Знатные фольклороведы

       В своём увлекательном литературном путешествии каждый читатель временами может повстречать авторов, произведения которых нашпигованы пословицами, поговорками и прочими элементами фольклора, словно кексы – изюминками. Порой такого рода особенность заставляет призадуматься: не то тёмные пуговки сухофрукта призваны затушевать мучную составляющую не лучшего качества, не то язык с трудом поворачивается назвать пирожным продукт, в коем изюма больше, нежели теста…
 
       «Впрочем, не всё ли равно – ведь повар нипочём не сознается», – примирительно скажет обыватель и с философским вздохом направится искать кулинара, не скупящегося в своей стряпне на муку и яичную массу. Что ж… Может, именно так и происходит, но всё-таки… Рискну на собственном примере рассказать об одной из возможных причин пламенного тяготения писателя к фольклорным изюминкам, а именно… О своеобразном чувстве вины перед кладезем народной мудрости!
 
       Давненько это было. Не стану скрывать, в те времена мои литературные изыскания дремали на уровне трогательно беспомощных стихов и неуклюжих дневниковых записей. Однако, уроки русского языка уже в пору средних классов школы начали будить во мне горячий интерес, от чего, собственно говоря, я и не преминул поучаствовать в одном занимательном конкурсе по этому предмету.
 
       Как сейчас помню текст того злополучного задания: полотно снежно-белой бумаги с неполными формулировками пяти пословиц, в каждой из которых составителями было намеренно пропущено по одному слову. Все они обозначали животных, но если в четырёх фразах отсутствовало одно наименование, то в пятой – другое – эту-то, выбивающуюся из предложенного перечня народную мудрость как раз предлагалось найти, подставив недостающие слова, и записать в ответ её номер…

       Времени на размышление было негусто, что лишний раз доказывало: вопросы такого рода в идеале, несомненно, рассчитаны на точное знание. Последним я, к своему вящему сожалению, похвастать не мог, но, лелея робкую надежду на совпадение собственного небогатого житейского опыта с отражённым в пословицах опытом русского народа, рассудил следующим образом:

       1. Страшнее СОБАКИ зверя нет.
       2. Ночью все СОБАКИ серы.
       3. Знает, СОБАКА, чьё мясо съела.
       4. Доброе слово и КОШКЕ приятно.
       5. Кот из дома – СОБАКА в пляс.

       Последняя мысль малость смущала, но для меня не составило особого труда успокоиться железным фактом существования вековой вражды между вышеозначенными четвероногими. Итак, ответ на задание – 4… Затрудняюсь сказать даже теперь, что осложняло бы бедным экспертам проверку моего словесного художества – дрожь в руках от смеха или капающие на бланк слёзы – увидь они черновик с рассуждениями… Но, как бы там ни было, через пару дней результаты состязания для каждого конкурсанта стали известны с точностью до конкретного вопроса.
 
       Мой друг Сёма, также принимавший участие в том марафоне и после изучения итоговой ведомости не скрывавший радости от дачи правильного ответа – 5 – охотно поделился со мной своими мыслями на этот счёт. У меня тогда даже дух захватило от простоты и логичности его ответа:

       1. Страшнее ВОЛЧИЦЫ зверя нет.
       2. Ночью все ВОЛЧИЦЫ серы.
       3. Знает, ВОЛЧИЦА, чьё мясо съела.
       4. Доброе слово и ВОЛЧИЦЕ приятно.
       5. Кот из дома – ТАРАКАНЫ в пляс!

       Снисходительно выслушав восторженные реплики благодарности, он ласково потрепал меня по плечу со словами: «Ай-ай-ай, Дениска, тебе – и не знать!». Эх, в самом деле, почему же Сёмка всегда всё знал лучше меня? От того, что старше меня был на целых полгода? Да, не иначе…

       2015

       * * *
       Сопровождающая картина исполнена А.Шахгелдяном.


Рецензии
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.