Килевание. Атаман Сирко

                                «пирата ничто так не возвышает,как нок рея"                                                
                                               (Виктор Губарев)                        


   В средние века при поимке пирата дело редко доходило до суда. Чаще бедолагу просто вздёргивали на ноке* рея*. Повесить на рее могли и свои. У пиратов также  были  законы, которые предусматривали наказания за те или иные провинности.  Особо тяжкие преступления карались смертью. К  таковым относились:  кража  у  своих,  изнасилование,  дезертирство во время боя. Повесить могли и за менее тяжкие провинности, например, за попытку провести  на  корабль  женщину  или ребёнка. Применялись и другие виды наказания, среди которых был очень жестокий, имеющий название «килевание». Вообще, этот вид наказания существовал на военных флотах и в пиратских уставах прописан не был. Однако не исключено, что единично  и пираты наказывали килеванием своих провинившихся коллег.

   Техника этой экзекуции требовала специальной подготовки. С носа корабля забрасывался канат, так называемый, подкильный конец, который двое моряков под днищем проводили по обоим бортам. Первой от носа следовала фок-мачта. Концы протаскивали до грот-мачты. Затем их проводили вдоль грота реи и, с помощью блоков, располагавшихся на ноках, крепко соединяли между собой. Несчастного хорошенько привязывали к замкнутому канату, и он свешивался на нём с нока реи головой вниз. Следует пояснить: почему использовали грота рею. Во первых, грот-мачта находилась ближе к середине корпуса судна и была самая высокая, а во вторых – её нижняя рея (грота рея) была длиннее остальных и её концы (ноки) выходили за границы бортов. Поэтому, наказуемый, подвешенный на грота рее, висел над водой. По команде начинали тащить. Если принять во внимание, что всё это происходило, когда парусник двигался, а его днище было просто облеплено раковинами моллюсков, то можно себе представить какие муки испытывал подвергнутый этому истязанию человек. По степени провинности, наказание могли повторить несколько раз. Как правило, хватало и одного раза. Если осуждённый не захлёбывался сразу, то существовала большая вероятность смерти несчастного от сильного кровотечения после многочисленных порезов, ведь его тело было буквально истерзано острыми как бритва раковинами. Сохранилось лишь одно свидетельство того, что моряк остался жив после трёх протаскиваний под килем. Причём, на небольших по размерам парусниках несчастного могли протащить вдоль киля от носа до кормы.

   Рисунки на найденных древнегреческих амфорах свидетельствуют, что этот способ наказания  существовал уже в те времена и применялся к пойманным пиратам.

   С начала XVII  века до начала XVIII этот вид наказания имел место и на голландском флоте. Правда там наказуемого привязывали дополнительно к решётчатому деревянному люку. Королевский Флот Британии также применял эту жестокую экзекуцию. Не сохранилось сведений о применении этого наказания на русском флоте, но в ранние годы правления Петра Первого килевание было прописано в морском уставе. В так называемых «Артикулах Крюйса» (по имени автора вице-адмирала Крюйса) предусматривалось наказание килеванием, если моряк, например, трижды опаздывал на вахту. А за самовольное оставление поста или сон на вахте вообще полагалось троекратное килевание. Слава Богу,  «Артикул»  Крюйса  недолго  просуществовал  на  русском  флоте.

В казацком флоте подобное наказание не практиковалось, но нечто похожее всё же имело место. Правда, не у моряков, а среди казацких рыбаков. В статье  «Вентерь да весло – вот казачье ремесло» я прочитал следующее:
«…У донских казаков для тех, кто «трусил» чужие вентери (рыболовная снасть. Авт.) и сети с рыбой, существовал особый вид наказания. Провинившегося казака привязывали к верёвке, которая крепилась к шесту. И этот шест протаскивали подо льдом по всем полонкам…»

Б-р-р, представить страшно, не то, что испытать подобное. Поскольку, донцы и запорожцы тесно сотрудничали и во многом заимствовали друг у друга, не исключаю, что такому наказанию могли подвергнуть и, посягнувшего на чужое, днепровского казака.


Рецензии
Володя, зацепи мою "Суламиту и Проповедника", мне интересно, дадут мне по шеям Иерусалимские раввины или нет за то что аз грешный влез в Ветхий Завет!

Николай Аба-Канский   08.09.2017 11:00     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.