Рейд

                               

Я, родился гораздо позже, чем закончилась вторая мировая война,  но с гордостью могу сказать, что моя Родина СССР. Одна большая дружная семья, поднимавшая некогда огромную страну после разрушительной войны с немецкими захватчиками, в один миг исчезла. Несколько человек, поставив свои подписи в Беловежской пуще, лишили многих из нас, той самой Родины, за которую наши деды и прадеды проливали свою кровь, оставаясь навсегда на полях сражений.
Те силы, которые рассчитывали развалить великую державу, просчитались лишь в одном – Россия, несмотря на все потрясения, остается сильной и непокоренной страной, продолжая объединять многие национальности и народы, живущих на ее территории. Часть стран входивших в состав СССР стала считать нас своими врагами, проводя антироссийскую политику. Еще недавно, на нашу целостность посягали внешние враги, пытаясь развязать войну на Северном Кавказе, но мы вновь выстояли. И вновь, свежая рана – Украина. То, что происходит там, вообще не поддается никакому объяснению. Мы, когда-то вместе с украинцами, гнали фашистских захватчиков с нашей общей земли, а теперь, часть из них сама проповедует фашизм, убивая своих же братьев. Не осталось ничего, чтобы напоминало нам о том добром времени, когда мы, жили дружно и умели радоваться праздникам. Не осталось и моего училища, которое расформировали за ненадобностью.
В 1988 году окончив военное училище, я получил распределение в Северную группу войск, которая в то время располагалась в дружественной нам Польше. Заняв свое место в вагоне, я стал дожидаться попутчика.
- Добрый день, - раздался в дверях голос с явным польским акцентом, - пан Ярек.
Представился пожилой человек, которого я увидел в своем спальном вагоне, оторвав голову от окна, где  рассматривал то, что творилось на перроне Московского вокзала.
- Вы позволите составить мне компанию в этом путешествии? – продолжил он, вопросительно глядя на меня.
- Да, да, конечно! – вскочил я, предлагая старику присесть, - я, даже уступлю вам нижнюю полку,  - старался быть вежливым я, на что старик мне мило улыбнулся.
Среднего роста человек, сделал несколько шагов и присел, приглашая меня занять место рядом с ним. Его худощавое лицо было обращено в мою сторону, пристально разглядывая меня. Мне представляться не имело никакого смысла, новая форма лейтенанта говорила сама за себя.
Пан Ярек, как он сам себя назвал, оказался родом из города Лович и принимал участие в партизанском движении в годы второй мировой войны. Он помогал нашим войскам освобождать свой родной город и рассказал мне о мужестве и героизме наших танкистов, которые совершили стремительный бросок и всего лишь несколькими танками вошли город, сдерживая атаки фашистов до прихода основных сил.
- Я, помню лейтенанта Гришу Виноградова, но, к сожалению, он не дожил до этих дней, - произнес старик и замолчал.
12 января 1945 года по приказу верховного главнокомандующего началась Висло-Одерская операция с участием 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов. Ее основной задачей было взломать глубоко эшелонированную оборону противника и развивать наступление на Берлин.
44-я гвардейская танковая бригада полковника Гусаковского И.И., действовавшая в качестве передового отряда обошла с севера Раву-Мазовецку, и нанесла удар на Жидомице. Громя на своем пути мелкие группы гитлеровских захватчиков, бригада с десантом на броне стремительно наступала в направлении города Ловича. Когда до города оставалось чуть белое тридцати километром, комбрига Гусаковского вызвали в штаб 11-го танкового корпуса.
- Разрешите товарищ полковник? – обратился он, входя в небольшой дом на окраине польского поселка.
Чистота и уют в доме, после разрушенных городов и деревень, поразили Гусаковского. На столе, покрытым белой скатертью лежала оперативная карта. Кроме командира, в доме находился начальник штаба Веденичев и командир разведроты, капитан Днепров, с которым, он был знаком еще до войны.
- Да, да, дорогой проходи и располагайся, - пригласил его к столу  полковник Бабаджанян, командующий танковым корпусом, - как дела у твоей бригады, полковник?
- Четвертый день на марше товарищ полковник, люди устали, тыловое обеспечение не поспевает, не хватает снарядов, горючего...
-Я, не об этом спрашиваю тебя, Иосиф, - резко оборвал он его, - жаловаться будешь после войны, а сейчас ты должен выполнять поставленную для тебя боевую задачу!
- Я выполняю…
- Тяжело сейчас всем, не только тебе, Гусаковский, - вмешался в разговор начальник штаба – нам надо любой ценой взять Лович, а уже после по железной дороге получишь все, что тебе необходимо. Разведка докладывает, что немцы минируют мост через Бзуру и готовятся взорвать его, Я правильно излагаю капитан?
- Так точно, товарищ полковник! – вскочил со своего места Днепров
- Да сядь, ты не прыгай как заяц по грядкам! Принесла, тебя же нелегкая…
Оказалось, группа капитана вышла на штаб корпуса полковника Бабаджаняна и после доклада о результатах разведки именно, 11-му корпусу приказали, во чтобы, то ни стало сохранить мост, который имел важное стратегическое значение. Овладев Ловичем, советские войска смогут отрезать отход варшавской группировки врага и создать плацдарм для наступления на Познань.
- Ты, стоишь здесь полковник недалеко от Скверневице, возле поселка Макова. Так? – показывал на карте командир корпуса и  посмотрел на своего комбрига.
- Так, товарищ полковник! – бодро ответил он.
- До моста, через Бзуру, чуть более тридцати километров. Твоя задача полковник – подготовить танковый взвод, собрать все горючее, заправить полные баки, пополнить боекомплекты и отправить к мосту. Возьмешь взвод десантников и несколько саперов. Капитан Днепров пойдет с тобой, и возьмет на себя командование ими.  И не дай бог, полковник, ты позволишь немцам взорвать мост. Тогда ни тебе, ни мне не сносить головы. Понял меня?
- Так точно товарищ полковник! – вытянулся по струнке Гусаковский.
- И еще, Иосиф, в бой с мелкими группами немцев не вступать, в населенные пункты не входить – наша основная задача мост. В километре от моста, вот в этой точке вас будет ждать связной из польского подполья. Его зовут Ярек.
- Как, его узнают мои бойцы, товарищ полковник?
-  Капитан Днепров, знает его в лицо. Он сам выйдет на них, и как только покажется твои танки. Его задача, провести группу десантников и саперов незаметно к мосту для разминирования. У тебя в запасе, полковник несколько часов, пока немцы не подвезли взрывчатку, той, что оказалось в наличии не хватило.  Их задача удержать мост до прихода бригады, Надеюсь, ты меня понял полковник! – завершил командир корпуса и ударил рукой по столу, - Веденичев выделишь из нашего НЗ горючего для бригады Гусаковского и подкинь ему боеприпасов. Он должен успеть и поддержать ребят, иначе мост просто не удержать.
- Но, товарищ полковник…- попытался возразить начальник штаба.
- Молчать, и выполнять мой приказ!
После этих слов, все кроме Бабаджаняна покинули комнату, и вышли на улицу.
- Сколько у тебя человек капитан? – обратился Гусаковский к Днепрову.
- Со мной, пять, товарищ полковник!
- Ну, тогда, всех в мою машину, и ко мне в расположение.
Медлить нельзя, каждая минута грозила провалом операции. Полковник смотрел в окно на мелькающие за окном деревья. За всю дорогу, он не проронил ни единого слова. Глядя на его поведение, разведчики тоже молчали. Они расположились на сиденье трофейного мерседеса, доставшегося комбригу совершенно случайно. Его обнаружили танкисты на одном из хуторов, когда искали горючее для своих боевых коней. Он стоял в сарае, заброшенный сверху сеном.
Показался Маков. Через несколько минут автомобиль затормозил, и полковник Гусаковский выскочив из него, отдал команду вылетевшему навстречу из дома, в котором располагался его временный штаб, адъютанту.
- Карабанова, ко мне, и срочно!
- Есть, - взял под козырек Витя Чайка, сменивший, убитого две недели назад прежнего адъютанта.
- Что случилось Иосиф Ираклиевич? Что за спешка? – вышел навстречу начальник штаба бригады Воробьев.
- Собери наших десантников, Александр Иванович, и передай их под начало капитана Днепрова, - не обращая на его вопросы никакого внимания, произнес командир бригады, -  Да, и найдите мне старшину Сергеева…
- Но….
- Никаких, но, товарищ подполковник, - обрезал его Гусаковский и зашел в дом, где лицом к лицу столкнулся с его хозяйкой. Миловидной полькой, муж которой бежал вместе с немцами, поскольку состоял у них на службе.
- Пану офицеру, приготовить чай, - спросила она его, на ломаном русском.
- Нет! – со злостью ответил ей полковник.
Она не стала навязываться и, видя, что ее постоялец не в духе поспешила покинуть дом. Комбриг достал карту из полевой сумки и разложил ее на столе, стоявшем в центре комнаты. Обведя карандашом, место, где стояла его бригада, он нашел Лович и, обведя его кружком, соединил эти два пункта прямой чертой.
Дом, в котором располагался его штаб, стоял на окраине поселка и сразу понравился полковнику, поскольку рядом с ним, расположился весь его корпус. Выставив боевое охранение, он отдал приказ личному составу на отдых, до тех пор, пока не подойдет тыловое обеспечение, которое как всегда запаздывало.
- Разрешите, товарищ полковник! – раздался зычный голос Карабанова.
- Входи майор, - ответил он ему и рукой пригласил за стол.
Вошедший, сделал несколько шагов и, склонился над картой, совершенно не понимая, того что происходит и для чего его вызвали.
- Я, только, что получил задание от командира нашего корпуса, Алексей, и хотел, чтобы, ты взялся за его выполнение, - начал комбриг и, увидев недоумевающий взгляд своего подчиненного, продолжил, - я, прекрасно понимаю, что твои люди выдохлись, но у меня нет другого выбора и я, полностью полагаюсь на тебя. Знаю, тебя давно, как надежного боевого товарища и поэтому прошу, тебя помочь мне.
Он оторвал взгляд от карты и, подняв голову, посмотрел в лицо Карабанову. Их взгляды встретились. Мужественное лицо комбата стало серьезным. Он понимал, что его командир не вызвал бы просто так, а значит то, что он ему скажет очень важно не только для него самого, но и для нашей армии в целом.
- Я готов, товарищ….
- Давай без регалий, Алексей. Это Лович, - он указал город на карте, - река Бзура разделяет его на две части. Здесь, за рекой располагается гарнизон немцев, который в спешке готовиться к отступлению. Согласно данных полученных разведчиками немцы попытаются взорвать мост. Твоя задача выделить взвод танков из добровольцев и совершив рейд не дать врагу уничтожить этот мост. Что скажешь, майор, справишься?
- У нас нет горючего и боеприпасов, - попытался возразить Карабанов.
- Я, знаю, поэтому и вызвал, тебя. Соберешь остатки горючего и заправишь танки, то же самое и с боеприпасами, - он замолчал и задумался, но тут же встрепенулся и продолжил, - так надо майор, через два-три часа обещали прислать обоз со всем необходимым, но ждать времени нет. Иди майор и готовь танки, доклад по готовности, времени у нас нет.
- Можно мне, пойти в головном танке, товарищ полковник?
- Ты, что сдурел, майор, а кто будет командовать батальоном? Кто поведет танки, чтобы поддержать группу, которая попытается спасти мост от взрыва? Иди! И на все про все, у тебя не более получаса.
Карабанов выходя, столкнулся лицом к лицу с начальником штаба, который был взволнован не меньше, чем он сам.  Следом за ним вошли капитан Днепров и старшина Сергеев. Уступив им дорогу, он устремился в расположение батальона стоявшего неподалеку от штаба.  На пути ему  попался один из танкистов батальона, которому он приказал собрать в штабной палатке командиров рот и взводных.
Трое ротных и девять взводных прибыли к нему в течение десяти минут, разместившись в палатке на лавках за столом, наспех сооруженному из досок. Карабанов поднял голову и посмотрел на усталые лица своих подчиненных.
- Не буду тянуть кота за хвост, а скажу прямо – нам предстоит захватить мост через реку Бзуру и не дать взорвать его до прихода основных сил.
- Товарищ майор, - перебил его один из ротных, - у нас нет ни горючки, ни снарядов. Мы, что, как в сорок первом со штыками наперевес…
- Замолчи, капитан! Под трибунал захотел! У меня приказ, и я должен его выполнить, не задавая лишних вопросов. Ты меня пронял?
Капитан, понурив голову, кивнул в знак согласия, спорить и доказывать, что-то Карабанову, бессмысленно. Он сам прекрасно понимал все проблемы сложившиеся в батальоне.
- Я, должен подготовить и выслать на захват моста взвод танков с пехотой сопровождения. Для выполнения этого задания мне нужны добровольцы. Сразу заявляю, легкой прогулки не предвидеться и прежде чем принять решение подумайте. Действовать придется в тылу противника, и удерживать плацдарм до прихода основных сил нашего батальона.
- Разрешите, товарищ майор, моему взводу пойти первому! – поднялся со своего места старший лейтенант Никонов.
- Что у тебя с машинами и личным составом, старлей? – пристально посмотрел на него комбат.
- Машины в полном порядке, да и горючки должно хватить, вот только бы пополнить боекомплект….
- Это не беда, Никонов, - ответил он и обратился ко всем присутствующим, - Слушайте мой приказ – собрать остатки горючего и полностью дозаправить  танки, старшего лейтенанта Никонова, то же самое сделать и с боекомплектом, на все про все у вас не более получаса! Всем понятно?
- Так точно! – в один голос ответили все присутствующие.
- Вот и хорошо! Я в штаб. Никонов, ты пойдешь со мной. Танками займется ротный и  Виноградов, через полчаса, ты должны выйти на марш, - он ткнул взводного в грудь кулаком и пошел на выход.
Гусаковский начинал нервничать. Он не мог дождаться возвращения Карабанова, чтобы доложить в штаб корпуса о начале операции.
- Разрешите? – спросил комбат, открывая дверь в дом, где располагался штаб бригады.
- Да, майор! Входи! – радостно воскликнул комбриг, - докладывай.
- В передовом отряде пойдет старший лейтенант Никонов Константин Павлович со своим взводом. Насчет горючего и боекомплекта я распорядился. Через полчаса, - он запнулся и, посмотрев на часы, продолжил, - через двадцать минут, мы будем готовы выдвинуться в сторону города Лович, для выполнения поставленной задачи, товарищ полковник.
- Хорошо, майор! Знакомься Никонов, это капитан Днепров, из фронтовой разведки. Он со своими людьми и нашими пехотинцами пойдет с тобой. Старшину Сергеева ты знаешь. Ваша задача в кратчайшее время выйти к мосту и разминировать его. Капитан будет обеспечивать прикрытие для саперов и прикрывать тебя, когда твои танки будут форсировать мост. Теперь, внимание на карту. Мы здесь, справа Скверневице, который ты минуешь и направишься через Сераковице, Бодровники, далее на Зелковице прямиком на Лович. Старайся идти проселочными дорогами, в бой с противником не вступать, и по возможности старайся обходить его. Твоя основная задача мост! Вам надо будет продержаться часа два, ну максимум три. Немцы деморализованы, и не смогут оказать достойное сопротивление, а когда узнают, что наши танки в городе, то и вообще побегут, я думаю, паника будет нашим союзником, главное не дать им опомниться…
- А если нет? – перебил его Карабанов, - если они не смогут взять мост?
- Возьмем, товарищ полковник! – вскочил на ноги Никонов, - обязательно возьмем!
- Слышал, майор? У нас нет другого выхода, мы должны овладеть этим чертовым мостом! Как выйдешь на мост лейтенант, доложишь мне лично по рации, не подведи меня.
Он обнял Никонова, после чего отдал приказ о начале операции. Карабанов вместе с группой Днепрова и саперами Сергеева почти бежали за командиром взвода, которому была поручено выполнение этого ответственного задания. Сам же старший лейтенант хотел как можно быстрее тронуться в путь. Недалеко от штабной палатки стояли заведенные танки, возле которых ждали его подчиненные.
- Ну, что, Гриша, готовы? – обратился он сходу к Виноградову.
- Так точно! – не мешкая, произнес, он в ответ, - У нас всего под завязку, только Бенберин…
- А с ним что? Где он?
- Я здесь, Костя! Пришлось немного раздобыть провизии, мы ж еще не обедали…
Его слова вызвали у всех смех.
- Ты, как всегда, голодной смертью помирать не хочешь, - пошутил Карабанов, и тут же продолжил, - Ну, тогда, по машинам, и вперед! И не дай бог, кто-то не дождется меня, даже не стану говорить, что, я с ним сделаю.
На последние слова вряд ли, кто обратил внимание, они затерялись в реве двигателей танков, которые после размещения на них пехоты и саперов, рванули с места, оставляя за собой пыль и отработанные выхлопные газы.
Головной танк Никонова приютил на своем борту капитана Днепрова с группой своих разведчиков, и еще несколько человек десантников.
Старший лейтенант Никонов Константин Павлович родился в Астраханской области в небольшом селе Увары в 1922 году. До войны работал машинистом на пароходе. В Красной Армии с 1941 года. Окончил Камышенское танковое училище в декабре 1942 года, а уже в феврале 1943 года непосредственно принимал участие в боевых действиях. Он был уверен в каждом из своих подчиненных, все они были для него одной семьей.
На втором танке Гриши Виноградова, помимо десантников расположились трое саперов возглавляемые старшиной Сергеевым.
Гвардии младший лейтенант Виноградов Григорий Аркадьевич родился в 1912 году, в городе Кролевец, на Украине. После окончания семи классов, работал в родном городе на различных предприятиях, а затем по воле судьбы попал в Москву, где работал в типографии, до начала войны. Григорий ушел воевать с первых дней, был неоднократно ранен, контужен, но после выздоровления опять просился на фронт.
Гвардии младший лейтенант Василий Митрофанович Бенберин, родился в мае 1918 года, в далеком Казахстане в селе Богословка. До армии работал водителем. Принимал участие в советско-финской войне. В феврале 1944 года стал танкистом, окончив Орловское танковое училище. На его танке разместились десантники, которым досталось пыли и копоти больше всех.
Танки шли быстро. Попадавшиеся по пути подводы старались быстро уступить дорогу рвавшимся вперед танкистам, грозя кулаком вслед как нашкодившим мальчишкам. Никонов гнал свой эскорт, не обращая на это никакого внимания. Не доезжая населенного пункта Бодровники, отряд натолкнулся на засаду гитлеровцев, которые устроились прямо на дороге. Не снижая скорости, танки разнесли преграду в щепки, а десантники расстреливали убегающих немцев из автоматов.
- Не тратьте патроны, они нам еще пригодятся! – отдал приказ по рации Никонов, и стрельба прекратилась.
Танки, следуя приказу Гусаковского, продолжили движение по полевым дорогам и не встретив на своем пути никаких преград достигли окраин города Лович, где в условленном месте их должен ждать связной Ярек.
- И, где твой польский друг, капитан? – обратился Никонов к командиру разведгруппы.
- Я, думаю, что через пару минут, мы его увидим, а нет, я его уже вижу, - ответил Днепров, показывая на человека, показавшегося из оврага неподалеку от танков.
- Какая красота кругом, братцы – воскликнул Василий Бенберин, - кажется, и войны нет никакой!
- Да, тише, ты, а не то за рекой всех немцев перепугаешь, - пошутил над ним Гриша.
Как только, капитан Днепров переговорил со своим связным, он подозвал к себе Никонова и командиров двух танков.
- Ну, что хочу сказать, эта половина города, - он показал рукой на реку, - свободна, и немцев здесь нет. Наша задача обойти город по его окраинам и вдоль реки выдвинутся к мосту. В километре от него есть излучина там мы и остановимся, а дальше ножками. Нам надо подойти как можно ближе и выбить взвод охраны. Надо торопиться, машины с взрывчаткой уже в пути. Ярек покажет нам короткий путь.
- Ну, раз так, тогда по коням! Бери своего Ярека и на головной танк! – скомандовал Никонов и через пару минут, танки, свернув с проселочной дороги, двинулись па окраине Ловича к реке.
Проезжая мимо домов, казалось, что город вымер. Заслышав звуки двигателей, живущие здесь поляки, старались спрятаться, они еще не знали, радоваться прибытию Красной Армии или нет. Изредка попадались дети, глазевшие на танки из-за невысоких заборов, но и их  старались загнать в дома, чтобы не попасть под обстрел. Через пятнадцать минут показалась река и дорога, ведущая к мосту.
- Правильно? - спросил Никонов у Ярека.
- Так, так, пан офицер! – улыбаясь, ответил поляк.
- Ну вот, я советский солдат стал паном! – рассмеялся Никонов, - слышал бы это мой отец, он бы мне точно всыпал.
Все, кто был на танке, вновь рассмеялись. Костя постучал по броне и машина, дернувшись, двинулась по дороге и, выйдя к указанному, Яреком месту, встала. За ней остановились другие танки.
– Ну, что, старлей, я пошел! Жди моего сигнала и постарайся не медлить! Бросил Днепров Никонову.
- А может быть, попробуем на танках молниеносной атакой выбить фрицев с моста, капитан?
- Исключено! А если взрывчатка уже на мосту? Как только мы себя обнаружим, они попробуют его взорвать, Константин, а там мы по-тихому все сделаем и очистим мост для прохода. Не торопись, умереть никогда не поздно, лейтенант, - ответил ему Днепров и, увлекая за собой десантников вместе с саперами, двинулся за Яреком, который спустившись к реке ждал из на тропинке ведущей к мосту.
- Ни пуха! – бросил в след Виноградов.
- К черту! – ответил ему один из десантников, замыкавший группу пехоты.
Через несколько минут показался мост. Двигаясь вдоль берега, группу, скрывал камыш, который оказался хорошей маскировкой.
- Как, только мы начнем захват моста, наши товарищи помогут нам с другой стороны, - произнес Ярек остановившийся метрах в ста от возвышения, которое вело непосредственно на мост, - машины я пока не наблюдаю, а это значит, у нас еще есть неплохой шанс….
Он не успел договорить, как на противоположном берегу послышался звук работающего двигателя.
- А вот и машина! – оборвал его Днепров, - сколько ты говоришь на мосту немцев?
- Человек тридцать, всего, но большая часть находится на том берегу, - ответил польский товарищ и показал рукой на другую сторону.
- Слушай мою команду! Перебежками к мосту и не жалеть патронов! Этот мост нужен нам как жизнь. Сергеев, как только мы окажемся на мосту, пусть твои саперы, снимают установленную взрывчатку с опор. Понял меня?
Старшина махнул головой в знак согласия, после чего капитан отдал короткую команду:
- Вперед!
Рассредоточившись по склону, бойцы начали подниматься на мост. До позиций, охраняемых немцами, оставалось  около пятидесяти метров, когда наших бойцов заметили. Раздались автоматные очереди. Десантники, не останавливаясь, стреляли на ходу и рвались на мост.  Как говориться смелость города берет. Внезапная атака посеяла панику, и фашисты, оставляя позиции, начали бежать по мосту на другой берег. На другом берегу послышались выстрелы польских товарищей. Машина, которая пыталась въехать на мост, остановилась всего в нескольких десятках метров. Мост был взят. Днепров выпустил зеленую ракету и через несколько минут танки Никонова пересекали мост.
- Ну, что капитан, докладываю в штаб, что мост наш? – улыбаясь, спросил Никонов.
- Докладывай!
Он доложил в штаб об удачной операции и пока бойцы занимали оборону, переговорил с польскими товарищами, которые рассказали, что на станции готовятся эшелоны для отправки зерна в Германию, а в центре города формируется колонна для отступления.
- Что будем делать капитан? – посмотрел на него Никонов.
- Мост охранять старлей! Я, думаю, фрицы его просто так не отдадут!
- Вот, и останешься с бойцами его охранять, а я со своими танкистами постараюсь наделать шуму в этом городке, да так, чтобы они бежали из него без оглядки.
- Рискованно это, Константин,  в Ловиче очень серьезный гарнизон…
- Ну, и мы не лыком шиты! Часть поляков остается с тобой. Я возьму на каждый танк по проводнику, если не возражаешь?
- Бери, только будь осторожнее, береги себя и людей, старлей!
- Не переживай капитан, где наша не пропадала!
Никонов подозвал Виноградова и Бенберина.
- Слушайте мой приказ! Немец бежит, он деморализован, так поможем ему сделать это как можно быстрее и освободим этот городишко. Василий, ты возьмешь с собой, вон того парнишку, - он указал рукой на паренька который стоял в стороне и курил сигарету, - и постарайтесь создать как можно больше шума на станции, дорогу он тебе покажет. А мы с Гришей рванем в центр и попытаемся схватить их за хвост. Зачисляй в свой экипаж пана Ярека, Виноградов, он, если что, поможет, тебе не заблудиться. А я, возьму их командира, уж больно, он просился ко мне. По машинам!
Два танка сорвались с места и направились в центр города к управе, а машина Берберина свернула вправо и двинулась в сторону вокзала.
Ворвавшись на привокзальную площадь, танкисты обескуражили находившихся там немцев, но паника, быстро прошла, и противник стал оказывать достойное сопротивление. Наши бойцы отбивали атаку за атакой, но силы оказались неравные и танк вскоре окружили. Василию удалось связаться и сообщить об этом Днепрову, который успел на помощь с небольшой группой десанта и оттеснил фашистов. Подоспевшее подкрепление Карабанова выбило гитлеровцев с вокзала, полностью освободив его.
Никонов и Виноградов ворвались на центральную площадь и вступили в неравный бой. Мужественно сражаясь, экипажи танков, отражали контратаки противника, а дождавшись подкрепления стали преследовать его, за городом, узнав, что большая группа немцев прорвалась на шоссе, ведущее в Гнездо. Оба танка не раздумывая, бросились в погоню.
Догнав колонну, они стали огнем и гусеницами громить ее, а подоспевшие танки их батальона помогли завершить ее полный разгром. Итогом сражения стало уничтожение более шестидесяти машин, несколько пушек и два танка.
В самом конце боя танк Виноградова был подбит. Гриша встретил победу в госпитале. Как, рассказал мне Ярек, он узнал об этом после войны. Однако свидится, им так и не удалось. Он также рассказал, что в городе Лович этим бесстрашным ребятам был установлен памятник.
Все, три командира танка, принимавшие участие в этой операции и капитан Днепров были удостоены званий Героя Советского Союза, самой высшей награды, которой награждались наши воины за доблесть и героизм.
Прошло более двадцати пяти лет с той встречи, в поезде, а я вспомнил это сейчас, на фоне того что происходит в Европе, да и в самой Польше. Нас стали считать не освободителями, а захватчиками, разрушать памятники героям. Не знаю, жив ли пан Ярек, и что стало с памятниками в городе Лович, но одно точно я знаю Россию не сломить и рано или поздно, те, кто пытается править миром, это поймут, получив достойный отпор. Мужество и доблесть нашего народа неоднократно это доказывало, надеюсь, что наше поколение и следующие поколения будут брать пример и любить Россию, так, как ее любили и защищали наши деды и прадеды. В этом году нам предстоит праздновать семидесятилетие, той славной победы, которую, они завоевали. Я хочу низко поклониться им, от всех нас - Героям Великой Победы.


Рецензии
Добрый вечер,Уважаемый Игорь!!! Спасибо ВАМ : за новое о войне -сильное, жизненное произведение!!! Ещё больше узнала о событиях,подвигах советских и польских солдат во время Великой Отечественной войны!!! Вечная Слава :Героям,павшим на фронтах :за свободу и освобождение всех народов нашей страны и всех народов мира, которые были под оккупацией фашистских захватчиков!!! Никто не забыт-ничто не забыто!!! Пусть всегда и везде -будет мир, мир в наших сердцах и мир во всём мире, и мир во всех наших домах!!! Успехов ВАМ, Уважаемый Игорь и
новых прекрасных произведений!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

Зоя Кресанова   24.11.2016 18:12     Заявить о нарушении
Спасибо! Дай бог, чтобы наши дети жили в мире!
С уважением Игорь Левашов

Игорь Левашов 2   25.11.2016 11:00   Заявить о нарушении
На это произведение написано 9 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.