Экскурсия

                             /Юг, легкие зарисовки/

     Ровно в шесть пятнадцать мы были на месте. Как оказалось, в этот  ранний час здесь уже стояли с десяток страждущих отправиться в поездку по  замечательным местам Черноморского побережья.
     Минут через пять первый экскурсионный автобус оставив за собой облачко пыли проскочил мимо нас.
     Народ зароптал.
     -Куда это он? Куда?
     -А может это не наш?
     -А вы куда? И мы тоже? А вы? А мы нет, мы...
     -Может нас забыли? А может  автобус сломался...
     Эти, свойственные менталитету отечественных отдыхающих мысли, были всем понятны и  хорошо известны. Что нового может быть в умах и поведении людей озабоченных лишь одним - во что бы то ни стало, именно сегодня, и именно немедля помчаться к неизведанному, тем более что предполагаемое удовольствие от этого неизведанного уже оплачено.
     И, словно услышав страждущих, первый автобус остановился. Энергичная дама уже с подножки охладила бросившихся к машине туристов: "Спокойно, спокойно, едут только..." Толпа мгновенно схлынула.    Желающих ехать в это "только" не оказалось.
     Проскочили еще несколько экскурсионных автобусов, группа наша поредела, а жаль, мы уж тут, ожидая свой транспорт, сроднились, кое-кто стал и о вечернем свидании помышлять.
     Наконец-то!
     Вот и наш автобус!
     Наш, родной!
     Может не очень яркий и шикарный, но наш, во всяком случае, если верить немолодой с усталым тихим голосом женщине, назвавшей, теперь уже точно,  наш маршрут.
     -Заходим, заходим, мы и так уже опаздываем, поживее постарайтесь. И здесь вновь, наш отечественный менталитет, заставил каждого из сгрудившихся у подножки двери автобуса, почувствовать искреннее чувство вины за то что - "уже опаздываем"
     В автобусе у каждого вошедшего сразу заработали глаза, они, родные, сразу вычислили какие места надо занять. Вот, вот оно, моё местечко, у окна, да поближе к выходу. И мозг тут же, молодец, мол, верно, и солнца меньше, да и трясёт не так сильно.
     -Заходим, заходим, плотнее товарищи. Девочки, девочки, поплотнее, по двое рассаживаемся, по двое, пустых мест не будет,  нынче семейных у нас много.
     А девочки, как полагается, глаза в окна, вроде как сказанное их и не касается.
     Последняя остановка и в автобусе полный комплект.
     Поехали...
     -Здравствуйте, дорогие мои, приветствует вас туристическая компания... и я, ваш сегодняшний гид, Ольга Ивановна, можно без отчества.
     -Сегодня мы с вами посмотрим замечательные красоты нашего края и совершим экскурсию по местам, чьей прелестью и изысканностью  вдохновлялись на замечательные поэтические строки..., чьё мужество и силу описали известные всему миру маринисты..., чьей девственной природой восхищается не одно поколений людей всего мира.
     Слова Ольги Ивановны  журчали мягко, по доброму, доходчиво и убедительно.
     Путешественники расслабились, успокоились. Кто-то с интересом смотрел в окно, кто-то прикрыв глаза  дремал, наиболее активные тихонько перешёптывались.
     В автобусе народ собрался разный. Несколько семейных пар,  семья с девчушкой дошкольницей, и,  женщины,  чей возраст и положение по внешнему виду разобрать проблематично. 
     Нет, нет, мужички тоже есть, аж двое, из них  один особенно примечателен.  Хоть и с залысинами и, видимо не первой молодости, но всё же по независимому виду и хитрющему взгляду видать, ох и любитель до женского полу.
     -Что же, дорогие мои, я пока прерву свой рассказ, надо нам разобраться  с порядком экскурсии, - это Ольга Ивановна, напомнила и прозе жизни.
     Ах да, здесь же ещё доплата есть.
     -Дорогие мои, стоимость экстурсии в музей... рублей, морская прогулка обойдется в... с человека и обзорная экскурсия по... с каждого. Но! Пенсионеры, ветераны войны, инвалиды, дети, у этих категорий граждан, скидка.
     И вот тут-то начались первые чудеса.
     Молодящаяся дама, что справа от меня по ходу автобуса, достала из сумочки серенькую книжицу и помахав ею перед гидом, обижено воспрошала: "А почему в вашем списке нет многодетных матерей, у меня вот документ на руках. Пятеро их у меня, детишек-то! А?"
     -Разберемся, дамочка, разберемся.
     -А чернобыльцы? Я инвалид второй группы и чернобылец. Непорядок, - а это уже тот самый независимый и хитрющий мужичок с залысинами.
     -А мы, а я...
     Через пять минут стало ясно, что среди любителей экскурсий, больше половины льготные люди.
     Сзади меня слышу диалог: "Зинка, слыш, а этот-то с залысиной, со справкой, да ещё и зоне реактора был, а глазёнками так и шарит, так и шарит. А подруга в ответ: "Да не обращай ты внимания, старпер есть старпер, у него и ...", - дальше уже не было слышно, но по хохотку ясно, что-то интимное там обсуждается.
     Девчонки так переживали, так надеялись на дружбу с интеллегентным человеком, тем более что ещё на остановке этот чернобылец к ним подкатывал, уж и  так, с ними, и сяк, разве что в любви и дружбе не клялся. А тут "пенс", оказывается, да ещё и инвалид.
     Второй час в пути. А Ольга Ивановна всё журчит и журчит. Молодец просто, это надо же столько знать, просто диву даешься.
     Слегка пахнуло чесночком. Этот замечательный запах учует любой, даже с насморком.  Объект где-то через ряд впереди.
     Я сглотнул слюну.
     "Папраа-шууу в автобусе не употреблять пищу, это противоречит международным правилам экскурсионных поездок!" - и Ольга Ивановна учуяла запах чеснока. 
     -Так я диабетчик, мне можно периодически вкушать, врачи рекомендовали, - это тот, добрый молодец с залысинами, что на ряд дальше меня слева по ходу автобуса.
     -Конечно, конечно, раз врачи советуют...
     А разве можно по другому ответить... демократия.
     Залысина тут же спряталась.
     Видать сумку осваивает.
     Шорох, звон металла и стекла, и уже не чесноком пахнуло, а коньяком, я, хоть коньяк не пью, но частенько  завидую его потребляющим и, естественно, аромат коньячный знаю.
     А сзади девчонки щебечут: "Зин, а Зин, он ещё и диабетик. Ну, ты подумай...  а на вид такой крепенький." А подружка: "Какой диабетик, не слышишь, он коньяк трескает."
     Всё, девушки раскусили ловеласа.
     Тем временем Ольга Ивановна продолжает журчать: "Итак, дорогие мои, через двадцать минут мы с вами окажемся..."
     -Ольга Ивановна, а ресторации в городе нет? - Это тот, который с залысиной.
     Гид вроде и не замечает: "Мы с вами окажемся в замечательном месте, там, где было всё, и война и мир, и счастье и разлука, и любовь и горе.  В этом замечательном месте...
     - Ольга Ивановна, а покушать здесь есть где?
     Ольга Ивановна вновь сделала вид что не слышит.
     Но то, что она видела как чернобылец с диабетической закваской, ещё трижды приложился в пластиковой бутылке из под "Колы" с подозрительным содержимым, было видно по её встревоженному лицу.
     Но, к счастью, тихим оказался товарищ.
     Ровно через десять минут автобус остановился  на площади города у музея и  Ольга Ивановна, своим тщедушным телом закрыв прикорнувшего мужичка с залысинками, вывела участников экскурсионной поездки.
     -Петрович, смотри, головой отвечаешь, - это гид к водителю, - инвалид, чернобылец, диабетик, не дай Бог что случится, с тебя с первого государство спросит. Смотри у меня!
     -Товарищи, за мной пожалуйста. Итак, мы с вами находимся...
     Через два часа уникальной экскурсии, увлекательнейшего рассказа о жизни и творчестве замечательного, одного из известнейших в мировой культуре писателя...,  мы вновь у автобуса.
     Кто бы вы думали нас встретил?
     Ясно дело, инвалид, чернобылец, с залысинам который.
     -Ольга Ивановна, как здорово что мы здесь находимся. В этом историческом месте, где...
     Народ расссаживался по своим местам, осталось ещё два испытания, море и город.
     В море пошли все, хотя, честно говоря, я на такой подвиг повторно ни за какие денеьги не пошел бы.
     А дело в том, что  мест на старом катере, закамуфлированным под пиратскую шхуну было ровно в два раза меньше желающих поплавать. Лично мне досталось место на верхней палубе. Если катер не качает, то сидеть здесь можно вольготно, ну, а если даже полбалла за кормой, держаться нужно за всё что рядом. У меня рядом была мачта, вот с ней, родимой я в обнимку и плыл.
     Плыл ТУДА, почему я подчеркиваю ТУДА, да потому что ТУДА я слышал рассказ, но не видел объект повествования. Походило всё это на экскурсию вокруг недостроенного дома, вроде чувствуешь спиной, что сзади кирпичи, но ничего не видишь, так как неудобно и больно крутить головой. Вот такие ассоциации. Правда обратно, когда экскурсовод уже молчал, я вспоминая его рассказ рассматривал мертвые черные камни на берегу.
     А в  это время, наш, ну тот, что с залысинами, веселился на нижней палубе, вовсю. Сначала он пытался узнать о морском образовании капитана катера, он же гид. Когда тот в шутку сказал что не имеет никокого отношения к судну и впервые за штурвалом, то потребовал немедленного созыва государственной комиссии и отстранении капитана от управления катером. Сначало было вроде как весело, но когда требовательный мужичек решил сам встать у штурвала, народу стало не до шуток и даже рассказ о том что в Чернобыле он якобя сам управлял трактором, никого не успокоил.
     В общем справились с чернобыльцем, с трудом. А он, чувствуя недоверие к себе коллектива, вновь, вспомнив рекомендации врачей, пару раз хлебнул свою "Колу".
     На обзорной эксурсии по городу и все мы, да и гид вели себя тише воды и  ниже травы, на дай Бог проснется наш ветеран-чернобылец. Пусть отдохнет, родимый, разморило, поди.

     Вот и прошли, как мгновения, пролетели часы замечательной поездки, интереснейшие рассказа наших трудяг, гида и экскурсоводов.
     Позади долгие часы поездки, морская и пешие прогулки, а нам вроде бы  все и нипочем. Усталость конечно есть, но это приятная усталость, это эмоции, это новые знания, это рассказ о нас, о нашей истории.
     Автобус, весело бежал к нашему временному дому, в санатории, пансионаты.  За окном темно, шелест колес, мерный шум мотора, свет фар встречного транспорта. В автобусе тишина, кто-то посыпывает,  вздремнул слегка, кто-то вновь тихо перешептывался.  Благодатная тишина.
     И вновь мягкий, уже ставший почти родным тихий, и как бы шуршащий голос: "Ну вот, дорогие мои, мы и  дома. Перевернута еще одна страничка нашей жизни... - это Ольга Ивановна, - спасибо вам что вы были рядом, спасибо что были внимательны и благородны, приезжайте к нам,  и  никогда об этом не пожелеете. Здесь вы всегда соприкоснетесь с миром восторга, с миром прошлого, с миром вечного..."
     И что вы думаете, все в восторге закричали "Ура, спасибо!"
     Да!
     Хотели.
     Но пальму первенства вырвал тот, который с залысинками: "Ольга Ивановна, родная наша, как тяжело расставаться с вами, вы принесли в наши сердца и души восторг и уныние, красоту и скорбь, счастье и безмерную тоску.  Нам всем так  будет не хватать и вас и сегодняшнего праздника, праздника сердца и души.  Спасибо вам, родная наша."
     Слышу сзади: "Зин, а Зин, ну, паразит, во чешет, во даёт, никогда не поверила бы что этот стручёк  лысый может такую речь говорить". А подружка: "А чё, а он ничё вроде..."
     Народ притих было, а уж через пару минут раздались аплодисменты, сначало жиденькие, затем и бурные.
     Нашел же, подлюка, слова. Да не просто слова, а добрые и щемящие.
     Умеет же.
     Всё умеет, и пить умеет, и отдыхать, и говорить.
     Позавидовать бы ему. А в чём? Что пьет, или что ловеласничает?
     Да ладно...
     И когда тот, что с залысинами, инвалид, чернобылец выходил из автобуса, с ним уже мило, по-доброму расскланивались все, и те, кто хотел отругать его неодобрительным взглядом, и  кто от штурвала его отдирал, и те, что откровенно иронизировали, дескать, с пьяного что возьмешь. А вот простились с человеком мирно и дружно.
     Вот и я спасибо сказал и людям, что вместе со мною живо и с интересом слушали рассказы о нашей Родине и её прошлом, и  нашей замечательной Ольге Ивановне, и этому ловеласу с чернобыльской справкой. А что выпил, так то бывает, все мы небезгрешны.
     До новых встреч, здесь, на Черноморском побережье.

     Ах, так вы не поняли где это было?
     Да это и не важно.
     Ведь и с вами такое было, а что,  я не прав?

     /Фото из интернета/


Рецензии
Спасибо, рассмешили. Бывают такие "с залысиной", которые и выпить могут, и поговорить, да и к женщинам неравнодушны...
С теплом, я.

Галина Чиореску   11.11.2015 13:28     Заявить о нарушении
Спасибо, я старался, рад если получилось. Вам так же удачи и успехов!

Александр Махнев Москвич   11.11.2015 21:46   Заявить о нарушении
Спасибо, Александр! Взаимно.

Галина Чиореску   11.11.2015 22:47   Заявить о нарушении