Любовник среднего арифметического возраста

         Адилин – высокая женщина с удлиненным аристократическим лицом и стройной для своих пятидесяти лет фигуркой, двигаясь легко и непринужденно, вошла в ресторан отеля «Бернард», что расположился в часе езды от Ниццы. Моментально подскочивший к ней метрдотель любезно улыбнулся и проводил ее к столику, за которым уже сидела какая-то дама. Столик на двоих находился у самого окна ресторана, откуда открывался дивный вид на море и побережье.
        – Похоже, мы с вами здесь единственные... без мужчин, – сказала Адилин, разглядывая свою соседку за столиком. Они представились друг другу. Адилин подумала, что Эльзе, наверное, лет тридцать. «Она нравится мужчинам – среднего роста с пышными формами и приятным миловидным лицом, хотя скулы немного широковаты», – подумала Адилин, обмениваясь с ней любезностями.
         – Вы из Парижа? – спросила Адилин.
         – Из Сен-Дени, – ответила Эльза. – Вас смутило мое немецкое имя: мои предки из Меца. 
         Адилин вспомнила, что никак не могла уговорить своего бывшего любовника, с которым она недавно рассталась, посмотреть вместе аббатство в Сен-Дени. «Мрак средневековья, дорогая!» – ласково отказывался Франсуа от поездки.
          Подошел официант и принес им заказанные блюда. Улыбаясь, он слегка манерно наполнил фужеры соком из свежих фруктов.
          – Я вам завидую, у вас прекрасный аппетит, а внешне вы похоже на балерину. Всегда себя ограничиваю, чтобы меня не разнесло, – сказала Эльза, глядя на Адилин, которая с удовольствием приступила к омлету, намазав маслом хрустящую булочку.
          – Зато у вас сногсшибательный аппетитный вид. Мне кажется, тот счастливый глава семейства, за столиком у колонны, не сводит с вас глаз, – ответила комплиментом на комплимент Адилин…
          – Что желают дамы на десерт? – спросил официант.
         Адилин заказала яблочный штрудель, а Эльза – легкое творожное пирожное.
          – Мне показалось, что вы глубоко вздохнули при моем упоминании о мужчинах... Выкладывайте, ведь мы – женщины, и легко поймем друг друга, – Адилин пристально посмотрела на собеседницу.
          – Мы недавно расстались. Он написал мне, что встретил другую женщину. Но если бы мне сказали, что я хочу отдать за  время, проведенное с ним…
         «Какое совпадение! – подумала Адилин, – вот уж, действительно, все женщины несчастливы одинаково»
          – А сколько времени вы были знакомы? – поинтересовалась Адилин.
          – Мы с Пьером были знакомы один год, – грустно ответила Эльза.
          – Вы не одиноки во вселенной, Эльза. Я могу вам рассказать аналогичную историю, но только с Франсуа, – улыбаясь, произнесла Адилин.
          После завтрака Адилин предложила немного пройтись по территории отеля, и женщины стали не спеша прогуливаться по дорожкам  небольшого садика среди цветов и пальм. 
        – Мы познакомились с Пьером … – начала рассказывать Эльза, но Адилин ее почти не слушала. Она вспомнила свою первую встречу с Франсуа. Она собиралась перейти перекресток и вдруг услышала, как кто-то произнес: «Мадам... я хочу вам помочь перейти улицу». Чуть не задохнувшись от такой наглости, она обернулась. На нее смотрел улыбающийся, видимо, сорокалетний  шатен. Стройный, подтянутый, с высоким лбом и красивыми глазами. Он смотрел на нее так, что она сразу поняла – эта была шутка, ироничная и дерзкая, рассчитанная на тонкое чувство юмора. Адилин моментально почувствовала, что  у мужчины на уме совсем другое. Улыбнувшись, словно оценив  реплику, Адилин взяла его под руку, и они перешли на другую сторону. Он отписал ей пару изящных комплиментов. Она, вне всякого сомнения, была их достойна, и они договорились встретиться вечером в итальянском ресторанчике.
        – Эльза, милая, удовлетворите мое любопытство. Где вы трудитесь?
        – Я секретарь директора завода телекоммуникационного оборудования «Сигнатур».
        – Боже, какое совпадение! А я вот уже десять лет работаю секретарем-референтом вице-президента  концерна «Интело»… Я слышала, что у вас произошло.
        – Да, Адилин, произошла утечка информации по новейшим технологиям со всеми вытекающими отсюда последствиями: падение биржевых котировок, прямой и репутационный ущерб…
        Они простились до вечера, договорившись встретиться за ужином. Адилин немного передохнула в номере и собралась идти на пляж. В яркой тунике, одев солнцезащитные очки, соломенную шляпку с широкими полями, и, взяв пляжную сумку, она спустилась на нулевой этаж, где был выход на пляж.
         Несмотря на сильный ветер с моря, было довольно жарко: солнце располагалось в самом зените. Почти все лежаки под навесами были заняты. «Адилин!» – кто-то позвал ее, и она увидела Эльзу, которая приветливо махала ей рукой: рядом с ней было свободное место.
         Адилин сняла тунику и осталась в одном купальнике.
         – Неважно, где снимает с себя одежду женщина: в гардеробе театра, в парикмахерской или на пляже – она всегда под «прицелом», – рассмеялась Адилин.
         – У вас превосходное телосложение, Адилин, – длинные руки и ноги! Вы, по-видимому, отлично держитесь на воде?
         – Да, я занималась плаванием… Ну что? До буя и обратно?
         – Что вы! Я пойду на дно через пару минут…
         Адилин накрыла свой лежак полотенцем и легла на него боком, повернувшись к Эльзе. Несколько секунд она отдыхала после заплыва и смотрела на волны, наблюдая  игру солнечных бликов. Адилин закрыла глаза и прислушалась к шуму волн… Посмотрев на Эльзу, она оценила ее фигуру: «Какое роскошное тело и пока еще упругое!».
          – Мне кажется, Эльза, пляжная обстановка располагает  к тому, чтобы ваш романтический  рассказ уже включал некие пикантные подробности.
         Эльза рассмеялась. Она приподнялась и села, повернувшись к Адилин. 
         – Пьер был настоящим рыцарем: нежным, внимательным и деликатным, – она со значением посмотрела на Адилин, давая ясно понять, до каких границ доходила деликатность. – Он в прекрасной физической форме для своих сорока лет. Мы встречались два раза в неделю по понедельникам и пятницам, и это всегда волновало меня, – она придвинулась ближе к Адилин. – Я просто сходила с ума от его волосатой груди, – прошептала она.
         Адилин понимающе улыбнулась. «Пожалуй, Франсуа нельзя было назвать деликатным в постели», – вспомнила она. Но ей это нравилось. Собственно, это она раззадорила его природные инстинкты, однажды предложив, чтобы он связал ей руки.
         – Милая Эльза, должна вам признаться, что мой роман тоже рухнул после этой ужасной фразы, которую довелось услышать и вам.
         Эльза внимательно посмотрела на Адилин, но ничего не сказала, ожидая подробностей. 
         – Он сказал мне, что полюбил другую женщину... Убийственный аргумент, словно это абсолютное оружие из фантастического триллера.
          Адилин замолчала  и посмотрела в сторону моря. Вдали маячила рыбацкая шхуна.
         – Пойду и принесу нам по холодному коктейлю, вы не против? – Эльза надела парео и направилась к небольшому бару на пляже…
         – Эльза, хочу до ужина съездить в Ниццу – в музей Шагала, составите мне компанию?
         – С удовольствием!
         – Нам не понадобится экскурсовод – я его фанатка…
Уже стемнело, когда они вернулись на такси в отель. Женщины решили, что  перед ужином отдохнут в своих номерах.
         – Адилин, я просто в восторге от вашего рассказа! Я узнала массу нового, но кое-что уже слышала.  Пьер тоже прекрасно разбирается в живописи.
         Адилин улыбнулась  расторопному служащему гостиницы, который ловко открыл дверь автомобиля и помог ей выйти из машины, элегантно протянув руку. Они прошли по холлу, обратив на себя внимание нескольких арабов, которые буквально вывернули себе шеи.
         – Например? – продолжила диалог Адилин.
         – «Любовь – это полет» или «Краска любви на палитре художника».
         – О, дорогая Эльза, я бы нашла общий язык с вашим мужчиной.
         – Я стала бы ревновать его к вам, ведь  душевное родство может разжечь любовь.
        Они немного посмеялись и разошлись по своим номерам.
        Адилин пришла на ужин в черном приталенном вечернем платье. На шее у нее красовалось тонкое белоснежное ожерелье. Когда она эффектно вошла в ресторан, метрдотель немного растерялся, но потом бросился провожать ее к столику.
        – Адилин, вы – бесподобны! – воскликнула Эльза, уже сидевшая за столиком. – Если я надеваю такое платье, то все мои прелести выпирают так явно, будто говорят: «Ущипните меня!»
        – Эльза, дорогая! Давайте сегодня выпьем чуть больше, чем обычно. Я хочу немного опьянеть и дослушать ваш головокружительный роман, – Адилин выразительно посмотрела на официанта и фужеры дам были моментально наполнены темным вином.
        Все располагало к интимной беседе: вечерние огни побережья, приглушенное, спокойное освещение ресторана, понимающие женские глаза собеседниц.
        – Пьер снимал номера в отелях почти рядом с моим офисом, и иногда я к нему приходила в обед, захватывая чуть больше времени, – Эльза мечтательно посмотрела в окно. – Однажды шеф, уехавший в экспериментальный цех, попросил меня срочно прислать документы, которые были у меня во входящих электронной почты.
        Повернуться к собеседнице Эльзу заставил громкий звук. Нож, который держала Адилин, упал на пол. Она чертыхнулась. Официант быстро заменил прибор. Адилин залпом выпила фужер вина, немало удивив Эльзу.
         – Как романтично, – холодно произнесла Адилин, – и что же дальше?
         – Представьте себе – я сижу в номере за его ноутбуком, обмотанная полотенцем, и с трудом ввожу пароль электронной почты, так как он нежно прикасается ко мне…
         У Адилин пропал аппетит. Она вспомнила себя в аналогичной ситуации с той лишь разницей, что внутренний аристократизм никогда не позволял ей разгуливать в номере обнаженной. Для этих целей у нее всегда был очаровательный синий халатик. Нехорошее предчувствие вдруг овладело ей. Она вдруг осознала, что за все время их романа свидания никогда не происходили ни в понедельник, ни в пятницу.
         – Но разве вы встречались только в парижских отелях? – спросила Адилин, взяв бутылку вина и наполнив свой фужер почти до краев.
         – Конечно, нет! Однажды мы поехали на несколько дней в шикарный отель с видом на Монблан. Мы пили кофе на балконе. Я сидела в шезлонге, а он с чашкой капучино стоял рядом и, показывая на Монблан, говорил…
        – Вершина любви! – резко перебила ее Адилин, не узнав свой голос.
        – Откуда вы знаете? Впрочем, все влюбленные идут по одной дороге…
         Адилин взяла свою сумочку и вытащила фотографию. Она протянула ее Эльзе обратной стороной, где была какая-то надпись. «Вершина любви» – прочитала Эльза. Она перевернула фото и открыла рот от удивления. Франсуа-Пьер и Адилин улыбались в ресторане альпийского отеля. 
         Женщины еще не успели осмыслить происходящее, как к ним подошел метрдотель с телефоном в руках. «Мадам, это вас» – сказал он, обращаясь  к Адилин, и передал ей трубку.
         – Я забыла свой телефон в номере, шеф! Что-нибудь случилось?      
 
         

          
            
 


Рецензии