Эсмеральда

  Игорь Эльчин ехал по Парижу. В этом небольшом захолустном городке не было ни Эйфелевой башни, ни Нотр Дама, а находился он в штате Техас. Большинство Техасских Парижан работало сезонными рабочими на соседних фермах и для того, чтобы обеспечить их постоянной работой, руководство штата предоставило промышленнику Бобу Кеннеди очень выгодные условия для строительства завода. Главным инженером проекта был Рэй Китли. До начала рецессии Китли руководил фирмой, в которой работал Игорь, потом ушёл на пенсию и с тех пор на его бывшем посту сменилось пять человек.  Все они, не справившись с поставленной задачей, оказались на улице. Когда директором предложили стать Игорю, он попросил несколько дней на размышления. В тот же вечер ему позвонил Рэй Китли.
  Рэй был его старшим другом. Сначала он принял Игоря на работу, потом сделал начальником отдела, а уходя на пенсию, рекомендовал в совет директоров. Игорь стал самым молодым членом совета и не сомневался, что Рэй и теперь приложил руку к его назначению. Рэй Китли был человеком очень деятельным, уйдя на пенсию, заскучал и когда Кеннеди пригласил его к себе, не раздумывая, согласился. Разговаривая с Рэем, Игорь пытался как можно больше узнать о Бобе Кеннеди, но Рэй знал лишь, что тот заядлый охотник и недавно вернулся из Африки, куда летал на собственном самолёте. Как обычно, он привёз оттуда охотничьи трофеи.
-Скоро ты сам их увидишь, - сказал Рэй.
-Для начала мне надо найти ваш офис, JPS говорит, что такого адреса не существует.
-Правильно говорит. Здесь пока ещё ничего нет, но ты не беспокойся, заблудиться у нас нельзя. Поедешь по единственной в Париже асфальтированной дороге, остановишься около стройки и если сам не догадаешься, где мы находимся, я тебя встречу. Надеюсь, что ты меня узнаешь.
 Игорь узнал его сразу. Он курил с симпатичной, хорошо одетой женщиной у входа в непритязательное одноэтажное здание. Игорь запарковался, вышел из машины и направился к ним, переводя взгляд с Рэя на женщину. У него даже мелькнула мысль, что если бы его командировка не была такой короткой, то вполне можно было бы закрутить с ней роман. Когда он подошёл, она первая протянула ему руку и сказала:
-Меня зовут Мерил, я жена хозяина завода.
-Я директор компании «Зерно США», Игорь Эльчин. Я привёз смету на проект и хочу убедить господина Кеннеди заключить с нами договор. 
-Откуда вы приехали?
-Из Миннесоты.
-А в Миннесоту? 
-Из Москвы, но не той, которая в Айдахо, а той, которая является столицей России.
-Вы могли и не расшифровывать, я поняла это по вашему акценту. А в России вы всегда так пристально рассматривали незнакомых женщин?
 Игорь подумал, что Мерил правильно оценила его взгляд и, наверно, именно поэтому сразу же представилась, указав ему его место. 
-Да, вы знаете, тамошние законы отличаются от Американских, - ответил он.
-Теперь знаю, - сказала она, - а можно туда поехать поохотиться.
-Вполне. Я даже дам вам список тех, кого надо пристрелить в первую очередь.
-Ну что ж, если вы будете нашим егерем, мы подумаем, - ответила Мерил.
-Извините, это я пошутил.
-Я тоже, а теперь ответьте на мой вопрос об охоте по существу.
-В России сейчас всё на хозрасчёте и если вы готовы заплатить, вам даже разрешат поохотиться там, где это делали члены советского правительства. В их хозяйстве водятся любые животные.
-Откуда вы знаете?
-Я был знаком с тамошним егерем, - соврал он.
-В таком случае расскажите поподробнее, - попросила она. Лицо её, в общем красивое, не выражало никаких эмоций и было больше похоже на маску.
-Хорошо, - согласился Игорь. Он подумал, что Мерил, как первая дама Техасского Парижа, наверно, считает невозмутимость признаком принадлежности к высшему свету и ему захотелось её растормошить.
-Это было особое место, - начал он, - а то, что там делали высшие партийные деятели, охотой назвать нельзя. Они стояли на специальной платформе, к которой егеря выгоняли животных. У каждого из них была своя любимая жертва и в хозяйстве в специальных загонах держали для одного руководителя лосей, для другого - лис, для третьего - волков. Убьют двуногие звери четвероногого и идут в баньку, а повара пока готовят им обед. Однажды Хрущев с Хоннекером решили поехать на охоту и секретарь Никиты Царевича сообщил об этом в хозяйство. Егеря чуть в обморок не попадали: они точно знали, что Хоннекер любил стрелять зайцев, а у них за день до этого ушастые подрыли проход под забором и убежали в лес. Когда это сказали Хрущеву, он начал топать ногами и кричать, что всех сошлёт в Сибирь за вредительство. Тогда главный егерь предложил:
-Никита Сергеич, давайте возьмем заячью шкуру, зашьём в нее кота и выпустим на Хоннекера. Он издалека не заметит, выстрелит и пойдет в баньку, а мы тем временем ему рыночного кролика зажарим!
 Хрущёв нехотя согласился и, когда пришло время охоты, загонщики выгнали кота в заячьей шкуре. Хоннекер выстрелил и промахнулся. А заяц во всю глотку заорал: "Мя-а-у-у!" и в два прыжка взлетел на самую верхушку дерева. Хоннекер ружье выронил, взялся за сердце, сел на землю, а встать уже не может – инфаркт.  Его тут же в «Скорую» и в Москву. Хрущёв же решил себе отдых не портить и пошел в баню, а на следущий день поехал в больницу к своему гостю. Тот уже очухался и даже принял шнапса, а увидев Хрущёва, в приливе откровенности сказал:
-Дурак Гитлер, как он рассчитывал победить страну, где зайцы по деревьям лазают.   
-Нам такая охота не подойдёт, - сказала Мерил, не улыбнувшись, - Боб любит естественные условия, - затем, загасив сигарету, добавила, - я ему скажу, что вы приехали. Он зайдёт к вам, как только освободится.
  Когда она ушла, Игорь, указав на ямы для фундамента, спросил:
-Вы серьёзно рассчитываете получить первую продукцию до конца года?
-Таков план, - ответил Рэй, - поэтому Кеннеди и пытается выбрать наиболее надёжных партнёров. А ты думаешь, вы сможете это сделать?
-Конечно, только ведь сначала надо крышу построить, а то придётся оборудование под открытым небом размещать.   
-Не беспокойся, не придётся.
  Они зашли в офис. Стены его были украшены охотничьими трофеями. Там висела шкура бурого медведя, торс лося с могучими рогами и чучело не менее величественного тура. Все звери смотрели на посетителя большими, печальными глазами.
-Видишь, какие они все грустные, – сказал Рэй.
-А что им радоваться, - ответил Игорь, - до встречи с Бобом они были живы, бегали по лесу, растили потомство и дрались с соперниками, а теперь из них всё выпотрошили и повесили на стену. Как бы ты себя чувствовал, если бы с тобой проделали то же самое.
-Я бы себя уже никак не чувствовал.
-То-то и оно.
-Ты только хозяину этого не говори. Он может обидеться, он ведь страстный охотник, даже в Африку ради этого летает.
-Но если он тратит такие деньги на развлечения, то почему так хочет сэкономить на налогах?
-Чудак, одно дело собственные удовольствия, а другое - дань государству. Кроме того это не наше дело, - сказал Рэй и стал раскладывать на столе чертежи.
    Через несколько часов в кабинет вошла Мерил с высоким, очень пожилым мужчиной.
-Здравствуйте, - сказал он, - я Боб Кеннеди, хозяин завода.
-А я менеджер, - добавила Мерил.
-Раньше вы представились как жена, – заметил Игорь.
-Я получаю сразу две зарплаты, - сухо ответила она.
 Боб посмотрел на неё как отец на шаловливого ребёнка и, переведя взгляд на Игоря, начал говорить так быстро и с таким тяжёлым южным акцентом, что Игорь даже не уловил общий смысл. Он растерянно посмотрел сначала на Рэя, а потом на Мерил. Она поняла, в чём дело и, переводя слова мужа с Техасского английского на обычный, сказала:
-Боб хочет быть уверенным, что до конца года вы закончите первую очередь и завод даст очищенное зерно. Ведь если мы отгрузим хотя бы мешок риса, то официально будет считаться, что предприятие пущено в эксплуатацию и мы уже в этом году сможем списать с налога очень приличную сумму.
-Мы приложим все силы, чтобы сделать это, - ответил Игорь, - в крайнем случае, я сам приеду, вручную промолочу зерно и лопатой закидаю его в машину.
 На сей раз растерянность промелькнула в глазах Кеннеди. Он явно не понимал нового для него акцента. Мерил почувствовала его замешательство и, чтобы помочь мужу, спросила Игоря:
-Значит, вы даёте слово, что, в крайнем случае, лично приедете сюда, цепями перемелете зерно и лопатой закидаете его в машину?
-Обещаю, - поклялся Игорь, приложив руку к сердцу.
-Покажите мне смету на установку оборудования, - сказал Боб.
  На сей раз Мерил не пришлось переводить. Игорь, разобрав во фразе Кеннеди слова «смета» и «шеф», протянул Бобу документы. 
-Мне нужно время, чтобы всё это изучить, - сказал он, - а сейчас пойдёмте обедать.
-Куда? – спросил Игорь, - я не видел здесь ни одного ресторана.
-Вы невнимательно смотрели, в Париже есть всё, - возразила Мерил.
-Значит, у вас должен быть Нотр Дам и Эсмеральда.
-Эсмеральда... – начал, было, Боб, но Мерил быстро его перебила, - у нас нет ни Нотр Дама, ни Нотр Дамочки, зато в офисе есть свой повар, который уже всё приготовил.
  Они прошли на кухню, где женщина в колпаке и белом халате расставляла различные блюда. Выбор был невелик, но выглядело всё очень аппетитно. Они наполнили тарелки и вернулись в кабинет.
-У меня есть смета от местной фирмы, которая берётся сделать проект гораздо дешевле, - сказал Боб. Игорь уже знал это, так что и на сей раз обошёлся без перевода.
-У небольших компаний всегда меньше расходы, - ответил он, - но при теперешней экономике они могут в любой момент разориться, да и качество их работы не гарантировано. Моя же фирма в бизнесе больше ста лет и пока еще не было ни одной рекламации. Кроме того, мы всё делаем сами, а, значит, вероятность ошибок гораздо меньше.
  Боб кивнул, он и без объяснений знал, какие козыри имеются у представителя крупной компании и какие обещания он готов дать, чтобы получить заказ, поэтому и ему перевод не понадобился. Игорь, увидев, что его поняли, продолжил, - я готов пробыть у вас столько, сколько потребуется, чтобы согласовать детали.
-Тогда позвони в аэропорт и перенеси рейс, - сказал Рэй, - твой самолёт вылетает через три часа, а у нас ещё много работы.
-Остановиться вы можете у меня, - сказал Боб, - посмотрите мою коллекцию. А я к тому времени закончу дела и мы вместе пообедаем. Вылетите завтра утром.
  Когда супруги вышли, Рэй сказал:
-Увидишь, как живут миллиардеры. Только не показывай,  что жалеешь застреленных животных. Это уменьшит твои шансы на выигрыш тендера. Боб млеет, когда люди с похвалой отзываются об его охотничьих успехах, а работы нам осталось не так уж много. Я думаю, мы скоро управимся. 
  Когда они закончили, Мерил сказала, что Боб ещё занят и приедет позже.
 Дома она проводила Игоря в гостевую комнату. Он поставил чемодан и огляделся. Из окна открывался вид на озеро. Рядом с камином стояло чучело огромного медведя, вокруг которого была воссоздана часть леса. Игорь подошёл к композиции и заглянул медведю в глаза. Они не были такими грустными, как у животных в офисе.
-Правильно, - сказал он, потрепав гиганта по морде, - печалиться уже поздно. Радуйся, что от тебя хоть шкура осталась.   
   Затем он принял душ и спустился в гостиную.
-Мне только что звонил Боб, - сказала Мерил, - он должен срочно лететь в Небраску. Вернётся он, скорее всего, завтра, так что нам придётся обедать без него, а пока Джейн накроет на стол, я вам покажу нашу коллекцию.
  Они прошли в большой зал на первом этаже, стены которого были украшены чучелами самых разнообразных животных. Под каждым висела табличка, указывавшая, когда и где оно было убито, а рядом - картина, изображавшая то же животное в лесу. География охватывала обе Америки, Африку и Азию.
-Это бизон, - сказала Мерил, указывая на картину, - я поймала момент, когда егеря так взбесили его, что он готов был поднять их всех на рога.
-Так вы художник? – спросил Игорь.
-Нет, фотограф.
Игорь внимательно присмотрелся и увидел на картинах такие мелкие детали, которые не стали бы выписывать даже старые мастера. Бизон, которому осталось жить всего несколько секунд, мчался на своих врагов. Глаза животного сверкали от ярости. В них не было и следа той печали, с которой все чучела в доме Кеннеди смотрели на своих товарищей по несчастью.
-Это кугуар, - продолжала Мерил, - ещё его называют горным львом. В основном, они водятся на Юге, но этот забрёл к нам из Калифорнии. Его мне живым сфотографировать не удалось, я сделала снимок его родственника в сафари. – Она подошла к следующему чучелу. - Это кабан, а это снежный баран. Он пока ещё встречается в Северной Америке, но, к сожалению, всё реже и реже.
  Фотографии, висевшие в зале, представляли собой прекрасные виды природы, заключённые в рамы. Для того чтобы сделать их, требовалось высокое мастерство и очень дорогое оборудование. Особенно Игоря привлёк триптих с орлом. На первой картине гордая птица представала перед зрителем на вершине горы с зажатой в когтях добычей, на следующей - в разгар кровавого пира, когда сердито осматривала окрестности, а на третьей - после трапезы, когда расправив крылья, собиралась подняться в небо.
-Нравится? – спросила Мерил.
-Очень.
-Мне тоже. Я люблю фотографию гораздо больше, чем охоту, и езжу с Бобом только в качестве фотокорреспондента, но он настоял, чтобы я научилась стрелять.
-Зачем?
-На всякий случай. Вдруг кто-нибудь захочет нас ограбить.
-Для этого есть секьюрити.
-Боб предпочитает охранять себя сам. И хотя он всегда попадает с первого выстрела, мне он говорил, что в экстремальной ситуации обязательно сделает и второй, контрольный, чтобы никаких дискуссий о том, кто прав, а кто виноват не возникало и присяжные на суде слышали лишь его интерпретацию событий. Он и от меня требует держать заряженный пистолет под рукой.
  В этот момент раздался голос из домофона:
-Обед готов.
-Я собиралась сделать обед сама, - заметила Мерил, - но Боба нет, а вам, я думаю, всё равно, поэтому я попросила Джейн. Она готовила нам в офисе и я видела, что вам понравилась её кухня, - Мерил повела Игоря в столовую, а сев за стол, обратилась к поварихе, - Джейн, наш гость оценил твоё кулинарное искусство и в качестве благодарности согласился рассказать нам о своей жизни в России. Ведь ты хотела бы узнать, как живут люди на противоположной стороне Земного шара.
-Там живёт больше двухсот миллионов и рассказ получился бы слишком длинным, - сказал Игорь.
-Тогда ограничимся вашей собственной жизнью, - сказала Джейн, подыгрывая своей хозяйке.
-Ну, вот, - подумал Игорь, - теперь я должен развлекать и эту мумию и её повариху. Нашли клоуна.
-Это неинтересно, - сказал он, - я несколько лет жил в одной квартире с родителями жены.
-Наоборот, - возразила Джейн, - таким жизненным опытом у нас мало кто может похвастать. Правда, Мерил?
-Правда, - согласилась та, - я не могу.
  Игорь посмотрел на женщин, подумал и стал пересказывать фильм «Тёща». Кино это было очень похоже на то, что пережил он сам, поэтому он так хорошо его и запомнил, а эпизоды, которые со стороны могли показаться смешными, в своё время вызывали у него горечь и злость. Он надеялся, что всё это уже в прошлом, что теперь, в другом мире, эти давние события не будут его волновать, но постепенно разнервничался и, не закончив очередной эпизод, сказал:
-Представление о моей жизни в Советском Союзе вы получили и мне не хочется вас больше утомлять. Я и так говорил полчаса.
-Не расстраивайтесь, - сказала Мерил, - у каждого свои трудности. У меня они тоже были, когда я вышла замуж за Боба. В отличие от его первой жены я считаю, что мы не вправе ради потехи отнимать жизнь у зверей, а особенно у медведей. По-моему это добродушные, сильные существа, которые питаются только слабыми, больными и глупыми. Я хотела убедить в этом Боба, но сделать это было невозможно. Тогда я заказала себе халат из старой медвежьей шкуры и носила его, не снимая. Боба же на всякий случай я просила не класть ружьё рядом, чтобы он не поддался охотничьему инстинкту. Постепенно он привык к гуляющей медведице и когда после длительного перерыва пошёл на охоту, не смог стрелять в косолапых. Вернувшись, он даже переставил чучело бурого медведя в комнату для гостей.
-Вы могли продолжить в том же духе и сделать халат из шкуры льва, тигра и пумы.
-Могла, но прежде чем я успела об этом подумать, Боб мне это запретил, так что других халатов у меня нет и до сих пор во время бессонницы я гуляю по дому в медвежьей шкуре, - она посмотрела на Игоря своими бесстрастными глазами, но ему показалось, что на долю секунды в них промелькнуло приглашение погулять вместе. Как бы опровергая его подозрения, она продолжила, - уже поздно, а у вас был тяжёлый день. Пора отдыхать. Завтра я объясню вам, как доехать до аэропорта, а теперь спокойной ночи.
-Спокойной ночи.
   У себя Игорь подумал, что Мерил странная женщина. Весь день она ходила с каменным лицом. Может быть, это мания величия, а может, даёт себя знать разница в возрасте с мужем. Увлечение фотографией полного удовлетворения ей принести не может. Она бы, наверно, и не прочь пофлиртовать с приезжим, но боится Боба. И правильно делает. Он здесь Бог, царь и воинский начальник и если вдруг увидит мужчину в своей постели, то уложит его с первого выстрела, но на всякий случай сделает и второй, контрольный. А чтобы жене неповадно было наставлять ему рога, повесит чучело её любовника среди своих охотничьих трофеев, а на табличке напишет где, когда и за что этот homo sapiens был лишён жизни. И никто ему ничего не сделает. 
  Игорь вдруг вспомнил, что совсем недавно проходил суд над жителем Флориды, который застрелил свою жену. В ужасе от содеянного, убийца тут же позвонил в полицию и во всём признался. Звонок был записан на плёнку и многократно проигран в суде, но, несмотря на это, адвокат преступника утверждал, что женщина сама наложила на себя руки. Произошло это, якобы, после того как она потребовала героин, а его клиент силой удержал её от наркоты. Её начало ломать, она потеряла рассудок и застрелилась, а её муж взял вину на себя. То есть он убил жену не в прямом, а в переносном смысле. В общем, адвокат так ловко вёл дело, что его клиента оправдали. Причём подсудимый не был даже миллионером, что уж говорить о Кеннеди, который всех членов жюри может купить с потрохами. Кстати, гарантий того, что Мерил хочет видеть его в своей спальне, тоже нет, а если учесть что у неё всегда под рукой заряженный пистолет, то не стоит залезать под шкуру давно убитого медведя.
   Он повернулся на бок и вскоре заснул.
  Проснулся он оттого, что кто-то положил ему руку на плечо. У кровати стояла Мерил в халате из медвежьей шкуры.   
-В нашем Париже тоже есть Эсмеральда, - сказала она тихо и сбросила халат на пол…
 
***
     Утром Игорь принял душ, оделся и пошёл на кухню.
-Завтрак готов, - сказала Мерил, расставляя приборы, - я сделала его сама, чтобы вы не подумали, будто я не умею готовить.
-А может, обойдёмся без завтрака? – игриво спросил он, направляясь к ней, но она так посмотрела на него, что он остановился на полпути. В её взгляде не было и намёка на ночное происшествие.
-Как вам спалось? – спросила она ледяным тоном.
-Очень хорошо, - ответил он, - мне приснилось, будто ко мне пришла в гости медведица.
-Большая или малая?
-Средняя.
-А что было дальше?
-А дальше - как в сказке - она превратилась в красивую женщину и я провёл с ней потрясающую ночь. Мне казалось, что ей тоже было приятно и я надеялся, что она оставит мне визитную карточку с адресом своей берлоги.
-Ну, и оставила?
-Нет.
-Значит, всё это вам только приснилось и на вашем месте я бы благодарила судьбу за то, что медведица ушла по-английски. Она ведь могла разорвать вас в клочья. 
-За такую ночь не жалко.
   Мерил оторвала взгляд от стола, пристально посмотрела на него и, чётко выговаривая каждое слово, сказала:
-Нет, всё-таки жалко, но чтобы этого не произошло, я постараюсь убедить Боба отдать заказ местной фирме.































Уважаемые читатели!
Этот рассказ вошёл в недавно вышедшую книгу "Римские каникулы", которую можно приобрести:
http://www.moscowbooks.ru/book.asp?id=839591
Мой роман «В старом свете» вошёл в "длинный список" премии им. Бунина 2015 г. Первая глава романа размещена на этом сайте. Приобрести книгу можно на OZON.RU:
http://www.ozon.ru/context/detail/id/29727272/
Жители США могут приобрести книги у автора. Цена $10 с пересылкой. Адрес: v_vladmeli@mail.ru


Рецензии