Вопрос жизни и смерти. Или вопрос жизни или смерти

           — Ты пойми, что это согласие Кити на брак для меня вопрос жизни и смерти (Из романа Л.Толстого «Анна Каренина»).
           Фразеологизм «вопрос жизни и смерти» во всевозможных словарях  означает: существенно, много значит, имеет большое значение, имеет принципиальное значение, имеет важное значение, первостепенное значение. Да, по-видимому, это так и есть, учитывая пугающее слово, присутствующее в выражении. Фраза как бы поднимает на предельную высоту остроту вопроса, усиливает значимость. Но вопрос заключается в том, какой союз должен здесь фигурировать? Союз «и» или «или»?
         Если разобраться, все происходящее под луной так или иначе является вопросом жизни и смерти. Других вариантов просто нет. Так о чем идет речь в конкретном случае, когда приводится данная фраза с «и»? О жизни? О смерти? Дело в том, что союз «и» не обостряет вопрос, он не предполагает  радикальный выбор, это всего лишь перечисление того и другого. Фраза с союзом «и» ясно не указывает на то, что возможна противоположная жизни альтернатива.
        Несмотря на то, что речь идет о фразеологизмах — сложившихся устойчивых выражениях, вопрос остается. Фразеологизм «вопрос жизни и смерти» не относится к таким фразеологизмам — словосочетаниям, смысл которых невозможно понять из значений составляющих их слов («бить баклуши» или «отбросить копыта»). Как раз значение данного фразеологизма более или менее понятно, и тот или иной союз в какой-то мере меняет смысл фразеологизма.
         «Быть или не быть» — вот это радикальный выбор, где нет никаких сомнений в резкости постановки вопроса. Именно союз «или» предполагает пронзительную остроту  альтернативы между жизнью и смертью. Кстати, правила русского языка союз «и» относят к соединительным союзам, тогда как союз «или» имеет разделительное значение, более подходящее фразеологизму.
         Представьте себе, что в темном закоулке к вам подходит разбойник и говорит: «Кошелек или жизнь!». Сразу ясна острота вопроса. Он же не скажет: «Кошелек и жизнь!». В этом случае вопрос вообще не нужен. Он без лишних вопросов может забрать у вас и то, и другое.
          «Победа или смерть!»  — вдохновенно говорит полководец, держа речь перед стройными рядами воинов, ясно указывая, что у мужественных солдат есть только два варианта, где исключено бегство с поля боя. Попробуйте заменить в ней союз «или» на «и». «Для каждого француза, обладающего мужеством, настал час победить или умереть» — из приказа Наполеона перед битвой при Ватерлоо.
         Быть может, вопроса с союзом и не было бы, коль речь идёт о фразеологизмах, для которых даже есть отдельный словарь, но у Тургенева в рассказе «Сон» (в аналогичной фразе) присутствует союз «или». Он пишет: «Но одна мысль засела во мне гвоздем: я решился непременно, во что бы то ни стало, снова найти этого человека! Зачем? с какою целью? – я не давал себе отчета, но отыскать… отыскать его – это сделалось для меня вопросом жизни или смерти!». 
         Ясно, что возникает неопределенность.
         В известном выражении: «Он находился между жизнью и смертью», несмотря на союз «и», видна альтернатива. Но здесь фраза сформулирована таким образом, что есть взаимоисключающий выбор.
       Конечно, все эти доводы меркнут перед одним весьма существенным обстоятельством — так принято говорить («вопрос жизни и смерти»), фразеологизм принят в обращение с давних времен и всем ясно, о чем идет речь.
         


Рецензии