Одессе 20-х прошлого века

Милой Одессе посвящается

Елка. Новый год. И свечи.
Старый год судьбой помечен.
Сверстан в строки
Чьим-то сроком,
Чьим-то голосом - в судьбу.
Дымом сизым сквозь трубу,
Кровью алою артерий,
Тихим счетом бухгалтерий...
Вышел крошка на пленэр
Как заправский кавалер.
А Ривьера -хвать за грудь:
"Ты меня не позабудь!
Я хоть сука, но в фаворе
И гуляю на просторе
Ем и пью на хрустале,
В январе и феврале.
Но наступит месяц март.
Воровской исчезнет фарт.
Приношение мимоз
Не заменит алых роз.
Молдаванку на Привозе,
Фимы бывшую занозу,
Не признает даже Гоцман -
одесситов бывший лоцман.
И накроет медным тазом
Век грядущий урок разом,
А с ворами заодно
Всех соседей за окном.
И всплакнет Утесов старый
Дерибасовским сараем.
Ришелье поднимет кисть,
И расскажет нам за жизнь.
Жизнь-копейку, жизнь-индейку.
Кареглазую корейку.
А цыганка даст совет:
"Ланжерона лучше нет".
А мы сами верим свято
В запах воблы, запах мяты.
Сами скажем вам за жизнь:
"Эй, чудак! Прими! Подвиньсь!"
"А кудой подвиньсь?"
"Тудой!"
Вот так жизнь!
Запах крови с резедой!"


Рецензии