Коко Шанель - убожество роскоши

Личность и образ… Иной раз последний приобретает в отношении человека совершенно, казалось бы, неподходящие черты. Ну разве можно, например, передать образ знаменитой Коко Шанель в форме автомобиля? Представьте себе, можно. Именно такой – стремительно-летящей -  увидел легендарную Коко один из современных дизайнеров, воплотив свои фантазии в модели авто, так и названной – “Коко Шанель”. Но, возможно, он был недалек от истины? Вспомните...

Строгая, лаконичная форма флакона, четкие хрустальные грани, две переплетенные буквы «С»...
Знаменитые духи «Шанель № 5». Они и по сей день популярны, но мало кто знает, что история создания всемирно известной марки самого загадочного аромата на свете имеет русские корни и связана с именем нашего соотечественника, члена царской фамилии…

Габриэль Шанель, или как принято ее называть – Коко,  никогда не приезжала в Россию, но был в ее жизни период, который друзья называли «славянским». Более того, именно данный отрезок времени – с 1920 по 1926 годы - считается самым плодотворным и успешным в творческой деятельности «королевы моды». А началом всех начал стало знакомство с Сергеем Дягилевым или «царевичем Сергеем», как, то ли в шутку, то ли всерьез величали его друзья.

В двадцатом году, расставшись с очередным любовником, Коко приехала в Венецию с супругами Серт дабы развеяться и излечиться от далеко нерадостных воспоминаний о так и не состоявшемся замужестве. В день их первой встречи Дягилев завтракал с великой княгиней Марией Павловной, некогда покровительствовавшей его дебюту в императорском театре. Он пребывал в несколько потрепанных чувствах. Поговаривали, что, опутанный, словно паутиной, долгами, Дягилев сбежал из Лондона после провала постановки «Спящая красавица» и ломал голову над тем, где взять средства на новый спектакль очередного сезона «Русских балетов» в Париже.

Покровительница муз Мися Серт, давно знавшая Дягилева, представила ему свою подругу Коко. Но тот лишь мельком глянул на темноволосую даму, продолжив разговор о финансовых трудностях и своей полной уверенности  в успехе новой версии «Весны».
 
Каково же было его удивление, когда вернувшись в Париж, но так и не найдя средств для постановки балета, в один из дней Дягилев получил сообщение от портье отеля, что его хочет видеть некая дама. Ее имя ни о чем не говорило, но стоило Дягилеву взглянуть на вошедшую, как он сразу же вспомнил Венецию, супругов Серт и молчаливую брюнетку, смотревшую на него при встречах с нескрываемым любопытством.
После обмена дежурными фразами, Шанель протянула Дягилеву чек на сумму, о которой тот даже не мечтал, и поставила одно единственное условие: никто не должен знать о том, что она дала деньги на спектакль.

Возможно, данный случай так никогда и не всплыл бы, не поведай о нем Дягилев своему секретарю Борису Кохно.  Спустя почти полвека Кохно рассказал об удивительном и таинственном эпизоде из жизни Шанель в своей книге, посвященной Дягилеву.

Что подвигло Габриэль на подобный поступок, несколько шокировавший Дягилева, никогда до той поры не встречавшего человека, который давал деньги, ничего не требуя взамен? На этот вопрос теперь уже вряд ли кто сможет ответить. Но, возможно, не последнюю роль здесь сыграли влияние Миси Серт и то, что балет «Весна священная» был единственным из обширного репертуара «Русских балетов», который Шанель видела еще в 1913 году.

Должно быть,  именно с этого чека, полностью освободившись от тягот прошлого, Коко стала не просто сторонним и благодарным наблюдателем, но полноправным участником жизни художественной и аристократической богемы Парижа начала позапрошлого века, окружив себя в числе прочих и русскими артистами.


Она знакомится с поистине уникальными людьми. Дягилев, Кокто, Пикассо и его жена – русская балерина Ольга Хохлова, Стравинский…
Последний, прожив в Швейцарии несколько лет, решает вернуться в Париж и принять французское гражданство. Великодушно пригласив Стравинского вместе с женой и четырьмя детьми к себе, Коко предлагает ему поселиться на своей вилле «Бель Респиро». И осенью 1920 года все многочисленное семейство Стравинского перебирается в Гарш.
Почти два года в некогда холодном и пустынном доме будут звучать не только детский смех, но и чарующая музыка великого композитора.
Примерно в то же время Шанель знакомится и с князем Дмитрием. По одной версии их соединила великая княгиня Мария Павловна все в той же Венеции, лично представив своего именитого племянника Габриэль. По другой – их, якобы, свела певица Марта Давелли, милостиво уступив восходящей законодательнице моды  своего любовника, который, по словам Марты, ей слишком дорого обходился.

В отличие от Давелли, князя никогда не увлекали пышные и шумные пирушки. В этом они были схожи с Коко, впрочем, как и в том, что детские годы обоих вряд ли кто-либо осмелился назвать безоблачными.

Как бы то ни было, но Дмитрий Павлович прочно занял место в сердце Шанель, даже после разрыва сохранив с ней дружеские отношения на долгие годы.
Высокий, голенастый, несомненно, красивый, как все Романовы, воспитанный в строгости многочисленными няньками, он всю жизнь страдал от недостатка любви, потеряв мать на заре младенчества. И еще неизвестно, как бы закончилась его жизнь, не навлеки он на себя гнев императрицы Александры Федоровны после убийства Распутина, и не отправившись в ссылку.

О связи великого князя Дмитрия и Коко Шанель практически ничего неизвестно наверняка. Но, по словам его сына, живущего ныне в Огайо, отец всегда очень тепло отзывался о Габриэль, считая знакомство с ней одним из самых главных событий своей жизни. Князь, якобы, даже не раз повторял, что Коко Шанель была той единственной женщиной, которая всерьез увлекла его, и которую он любил, несмотря на солидную разницу в возрасте.

А о том, что встреча с русским князем стала не менее значимой и для самой Шанель, говорит хотя бы тот факт, что никогда еще Коко не была так деятельна и изобретательна. Они не разлучались почти год и именно в это время «королева моды» воплотила в жизнь один из своих самых рискованных и важных замыслов – духи «Шанель № 5».

Их создание, как, впрочем, и вся жизнь Коко, обросло легендами. Многие и ныне склонны думать, что именно отношения с Дмитрием Павловичем стали источником вдохновения для Шанель. К тому же, ни для кого не секрет, что русский двор всегда относился к духам с некоторым благоговением, а во время коронации Николая П французская пресса с удивлением писала об огромном заказе на духи, полученном официальным поставщиком российского императора господином Леграном. Так что, в своем поклонении ароматной воде великий князь Дмитрий – племянник Александра Ш и кузен Николая П - не был одинок.

Не случайной называют и встречу Габриэль с парфюмером Эрнестом Бо, чья юность прошла в Санкт-Петербурге, где его отец служил при царском дворе. Благодаря поддержке и руководству Шанель талантливый химик разработал аромат, соединив более восьмидесяти элементов.

Во все предыдущие годы дамам предлагались духи с легко узнаваемыми запахами цветов. Но они слишком быстро испарялись, заставляя пользоваться душистой водой сверх меры, дабы сохранить аромат на более длительный срок. 
«Шанель № 5», впитав в себя «свежесть сада»,  отличались не только абстрактным характером, но и завидной устойчивостью, что позволило не поливать себя с головы до пят, а дозировать применение.

Плюс ко всему, необычной была и упаковка. Шанель отвергла модные в ту пору флаконы в виде амуров и урн, украшенных всевозможными цветочками, придав своему детищу четкие геометрические формы. Используя стекло или хрусталь, черно-белые тона и непонятный язык цифр, она словно говорила тем самым, что главным является не форма, а то, что содержится в ней.

Содержание же получилось поистине загадочным, в одночасье завоевав неслыханную популярность и перечеркнув все бывшие до той поры пристрастия.
Если верить публикациям в газете «Таймс», всемирно известные духи принесли Коко не только славу, но и весьма ощутимое состояние в пятнадцать миллионов долларов, что стало новым поводом для легенд уже после смерти Шанель.

Следующим летом Коко сняла виллу в Мулло на берегу моря, где они с Дмитрием провели более двух месяцев. Уединение нарушали лишь нечастые визиты друзей, один из которых особенно примечателен.
Как-то на виллу «Ама Тикья» приехал друг Дмитрия – князь Кутузов, который незадолго до этого, так же как и Стравинский, нашел приют не где-нибудь, а именно в доме Шанель. Коко весьма благосклонно относилась к нему, предложив довольно неплохое место в своей империи. В результате, благодарный Кутузов стал одним из главных сотрудников в ее торговом доме, прослужив верой и правдой более пятнадцати лет.

В то время увлечение русской аристократией лишь набирало силу. И после отдыха у моря в салоне Шанель появились новые продавщицы и манекенщицы с русскими фамилиями, многие из которых называли князя Дмитрия не иначе как «кузен». Коко удалось собрать вокруг себя самый цвет, сливки петербургского дореволюционного общества. И вновь она победила. С коммерческой стороны дела столь непривычные для всех новшества принесли свои денежные плоды.   Покинувшие родину графини и княжны привлекли в салон новых посетителей, что только упрочило как само положение Шанель, так и ее доходы.

Тогда же Габриэль наняла вышивальщиц, немало удивив тем самым знавших о ее пристрастии к строгим платьям и даже не подозревая о новой дерзкой идее Коко. А она всего лишь решила пофантазировать на тему русской рубашки, создав новую незамысловатую модель: облегающую рубашку с вышитыми манжетами и воротником, из тонкой шерсти, которую дамы могли носить с юбкой и поясом.

Кстати, и здесь пригодились родственные связи Дмитрия. Руководила ателье вышивки великая княгиня Мария – родная сестра Дмитрия Павловича, приехавшая в Париж из Швеции.
Так скитальцы, навсегда покинув Россию, обрели новый кров, а коллекция Шанель пополнилась удивительными духами, широкими пальто на меху, длинными юбками да расшитыми рубашками.

Разрыв с великим князем стал еще одной драмой в жизни Шанель. Как и большинство его соотечественников, волею судьбы оказавшихся выброшенными из России, Дмитрий женился на богатой американке, предложив ей вместо приданного свой титул. Так, не имевшая знатного происхождения, Одри Эмери обрела звучное имя, а отпрыск дома Романовых - безбедную жизнь.

Расставшись с Дмитрием, Коко переезжает в Париж и возобновляет дружбу с Мисей Серт. В ее доме вновь мелькают лица русских. В том числе Стравинского и Дягилева. «Царевич Сергей» становится завсегдатаем салона Шанель.

Решив отказаться от русских традиций, он окружает себя иностранцами, набирая в труппу артистов со всего мира. Он же втягивает Шанель в одну из самых авантюрных затей, предложив ей создать костюмы к постановке «Голубой экспресс» - яркой оперетте с танцами, соединившей в себе уличные песенки, акробатику, пантомиму и сатиру.
По тем временам затея была более чем взрывоопасной, но Дягилев недаром любил повторять: «Прежде всего, я ужасный шарлатан, но делаю это с блеском».
 
Шанель с энтузиазмом принялась за работу. Не умея ни рисовать, ни чертить, она создавала костюмы лишь с помощью ножниц и иглы. Пытаясь обрядить танцоров в реально существующую одежду, Коко использовала купальные костюмы тех лет: закрывавшие колено штанишки и скроенное из джерси трико. Все это вызвало со стороны артистов некоторое непонимание, и без того раздираемых внутриусобными войнами, которые разворачивались на протяжении всего времени подготовки спектакля.
 
На генеральной репетиции измученный неприятностями Дягилев спрятался на балконе, мысленно прикидывая, чем можно заменить «Голубой экспресс».  До премьеры оставалось всего лишь несколько часов и «царевич Сергей» совершил невозможное, заставив закрутиться колесо, в котором Шанель была всего лишь спицей. Она без устали распарывала, укорачивала, подгоняла юбки, удаляя все лишнее и ползая на коленях перед танцорами Дягилева.

Наконец, все было закончено. Андре Мессаж встал к пюпитру, взметнулся вверх знаменитый занавес с автографом Пикассо и «Голубой экспресс» отправился в свой первый рейс, став символом дерзости и вызова.

Зрители, собравшиеся в театре на Елисейских полях 13 июня 1924 года, устроили артистам настоящую овацию. Рискованная авантюра одержала победу, а имя Шанель заняло достойное место на афише рядом с именами Кокто, Дягилева, Пикассо, Брониславы Нижинской и Антона Долина.
То был триумф, о котором Коко Шанель никогда не упоминала в своих интервью, отвечая на вопросы журналистов серо и односложно.


В 1932 году Габриэль Шанель вновь встретилась с великим князем Дмитрием, который познакомил ее с голливудской звездой Самюелем Голдвиным. Результатом знакомства стал миллионный контракт и переезд в Америку, где ей предстояло одевать самых именитых актрис.

После войны Шанель вторично покидает Францию и перебирается в Швейцарию. Она вернется в Париж лишь в семидесятилетнем возрасте и вновь покорит его, правда, лишь со второй попытки, но будет царствовать на троне моды еще почти двадцать лет.
Шанель уйдет из жизни в воскресный январский день, на восемьдесят восьмом году.  Уйдет, пережив всех своих друзей, в том числе Дягилева, Мисю Серт, великого князя Дмитрия.

Уйдет, глядя на икону, подаренную ей некогда Стравинским. Уйдет, так и не ответив на вопрос, в чем же заключается секрет успеха Шанель. На него ответят другие, без устали перечисляя все достижения Коко, подаренные ею женщинам: короткая стрижка, черно-белые платья, лаконичные костюмы, гармония линий и цвета и, конечно, непревзойденные духи «Номер 5».
 
А Пуаре несколько приземлено, но точно заметит:
- Что изобрела Шанель? Убожество роскоши…

P.S. Друзья мои! Не надо голосовать за эту статью. Это же всего лишь публицистика, материал, который был опубликован в журнале в 2008 году. Ни на какое голосование я его не выставляла! О чем и написала письмо в администрацию сайта.











 


Рецензии
Читал про талантливую женщину в годы перестройки, первый самиздат. После развала СССР вышла книга о Коко. Смотрел два разных фильма о ней .
Просто революционный уход от удушающих корсажей, попытки создать комфортные и женственные одежды .Не согласен с ярлыком "убожество роскоши".
А сколько желающих уколоть художника навесив бирку ремесленника ...?
С уважением!

Лаврентий Тциппельман   03.03.2017 07:00     Заявить о нарушении
Это не ярлык, а фраза Пуаре, на которую я ссылаюсь.)) Книги читала, фильмы тоже смотрела. Кстати, в Англии вышел потрясающий альбом Ламбера о Шанель, куда включены не только ее модели, но и костюмы для театра. Купила его в Лондоне, на русском не встречала. Богат редкими фотографиями, иллюстрациями и воспоминаниями современников.
Спасибо за отклик!
С уважением,
Ольга.

Ольга Рязан Кириллова   02.03.2017 10:02   Заявить о нарушении
Поль Пуаре менее известен, чем дерзкая Коко Шанель .
И совершенно очевидно в те времена женщина имела меньше прав ,за которые необходимо было бороться.
С уважением!

Лаврентий Тциппельман   02.03.2017 18:13   Заявить о нарушении
На это произведение написано 19 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.