Мсье, же не манж па сис жур

Начало: http://www.proza.ru/2012/03/21/1013


День рождения отметили без особого пафоса. Если не считать деликатесных колбасок “Лапочки оближешь” и бараньей ножки, всё прошло буднично и скучно. А ведь могли бы и в парк сводить. Ника хорошо запомнила место миниатюрной помойки. Да и как было не запомнить — от неё шёл такой изумительный аромат! Если потереться ушками, а ещё лучше поваляться, то до самого дома можно наслаждаться благовоньем. Правда, юная мамочка да и старшая хозяйка её восторга не разделяли. Себя бы лучше понюхали. Французские духи, они ведь тоже, знаете ли, на любителя.
В довершение праздник был испорчен соседкой. “Почему ваша собака воет?” Что значит “воет”? Не воет, а поёт. Пищащую утку отобрали. А без музыкального сопровождения петь было совершенно неинтересно. Вроде бы мелочь, но иногда и она может переполнить чашу терпения.
Затаив обиду, Никуша взяла баранью ножку и пошла в комнату. Памятуя, что беда не приходит одна, у порога она притормозила. Интуиция подсказывала, что за косяком поджидает опасность. К Нюськиным побоям пёса давно привыкла, но вот подарок было жалко. Видит бог — отберёт.
Честно говоря, тумаки достали. Зажав вкусняшку в зубах, она осторожно подошла и протянула лапу. Удара не последовало. Либо кошка научилась распознавать хитрость, либо её там не было. Осмелев, Ника осторожно высунула голову — путь был свободен.

Купленная в зоомагазине ножка оказалась столь приятной на вкус, что оставлять её без присмотра было никак нельзя. Укромных мест в квартире практически не осталось, а те, что имелись, особой надёжностью не отличались. К тому же хозяйка обладала прескверной привычкой наводить порядок. Ладно бы только середину мыла, так нет, лезла во все углы.
По здравому рассуждению, единственным пригодным местом для схрона оставался кошачий лоток. Пока домашние были заняты не пойми чем, Ника разгребла ямку, и, уложив сокровище на дно, тщательно замаскировала. Рассыпанный по полу наполнитель можно было легко списать на кошку - её вотчина.
Оставалось обеспечить наблюдение за сохранностью стратегического объекта. С Нюськи станется, совести-то совсем нет, может заведение и по назначению использовать.
Никуша ещё раз оглядела тайник и прошла на кухню. В миске пылился всё тот же ненавистный корм. Когда Нике его купили впервые, она схомячила чуть ли не полную чашку. Но как только псинка смикитила, что так её будут кормить всегда, она запереживала: “Ещё чего придумали, сами бы ели эту сухую дрянь”.
Хозяйка не была скрягой, но Нюськины приборы ставила на подоконник. Отговорку придумала наиглупейшую, видите ли, в кошачий корм добавляют таурин, и для собак он вреден. Какой такой на фиг таурин? Так бы уж и сказала, что жалко.
Покрутившись у окна, Никуша встала на задние лапы, потом на цыпочки, но вожделенное лакомство было задвинуто в дальний угол.
В попытке отстоять право на вожделенный корм, Никуша что только не предпринимала... Последним аргументом стал ковёр. Ника не только обгрызла бахрому, но и попыталась съесть его полностью. Шансы на успех были минимальными, но она старалась. Недостаток времени и объём сослужили дурную службу. Если бы всё получилось как надо, утром можно было бы сделать невинную физиономию: “Ковёр? Какой ковёр?..” А так… И понеслось: “Зараза, пакостница, кровопийца!..”
Никуша сидела и язвительно думала: “Сами виноваты. Достали со своим мясом, курицей и “Аканой”. Нюську-то вон “Роял Канином” кормите”.

Ближе к ночи хозяева засуетились. Принесли из кухни перец и зачем-то рассыпали по периметру ковра. Никуша с интересом принюхивалась и наблюдала - пахло гадко.
Утром, едва забрезжил рассвет, она встала, подошла и лизнула… Вкус как вкус - ничего особенного. Не сказать что приятный, но и не отвратительный.
Утром домашних ждал сюрприз - оставшаяся часть бахромы лежала жалкой обмусоленной кучкой. Что тут началось: “Она ест перец!” “Что за предрассудки? Почему, собственно, собака не может позволить себе перец? Не то чтобы за уши не оттянешь, но вкус пикантный”.   

На прогулке, видимо, чтобы купить успокоительное, хозяйка зашла в аптеку. Диалог насторожил изначально.
— Вам левомицетин в капсулах или в таблетках?
— Даже не знаю…
— От живота?
— Нет, от собаки.
Вечером таблетки растолкли и обсыпали ими то, что когда-то было бахромой. Пахло омерзительно.
Едва первые солнечные лучи осветили комнату, Ника поднялась и потрусила к рабочему месту. "Вчера перец, сегодня левомицетин…" Она плевалась, плакала, но ела. 
К пробуждению домочадцев суточная норма была выполнена. Нужно ли рассказывать о произведённом эффекте... Досталось крепко, и не только тапкой по попе, но и по голове. А вот это уже было лишним. Ни одна уважающая себя собака подобного унижения не простит.
Никуша понимала, что дальше будет только хуже, и что нужно срочно что-то предпринимать. Но что?.. Лишение поцелуя на ночь, хозяев особо не напрягало. План должен был быть более действенным, таким, чтоб проняло до слёз, чтоб стало стыдно не только перед ней, но и перед всем собачьим племенем.
По всему выходило, что решить проблему в семейном кругу не удастся. Придётся выносить сор из избы, или использовать группу поддержки "в темную".
Пришедшая на ум мысль относилась к разряду тяжёлой артиллерии.

Выйдя на улицу, Ника внимательно осмотрела двор. На газоне пожилая дама кормила голубей. Пёса подбежала и, разогнав пернатых конкурентов, живенько смела крошки. Женщина, укоризненно взглянув на хозяйку, накрошила ещё. Глотая хлеб, псинка радостно думала: ”Пусть теперь объяснит людям, почему морит такую хорошую собаку голодом”. 
Но это было ещё не всё. Остальную часть плана пёса приберегла “на десерт”.
Вечером хозяйку навестила приятельница. К ужину была подана гречневая каша с курицей. Ника не просила - она безотрывно смотрела гостье в рот. Каша тут же перекочевала в собачью чашку. Хозяйка иронично заметила: “Да ты что, кашу она есть не станет. Даже не предлагай”.
Неопределённо пожав плечами, женщина кивнула на чисто вылизанную миску и положила добавки.
Никуша ела и думала, что всё складывается весьма удачно. Во-первых, хозяйку опозорила, во-вторых, подружку пристыдила.
В следующий раз будет знать как в гостях за стол садиться. Пусть видит, что и самим мало, даже собака голодной ходит.

Как известно, аппетит приходит во время еды. Скоро Нике стало казаться, что её и впрямь могли бы кормить много лучше. Себе-то вон, и конфеты, и печенье покупают.
Как-то, гуляя в парке, она увидела под деревом ничейную печенюшку. Никуша так обрадовалась! Но едва псинка схватила лакомство в зубы, как откуда ни возьмись прилетела ворона. Больно ударив клювом в лоб, она выхватила печеньку и села на ветку. Ника хотела было её облаять, но здравый смысл подсказал, что провокатор только этого и ждёт, и что она не первая и не последняя жертва. Одно утешало - если не получилось съесть, то хотя бы обслюнявила. 

С наступлением лета Никуша с семьёй стала выезжать за город. Лес, река, свежий воздух - это было как раз то, что и нужно для полноценного отдыха собаки.
По приезде на пляж Ника первым делом  пошла знакомиться с соседями. Женщина и дети впечатления не произвели, а вот глава… Он называл её ласково “братаном” и угощал “Докторской”. Никуша безропотно соглашалась — братан так братан.
Вкус колбасы от этого не менялся. 
После очередного заплыва аппетит разыгрался зверский. Домашние запасы курицы и котлет давно были съедены. Подойдя к соседу, Ника состроила жалобную моську и по-собачьи произнесла: “Мсье, же не манж па сис жур”*.  Мужчина показал пустой пакет и виновато развёл руками. “И когда только успели всё слопать?” Пришлось продолжить паломничество.

Методика прижилась. Сидя перед столом, пёса принимала подобающе скорбный вид и заводила известный репертуар.
Хоть домашние и понимали, что она врёт, тем не менее подавали. 
C высоты прожитых месяцев Ника всё чаще убеждалась, что с такой собачьей жизнью и никакой человеческой не надо. Оставалось обработать кошку.
Нюська сидела на подоконнике и с аппетитом уплетала “Шебу”. Псинка подошла: “Мсье…” Киса удивлённо обернулась.
Если б Нюся могла, то показала бы фигу, но, увы, подобная конфигурация была выше её возможностей. Поэтому она просто дала по морде.
Господа, если вдруг вы встретите рыжую бестию и услышите “Мсье…”, не проходите мимо.

*“Мсье, же не манж па сис жур” — Господа, я не ел шесть дней.
Цитата из романа "Двенадцать стульев" Ильи Ильфа и Евгения Петрова.


Продолжение: http://www.proza.ru/2015/12/27/5


Рецензии
Читал с интересом.

Валерий Сизов   03.05.2017 19:13     Заявить о нарушении
Рада, что рассказ вам понравился.

Татьяна Матвеева   04.05.2017 04:20   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 73 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.