящего. «Может, мужчин привлекает моя финансовая независимость, которая не сковывает их действий?» – раздумывала она, читая лекцию и заметив в очередной раз не в меру благосклонный взгляд высоченного третьекурсника в клетчатой рубашке.
        Могут ли взаимная симпатия, общая культурная среда, сходное чувство юмора, детство, проведенное в одном дворе, способствовать любовным отношениям? Наверное, да. Но сам процесс зарождения любви так и останется загадкой. Переписка между ними «Вконтакте» постепенно вышла из русла приятельских отношений. Он осыпал ее комплиментами, в комментариях ко всем фотографиям поставил оценку «5+» и, наконец, недвусмысленно пригласил ее на ужин. Не то, чтобы ее это удивило, но все происходящее она до сих пор воспринимала как слегка игривую переписку, которая ни к чему не обязывала. «Боже, какая у меня была мирная, спокойная жизнь!» – размышляла она, читая его слегка завуалированное признание в любви.
        Можно с полной уверенностью сказать, что старт любовных отношений был дан именно словесной перепалкой, произошедшей между ними на территории «Мои сообщения». Стало ясно, что от прежней нейтральности и дружелюбия не осталось и следа – в игру вступили эмоции. Ее рассерженное письмо к нему, после которого последовала длительная пауза в переписке (знаменитая пауза Джулии Ламберт), начиналось великолепно: «Знаешь, милый мальчик…».
        Следующие две недели они не общались, хотя ясно видели друг друга в онлайне. Затем он робко постучался в ее дверь. От него пришло почти нейтральное сообщение, но в котором чувствовались примирительные нотки: «Как дела у самой красивой преподавательницы?». Юлия хотела ответить весьма сдержанно, но почему-то растаяла, и ее ответ вдохновил его на новые пылкие сообщения.
       Здесь необходимо сделать второе «лирическое» отступление. Отношения в постели с мужем уже давно перестали приводить ее в трепет. И Юлия была немного взбудоражена любовной атакой интересного мужчины, который, судя по всему,  находился в блестящей физической форме. Прибавьте к этому ностальгию по общему счастливому детству и непредсказуемое женское начало… В общем, Юлия сдалась.
       Он пригласил ее в ресторан «Мансарда», расположенный на последнем этаже бизнес-центра, откуда открывался потрясающий, захватывающий вид на город и Исаакиевский собор. Уже не было никаких разговоров о детстве. Диалог перекинулся на темы любви и романтики, где обнаружилось немалое сходство в их литературных пристрастиях и художественных вкусах.
       И после ужина они очутились в номере трехзвездочного отеля на улице Марата, где целый этаж отводится для романтических встреч. Они – семейные люди, впервые попавшие в подобный отель, сначала чувствовали себя не в своей тарелке, но умелая и деликатная работа персонала отеля, исключавшая любое пересечение клиентуры во времени и пространстве, их успокоила. 
        Когда они уже были в постели и в ход пошли нежные прикосновения, произошло то, чего так бояться мужчины. Фальстарт. «Нужно ли было бронировать номер на несколько часов?» – недоумевала Юлия. Но, взглянув ему в глаза, она поняла, что он разволновался как мальчишка, и эмоции перехлестнули его физиологию. Она ему мило улыбнулась, словно передав какой-то импульс, и, как говорится, все встало на свои места…
        Нет, Юлия Николаевна не потеряла голову. Она на все это смотрела с иронией, посчитав происходящее неким водевилем. Дело в том, что она уже давно построила в своем сердце непроходимые барьеры, не пускающие вглубь романтические чувства, что давало ей возможность спокойно жить и не испытывать «сердечного» беспокойства.
        Здесь необходимо сделать третье «лирическое» отступление. Пройдут тысячи лет, а ответ на вопрос, как влияет «постель» на любовные отношения, так и останется без ясного ответа. Как и сейчас, одни будут говорить, что «постель» подводит черту под романтической прелюдией любви, другие будут считать ее кульминацией, третьи –  неумолимым закатом любви.
         Но как бы то ни было, именно после этой встречи поклонник Юлии зажигается. На Юлию обрушится настоящая лавина внимания и любви, которая по идее должна была смести на своем пути все ее выстроенные барьеры. Рестораны, бутики, галереи. Море нежности и шквал комплиментов. Непрерывные объяснения в сети, напоминающие многостраничные литературные сочинения. Конвейер подарков. «Утонченная аристократка, гимназистка…», – так начинались его страстные послания.
         – Милая княжна,  – говорил он, осыпая поцелуями ее длинные красивые руки.
         – Мы еще не танцевали под мелодию саксофона, и не ходили в кино, – шептал он ей в постели, и у нее кружилась голова.
        Само собой разумеется, что Юлия расцвела.
         – Вы потрясающе выглядите, Юлия Николаевна, – сказал ей заведующий  кафедры, когда она вошла в преподавательскую, одетая в брючный костюм последней коллекции Gerry Webber. Костюм идеально подчеркивал ее врожденную интеллигентность. На кафедре, где преобладал женский коллектив, с научной точностью быстро определили, что к чему. Но эти толки, учитывая безукоризненную репутацию Юлии Николаевны, лишь придали ее имиджу дополнительный интригующий оттенок...
           Однажды, в ответ на его непрерывную череду комплиментов по поводу ее телосложения, она решилась сказать, что ей нравится его торс. Он набрал в поисковике слово «Торс», и на фоне мускулистых античных статуй высветилось его значение: «ТОРС (ит. torso – сердцевина). Говорится о статуях без членов, туловище, стан без головы рук и ног; то же, что бюст».
          – Как это понимать, милая? – спросил он ее в следующий раз, когда они уже лежали раздетыми в номере отеля, передав слово в слово текст из интернета. Следующие несколько минут из номера раздавался громкий смех – они никак не могли остановиться. 
           Но растопилось ли сердце Юлии? Или цветок так и остался неподвижным, лишь чуть повернувшись лепестками к солнцу?
           Здесь необходимо сделать последнее «лирическое» отступление. Эту историю я услышал от своего приятеля, который, однако, подчеркнул, что услышал историю от кого-то ещё. Я лишь придал ей удобную форму повествования, присочинив пару-тройку совершенно ничего не значивших эпизодов, дополнил несколькими художественными деталями и «лирическими» отступлениями.
                        
                              Часть II

                                                   О, как еще мы незнакомы!
                                                   И узнаванье – впереди.
                                                   И душу сладостной истомой
                                                   Томит желание любви
                                                                

             Все мы живем в каком-то коконе договоров, обязательств, обязанностей. «Должен», «Должна». Но наступает время, и вдруг задаешь себе вопросы: а где твоя жизнь, где твои желания, где твои стремления. И вдруг хочется все это реализовать. И когда это доходит до определенного предела, когда так хочется этого, наверно, и происходит то, что произошло с нами. Просто мы шли навстречу друг другу. Это тоже жизнь, как ты сказал, параллельная, но и она имеет право на существование. Человек должен быть счастлив, никто не может ему этого запретить. Я уже говорила: свой долг мы выполняем, ни у кого ничего не отнимаем. У нас есть тайна, которая касается лишь нас.
                                                Из частной переписки в сети   

                                                   
           — Привет! — услышал я за спиной голос, который мне показался знакомым. В кафе галереи «Стокманн» за столиком сидел мой приятель и махал мне рукой. Из приемника, стоящего на барной стойке кафе, доносились звуки мелодии Роберта Палмера «Дурман любви». Я подошел к приятелю, рассказ которого вдохновил меня написать «Лавину» — мы давно не виделись.
          — Как насчет чашки кофе, — доброжелательно сказал он мне, и пригласил жестом сесть к нему за столик.
          — С удовольствием, — ответил я, обратив внимание на то, что он быстро посмотрел на свой айфон, словно ждал сообщение.
           Мы поговорили о погоде, игре футбольной сборной, и я  почувствовал, что ему не терпится услышать от меня очевидный вопрос. Я не стал тянуть и довольно быстро переменил тему.
          — Признаюсь, мне интересно услышать продолжение той истории. Неужели героиня не поддалась такому любовному напору?
          — Во сне и любви нет ничего невозможного, —  процитировал он кого-то.
           Раздался  звук сообщения (бамбук). Он его прочитал и улыбнулся. Извинившись, он стал  набирать ответ. А у меня в голове уже созрело «лирическое» отступление: «Представим себе, что мужчина встретил женщину  —  высокую и красивую. Женщину, сочетающую в себе интеллигентность и чувственность, утонченность и страстность. В ней соединились и жизненная сила, и романтизм, мягкая деликатность и характер. Мужчине кажется, что он знает каждый ее шаг с самого детства. Хотя бы на секунду представим, какой кавардак в его голове!». 
          Он посмотрел на меня, словно что-то оценивая, и начал рассказывать. (После я подумал, что он решал — от какого лица вести рассказ, и выбрал третье, но это было уже лишним  — я все прекрасно понимал).
          — Теперь нет никаких сомнений в том, почему разгорелся их роман. Это должно было произойти. Просто нужно было сделать несколько шагов к сближению, которые всегда даются непросто. Только после них можно увидеть пещеру сокровищ. И первым эти шаги все-таки сделал мужчина. Видимо, он предчувствовал, что накал любовной страсти скоро взлетит до предела.
          Я слушал и недоумевал, ведь передо мной был мужчина, которому около пятидесяти лет, а то, что он рассказывал… Он написал ей, что чувствует себя мальчишкой на неведомой ему территории любви. В своем сообщений он вспомнил ее манящие, развратные губы, которые во время последнего их свидания показались ему какими-то особенными. «С той, чей стан — кипарис, а уста — словно лал», — усилил он свои слова, призвав на помощь всю поэтическую сладость восточных метафор.
          И постепенно смешливые комментарии Юлии стали ослабевать. Ведь женщина безошибочно чувствует, когда ее страстно любят. Ироничная переписка уступила сообщениям, в которых было уже настоящее любовное безумие   — откровенные желания и эротические фантазии. Сдаваясь, она ему написала, что он ее заманил сладкими речами, безрассудными поступками и бурным сексом. Между романтическими встречами переписка в сети напоминала фантасмагорию.
           «Скоро мой айфон взорвется от накала таких сумасшедших страстей! Мне кажется, ты специально сделал этот подарок мне, зная, что он просто необходим в такой жизненной ситуации», — писала она ему в ответ на его послание, где он подобрал шесть эпитетов, описывая ее божественное тело. «Юлия набирает сообщение» — этой автоматической ссылке социальной сети в меню «Мои сообщения» он радовался, как ребенок.
           Он как-то заметил, что, называя все это водевилем, она все-таки зорко, по-женски, следит за  тем, не ослабевает ли пылающий жар любви ее поклонника. И когда он ей об этом написал, получил интересный ответ: «Правда? Интересный поворот... Просто с тобой, мне кажется, я вернулась на 20 лет назад».
          Повороту в отношениях, разумеется, предшествовала ссора. Она жила в пригороде, а он в Питере. И вот как-то раз, общаясь по сети, она в шутку попросила его приехать хотя бы на пять минут  — она просто его увидит и поцелует. Юлия сказала это в шутку, но он уже мчался к ней. Была гроза и сильный дождь. Он припарковался во дворе магазина, который не был виден из окон ее дома, и сбросил смс: «Я звоню тебе сказать, что я тебя люблю». Было уже темно и, увидев ее, он помигал ей фарами. Она села в машину и тут случилось нечто странное. Юлия то ли от неожиданности, что он приехал, то ли от того, что была рядом со своим домом, растерялась и, одним словом, сидела в машине как каменная. Он увидел чужую, отстраненную Юлию Николаевну. Он ее поцеловал, попрощался и поехал домой. Если бы дорога была близкой, то, быть может, он не накачал бы себя до состояния невменяемости. Но, как назло, были пробки, и он приехал домой в почти озверевшем состояний. С трудом скрыв от семьи свое настроение, он зашел в сеть и написал целый сонм яростных сообщений, которые по частоте напоминали пулеметные очереди.
          Он вспомнил ей все: нескончаемую иронию, упрощенное представление его чувств, ни одного признания ему в любви, бесконечно употребляемое ею слово «водевиль», от которого его просто тошнило. Он был в ярости и написал ей массу колкостей.   «Понимаешь, ты стараешься нивелировать мои чувства, представить все это в легковесном виде! Чтобы расставаться было не больно?» — кричало его сообщение.
         Она поняла, что он страшно обиделся, и пустилась на женскую хитрость. Через пять минут он получил сообщение: «Милый, давай не будем ссориться, а знаешь, как называются духи, которые ты мне подарил? Jasmin noir — Жасминовая ночь! Это просто восторг!». В ответ он написал ей так называемое «Прощальное письмо», которое скорее напоминало плохо замаскированное объяснение в любви. «Господи, какой он еще ребенок!» — подумала Юлия, прочитав его послание,  и вспомнила, что где-то читала — в мужчине мальчишка живет дольше, чем в женщине девочка.
        И она не выдержала. «Я не такая темпераментная, как ты, который тысячу раз в день объясняется в любви, я тоже тебя люблю!» — наконец вырвал он у нее признание. Окончательно мир был установлен в номере для романтических встреч, который в тот раз огласился стонами и криками. Они вспомнили — когда были здесь впервые, подобные стоны доносились из соседнего номера — значит, пришел и их черед.
       Раздался звонок его айфона. Он отошел от стола. — Очень смешно! — сказал он и рассмеялся. — Да, я прочитал. Он, конечно, знает женскую психологию, но любит ли он женщин? — спросил он, упомянув имя известного писателя…
        Пока он говорил, я прикинул, что мог он ей написать после заключения мира: «Милая Юлия! Все время думаю о тебе — засыпая, просыпаясь, днем, на работе, вечером. Странное дело, после небольшого выяснения отношений мои чувства к тебе перешли в какое-то умиротворенное русло. Мне показалось, что теперь ты всегда будешь со мной. Любовницей, любимой, близкой... Ты —  редкая женщина, романтичная, восторженная и тонкая…».  Он вернулся за столик.
        — Я все это могу понять, — довольно сухо сказал я. — Но как же их семьи, ведь у них уже внуки? Это довольно трудно  — жить двойной жизнью.
        — Как-то на работе он дважды в течение  дня назвал бухгалтера Юлией. Бухгалтер сказала, что не знает, что и думать — она отлично знала имя его жены.
       Он пару секунд размышлял и произнес:
        — Однажды он получил от нее сообщение: «Мы ничего ни у кого не отнимаем. Все как есть. Но если можно быть хоть немного счастливыми, почему надо от этого отказываться. Мы выполняем свой долг, мы ничего не ломаем. Может, это не совсем правильно с морально-нравственных позиций, но кто скажет, а где она, эта правда?
         Он посмотрел в сторону барной стойки.
        — Он решил поступить, как в детстве: слушаться старших… Может, чего-нибудь покрепче?
        — И что же дальше? — спросил я, отказавшись от спиртного — моя машина стояла на подземной стоянке торгового центра.
       Снова раздался звук сообщения.
        — Как удобно набирать текст в смартфонах по сравнению с  кнопочными телефонами. Можно легко использовать знаки вопросов, восклицательные знаки, многоточие — переписка наполняется эмоциями, — сказал он, улыбаясь.
        Конечно, они задумывались о возрасте.  «Секс в нашем возрасте наполнен подлинными чувствами, лишен молодого эгоизма, партнеры прежде стремятся доставить удовольствие другому» – копировала она в сообщение отрывок из статьи, найденной в интернете. В ответ он приводил выдержку из другой статьи: «Я думаю, что истинную страсть и любовь можно испытать только в позднем возрасте. Пройден такой большой жизненный путь, ты полностью сформирован как личность, ты теперь точно знаешь, как надо любить и что тебе не хватало  всю жизнь». 
       Когда Юлия немного волновалась или задумывалась, у нее была почти бессознательная привычка  — дотрагиваться кончиком языка до левого краешка рта, чуть его приоткрыв. Он всегда находил это милым, если не эротичным. Но был момент, когда это мешало ему сосредоточиться. Они сидели в ресторане «Невского паласа» и серьезно обсуждали меры конспирации, чтобы сберечь тайную любовь и не беспокоить общественное мнение.
        — Звонки и смс только в рабочее время, наши номера телефонов в контакты не заносятся, — предложил он.
        — В нерабочее время вся переписка только в социальной сети, — добавила она.
     Было решено: романтические свидания или просто встречи за чашкой кофе по возможности будут происходить в разных частях города. Пароли доступа в сеть и электронную почту должны быть такими сложными, что их можно взломать только с использованием суперкомпьютера. «История» телефонных звонков, полученные и переданные смс моментально удаляются. Звуки сообщения отключаются после работы.
         Я слушал, и мне пришла мысль:  вот почему он мне все выкладывает. Ему хочется поделиться с кем-то своим тайным счастьем  — это свойственно человеку.
        — Но даже тайная любовь не избежит такой спутницы, как ревность. Ведь так? — спросил я.
        — О, да!
       В один прекрасный день он вдруг  приревновал ее к супругу – высокому интересному мужчине, с которым Юлия, в общем-то, счастливо прожила более 20 лет. Юлия выложила в сеть семейные фотографий, где супруг, как ему казалось, без зазрения совести жарко обнимал законную супругу.
        «Ну и обнимайся с ним!» — ошеломленно прочитала Юлия его сообщение.
Накал страсти  увеличился, и накал выяснения отношений тоже взлетел. В ответ полетели язвительные комментарий по поводу недавно размещенных им фото в сети.  Как он красовался в театре в новом  костюме, где был с женой и выглядел весьма довольным жизнью. Она пришла в бешенство.
          — Ты посмел быть счастливым без меня!
На него обрушилась вся мощь иронии, известная в мировой литературе и кино. Она даже сравнила их отношения  со встречами Веры и Андрея в купе поезда в фильме «Вокзал для двоих»… Что было дальше? Пока не знаю. Мой собеседник снова говорит по айфону и улыбается. Может, как-нибудь так: «Милая, давай помиримся, я буду тебя любить вечно и нежно».
          Оказывается, нет. В тот вечер они снова поссорились и почти одновременно вышли из сети. Мир был восстановлен в три часа ночи, когда она в ответ на его душераздирающее объяснение в любви, прислала сообщение, где с некоторой долей женского лукавства спрашивала: «Почему ты не спишь?».
          В другой раз Юлия пришла на квартиру уехавшей в отпуск своей знакомой, которая попросила ее поменять воду в сосуде, где обитали лечебные пиявки. Но за минуту до этого она получила  сообщение, где он, переполненный безумной ревностью и фантазируя невесть  что,   припомнил безобидный эпизод , который она  ему рассказала полгода назад. Как двадцатипятилетний молодой человек с любопытством  взирал на нее в бассейне.  От несправедливых упреков Юлия  так разнервничалась, что едва не опрокинула весь сосуд с пиявками.
        — Что-то мне подсказывает, что подобные отношения напоминают молодость. Это попытка пережить чувства, которые обуревают нас в молодости?
        Он взял айфон и, видимо, из переписки прочитал: «Много думаю о чувствах, которые владеют нами в юности и в зрелые годы. Это совсем разные понятия. В юности это, действительно, как прыжок со скалы: падаешь и не знаешь, куда упадешь. Нет ни опыта, ни мудрости. В зрелые годы чувства дают совсем другие ощущения. Есть мощная база для их основы: жизненный опыт, мудрость, рожденная из прошлых ошибок, четкое понимание того, что ты хочешь. Наверное, можно говорить, что чувства являются осознанными и, может быть, даже разумными. А если это где-то так, то такое сплетение чувств и разума дают сумасшедший эффект наслаждения жизнью и любовью».
       — Интересно, черт возьми. Я и раньше предполагал, что разум и чувства не всегда находятся в относительном противоречии. Но здесь все предельно ясно.
          —  Знаете, что мне нравится в ней?  — спросил он меня, но сам же быстро ответил:
          — Редкое свойство — умение точно определить свои чувства. Это честность по отношению к себе, ведь человеку ничего не стоит себя обмануть или в чем-то убедить.
         Однажды он предложил ей поехать под каким-то предлогом на неделю в Италию — морское побережье, потом Флоренция, Рим. Но она отказалась.
          — Почему?   — спросил я.
          — Она сказала, что это будет уже напоминать брак, что это может быть угрозой их отношениям.
         Он как-то написал ей: «В юности иногда не можешь по-настоящему оценить хороших людей, которые прикоснулись к твоей жизни. Кажется, что жизнь еще такая долгая. Как поется в одной песне: «Просто казалось, что жизнь еще длинная, все еще будет потом... А «потом» может и не наступить». В ответ от нее пришло сообщение следующего содержания: «Вчера случайно нашла статью о поздней взаимной любви немолодых людей. Такое впечатление, что она написана о нас. Эта любовь всегда прекрасна. Она совершенна по чувствам и отношению друг к другу, поскольку пройдя долгий жизненный путь, люди понимают и осознают ценность того, что они искали всю жизнь и наконец нашли. И там написано о сексе. О том, что он приобретает особую страстность и, как там написано, «мистичность», поскольку любящие понимают, что, скорее всего, это их последняя любовь, и надо успеть в этой жизни насладиться ею. Как все это верно!».
           Прозвучал звонок айфона, но это уже звонили мне. Мы попрощались. Я пошел к лифту, который должен был доставить меня на стоянку автомобилей. Проходя мимо кафе, я услышал знакомую мелодию: «Дурман любви».


Рецензии