Музыкант начинается с мечты

                      


    Не так давно по Первому каналу центрального российского телевидения прошла очередная передача, «Пока все дома». На этот раз   бессменный ведущий этой программы Тимур Кизяков пришел в гости к Заслуженной артистке России Галине Коньшиной.
Её имя мне  ни о чем не говорило. Я сидел в кресле, уткнувшись в газету и, не глядя на экран, краем уха прислушивался к разговору.
   Услышав, как Тимур назвал хозяйку дома звездой программы «Большая разница», я поднял глаза на экран в тот момент, когда Галина Коньшина, пародировала знаменитую Татьяну Тарасову,  и узнал в ней, полюбившуюся в той программе, артистку: яркую, самобытную, темпераментную и непредсказуемую. После этой заставки я снова уткнулся в газету, дочитывать статью. Прислушиваясь, как  Галина представляет Тимуру членов своей семьи  до моего слуха, вдруг, донеслось:
    - А это мой любимый супруг и глава нашего дома Александр Леонидович Шумидуб, известный московский музыкант. Оторвавшись от газеты, я бросил быстрый взгляд на экран телевизора, и сердце мое, признаться, опустилось – я не сразу его узнал: Саша Шумидуб! Один из многих моих, притом, лучших  учеников. Память начала быстро отматывать года на несколько десятилетий назад.
      В 1980 году ко мне в класс Симферопольской детской музыкальной школы №1 педагог
музыкального училища Борис Николаевич Демидов ( в то время  музыкальная школа и музыкальное училище располагались в Симферополе в одном дворе по улице Карла Маркса,34) привел 12-летнего подростка и сказал:
     - Саша, этот педагог сможет научить тебя  играть на балалайке. Зовут его Зиновий Петрович.
    - Здравствуйте, Зиновий Петрович, поздоровался Саша, и с чисто детской непосредственностью, протянул мне руку. Я пожал её  и обнял его за плечи:
    - Для полного знакомства назови мне свою фамилию.
    - Александр Шумидуб.
    - Очень красивая , образная фамилия и хорошо сочетается с балалайкой, - мы с Демидовым непринужденно громко рассмеялись, а Саше несколько смутился.
    - Кстати, приходилось ли тебе , хотя бы держать в руках балалайку, или слушать, как на ней играют?- спросил я его.
    - Держать в руках не приходилось, но слушал много раз по радио и телику и мне очень нравится. Я мечтаю научится на ней играть.
    - Ты можешь назвать, хотя бы одного балалаечника, игру  которого ты слушал?
Саша на мгновенье задумался и, вспомнив, улыбнулся:
    -  Михаил Рожков.
    -  Молодец! Знаком ли ты с нотами?
    -  Немного. Папа меня недавно начал учить игре на классической гитаре.
   С первого взгляда Саша вызывал к себе симпатию. У него был ясный, чистый и открытый взгляд. Меня подкупила его непосредственность, в которой не было, даже малейшего намека на избалованность. Он был просто, но опрятно одет. И, хотя он родился и рос в интеллигентной семье: мать учительница, а отец художник и музыкант, в его облике я безошибочно увидел черты деревенского мальчика. Как оказалось, его семья, действительно, обосновалась  в живописном селе Пионерское, приютившемся на крымских предгорьях, в 12 км от Симферополя на трассе, ведущей на Южный берег Крыма.
    Деревенские дети рождаются и живут ближе к земле, они раньше своих городских сверстников начинают на ней трудиться и раньше  воспринимают красоту природы. Даже мириады звёзд над их  небосклоном более привлекательны..
    Саша занимался самозабвенно, что называется взахлеб, с полной отдачей, поражая всех преподавателей своей пунктуальностью. Притом, что на занятия в музыкальной школе, ему приходилось добираться  после  уроков в общеобразовательной школе, расположенной в ещё более отдаленном от Симферополя селе «Доброе», Саша никогда не опаздывал на индивидуальные и групповые занятия.
    Уже после первого года обучения стало ясно, что Саша музыкально одаренный ученик. В его игре проявлялась музыкальность и эстрадная выдержка   Он с увлечением изучал  музыкально-теоретические предметы и с большим удовольствием играл в оркестре народных инструментов.  Музыка стала частью его детства. Он, как губка впитывал в себя музыкальные впечатления, постоянно слушая игру старших учеников и филармонические  концерты. 
     В 1982 году, когда Саша уже был учеником 3 класса музыкальной школы, в Симферополь приехал с концертами выдающийся  музыкант Михаил Рожков, самый популярный в Советском Союзе во второй половине двадцатого столетия, исполнитель игры на балалайке. Его игра вызывала восторг и восхищение великих музыкантов и артистов многих стран Европы, Америки, Японии и Африки. «Паганини  русской балалайки» назвал Михаила Рожкова выдающийся дирижер Герберт фон Караян. Ему рукоплескали пианист Вэн Клайберн и скрипач Иегуда Менухин, несравненная певица Анна Герман, артисты Жан Маре, Марсель Марсо и, даже вождь кубинского народа Фидель Кастро.
     В Советском Союзе Михаил Рожков  был любим и обласкан  советским правительством, широкой музыкальной общественностью и любителями народной музыки. Большинство кинозрителей не догадываются, что слышали игру Михаила Рожкова более, чем в пятидесяти фильмах.  Его певунья- балалайка звучала в картинах «Тени исчезают в полдень»(«Гляжу в озера синие»), «Простая история»( «На тот большак»), «А зори здесь тихие»…
   Концерт в далеком 1982 году, на котором я был вместе с большинством  учеников своего класса, превзошел все ожидания. Успех концерта заслуженно разделил с Михаилом Рожковым замечательный гитарист Юрий Чернов.  Я наблюдал за тем, как, сидящий рядом со мной Саша, воспринимал  музыку. Затаив дыхание, он, как будто растворился в ней…
   Но, ни он, ни я тогда, даже подумать не могли, что пройдет всего лишь 15 лет…
Однако, не будем торопить события.
     В этом же учебном году  Саша заканчивал  3 класс музыкальной школы. На переводном  академическом концерте он исполнил программу, которая по объему и сложности намного превышала программные требования. Но не это главное. А главное то, что сыграл он её ярко, музыкально со своим отношением.
    Вскоре после этого успешного выступления, я предложил Саше сыграть сольный концерт в общеобразовательной школе, в которой он заканчивал 8 класс. Его мама, учительница этой же школы, договорилась с администрацией школы о дате концерта. В оставшееся до него время, мы повторили ряд раннее пройденных произведений. Получилось большое концертное отделение  на час чистой игры. Саше  до этого дня ещё не доводилось  в один присест сыграть в открытом концерте столько разных по характеру и исполнительским задачам  произведений. Вместе с нашим бессменным концертмейстером Юрием Михайловичем Славным, очень тонким музыкантом, чутко, чувствующим индивидуальность каждого ученика, мы провели несколько прогонных репетиций.
    И вот концерт. Небольшой актовый зал Добровской сельской школы заполнен до отказа.  В первых рядах директор школы, Сашины учителя и одноклассники. Среди них   Сашина мама и его  сестренка. Кивком головы, поздоровавшись с ними, я увидел, как они волнуются. В зале типичный для школьной ребятни  шум и гам. По опыту  наших концертов в общеобразовательных школах я знал, что  в них, очень трудно добиться тишины и внимания.
    Успокоив, поднятием рук, зал, я, в, наступившей тишине, обратился к нему:
     - Музыка, ребята, рождается в тишине, и слушать её  надо тоже только в тишине, тем более, что играть перед вами будет ученик вашей же школы, с которым  многие из вас босоногими мальчишками бегали по одним и тем же деревенским тропинкам, учились в одной школе и сидели за одной партой.  Я очень надеюсь, что исполнение Сашей Шумидубом музыкальных произведений на русском народном инструменте балалайке, доставит вам истинное удовольствие и станет для многих из вас неожиданно приятным  сюрпризом.
  Зал встретил мои слова дружными аплодисментами. А, когда они отшумели, зал, затаив дыхание, замер…
   И в эту звенящую тишину ворвались звуки балалайки. В умелых руках Саши она зазвучала полной мощью тремоло своих трёх струн: щемящая  румынская мелодия
сменилась  задорным чардашем, а на смену помпезному полонезу пришла легкая, изящная мазурка. Балалайка Саши пела и плясала: грустная русская мелодия сменилась озорным скоморошьим наигрышем. Саша был в ударе, Это был первый в его жизни сольный концерт и он  продемонстрировал в пределах своих возможностей отличное владение игрой  на инструменте и его штриховой палитрой. Я до сих пор помню, что когда в «Сцене из балета» В.Андреева, он исполнял один из эпизодов приемом вибрато на одной струне, глаза учителей, его мамы, сестренки и большинства девочек наполнились слезами.
   Игра Саши стала для них  не только сюрпризом, а подлинным откровением.
Мальчик, который был одним из них, с которым они встречались каждый день, оказалось, был не совсем таким. За свой талант и труд он был поцелован САМИМ…
    После этого концерта у меня в отношении его, появились честолюбивые планы: я представлял себе, как я буду его развивать в, оставшиеся до окончания музыкальной школы 4 и 5 классы. Тем более опыт такой у меня уже был. В этом году я подготовил для успешного поступления в ведущее музыкальное училище страны им. Гнессиных в Москве в класс балалайки Зайцева Андрея. Следующим я планировал через пару лет подготовить туда же Сашу Шумидуба.
    Однако, Саша нарушил мои планы. Получив свидетельство об окончании 8 классов, он без полного музыкально образования решил поступать  по классу балалайки в музыкальное училище и с отличной оценкой по специальности успешно сдал все остальные вступительные экзамены. Признаться, я был одновременно рад и огорчен: рад, что он определился с дальнейшим профессиональным образованием, а огорчен тем, что он раньше времени от меня ушел. Между прочим, своим поступлением, он перешел дорогу другому моему ученику, тоже балалаечнику Синани Виталию.
   Став студентом музыкального училища, Саша кроме балалайки стал профессионально
осваивать игру на классической гитаре в классе педагога Демидова Б.Н. (Помните, того самого, который когда-то  привел Сашу ко мне в класс). С тех пор эти два инструмента сопровождают всю его творческую жизнь.
    После окончания с отличием музыкального училища Саша Шумидуб  был призван в ряды Советской Армии, но и там он не порывал с музыкой: оркестрант армейского ансамбля песни и пляски и  одновременно педагог музыкальной школы по классу балалайки.
    Я перечитываю письма, которые он мне писал из армии. В них  Саша целиком поглощен музыкой. Он рассказывает мне, как он готовит своих учеников для поступления в музыкальные училища, высказывает очень интересные мысли о путях развития детского музыкального образования.  В каждом письме Саша подчеркивает, как ему приходится в условиях сложной армейской жизни выкраивать время для подготовки поступления в консерваторию.
    После армии Саша поступает в Московский Государственный Университет культуры.
Спустя всего лишь 2 года - он уже солист-балалаечник Государственного концертного оркестра «БОЯН». По признанию самого Саши за год работы в этом коллективе он получил настоящую профессиональную подготовку под руководством замечательного музыканта, руководителя оркестра Анатолия Полетаева.  Примечательно, что солистами этого же оркестра многие годы был мой однокурсник по Симферопольскому музыкальному училищу Юрий Кононов, а перед Сашей  выпускник училища им. Гнессиных, мой бывший ученик, о котором я вспоминал, Андрей Зайцев.
  С этого момента начинается по-настоящему интенсивная концертная работа.
В 1992 году  Александр Шумидуб  становится солистом Театра песни и драмы под руководством Валентины Толкуновой. За 7 лет работы в этом коллективе Саша объездил всю Россию и побывал во многих  странах Европы и Азии. В это время Саша напишет: «Благодаря балалайке я уже побывал  почти во всех европейских странах».
   В эти же годы Саша знакомится с Михаилом Рожковым. В письме ко мне он писал:
« Никогда не думал, что через семь лет после нашего знакомства, придется с ним выступать в дуэте, как гитарист, на лучших площадках в Москве и за границей.»
   И я снова вспомнил тот давний, в 1982 г. концерт Михаила Рожкова в дуэте с гитаристом Юрием Черновым. Кто тогда мог предположить, что спустя всего лишь 15 лет, место Юрия Чернова  рядом с прославленным музыкантом Михаилом Рожковым, займет некогда крымский деревенский мальчик, а ныне известный московский музыкант, гитарный педагог-методист, музыкальный редактор и издатель Александр Шумидуб.

                                *  *  *

    А все начиналось с мечты, которая привела Сашу в Симферопольскую детскую музыкальную школу №1 в крошечный  классе №13 в неказистом здании по улице Карла Маркса,34.
    В одном из писем ко мне, Саша вспоминал эти годы:  "...Так что Ваши труды, Зиновий Петрович, были не напрасны. Всё-таки музыкальная школа №1 давала очень хорошие и прочные знания. Я до сих пор помню все наши занятия в классе, шефские концерты, оркестровые выступления и отчетные концерты, которые были очень полезны для музыкального становления".

   Прошло много, много лет...
   А с трепетом оглянулся назад...  и подумал, что жизнь свою прожил не зря:
   - родил и вырастил детей,
   - посадил и взрастил сад,
   - воспитал несколько поколений талантливых учеников.
    



   


Рецензии
Прочитал Ваше воспоминание о своём ученике, которым Вы по праву можете гордиться. К сожалению не многим учителям выпадает такое счастье. От всей души поздравляю Вас. Книга, подаренная Вам, знаменитым музыкантом свидетельствует, что он помнит своего учителя и благодарен ему. Дай Вам сил и здоровья воспитать ещё не одного такого музы-канта.
С благодарным теплом и неизменной симпатией, Нодар

Нодар Хатиашвили   01.03.2016 23:06     Заявить о нарушении
Благодарю Вас за теплый комментарий. Моя многолетняя музыкально-педагогическая и творческая работа с учениками была больше, чем просто работа,а смыслом существования.
С пожеланиями добра и до новых встреч
Ваш Зиновий

Зиновий Бекман   02.03.2016 14:51   Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.