Палата 8

Иллюстрация из интернета
 
                                               ПАЛАТА  №  8

      Февраль 2014 года выдался совсем не зимний. По-прежнему таял снег, и оставались лишь его белые «проталины» на обочинах дорог, в тени заборов и на газонах. К утру вода в лужах вдоль шоссе, тротуаров  и у подъездов замерзала, образуя опасные для пешеходов  скользкие ледяные островки.  Травматологическое отделение Центральной районной больницы не успевало принимать «сезонных» больных с серьёзными переломами и ушибами конечностей.

      Палата № 8 состояла в основном из таких больных.
      Наталья Филипповна находилась на профилактическом лечении по поводу давней травмы, случившейся с ней несколько лет назад. Тогда на вытяжке без движения она пролежала семь месяцев. Надо сказать, человек она уникальный.

      Некоторое время для меня был загадкой её возраст. Среднего роста, стройная, без лишнего веса, подвижная и физически, и эмоционально, коммуникабельная, отзывчивая, оптимистичная, в юности была участником Великой Отечественной войны, имеет награды. С каждым из находившимся в палате Наталья Филипповна находила общий язык и, будучи сердечно услужливой, помогала всем, кто не мог ходить. Держалась она всегда бодро, иногда с мерой тонкого непритворного кокетства, почти несвойственного женщинам в этом возрасте.

      Мы все в палате поразились, когда случайно узнали, что ей 87 лет! Только неделю спустя я догадалась, что вместо своих длинных когда-то волос, потерянных на больничной подушке во время долгой вытяжки, она носит симпатичный парик, который ей очень шёл и был под цвет её короткой стрижки.  Она настолько была подвижной, находилась в деятельном участье в жизни палаты и  больничного распорядка, что, казалось, у неё ничего и не болело. Только в последние дни, перед выпиской, мы услышали от неё жалобы, высказываемые доктору.  Выписывалась она вполне светской дамой: в брюках, подчёркивавших её стройную фигуру и  модном шёлковом джемпере свободного покроя.

      Лидия Геннадьевна поступила на отделение по поводу колена, оперированного полгода назад.  Для лучшей опоры и предохранения оперированной области сустава от напряжения при ходьбе она носила на колене небольшую гипсовую повязку. Профилактическое лечение  Лидии проводилось в течение нескольких дней. Лидия Геннадьевна была соседкой Натальи Филипповны, и часто они проводили время в тайных беседах между собой шёпотом.
      Лидия Геннадьевна, цветущая женщина лет  сорока пяти,  доброжелательно общалась со всеми, готовая всегда прийти на помощь, подбодрить словом. После выписки Натальи Филипповны она добровольно стала помогать всем лежачим больным в палате : принести волы, помочь буфетчице разнести больным завтраки, обеды и ужины, вовремя пригласить медсестру чтобы снять капельницу…
Вскоре она выписалась.

      Дверь в нашу палату всегда была приоткрыта, поскольку открывать окна с целью проветривания чревато случайным переохлаждением  находящихся без движения больных. Слабый ветерок из длинного больничного коридора был безобидным для всех и обеспечивал необходимый обмен воздуха в палате. Вдоль коридора находились все необходимые для отделения помещения: сестринская, ординаторская, гипсовая, хозяйственные – гигиены, бельевая, в конце коридора налево - туалеты, в противоположном конце – хирургическое отделение и по коридору - двенадцать палат, две из которых – платные. В конце коридора часто настежь открывались окна, и свежий ветер с улицы, врываясь в помещения, облетал все уголки этажа, насыщая воздух кислородом и весенней свежестью.

      В первые же дни пребывания  в больнице я обратила внимание на приличный, ухоженный косметический вид всех её помещений. Эти мои наблюдения гасили тяжёлые воспоминания о моём пребывании в 1999 году в убогом тогда неврологическом отделении. Сейчас на всех этажах всё удобно, чисто, хорошо организовано. Оставил прекрасное впечатление профессионализм врачей-хирургов травматологического отделения: Сахарова Александра Васильевича - заведующего отделением,  Лагмана  Али-Фармановича, и, особенно, лечащего  врача Тульчинского Андрея Эдуардовича. 
 
      Однако, вернёмся в палату № 8.
      Соседка Марины Геннадьевны справа – Лидия Александровна, находилась на лечении по поводу раздробленной при падении лодыжки и голеностопного сустава. При необходимости она пыталась передвигаться, садясь в кресло-коляску. После произведённой операции по выправлению смещения  костей в месте перелома, несколько дней она не могла подняться с кровати. Мучительными для неё были ежедневно проводившиеся под патронажем хирурга послеоперационные перевязки, выполнявшиеся здесь же, в палате, медицинской сестрой гипсовой Надеждой, умелой, весёлой и оптимистичной девушкой.

      Почти ежедневно к Лидии Александровне приходила её дочь Наташа, болезненной полноты женщина лет тридцати пяти, чувствительная и добрая. С достойным терпением она ухаживала за матерью, предвосхищая  любое  её желание. Лидия Александровна , человек обычно малообщительный, временами угрюмо высказывала недовольство тем или иным нынешним её обстоятельством жизни…

      Около неё справа, у окна, находилась кровать Валентины Алексеевны
женщины 73 лет, современной и весьма колоритной по мировосприятию, житейским обстоятельствам и внешним проявлениям. Историю своей травмы и взаимоотношений с дочерями она несколько раз пересказывала не только нам, но громко - всем своим друзьям, с которыми имела мобильную связь. Так что мы наизусть знали все перипетии её жизни. Примерно, было всё так: быстро, почти скороговоркой, она посвящала всех в суть событий, происходивших у неё в семье:

      «Вот как вы думаете? Старшая дочь выгнала меня из дома! На улицу! Я оказалась бомжем без копейки денег! И ей не жаль матери! Сама купила себе квартиру в Санкт-Петербурге, а меня оставила на улице! Младшая дочь у меня другая! Она сняла для меня квартиру из 10 комнат и будет её оплачивать. Она покупает мне всё новое, с этикетками…» и т.д. и т. п… И показывает и показывает нам всё, которое «с этикетками»…

      Глядя на неё, создается впечатление вполне разумного человека, но когда начинает говорить о своих делах, хочется бежать из палаты. Однажды во время обхода врач негромко вёл беседу с больной. В это время зазвонил телефон Валентины Алексеевны, и начался разговор «поперёк» речи врача. Мы пытались тихо урезонить говорливую «сороку», но тщетно. Врач посмотрел на нас с иронической полуулыбкой и, уходя, почти неслышно, мягко и сдержанно проговорил:
   -  Кого привозят, тех и лечим…

      В дневное время палату освещали два больших окна, на одном из которых мы как-то открыли жалюзи, и свет потоком пролился в нашу обитель. Был ясный  день, и голубое небо с редкими белыми облачками во всю ширь возвестило нам о весне, и солнечном свете, дефицит которого мы испытывали в последние пасмурные дни февраля. За окном росли высокие и красивые тонкоствольные берёзки, густые голые  ветви которых стройно, прозрачно и симметрично окаймляли их устремлённые ввысь белые стволы, обещая роскошную зелёную крону в период весеннего цветения, которое было уже совсем не за горами…

      Кровать у окна с левой стороны занимала Тамара Фёдоровна. Ей сделана операция на травмированном левом запястье. На рентгеновском снимке обнаружилось несовпадение  срастающихся костей, отчего Тамара Фёдоровна испытывала сильные боли. В подобных случаях делается сложная операция с помощью дорогостоящей металлической пластины, которая при операции вживляется в сустав. Тамара Фёдоровна, с одной стороны, из-за боли  ночами не могла спать, с  другой, она расстраивалась от того, что не знала, где найти 35 тысяч рублей на такую операцию. Столько стоила пластина от поставщика.

      Андрей Эдуардович  ещё и ещё раз исследовал старые и новые её снимки руки на предмет возможности провести сложнейшую операцию по совмещению травмированных костей запястья без пластины. Наконец, был назначен день, и операция состоялась. Через пять дней рентгеновский снимок показал удачно соединённые в месте перелома косточки сустава. Предстояли долгое пребывание руки в гипсе и затем, после его снятия, длительная реабилитация сустава.

      Главное, хирургом сустав был спасён без материальных затрат  для больной.  Тамара Фёдоровна отличалась спокойным, неназойливым нравом, терпеливо и мужественно переносила боль, в общении всегда сердечная и доброжелательная. Она часто выходила из палаты, набросив просторный домашний халат поверх перевязки и долго ходила по коридору, таким образом успокаивая иногда сильно подступавшую боль в руке до самого плеча. Через неделю она выписалась под опеку хирурга поликлиники по месту жительства.

      История Натальи Алексеевны, кровать которой находилась ближе к выходу, самая сложная из всех в палате. Привезла её в Травму Скорая.… Был светлый февральский день. Чистое голубое небо и солнышко улыбались в ответ приветливым лицам прохожих.  Кажется, всё было пронизано чудесным настроением приходящей весны и всеобщего возрождения! Наташа радовалась охватившему её чувству душевного обновления и, казалось, ничто не могло нарушить этого лёгкого и светлого состояния…

      Она вошла в свой подъезд и неприятно была поражена присутствием в нём своего знакомого Евгения с новой пассией, которую при появлении Наташи старался прикрыть собой. Подъехал заполненный людьми лифт, в который вошли пропущенная Евгением вперёд женщина, Евгений и Наташа.
В момент закрытия дверей Евгений и женщина неожиданно и энергично вытолкнули Наташу из закрывающихся дверей лифта. Наташа с силой упала на цементный пол платформы, разбив колено. На помощь собрались незнакомые люди, вызвавшие Скорую. Евгений с пассией, видевшие падение Наташи, между тем, с улыбкой продолжили движение наверх…

      Такова прелюдия пребывания Наташи в палате №8 отделения травматологии.  Травма оказалась тяжёлой, с множеством осколков коленного сустава и прилежащей к нему околоколенной области. Её виновники об этом не знают, и Евгений за всё время не поинтересовался о судьбе Наташи после падения. И напрасно. Ведь им грозит судебное разбирательство сразу по нескольким статьям…. Наташа не сообщила о своём несчастье никому: ни Евгению, ни его матери, с кем была знакома…

      Ей предстояла сложнейшая с внедрением металлической пластины операция. Самая  эффективная из них - зарубежного (английского) производства, стоимостью 45 тысяч рублей.  Эту сумму она изыскивала с большим трудом, временами сомневаясь в том, что операция ей поможет. Но врач терпеливо и аргументированно убедил её в том, что выход у Натальи Алексеевны в связи с катастрофическим случаем травмы только один, ибо иначе существуют риски не встать на ногу или со временем повторной операции, если сэкономить на стоимости отечественной пластины.

      …Операция длилась около 3,5 часов.  Её ювелирно провёл врач- хирург –травматолог Тульчинский Андрей Эдуардович. В качестве эпилога этой грустной истории добавлю, что  Наташа после выписки прошла два курса реабилитации в районном центре, благополучно восстанавливается, в настоящее время работает, передвигаясь без палочки. Взаимоотношения Наташи и Евгения не сложились. Они - тема отдельного, не менее драматичного рассказа…
 


Рецензии
Вера Калиновна и в больнице время даром не теряет. Кстати сказать, именно в больнице можно заполучить столько различной информации, что хватит на приличный сборник рассказов. Мне, постоянному "клиенту" больниц различного уровня знакома описанная Вами картина. Разные мы все, но именно в палате как-то очень быстро распознаются характеры людей, их положительные и не совсем таковые качества. Ведь сутками находимся в одном замкнутом пространстве. Встречались и подобные Валентине Алексеевне, говоруны, наглые и бестолковые (извините за резкую прямоту), хоть уши затыкай. А вот туалеты в коридоре... Да, это девятнадцатый век, хотя для участковых и большинства районных это обычное явление. Даже в областных, в том числе и Липецкой, не во всех палатах есть душевые и туалеты. В кардиологическом, где я чаще всего лечусь, во всех палатах эти удобства есть. Наблюдательной пациенткой Вы оказались, Вера Калиновна! Пореже попадайте в палаты, дома лучше, но... С уважением,

Виктор Некрасов   15.10.2016 06:47     Заявить о нарушении
А пощёлкал много работ в поисках непрочитанной, вот и нашёл.

Виктор Некрасов   15.10.2016 06:49   Заявить о нарушении
Большое спасибо вам, Виктор Иванович!:) -

Павлова Вера Калиновна   15.10.2016 08:40   Заявить о нарушении
На это произведение написано 15 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.