Мамочка, помоги мне!

      - Ну, здравствуй! Долго же мне пришлось ждать встречу с тобой.
      - Вася, ты прекрасно понимаешь, что от меня ничего не зависело. 
      - Маша, я все понимаю, только очень соскучился. Давай рассказывай про нашу дочку. Как она там поживает?
      - Ты меня удивляешь. Ты что, не знаешь ничего о внуке? О нашем Костике?
      - Знаю, только я к нему еще пока не привык.  А его отец, почему ушел от нашей дочери? Я не совсем понял этот момент.
      - Вася, он не ушел. Он сбежал. Ведь они жили в гражданском браке. Его повысили в должности, и он возомнил из себя крутого специалиста. Круг общения у него поменялся и наша Аннушка не «вписалась» в него. Сейчас у молодежи все очень просто. Хочу, живу с ней, хочу, нет. А тут ее беременность.
      - Понятно, - вздохнув, произнес Василий Петрович.
***
    Вернувшись с прогулки, Аннушка переложила уснувшего Костика из коляски в кроватку. Раздался осторожный стук в дверь.
      - Здравствуйте, Татьяна Николаевна, проходите на кухню. будем пить чай.
      - Костик спит?- спросила соседка, протягивая Анне пачку творожка и яблочко.
      - Да. Спит. Опять вы тратитесь на нас.
      - Не  ругайся. Я по-соседски. Костику необходим творожок. Кто – то же должен тебе помогать.
      - Спасибо вам. Я не знаю, чтобы я делала, если бы вы не согласились присматривать за Костиком пока я на работе.
      - Ну, все, все. Не забывай, я  совсем одинокая. Так что это мне в радость. Ты лучше расскажи, как тебе работается.
      - Да я работаю - то всего два месяца. Коллектив неплохой. Вроде все ко мне относятся с пониманием.
      - Я все хотела тебя спросить. Почему ты не подаешь на алименты?
      - Татьяна Николаевна, Дмитрий не хотел детей. Это я хотела. Вот  и родила. Брак наш был гражданским. Меня бы совесть замучила, если бы я заставила его жениться на себе ради ребенка.  Так что, все по-честному.
      - Ну ладно, ты по-честному. Но он - то мужик или…
      - Татьяна Николаевна, закрыли эту тему. Хорошо?
***
      - Анна, почему тебя вчера не было на работе? - кричала хозяйка конторы, в которой Анна работала уборщицей.
      - Элла Александровна, у меня заболел сын, и мне пришлось остаться дома ждать врача. Я вчера вам звонила, но, вы были весь день не доступны.
***
    Прибежав домой, Аннушка первым делом спросила у Татьяны Николаевны о самочувствии сына.
      - Температуры почти нет. Сейчас спит. А у тебя как? Сильно ругали за то, что ты вчера не вышла на работу?- поинтересовалась Татьяна Николаевна у Ани.
      - Да нет. Вроде все обошлось.
Костик спал всю ночь спокойно.  Утром, оставив его на попечение соседки, Анна пошла на работу.
      - Аня, тебя зовет хозяйка, - сообщила ей  секретарша.
      - Элла Александровна, вы меня вызывали? - спросила Анна, войдя в кабинет.
      - Да. У меня для тебя плохие новости, - проговорила хозяйка нарочито грустным голосом. - Дела в нашей конторе совсем плохи. Мне придется уволить несколько сотрудников. Ты к нам была принята последней. Понимаешь, о чем я?
      - Да, конечно, - произнесла Анна, дрожащим от хлынувших слез, голосом.
      - Ты напиши по собственному желанию. Хорошо? Это даст тебе возможность устроиться на работу в другом месте. Это все, что я могу для тебя сделать. Поверь,  мне очень жаль, что так получилось. Я вынуждена уволить не только тебя, но еще и Наташу.
      - Наташу? У нее двое детей и муж серьезно болен, -  ужаснулась Анна.
      - Такова сейчас  жизнь. Я сама переживаю, а что делать? Работы почти нет. Хоть закрывай контору.
***
      - Как же это? Разве у твоей хозяйки нет сердца? – запричитала, выслушав  Анну, Татьяна Николаевна.
      - Ничего. Ничего. Я завтра же пойду искать работу и у нас все наладиться.
      - Конечно, все наладиться. Ты найдешь работу. Еще лучше этой, - поддержала ее соседка.
    Прошел месяц. Аннушка так и не смогла найти работу. А тут еще и Татьяна Николаевна заболела.
    Зайдя к соседке, пока Костя спал, Анна покормила ее и, объяснив, когда какую таблеточку нужно принять, вернулась к сыну.Малыш  спал. Анна, забившись в угол кухни, встав на колени, и  повернувшись лицом  к стене, разрыдалась.
      - За что мне такая жизнь, - шептала она всхлипывая. – Что и кому я сделала плохого?  Может, я не помню своего плохого поступка, но сын. Мой Костик…
    Анна не могла остановить слезы. Они текли и текли по ее лицу. Непроизвольно она подняла руки вверх и простонала:- мамочка, милая мамочка, помоги мне! Дай мне силы перенести невзгоды.
***
      - Вася, ты слышал или мне показалось?
      - Маша, мы так увлеклись разговорами, что забыли и про дочку и про внука.
      - Нашей девочке совсем плохо без нас. Она отчаянно просит у меня помощи.
      - Почему только у тебя? – ревниво спросил Василий.
      - Вася, ты уже пятнадцать лет как ушел из земной жизни и обитаешь на небе, а я только что попала сюда.
      - Хорошо, хорошо. Машенька, как же мы сможем помочь доченьке и внуку?
      - Ох уж эти мужчины. Ничего- то вы  не можете без нас женщин.
      - Понимаешь, я здесь давно и мне вмешиваться в жизнь живых людей запрещено. Последует наказание. А вот ты другое дело. Тебя еще не вызывали, для отчета о твоих деяниях, которые ты совершала будучи живой.
      - Понятно. Я пока могу опекать своих близких и помогать им. Это неплохо, - проговорила Мария Ивановна,  и хитро улыбнулась.
***
      - Дмитрий Григорьевич, с вами можно говорить откровенно? – спросил один из поставщиков оборудования для построенного нового цеха.
      - Конечно, - немного высокомерно произнес Дмитрий.
      - Здесь душно. Давайте пройдем в сквер и обсудим с вами мое предложение.
    Они вышли на улицу и прошли в сквер, прилегавший к административному зданию. Солнце направило свои довольно теплые не по-весеннему лучи на двух мужчин, медленно идущих  по дорожке сквера. Они так были увлечены разговором, что явно не замечали два еле заметных облачка, круживших над ними, отдаленно напоминающих очертание мужчины и женщины.
      - Вася, а ведь то, что предлагает сделать этот поставщик, явно наказуемо. Это воровство в особо крупных размерах.
      - Маша, Дмитрий не глуп. Он обязательно откажется.
      - Э нет. Сейчас он у меня согласится.
      - Маша, а как на счет права выбора? Нельзя навязывать кому-либо решение.
      - Ух,  ты. Умный стал. А бросать в нищету родного сына? Он ни разу не поинтересовался его судьбой. И потом, на какие такие деньги он купил так быстро дорогую машину и особняк? Это на его – то зарплату? В то время  как твоя дочь исхудала, питаясь одним, можно сказать, воздухом.
      - Маша, мы не имеем права вмешиваться!
      - Это ты не имеешь права вмешиваться. Ну, и не вмешивайся. Давай, полетай, и поищи лучше для дочери место, где она сможет работать и получать приличную зарплату. Давай, давай, лети. Надеюсь, ты не забыл, что она у нас окончила институт иностранных языков?
    Василий Петрович нехотя стал растворяться. Сделавшись совсем невидимым, он направился выполнять поручение жены.
    Дмитрия «разрывало на части». Он хорошо понимал, что это большой риск, который может привести в тюрьму и надолго.  С другой стороны ему подобные действия  сходили с рук и не раз. Правда, их масштаб был  не так велик. Ему очень хотелось заполучить такие деньжищи. И все же его что – то останавливало.
      - Слишком опасно, - подумал он и решил отказаться от заманчивого предложения.
    В этот момент его « посетили» неплохие  мысли: - а, что собственно я так переполошился? Я, ведь,  гораздо умнее многих. Я легко проворачивал до сих пор подобные дела. Почему я пасую сейчас? Через годик уволюсь по здоровью и здравствуй Америка.
      - И здравствуй Америка. Все правильно,  Димон, ты легко принял мои нашептывания. Жадность тебя подвела, и она сыграет огромную роль в твоей жизни! – подумала Мария Ивановна, и улыбнулась. Второе облачко, тоже стало невидимым.
 ***
    Василий Петрович уже отчаялся найти для дочери подходящую работу. Он полетел к дому и, влетев в окошко, пристроился на полу  в углу комнаты, Ему разрешалось посещать родных, потому что у них с женой при жизни на земле, была неувядающая настоящая любовь. Там, на верху, видели, как ему было одиноко без нее. Василий Петрович понимал, скоро им обоим запретят посещать землю. Они теперь с женой снова вместе, а у дочери и внука своя отдельная жизнь и ее им нужно прожить самостоятельно, поэтому Василий Петрович, улучив момент, прилетел сюда побыть еще немножко около своих любимых.
      - Костенька, давай ложечку кашки за мамочку, - уговаривала Татьяна Николаевна Костю поесть еще.
      - Вот ведь, как получилось,- подумал Василий Петрович, глядя на внука и Татьяну Николаевну. – Жил рядом и не знал, что душа у соседки такая отзывчивая.
Покормив мальчика, соседка одела его и направилась с ним в сквер. Василий Петрович, вздохнул,  и полетел за ними.
      - Вот вы где, - произнесла Аннушка, вернувшаяся из магазина. - Татьяна Николаевна, я сама погуляю с Костиком. Вам надо бы еще  немножко полежать после болезни.
Соседка, помахала рукой Костику и направилась домой.
      - Ты где был?- строго спросила жена Василия Петровича, кружа над дочерью. - Смотри, что сейчас будет!
    Аннушка сидела на скамейке в сквере. Одной рукой она прижимала к себе Костю, который плакал, потому что плакала его мамочка. А мамочка плакала от безысходности.
      - Я могу вам помочь? – спросил, подошедший к ним, молодой мужчина.
Он вначале прошел мима ревущей парочки. Потом, почему – то вернулся и задал мамаше этот вопрос.
    Она, всхлипывая, стала рассказывать незнакомцу о своей горькой жизни. Про то, как было все замечательно, когда были живы мама и папа. Про то, как ушел из жизни папа, затем  мама,  про расставание с  Дмитрием и про то, как она осталась без работы и без денег с малышом на руках.
    Мария Ивановна прижалась к мужу. Если бы они могли плакать в своих воздушных телах, то весь город залили бы своими слезами. Очень "тяжело" им было видеть плачущую дочь и плачущего маленького внука.
      - У вас есть специальность? - спросил мужчина. – Простите, я не представился. Меня зовут Олегом.
     - Меня,  Анной. Я окончила институт иностранных языков. Знаю английский, немецкий и французский.  Правда давно не пользовалась своими знаниями.
     - Мне очень повезло, я ищу переводчика. Видите ли, мне предстоит выезжать за границу по делам, а я знаю только немецкий и то довольно посредственно.Вы сможете найти няньку своему малышу? Поездки будут не частыми, но переводить тексты придется регулярно.Если вы согласитесь, то вам сразу выдадут подъемные. Я прослежу за этим.
      - Так это ты вмешалась в ход событий?- ужаснулся Василий Петрович.
      - Нет. Это Высшие силы позаботились о нашей славненькой умненькой  дочке и  чудном внуке.  Вася, есть еще порядочные  мужчины. Поженить бы их, - мечтательно произнесла Мария Ивановна.
      - И думать не смей! У него есть жена.
      - Разведем, - уверенно проговорила Мария Ивановна.
      - Интересно, и чем же ты лучше Дмитрия?- спросил жену Василий Петрович.
      - Прости. Увлеклась.
      - Вот именно!  Маша, ты куда? – забеспокоился Василий Петрович, видя, как ее облачное тело стало растворяться.
      - Здесь все понятно. Мне нужно провернуть еще одно дельце.
      - Маша, даже не думай об этом! - прокричал Василий Петрович, пытаясь догнать жену.
    Пока Мария Ивановна искала нужный ей дом, плохо ориентируясь в городе летая на уровне птичьего полета, Василий Петрович быстро определил направление и, залетев в форточку кабинета Эллы Александровны, разместился в его углу.
      - Какой ты специалист. Ты дер…,  а не специалист. Кто тебе диплом выдал? – кричала Элла Александровна, на парня, недавно принятого ею на работу. – Ты завалил заказ. Я потеряла из-за тебя уйму денег.
      - Извините меня. Я сейчас же исправлю ситуацию. Я …
      - Плевала я на твои извинения, бездарь. Вон! Ты уволен!
Василия Петровича, словно током ударило.
      - Значит, она и Аннушку так же выкинула за дверь, - пронеслось у него в голове. – И ее подругу  Наташу, у которой  двое детей и больной муж.
    Он встал рядом с юношей и проявился в людском обличии, нарушая все законы небесной жизни.  Дальше он стал меняться. Вначале превратился в дракона с тремя головами. Потом подумал, что это не очень страшно и изобразил неимоверно отвратительного монстра. Он увидел, как  Элла Александровна забилась в угол комнаты и хриплым голосом орала, неумело крестясь.
    Юноша обернулся, но ничего такого страшного не увидел.  Прибежала на крик секретарша и замерла, увидев дергающуюся в конвульсиях хозяйку.
      - Что тут произошло? – спросила она шепотом юношу.
      - Поверь. Я ничего не понимаю. Вызывай скорую.
    Приехавшие врачи взяли под руки Эллу Александровну, и увезли с собой.В этот момент Василий Петрович услышал голос прилетевшей жены: - Василий, а как же наказание?
      - Что будет, то и будет. Веришь, я не смог сдержаться.
      - Верю дорогой. А нам ведь пора. Меня вызывают Высшие силы.
      - Меня тоже. Летим?
      - Теперь можно. Я спокойна. Только давай…
      - Непременно.
    Два небольших облачка вылетели в форточку. Василий Петрович и его жена   направились посмотреть в последний раз на свою доченьку и маленького внука.


Рецензии
Люблю, когда всё заканчивается хорошо!
Будет время, прочтите у меня "Маленькую Душу".
С уважением.

Елена Ляхова   09.03.2018 14:42     Заявить о нарушении
Лена, прочла на одном дыхании!
Спасибо за нужный молодежи рассказ.
Удачи.

Людмила Жоголева   09.03.2018 16:15   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.