Южный берег ждёт своих героев...

       Мои воспоминания о товарищах студенческой поры полны очень тёплых чувств. Особенно отрадно хранить в памяти образы тех из них, кто неоднократно умягчал моё жестокое сердце, побуждал его преклоняться перед добротой, искренностью и подкупающим жизненным оптимизмом. Подозрительность и цинизм, с коими я нередко приближался даже к этим людям, чудесным образом меркли в невидимой человеческому глазу атмосфере чистоты и света, какой они в изобилии дарили окружающим.
 
       Такими были и мои русские друзья, к теме взаимоотношений с которыми я прямо или косвенно обращаюсь во многих своих произведениях, и – что стало для меня совершенным сюрпризом – студенты иностранные.
 
       Вьетнамцы в нашей группе очутились не иначе, как будучи промыслительно посланными Самим Господом. Они оказались людьми воистину космической доброты…  Помогая мне в учёбе всем, чем только могли, дети южной страны не терпели ни тени «нравственного бухгалтерского учёта». «Зачем считаЕшь?», – говаривали они обычно при моих неумелых попытках достигнуть хотя бы приблизительного баланса в истории взаимовыручки… Да и этот очаровательный акцент некоторых из них – озвучивание глухих согласных, ударение на последний слог – как приятно теперь вспомнить…

       Мои новые друзья часто звали меня в гости. Продуктами они, дело ясное, никогда не избыточествовали, да и ели чаще всего лишь дважды в день, но без чашечки молока или чая с печеньем домой меня нипочём не отпускали даже при самых быстрых и деловитых визитах. Случалось, дегустировал я и их изысканные национальные блюда. Даже в день нашего прощания, через несколько недель после защиты дипломов, мои затейники умудрились закатить шикарный пикник на берегу водохранилища. Там, в дружеской беседе, пряча смущение столь заботливым вниманием к своей персоне под лёгкой небрежностью, на их вопросы из цикла «Чем тебя ещё попотчевать?» я временами отвечал: «Да чем угодно, ребятки, всё очень вкусное». Они же, в свою очередь, с хитрыми улыбками задавали мне встречный вопрос, от которого я просто таял: «А что тебе угодно?»…

       Полагаю, мне ни за что не понять всей трудности участи, выпавшей моим вьетнамцам... Южный берег дождался своих героев назад дипломированными специалистами, а я… Да без обиняков: расстался с друзьями… Прошу извинить меня, дорогой читатель, за скудность моих размышлений об этих прекрасных людях. Но, может быть, посвящённое им ещё в пору студенчества маленькое стихотворение сумеет рассказать чуть больше…

       * * *
       Бесценность высшей школы ощущает,
       Кто жил годами с родиной в разлуке
       Единственной мечтою – возвратиться
       Со знаниями к милым берегам.

       Я – лирик лишь, который поздравляет
       Отважных тех и крепко жмёт им руки –
       Моим друзьям, приехавшим учиться
       Из южной сказки в русские снега…   
    


Рецензии
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.