Пенсия с 28. 10. 1988 года

 


Я встал на воинский учёт в Автозаводский райвоенкомат, он тогда располагал¬ся на улице Революционной, в здании 3-го Комплексного общежития, получил пенсионное удо¬стоверение и военный билет. В паспортном столе получил паспорт, и встал на партийный учёт в парторганизацию 3 «б» квартала. Пенсию мне назначили в сумме 250 руб., это была, по тем временам, большая пенсия, т. к. средняя зарплата по стране была в пределах 130 – 150 рублей. Галя продолжала работать, правда, получала небольшую зарплату, но нам пока хватало, и я решил пока нигде не работать. Мы жили в новом доме, в четырёхкомнатной квартире, у нас была машина ВАЗ-2109, но не было гаража. Правда, по бумагам он числился, но был в стадии строительства. Перед пенсией я вступил в гаражный кооператив (ГСК), организованный при нашем училище, членами, которого, в основной своей массе, были офицеры и прапорщики училища. Чтобы вступить в ГСК, нужно было иметь машину, или представить справку из училища, что претендент стоит в очереди на получение машины. На момент вступления в кооператив у меня машины не было и мне выдали справку. ГСК строился на пустыре, за территорией училища на будущей улице Офи¬церской, где уже стали строиться здания других гаражей. Наш ГСК, из-за большого числа желающих, и небольшого участка местности, отведённого для его строительства, был спланирован подземным, одноэтажным зданием. Он состоял, в основном, из неболь¬ших, 3 на 6 метров боксов, и только четыре гаража были раз¬мером 4 на 6 метров. Председа¬телем ГСК был назначен, или приглашён, нашим зампотылу Рыбальченко, муж¬чина, имевший опыт в строительстве таких ГСК. Это был закоренелый алкаш, наглый, самовлюблённый тип. Он имел связи в некоторых городских руководящих организациях, и в предприятиях,  производящих строительные материалы. Я сдал деньги в сумме необходимой на получение четырёх метрового по ширине гаража. Пока я служил, председатель ГСК относился ко мне, как к представителю командования, и он без проблем поставил меня в очередь на получение этого широкого гаража.  Перед демобилизацией мне выделили участок под дачу в посёлке Приморском, за эти участки боролись не только в городе, но и у нас в училище, так как место было престижное, рядом с городом. 


Я встал на воинский учёт в Автозаводский райвоенкомат, он тогда располагал¬ся на улице Революционной, в здании 3-го Комплексного общежития, получил пенсионное удо¬стоверение и военный билет. В паспортном столе получил паспорт, и встал на партийный учёт в парторганизацию 3 «б» квартала. Пенсию мне назначили в сумме 250 руб., это была, по тем временам, большая пенсия, т. к. средняя зарплата по стране была в пределах 130 – 150 рублей. Галя продолжала работать, правда, получала небольшую зарплату, но нам пока хватало, и я решил пока нигде не работать. Мы жили в новом доме, в четырёхкомнатной квартире, у нас была машина ВАЗ-2109, но не было гаража. Правда, по бумагам он числился, но был в стадии строительства. Перед пенсией я вступил в гаражный кооператив (ГСК), организованный при нашем училище, членами, которого, в основной своей массе, были офицеры и прапорщики училища. Чтобы вступить в ГСК, нужно было иметь машину, или представить справку из училища, что претендент стоит в очереди на получение машины. На момент вступления в кооператив у меня машины не было и мне выдали справку. ГСК строился на пустыре, за территорией училища на будущей улице Офи¬церской, где уже стали строиться здания других гаражей. Наш ГСК, из-за большого числа желающих, и небольшого участка местности, отведённого для его строительства, был спланирован подземным, одноэтажным зданием. Он состоял, в основном, из неболь¬ших, 3 на 6 метров боксов, и только четыре гаража были раз¬мером 4 на 6 метров. Председа¬телем ГСК был назначен, или приглашён, нашим зампотылу Рыбальченко, муж¬чина, имевший опыт в строительстве таких ГСК. Это был закоренелый алкаш, наглый, самовлюблённый тип. Он имел связи в некоторых городских руководящих организациях, и в предприятиях,  производящих строительные материалы. Я сдал деньги в сумме необходимой на получение четырёх метрового по ширине гаража. Пока я служил, председатель ГСК относился ко мне, как к представителю командования, и он без проблем поставил меня в очередь на получение этого широкого гаража.  Перед демобилизацией мне выделили участок под дачу в посёлке Приморском, за эти участки боролись не только в городе, но и у нас в училище, так как место было престижное, рядом с городом. Училищу было выделено не очень большое количество участков, давали в первую очередь тем, кто собирается на пенсию. Время неумолимо двигалось вперёд, и вскоре я ушёл на пенсию, купив к этому времени машину. Гараж потихоньку строился, пришла зима, я ставил машину у знакомых, у кого не было машины. Когда стал рядовым пенсионером, председатель совсем охамел, и начались мои мытарства! Гараж к этому времени был на стадии завершения строительства и комиссия, занимающаяся сбором денег и распределением боксов гаража, провела их жеребьёвку, в результате, которой мне достался бокс № 5 размером 4 на 6 метров. Жеребьёвка была закреплена актом и представлена председателю ГСК. Этот председатель наплевал на этот документ и переиначил результаты жеребьёвки по своему усмотрению. Меня он лишил моего широкого гаража и дал мне узкий, трёхметровый, ещё нескольких человек, не имевших к этому времени автомобилей, он самостоятельно вывел из состава кооператива, а некоторых членов кооператива, переставил из полученных при жеребьёвке боксов в другие. Я стал разбираться, на каком основании он это сделал, и узнал, что мой гараж он отдал прапорщику, зубному технику, работавшему в училище в поликлинике, в стоматологическом кабинете. Числился этот «прапор» в ремонтном взводе в батальоне оуп нашего училища. Этот техник обязался за эту перестановку поставить председателю коронки на зубы. Набралось нас таких обиженных человек около десятка, мы объединились и стали требовать, чтобы результаты жеребьёвки остались  в силе. Однако председатель не стал разговаривать с нами, и нам пришлось обратиться в суд. Рассмотрение нашего дела в суде затягивалось по различным причинам. Назначенные заседания постоянно срывались, из-за неявки председателя, он, то присылал через своего адвоката справки о плохом самочувствии, или нахождении в командировке, то вообще ничего не предоставлял. Все это сходило ему с рук, как оказалось потом, в нашем гараже пристроился заместитель председателя суда, который и покрывал все эти нарушения законодательства. Всю зиму мы мучились, таскаясь по судам, но толку было мало, и мы, с моими товарищами по несчастью, обратились в прокуратуру. Несколько  раз нас принимал зам. прокурора, но никаких кардинальных решений по поводу нарушения законодательства со стороны председателя он не вынес, и, более того, обвинил нас, что отрываем его от работы, что это не его компетенция, разбираться с нашими боксами, а суда. Потом, много позже, я узнал, что этот зам также получил бокс в нашем гараже, как раз, за счёт тех, членов ГСК, у которых не было автомобилей на момент распределения гаража. Я как-то на партийном собрании нашего квартала рассказал о произволе, который творится в нашем ГСК и обратился  к секретарю  парторганизации, чтобы мне оказали содействие от имени нашей организации написать ходатайство в Райком партии Автозаводского района. Но все сочувственно выслушали и никаких мер не приняли. Все-таки мы добились, чтоб состоялся суд, почти все решения были приняты в нашу пользу. Я обрадовался, что, наконец – то, моим мытарствам пришёл конец, но не тут – то было. Меня в свой, широкий бокс никто не пустил, и я опять пошёл в суд, и узнал там новость. Председатель подал апелляцию в Областной суд, подал даже после десятидневного срока, и его апелляцию, в нарушение закона приняли. И снова я продолжал мучиться, время шло, а приглашения о прибытии в Самару на заседание суда все не было, и я оставался на прежнем месте в трёхметровом боксе. Наконец пришла повестка в суд в Самару, и я поехал туда на своей машине. Заседание не состоялось, председатель не прибыл, и рассмотрение моего дела отложили до следующего раза.  В следующий раз адвокат председателя привёз справку, о плохом самочувствии ответчика, и я опять уехал ни с чем. Я, несмотря на то, что в нашей парторганизации я не получил никакой поддержки, я попробовал лично обратиться к первому секретарю рай кома партии Егорову. Когда я служил, он много раз обращался ко мне по поводу выделения курсантов для расчистки снега, потом, я по его  просьбе отдал танк, который установили в парке Победы. Я подумал, что он поможет мне, чтобы привести в порядок зарвавшегося председателя, через компетентные органы. Но Егоров начал мямлить, что сейчас другое время, роль партии в жизни общества намного снизилась, и он не может уже давать рекомендации руководителям различных организаций, ибо его как партийного руководителя не признают. Это было время, когда решалась судьба партийных организаций, не только на гражданке, но и в армии. Я ушёл ни с чем, и подумал, если партия меня не может защитить в трудную минуту, зачем мне такая партия, зачем я буду платить взносы этой партии. На ближайшем партсобрании в начале 1990 года, я все это высказал коммунистам, положил на стол президиума партбилет и покинул собрание. Так я стал беспартийным, отдав членству партии 31 год. В третий раз история повторилась, только ни адвоката, ни председателя в этот раз не было. Судья сказала, что заседание придётся опять отложить. Вот тут я возмутился, и спросил судью, сколько же мне ездить, сюда из Тольятти, тратить деньги на бензин, и почему она откладывает заседание, если ответчик не явился без уважительной причины. Видно у меня был действительно измученный вид, да и доводы мои были справедливые, и она сжалилась надо мной. Провела заседание в отсутствие ответчика, проверила мои документы на право владения этим боксом, в том числе и мой номерок, который мне достался при жеребьёвке, и вынесла окончательное решение, утвердить решение Тольяттинского районного суда. С чувством исполненного долга я возвратился, и стал ждать, когда придут документы из Самарского суда. Это было уже начало лета, надо было заниматься дачей. Через недели полторы меня вызвали в суд к судебному исполнителю. Был назначен день моего «переселения» из одного бокса в другой, был и оповещён об этой процедуре председатель. В назначенный день у гаража собрались: судебный исполнитель, женщина со странной фамилией Сарана, майор милиции, фамилию не помню, знаю, что он погиб вскоре от руки бандита, и я. Судебный исполнитель предупредила председателя, и мы пошли к боксу, который располагался недалеко, пятым по счёту, от входа. У дверей бокса сидело несколько подвыпивших мужиков, которые не допустили нас к вскрытию бокса. Майор попытался их попросить отойти от дверей бокса, но они, нагло улыбаясь, наплевали на его уговоры, и продолжали сидеть у дверей. Я с недоумением смотрел на эту «комедию», где главным действующим лицом был беспомощный милиционер. Я не понимал, почему представители законных органов власти, не могут выполнить решение суда. К своему стыду Сарана тоже стала с сомнением относиться к действиям милиционера. Она о чем-то переговорила с майором, и, с сожалением, сказала мне, что данную процедуру придётся  отложить, она должна посоветоваться с председателем суда. Мы, «не солоно хлебавши», с позором удалились под наглое хихиканье собутыльников председателя. Это была, по-моему, пятница, а в понедельник Сарана утром позвонила мне и попросила срочно приехать в гараж, так как председателя с утра не будет, он сидит в камере, арестован с субботу за пьянство и мелкое хулиганство. Я взял с собой ножовку, новый замок и прибыл в ГСК. В присутствии милиционера и судебного исполнителя, я распилил петли висячего замка и снял замок с двери моего законного бокса. Там внутри стоял потрёпанный «Запорожец» старого  образца, и валялось несколько деталей от него. Я, с соседом по гаражу, помогавшем мне, выкатил эту рухлядь, и заехал на своей «девятке» в бокс, а «Запорожца», с деталями от него, перекатили в трёхметровый бокс, в котором я временно стоял. Пришёл прапорщик, пока мы завершали перестановку машин, возникать не стал, так как увидел милиционера и судебного исполнителя, просто проверил, все ли на месте. Представители власти ушли, и я поставил внутренний замок, так как петли были разрезаны. Вскоре появился председатель, злобно посмотрел на меня, но сделать уже ничего не мог. Итак, я стал обладателем бокса № 5, теперь предстояло сделать смотровую яму и погреб. Мне вызвались помочь курсанты последнего курса, бывшей роты Михайлина, его после моего ухода, назначили комбатом вместо Иванова, занявшего мою должность. Курсанты вначале пытались копать погреб в часы увольнения, но получалось так, что кого-то не отпускали в увольнение, то кто-то попадал в наряд, Вообще-то, дело продвигалось медленно, надо было что-то предпринимать, и я пошёл к Михайлину. Я попросил его, чтобы он отпускал парней с самоподготовки, вначале он согласился, и работа пошла веселее. Я привозил из дома бутерброды, покупал лимонад и газировку, и дело стало продвигаться быстрей. Но потом, кто-то кому-то нас заложил, и Миша стал противиться выделению курсантов, кроме того близились выпускные экзамены, Оставалось совсем немного до завершения ямы под погреб, и ребята, кое как выбирались, за счёт увольнения. Перед самым выпуском, кое-как завершили отрывку ямы погреба, и я сам доделывал его, зачищая и утепляя погреб. Погреб получился небольшой, два на два метра, но зато там можно было хранить овощи. Наш земельный участок, полученный мной в садовом товариществе «Приморский», пустовал. У меня не было средств, строить на участке какой-то домик, и особого желания заниматься посадкой овощей, и плодовых деревьев у нас с Галей не возникало. У нас был небольшой «опыт» работы на дачном участке. Для начальника училища, и его замов на учебном центре, были наделены небольшие участки земли. Стояли на участках небольшие домики, там можно было отдохнуть, что-то посадить из овощей. Мы там посадили картошку, правда чуть в стороне от нашей дачи, раза - два ездили окучивать, а потом, дела – дела, а когда приехали в очередной раз, нам представилась удручающая картина. Вместо зелёных кустов картошки, на участке, то тут, то там из земли торчали одинокие бурые стебли, начисто обглоданные личинками колорадского жука. Мы решили выкопать «урожай», набралось чуть больше полведра мелкой картошки. В то время можно было осенью поехать в колхоз, где выращивались овощи, набрать столько овощей, сколько тебе было нужно и, заплатив за них, привести домой. Мы жили в нашей четырёхкомнатной квартире, у ребят было по комнате. Саша трудился на ВАЗе, а Олег, приехал из армии, где он год служил, бросив после первого курса училище в Симферополе, пожелал поступить в институт. Я попробовал через Сарычева А.П. оформить его на первый курс Политехнического института. Его зачислили, но тут у Олега начались проблемы с преподавателями разных дисциплин, он приехал, когда уже шли занятия. Олег много пропустил занятий по специальным предметам, каких не было в училище, не было многих лабораторных работ, которые надо было, как-то восстанавливать, друзей в его группе, кто бы мог ему помочь, не было. Я пытался через начальника военной кафедры, чтобы он переговорил с теми начальниками кафедр, где были проблемы, но дальше разговоров дело не пошло. Конечно, надо было давать взятки, а у меня такой возможности не было, и в довершение  ко всему, я был на пенсии, то есть стал «ненужным» человеком. Вот так промучившись, мы пришли к выводу, бросить эту затею с переводом, и на следующий 1992 год готовиться поступать, только не в политех, а в пединститут. В то время он начал пробовать себя, как музыкант. Играл в музыкальном ансамбле «Реформа», на фестивале Автоград-90. Тогда же появились первые публикации в местной печати о фестивале, где засветился наш Олег. Характер у Саши был тяжёлый, он старался навязать своё мнение Олегу, учил нас, как и что делать, в общем, дома была постоянно напряжённая обстановка. И однажды, после очередного конфликта с Сашей, когда он, в пылу гнева, стукнул меня кулаком по лицу, мы решили ускорить размен нашей квартиры на две, чтобы отселить Сашу. Вскоре нашёлся подходящий вариант, и мы совершили размен, получив вместо нашей четырёхкомнатной, трёхкомнатную квартиру в 5-м квартале, и однокомнатную, без балкона в 7-м. Размен получился для нас выгодный, правда, нам пришлось заплатить 500 рублей нашим сменщикам за излишек площади. И в 1991 году перевезли Сашу в его отдельную квартиру на восьмом этаже в 7-м квартале, и переехали сами в 5 квартал на ул. Юбилейную. Избавились от постоянных ссор и ругани. Саша сделал ремонт, правда не сразу, постелил новый линолеум, мы помогли поклеить ему обои, когда он ездил в отпуск в Закарпатье, и побывал в г. Мукачево на могиле своего деда, моего отца Степана Семёновича. Саша наш участвовал на многих соревнованиях, проводимых на заводе. Он увлекался велоспортом и участвовал в соревнованиях по этому виду спорта. На этих соревнованиях он познакомился с велосипедисткой, имя  я не помню, она даже участвовала в зарубежных соревнованиях по велоспорту. Она нравилась ему, у них, правда, были только дружеские отношения. Саша дважды становился чемпионом по триатлону г. Тольятти. Зимой неоднократно участвовал в соревнованиях по лыжам, и добивался неплохих результатов. На этой же квартире у него появилась девушка, которая очень нравилась ему, но она была из неблагополучной семьи, отец пил, мать тоже поддавала, брат, вроде пошёл по их стопам. Саша давал ей ключ от квартиры и несколько раз, приходя домой, заставал за выпивкой ее брата и его знакомых, а сама девушка начала погуливать с другими парнями. Саша решил с ней расстаться и очень сильно переживал, мы даже боялись, что он может «наложить на себя руки». После такой неудавшейся любви наш сын сказал, что больше он никогда не будет иметь отношений с женским полом. Галя стала работать в физкультурном диспансере, и привлекалась для обслуживания соревнований, и иногда и тех, в которых участвовал Саша.  Уезжая с Кубы, мы привезли с собой двух больших зелёных попугаев, одного из них отдали родителям Гали. Он жил у них дома, потом отец Гали, Алексей Иванович, дал попугая какому-то малознакомому парню, а тот, через некоторое время, вернул ему дохлого попугая, сказав, что он умер. Может парень и обманул деда Лёшу, оставив себе живого, для продажи, попугаи, даже в то время стоили довольно дорого. Второй попугай жил у нас, переезжая с нами из Новочеркасска, где у нас была квартира, перед уездом на Кубу, куда мы оттуда вернулись, далее в Камышин, потом в Тольятти, а затем с квартиры в 3 «б» квартале, на квартиру в 5-й, где мы живём сейчас. Везде, где мы жили, я на кухне, в свободном углу ставил сухое дерево, внизу на стволе, на уровне сиденья стула, я прикреплял клетку, где попугай иногда ночевал, там стояла кормушка, и поилка. Раз в неделю, а может чаще наш попугай устраивал купание. Начинал он с поилки, но там было мало воды, и мы, увидев, что наша «Ритка», так мы звали нашего попугая за его пронзительные крики: «Рита, Рита», - залезла в поилку, и стала брызгать на себя клювом воду, наливали в пластмассовый поддон клетки воду, убрав кормушку и поилку. Вот тут начиналось купание, похожее на забавное представление. Расправив крылья, Ритка приседала грудью в воду, одновременно покрикивая, хлопала по воде крыльями, клювом набирала воду, и бросала ее на спину. Брызги летели во все стороны, и она становилась совершенно мокрой, закончив моцион, она отряхивалась, и медленно вылезала из клетки, помогая себе клювом, взбиралась на самый верх, и начинала приводить себя в порядок. Вид у неё в это время был более чем забавный, она напоминала мокрую курицу. Худая, можно сказать, тощая, она клювом проглаживала каждое перышко, и вскоре, обсохнув, приобретала свой пушистый, красивый зелено-красный  облик.  На нашей новой кухне я тоже поставил дерево, подвесил клетку, и наш попугай обрел своё новое местожительство. Когда мы уезжали с Кубы, знатоки содержания птиц в неволе, предупреждали нас, что попугаям нельзя давать петрушку, они могут умереть. Мы постоянно соблюдали это правило, а на этой кухне, на окне, по весне, Галя посадила петрушку в купленный в магазине пластмассовый ящик. У нас, конечно, была дача, но пока там что-то созреет, пройдет время, а тут, под боком, уже будем, есть зелень. О запрете петрушки для попугаев мы помнили, но не думали, что Ритка может слезть в дерева на подоконник, где стоял ящик с травой, дерево с клеткой было далеко от подоконника. Наша Ритка никогда не летала по кухням, где мы проживали, и мы не опасались, что она может поесть петрушку. Но в наше отсутствие это случилось. Когда мы пришли домой, Ритка сидела на полу, покачиваясь, прикрыв глаза, на подоконнике в ящике была покусана почти вся петрушка. Галя посадила ее на ветку дерева, она посидела, немного качаясь, и вдруг упала, стукнувшись о ветки. Через некоторое время глаза закрылись, и наша Ритка ушла в мир иной. Похоронили мы ее в глубокой траншее, на улице Свердлова, вырытой под трубы, на зеленом газоне. Он располагался посреди улицы, на нем стояло пять щитов, с орденами, которыми был награжден комсомол,  они стояли на этом газоне, один за другим вдоль улицы по центру газона. Тоска по погибшему живому существу, в ближайшее воскресенье погнала меня на рынок, не знаю, что я там хотел найти, но меня тянуло туда, как будто силой. Справа от входных ворот вдоль внутренней стороны забора обычно продавали животных: собак, кошек, иногда морских свинок. Сейчас там установлены палатки, в которых торгуют этими животными, и далее по проходу, за палатками привозят на легковых машинах животных и торгуют ими прямо  в багажниках. Пройдя ворота, я сразу увидел двух девочек лет 13-15-и, они держали щенка, такого маленького, что он поместился у меня на ладони, когда я взял его, чтобы рассмотреть. Это был «мальчик», черного цвета с белыми, как тапочки, лапками и белым треугольником на груди. Я спросил у девочек, большая будет собака, или нет, мне не хотелось держать дома крупную собаку. Они заверили меня, что собака будет не очень большой, мы сторговались на пятнадцати рублях. Я положил щенка в рукавицу, и пошёл домой пешком, не хотелось пугать малыша шумом мотора общественного транспорта. На улице было холодно, была ранняя и холодная весна, и я осторожно засунул драгоценную ношу за пазуху. Почему-то я почувствовал облегчение, мне показалось, что это то, что искал. Как мы растили нашего Шарика, так мы назвали нашего питомца по традиции, начавшейся на Кубе, когда у нас появился щенок, привезенный с полигона «Алькисар», вместо собаки Джульки, это целая история. Наш теперешний Шарик через полгода превратился в красивого, умного пса похожего на «лайку», с торчащими острыми ушами, и веселым хвостом, на невысоких ногах, которые его нисколько не портили. Он охранял нашу машину и дачу, когда мы возились в огороде, предупреждая заливистым лаем нас и соседей, о появлении посторонних вблизи нашей дачи. Я приучил его, чтобы он не оправлялся на даче, и выпускал гулять по дороге между дачами, Шарик уходил довольно далеко, но на соседние участки  не заходил, и, сделав свои дела, отрывистым коротким лаем просил запустить его через ворота. Соседям по даче он не причинял хлопот, а соседка Люба иногда угощала его остатками пищи после обеда, и Шарик по ее зову пролезал через дырку в заборе, и мчался к ней, виляя хвостом. Иногда Лена, с дачи напротив, подкладывала косточки от обеда к нашим воротам. Спокойно было  с ним и на рыбалке, машину мы оставляли в тени деревьев, а сами спускались к воде, оставив Шарика у машины. Мы нашли хорошее место для рыбалки в районе юго-западнее поселка Прибрежный, спустившись по асфальтовой дороге к пойменной зоне Волги. Там, в прибрежном лесу располагалась база отдыха, и было много небольших озер, затопляемых при половодье, они очищались и пополняли свои рыбные запасы в этот период. Там ловились окуни, плотва, и, на блесну и живца, щучки. Мы каждый год по несколько раз летом ездили туда на рыбалку, облюбовав самое красивое озерко, с берегами, поросшими лесом. Шарик всегда был у машины, но иногда приходил к нам, и тогда я его урезонивал, почему он бросил машину и отсылал его обратно. Понурив голову, «сторож» возвращался на «пост», и добросовестно сторожил машину от любителей прибрать к своим рукам то, что плохо лежит. Еще работая замом в училище, когда болел Сорокин Б.П., мы с замполитом Радченко Н.А. ездили на совещание в Москву. На обратном пути познакомились в поезде с неким Анатолием, он оказался заядлым рыбаком, и на этой почве у нас  с ним завязалось дальнейшее наше с ним общение. Несколько раз мы ездили с ним на рыбалку. У него был дачный участок  в дачном кооперативе, организованном на пустующих землях, принадлежавших ВАЗу, на которых в дальнейшем планировалось строительство сооружений. Кооператив находился напротив магазина «Некондиция», который располагался в конце улицы Юбилейной, перед поворотом на поселок Борковка. Участки были выделены временно, на них не разрешалось строить, дачные строения, за исключением, небольших сарайчиков, для хранения инструмента.                                                                                                                                                   
Училищу было выделено не очень большое количество участков, давали в первую очередь тем, кто собирается на пенсию. Время неумолимо двигалось вперёд, и вскоре я ушёл на пенсию, купив к этому времени машину. Гараж потихоньку строился, пришла зима, я ставил машину у знакомых, у кого не было машины. Когда стал рядовым пенсионером, председатель совсем охамел, и начались мои мытарства! Гараж к этому времени был на стадии завершения строительства и комиссия, занимающаяся сбором денег и распределением боксов гаража, провела их жеребьёвку, в результате, которой мне достался бокс № 5 размером 4 на 6 метров. Жеребьёвка была закреплена актом и представлена председателю ГСК. Этот председатель наплевал на этот документ и переиначил результаты жеребьёвки по своему усмотрению. Меня он лишил моего широкого гаража и дал мне узкий, трёхметровый, ещё нескольких человек, не имевших к этому времени автомобилей, он самостоятельно вывел из состава кооператива, а некоторых членов кооператива, переставил из полученных при жеребьёвке боксов в другие. Я стал разбираться, на каком основании он это сделал, и узнал, что мой гараж он отдал прапорщику, зубному технику, работавшему в училище в поликлинике, в стоматологическом кабинете. Числился этот «прапор» в ремонтном взводе в батальоне оуп нашего училища. Этот техник обязался за эту перестановку поставить председателю коронки на зубы. Набралось нас таких обиженных человек около десятка, мы объединились и стали требовать, чтобы результаты жеребьёвки остались  в силе. Однако председатель не стал разговаривать с нами, и нам пришлось обратиться в суд. Рассмотрение нашего дела в суде затягивалось по различным причинам. Назначенные заседания постоянно срывались, из-за неявки председателя, он, то присылал через своего адвоката справки о плохом самочувствии, или нахождении в командировке, то вообще ничего не предоставлял. Все это сходило ему с рук, как оказалось потом, в нашем гараже пристроился заместитель председателя суда, который и покрывал все эти нарушения законодательства. Всю зиму мы мучились, таскаясь по судам, но толку было мало, и мы, с моими товарищами по несчастью, обратились в прокуратуру. Несколько  раз нас принимал зам. прокурора, но никаких кардинальных решений по поводу нарушения законодательства со стороны председателя он не вынес, и, более того, обвинил нас, что отрываем его от работы, что это не его компетенция, разбираться с нашими боксами, а суда. Потом, много позже, я узнал, что этот зам также получил бокс в нашем гараже, как раз, за счёт тех, членов ГСК, у которых не было автомобилей на момент распределения гаража. Я как-то на партийном собрании нашего квартала рассказал о произволе, который творится в нашем ГСК и обратился  к секретарю  парторганизации, чтобы мне оказали содействие от имени нашей организации написать ходатайство в Райком партии Автозаводского района. Но все сочувственно выслушали и никаких мер не приняли. Все-таки мы добились, чтоб состоялся суд, почти все решения были приняты в нашу пользу. Я обрадовался, что, наконец – то, моим мытарствам пришёл конец, но не тут – то было. Меня в свой, широкий бокс никто не пустил, и я опять пошёл в суд, и узнал там новость. Председатель подал апелляцию в Областной суд, подал даже после десятидневного срока, и его апелляцию, в нарушение закона приняли. И снова я продолжал мучиться, время шло, а приглашения о прибытии в Самару на заседание суда все не было, и я оставался на прежнем месте в трёхметровом боксе. Наконец пришла повестка в суд в Самару, и я поехал туда на своей машине. Заседание не состоялось, председатель не прибыл, и рассмотрение моего дела отложили до следующего раза.  В следующий раз адвокат председателя привёз справку, о плохом самочувствии ответчика, и я опять уехал ни с чем. Я, несмотря на то, что в нашей парторганизации я не получил никакой поддержки, я попробовал лично обратиться к первому секретарю рай кома партии Егорову. Когда я служил, он много раз обращался ко мне по поводу выделения курсантов для расчистки снега, потом, я по его  просьбе отдал танк, который установили в парке Победы. Я подумал, что он поможет мне, чтобы привести в порядок зарвавшегося председателя, через компетентные органы. Но Егоров начал мямлить, что сейчас другое время, роль партии в жизни общества намного снизилась, и он не может уже давать рекомендации руководителям различных организаций, ибо его как партийного руководителя не признают. Это было время, когда решалась судьба партийных организаций, не только на гражданке, но и в армии. Я ушёл ни с чем, и подумал, если партия меня не может защитить в трудную минуту, зачем мне такая партия, зачем я буду платить взносы этой партии. На ближайшем партсобрании в начале 1990 года, я все это высказал коммунистам, положил на стол президиума партбилет и покинул собрание. Так я стал беспартийным, отдав членству партии 31 год. В третий раз история повторилась, только ни адвоката, ни председателя в этот раз не было. Судья сказала, что заседание придётся опять отложить. Вот тут я возмутился, и спросил судью, сколько же мне ездить, сюда из Тольятти, тратить деньги на бензин, и почему она откладывает заседание, если ответчик не явился без уважительной причины. Видно у меня был действительно измученный вид, да и доводы мои были справедливые, и она сжалилась надо мной. Провела заседание в отсутствие ответчика, проверила мои документы на право владения этим боксом, в том числе и мой номерок, который мне достался при жеребьёвке, и вынесла окончательное решение, утвердить решение Тольяттинского районного суда. С чувством исполненного долга я возвратился, и стал ждать, когда придут документы из Самарского суда. Это было уже начало лета, надо было заниматься дачей. Через недели полторы меня вызвали в суд к судебному исполнителю. Был назначен день моего «переселения» из одного бокса в другой, был и оповещён об этой процедуре председатель. В назначенный день у гаража собрались: судебный исполнитель, женщина со странной фамилией Сарана, майор милиции, фамилию не помню, знаю, что он погиб вскоре от руки бандита, и я. Судебный исполнитель предупредила председателя, и мы пошли к боксу, который располагался недалеко, пятым по счёту, от входа. У дверей бокса сидело несколько подвыпивших мужиков, которые не допустили нас к вскрытию бокса. Майор попытался их попросить отойти от дверей бокса, но они, нагло улыбаясь, наплевали на его уговоры, и продолжали сидеть у дверей. Я с недоумением смотрел на эту «комедию», где главным действующим лицом был беспомощный милиционер. Я не понимал, почему представители законных органов власти, не могут выполнить решение суда. К своему стыду Сарана тоже стала с сомнением относиться к действиям милиционера. Она о чем-то переговорила с майором, и, с сожалением, сказала мне, что данную процедуру придётся  отложить, она должна посоветоваться с председателем суда. Мы, «не солоно хлебавши», с позором удалились под наглое хихиканье собутыльников председателя. Это была, по-моему, пятница, а в понедельник Сарана утром позвонила мне и попросила срочно приехать в гараж, так как председателя с утра не будет, он сидит в камере, арестован с субботу за пьянство и мелкое хулиганство. Я взял с собой ножовку, новый замок и прибыл в ГСК. В присутствии милиционера и судебного исполнителя, я распилил петли висячего замка и снял замок с двери моего законного бокса. Там внутри стоял потрёпанный «Запорожец» старого  образца, и валялось несколько деталей от него. Я, с соседом по гаражу, помогавшем мне, выкатил эту рухлядь, и заехал на своей «девятке» в бокс, а «Запорожца», с деталями от него, перекатили в трёхметровый бокс, в котором я временно стоял. Пришёл прапорщик, пока мы завершали перестановку машин, возникать не стал, так как увидел милиционера и судебного исполнителя, просто проверил, все ли на месте. Представители власти ушли, и я поставил внутренний замок, так как петли были разрезаны. Вскоре появился председатель, злобно посмотрел на меня, но сделать уже ничего не мог. Итак, я стал обладателем бокса № 5, теперь предстояло сделать смотровую яму и погреб. Мне вызвались помочь курсанты последнего курса, бывшей роты Михайлина, его после моего ухода, назначили комбатом вместо Иванова, занявшего мою должность. Курсанты вначале пытались копать погреб в часы увольнения, но получалось так, что кого-то не отпускали в увольнение, то кто-то попадал в наряд, Вообще-то, дело продвигалось медленно, надо было что-то предпринимать, и я пошёл к Михайлину. Я попросил его, чтобы он отпускал парней с самоподготовки, вначале он согласился, и работа пошла веселее. Я привозил из дома бутерброды, покупал лимонад и газировку, и дело стало продвигаться быстрей. Но потом, кто-то кому-то нас заложил, и Миша стал противиться выделению курсантов, кроме того близились выпускные экзамены, Оставалось совсем немного до завершения ямы под погреб, и ребята, кое как выбирались, за счёт увольнения. Перед самым выпуском, кое-как завершили отрывку ямы погреба, и я сам доделывал его, зачищая и утепляя погреб. Погреб получился небольшой, два на два метра, но зато там можно было хранить овощи. Наш земельный участок, полученный мной в садовом товариществе «Приморский», пустовал. У меня не было средств, строить на участке какой-то домик, и особого желания заниматься посадкой овощей, и плодовых деревьев у нас с Галей не возникало. У нас был небольшой «опыт» работы на дачном участке. Для начальника училища, и его замов на учебном центре, были наделены небольшие участки земли. Стояли на участках небольшие домики, там можно было отдохнуть, что-то посадить из овощей. Мы там посадили картошку, правда чуть в стороне от нашей дачи, раза - два ездили окучивать, а потом, дела – дела, а когда приехали в очередной раз, нам представилась удручающая картина. Вместо зелёных кустов картошки, на участке, то тут, то там из земли торчали одинокие бурые стебли, начисто обглоданные личинками колорадского жука. Мы решили выкопать «урожай», набралось чуть больше полведра мелкой картошки. В то время можно было осенью поехать в колхоз, где выращивались овощи, набрать столько овощей, сколько тебе было нужно и, заплатив за них, привести домой. Мы жили в нашей четырёхкомнатной квартире, у ребят было по комнате. Саша трудился на ВАЗе, а Олег, приехал из армии, где он год служил, бросив после первого курса училище в Симферополе, пожелал поступить в институт. Я попробовал через Сарычева А.П. оформить его на первый курс Политехнического института. Его зачислили, но тут у Олега начались проблемы с преподавателями разных дисциплин, он приехал, когда уже шли занятия. Олег много пропустил занятий по специальным предметам, каких не было в училище, не было многих лабораторных работ, которые надо было, как-то восстанавливать, друзей в его группе, кто бы мог ему помочь, не было. Я пытался через начальника военной кафедры, чтобы он переговорил с теми начальниками кафедр, где были проблемы, но дальше разговоров дело не пошло. Конечно, надо было давать взятки, а у меня такой возможности не было, и в довершение  ко всему, я был на пенсии, то есть стал «ненужным» человеком. Вот так промучившись, мы пришли к выводу, бросить эту затею с переводом, и на следующий 1992 год готовиться поступать, только не в политех, а в пединститут. В то время он начал пробовать себя, как музыкант. Играл в музыкальном ансамбле «Реформа», на фестивале Автоград-90. Тогда же появились первые публикации в местной печати о фестивале, где засветился наш Олег. Характер у Саши был тяжёлый, он старался навязать своё мнение Олегу, учил нас, как и что делать, в общем, дома была постоянно напряжённая обстановка. И однажды, после очередного конфликта с Сашей, когда он, в пылу гнева, стукнул меня кулаком по лицу, мы решили ускорить размен нашей квартиры на две, чтобы отселить Сашу. Вскоре нашёлся подходящий вариант, и мы совершили размен, получив вместо нашей четырёхкомнатной, трёхкомнатную квартиру в 5-м квартале, и однокомнатную, без балкона в 7-м. Размен получился для нас выгодный, правда, нам пришлось заплатить 500 рублей нашим сменщикам за излишек площади. И в 1991 году перевезли Сашу в его отдельную квартиру на восьмом этаже в 7-м квартале, и переехали сами в 5 квартал на ул. Юбилейную. Избавились от постоянных ссор и ругани. Саша сделал ремонт, правда не сразу, постелил новый линолеум, мы помогли поклеить ему обои, когда он ездил в отпуск в Закарпатье, и побывал в г. Мукачево на могиле своего деда, моего отца Степана Семёновича. Саша наш участвовал на многих соревнованиях, проводимых на заводе. Он увлекался велоспортом и участвовал в соревнованиях по этому виду спорта. На этих соревнованиях он познакомился с велосипедисткой, имя  я не помню, она даже участвовала в зарубежных соревнованиях по велоспорту. Она нравилась ему, у них, правда, были только дружеские отношения. Саша дважды становился чемпионом по триатлону г. Тольятти. Зимой неоднократно участвовал в соревнованиях по лыжам, и добивался неплохих результатов. На этой же квартире у него появилась девушка, которая очень нравилась ему, но она была из неблагополучной семьи, отец пил, мать тоже поддавала, брат, вроде пошёл по их стопам. Саша давал ей ключ от квартиры и несколько раз, приходя домой, заставал за выпивкой ее брата и его знакомых, а сама девушка начала погуливать с другими парнями. Саша решил с ней расстаться и очень сильно переживал, мы даже боялись, что он может «наложить на себя руки». После такой неудавшейся любви наш сын сказал, что больше он никогда не будет иметь отношений с женским полом. Галя стала работать в физкультурном диспансере, и привлекалась для обслуживания соревнований, и иногда и тех, в которых участвовал Саша.  Уезжая с Кубы, мы привезли с собой двух больших зелёных попугаев, одного из них отдали родителям Гали. Он жил у них дома, потом отец Гали, Алексей Иванович, дал попугая какому-то малознакомому парню, а тот, через некоторое время, вернул ему дохлого попугая, сказав, что он умер. Может парень и обманул деда Лёшу, оставив себе живого, для продажи, попугаи, даже в то время стоили довольно дорого. Второй попугай жил у нас, переезжая с нами из Новочеркасска, где у нас была квартира, перед уездом на Кубу, куда мы оттуда вернулись, далее в Камышин, потом в Тольятти, а затем с квартиры в 3 «б» квартале, на квартиру в 5-й, где мы живём сейчас. Везде, где мы жили, я на кухне, в свободном углу ставил сухое дерево, внизу на стволе, на уровне сиденья стула, я прикреплял клетку, где попугай иногда ночевал, там стояла кормушка, и поилка. Раз в неделю, а может чаще наш попугай устраивал купание. Начинал он с поилки, но там было мало воды, и мы, увидев, что наша «Ритка», так мы звали нашего попугая за его пронзительные крики: «Рита, Рита», - залезла в поилку, и стала брызгать на себя клювом воду, наливали в пластмассовый поддон клетки воду, убрав кормушку и поилку. Вот тут начиналось купание, похожее на забавное представление. Расправив крылья, Ритка приседала грудью в воду, одновременно покрикивая, хлопала по воде крыльями, клювом набирала воду, и бросала ее на спину. Брызги летели во все стороны, и она становилась совершенно мокрой, закончив моцион, она отряхивалась, и медленно вылезала из клетки, помогая себе клювом, взбиралась на самый верх, и начинала приводить себя в порядок. Вид у неё в это время был более чем забавный, она напоминала мокрую курицу. Худая, можно сказать, тощая, она клювом проглаживала каждое перышко, и вскоре, обсохнув, приобретала свой пушистый, красивый зелено-красный  облик.  На нашей новой кухне я тоже поставил дерево, подвесил клетку, и наш попугай обрел своё новое местожительство. Когда мы уезжали с Кубы, знатоки содержания птиц в неволе, предупреждали нас, что попугаям нельзя давать петрушку, они могут умереть. Мы постоянно соблюдали это правило, а на этой кухне, на окне, по весне, Галя посадила петрушку в купленный в магазине пластмассовый ящик. У нас, конечно, была дача, но пока там что-то созреет, пройдет время, а тут, под боком, уже будем, есть зелень. О запрете петрушки для попугаев мы помнили, но не думали, что Ритка может слезть в дерева на подоконник, где стоял ящик с травой, дерево с клеткой было далеко от подоконника. Наша Ритка никогда не летала по кухням, где мы проживали, и мы не опасались, что она может поесть петрушку. Но в наше отсутствие это случилось. Когда мы пришли домой, Ритка сидела на полу, покачиваясь, прикрыв глаза, на подоконнике в ящике была покусана почти вся петрушка. Галя посадила ее на ветку дерева, она посидела, немного качаясь, и вдруг упала, стукнувшись о ветки. Через некоторое время глаза закрылись, и наша Ритка ушла в мир иной. Похоронили мы ее в глубокой траншее, на улице Свердлова, вырытой под трубы, на зеленом газоне. Он располагался посреди улицы, на нем стояло пять щитов, с орденами, которыми был награжден комсомол,  они стояли на этом газоне, один за другим вдоль улицы по центру газона. Тоска по погибшему живому существу, в ближайшее воскресенье погнала меня на рынок, не знаю, что я там хотел найти, но меня тянуло туда, как будто силой. Справа от входных ворот вдоль внутренней стороны забора обычно продавали животных: собак, кошек, иногда морских свинок. Сейчас там установлены палатки, в которых торгуют этими животными, и далее по проходу, за палатками привозят на легковых машинах животных и торгуют ими прямо  в багажниках. Пройдя ворота, я сразу увидел двух девочек лет 13-15-и, они держали щенка, такого маленького, что он поместился у меня на ладони, когда я взял его, чтобы рассмотреть. Это был «мальчик», черного цвета с белыми, как тапочки, лапками и белым треугольником на груди. Я спросил у девочек, большая будет собака, или нет, мне не хотелось держать дома крупную собаку. Они заверили меня, что собака будет не очень большой, мы сторговались на пятнадцати рублях. Я положил щенка в рукавицу, и пошёл домой пешком, не хотелось пугать малыша шумом мотора общественного транспорта. На улице было холодно, была ранняя и холодная весна, и я осторожно засунул драгоценную ношу за пазуху. Почему-то я почувствовал облегчение, мне показалось, что это то, что искал. Как мы растили нашего Шарика, так мы назвали нашего питомца по традиции, начавшейся на Кубе, когда у нас появился щенок, привезенный с полигона «Алькисар», вместо собаки Джульки, это целая история. Наш теперешний Шарик через полгода превратился в красивого, умного пса похожего на «лайку», с торчащими острыми ушами, и веселым хвостом, на невысоких ногах, которые его нисколько не портили. Он охранял нашу машину и дачу, когда мы возились в огороде, предупреждая заливистым лаем нас и соседей, о появлении посторонних вблизи нашей дачи. Я приучил его, чтобы он не оправлялся на даче, и выпускал гулять по дороге между дачами, Шарик уходил довольно далеко, но на соседние участки  не заходил, и, сделав свои дела, отрывистым коротким лаем просил запустить его через ворота. Соседям по даче он не причинял хлопот, а соседка Люба иногда угощала его остатками пищи после обеда, и Шарик по ее зову пролезал через дырку в заборе, и мчался к ней, виляя хвостом. Иногда Лена, с дачи напротив, подкладывала косточки от обеда к нашим воротам. Спокойно было  с ним и на рыбалке, машину мы оставляли в тени деревьев, а сами спускались к воде, оставив Шарика у машины. Мы нашли хорошее место для рыбалки в районе юго-западнее поселка Прибрежный, спустившись по асфальтовой дороге к пойменной зоне Волги. Там, в прибрежном лесу располагалась база отдыха, и было много небольших озер, затопляемых при половодье, они очищались и пополняли свои рыбные запасы в этот период. Там ловились окуни, плотва, и, на блесну и живца, щучки. Мы каждый год по несколько раз летом ездили туда на рыбалку, облюбовав самое красивое озерко, с берегами, поросшими лесом. Шарик всегда был у машины, но иногда приходил к нам, и тогда я его урезонивал, почему он бросил машину и отсылал его обратно. Понурив голову, «сторож» возвращался на «пост», и добросовестно сторожил машину от любителей прибрать к своим рукам то, что плохо лежит. Еще работая замом в училище, когда болел Сорокин Б.П., мы с замполитом Радченко Н.А. ездили на совещание в Москву. На обратном пути познакомились в поезде с неким Анатолием, он оказался заядлым рыбаком, и на этой почве у нас  с ним завязалось дальнейшее наше с ним общение. Несколько раз мы ездили с ним на рыбалку. У него был дачный участок  в дачном кооперативе, организованном на пустующих землях, принадлежавших ВАЗу, на которых в дальнейшем планировалось строительство сооружений. Кооператив находился напротив магазина «Некондиция», который располагался в конце улицы Юбилейной, перед поворотом на поселок Борковка. Участки были выделены временно, на них не разрешалось строить, дачные строения, за исключением, небольших сарайчиков, для хранения инструмента.Делаю отступление, от повествования, так, как в реальном времени подошел Новый 2010 год, и случились события, которые внесли некоторые особенности в нашу жизнь, о которых просто хочется поделиться именно сейчас. Мы, как и в прошлые года нарядили елку, приготовили подарки друг другу, ребятам и Жене. Обычно мы свои по-дарки, купленные заранее, прятали друг от друга, до Нового года. Мы с Галей предпо-читаем искусственным елкам, лесную красавицу, купленную за несколько дней до Но-вого года. Дня за два до праздника, вносили ее в дом с балкона, ставили ее в ведро с песком, заливали в ведро воду, закрепляли елку проволокой в ведре, чтоб стояла ров-но и вертикально. Галя обматывала, ведро и табуретку белой простынею, получался, как бы импровизированный сугроб, и потом наряжали нашу красавицу. Вечером, пе-ред посадкой за праздничный стол, мы с Галей, чтобы она или я не видели, как мы это делали, тайком друг от друга, подкладывали подарки под табуретку. С первыми сигна-лами точного времени, извещавших телезрителей о наступлении местного Нового го-да, тогда мы жили во втором временном поясе, и он приходил к нам на час раньше московского, выпив шампанского, Галя доставала подарки и мы вручали друг другу и Батуне. Потом ели, смотря новогоднюю передачу, и ждали наступления московского Нового года. Было интересно прослушать поздравление сперва нашего губернатора и его пожелание, а потом через час - президента. Внук Женя Новый год встречал в семье, они иногда уезжали в Геленджик, или ещё куда, а вернувшись в Тольятти, забегал к нам. Там же под елкой он находил подарки, спрятанные для него. Мы, обычно, елку не убираем до старого Нового года, и Женя находил подарки именно под елкой. Прият-ным было то, что Олег наконец-то закончил переделку, купленной в 2008 году в «ипо-теку», в новом дому, однокомнатной квартиры. Целый год он выкраивал деньги, чтобы сделать перепланировку большой, однокомнатной квартиры, в трёхкомнатную. Сам, в это время, проживал на частной квартире, платя за проживание в ней. Перестелил по-лы, сделал их с подогревом, чтоб сынишке Мишке, который родился в 2009 году в день рождения Олега, ползать по полу было бы комфортнее. В общем, получилась у него современная удобная квартира, нам понравилось. Переезжал он с 28 по 30 декабря, одновременно дооборудуя комнаты, санузлы и кухню, а мы ему дали денег на шикар-ный холодильник, как подарок на новоселье. Олег, накануне переезда через своих друзей случайно вышел на «замполита» училища, или, как сейчас его называют, зама  по воспитательной работе, и тот пригласил нас с Галей на встречу Нового года в учили-ще в 18.00 29 декабря. И вот на этом вечере произошло событие, которое запало мне в душу и заставило понервничать. Все было хорошо, сервировка стола была неплохая, из выпивки стояли шампанское, водка и вино. С нами за столиком сидела пара, тоже бывший военный, ранее служивший в Камышинском училище, и закончивший службу заместителем по тылу училища. Звучали тосты, поздравления, я тоже прочитал своё поздравление в стихах. Вечер дополнялся выступлениями различных танцевальных и музыкальных коллективов и солистов. Между тостами устраивали танцы для присутст-вующих, и мы с Галей танцевали медленные и быстрые танцы, с выходами и замысло-ватыми «па», вызывая зависть и восхищение молодежи. На очередном перерыве к нам подошел начальник училища Миша Михайлин, при мне  он командовал ротой. Он, как и все присутствующие, был одет по гражданке. Выглядел Миша, конечно, на все «сто», моложавый, симпатичный, с седыми, немного вьющимися, волосами, и, тем бо-лее, - генерал! Поздравил нас с Галей с Новым годом, пригубил рюмку за наше здоро-вье и пошёл дальше поздравлять присутствующих. Я вначале не придал значения это-му визиту, генерала, мы продолжали праздновать, подходил поздравлять бывший ко-мандир курсантского взвода в Камышинском училище, а ныне начальник Кадетского корпуса. Я пытался пригласить Галю потанцевать, но она почему-то не пошла. Я заме-тил, что она стала обращать внимание, на стол, где сидело руководство училища, и да-же сказала, что хотела бы сфотографироваться с начальником. Вскоре генерал пригла-сил офицеров, по сложившейся традиции, спеть хором песню об училище, которая, как бы является гимном училища. Я тоже встал в ряды поющих, хотя слов песни, я факти-чески не знаю. Галя во время пения сделала несколько снимков поющих. Вскоре мы собрались домой, и, простившись с соседями по столику, пошли под руку на выход. В это время из боковой двери выходит Миша, и я, вспомнив про желание Гали, предло-жил ему сфотографироваться с нами, и он охотно согласился. И вот тут моя Галя, отце-пившись от моей руки, встала с другой стороны к боку генерала, я дал фотоаппарат стоящим рядом офицерам, и нас сфотографировали. Мы распрощались с Михайлиным и спустились в раздевалку. По дороге домой Галя, вероятно, вспоминая о красивом ге-нерале, сказала, что начальник симпатичный, а жена у него не очень. Мы на маршрут-ке возвратились домой. Пока раздевались, я обратил внимание, что под елкой появи-лась поздравительная открытка, подписанная генералом, которую накануне принес курсант, и я ее положил на сервант. Я решил посмотреть, как получились снимки, и скопировал их с камеры на компьютер, чтоб показать бабушке, как мы отдыхали. Неко-торые снимки, где выступали танцевальные коллективы, не получились, из-за плохого освещения зала. Хорошо получились снимки, где мы с Галей вместе танцуем, сидим за столом, и во время исполнения песни, где, помимо меня, виден был генерал, и фото, где мы втроем с Мишей. И тут я увидел, что Галя стоит, тесно прижавшись к генералу, как бы обняв его рукой за спину. Во мне проснулась ревность, что доставило мне не-мало переживаний и пришлось провести несколько резких воспитательных бесед с моей Галей, в завершение я ей сказал: 
-                                         - Зачем тебе этот «журавль в небе», вокруг него столько молодых, да и богатых сотрудниц, и, на кой, ты ему будешь нужна со своей трехтысячной пенсией и гиперто-нией? Ты нужна нам, детям и внукам.                                                                                             Все закончилось благополучно, Галя поняла, что семья это святое, и в таком возрасте делать резких движений не стоит. Мы успокоились, и я не стал больше вспоминать о случившемся. С утра тридцатого декабря я сбегал к Саше, отнес ему продуктов, шам-панского и нашего домашнего вина на праздник, а потом, мы с Галей поехали к Олегу, помочь детям. В повседневных делах притупилась боль ревности и обиды. Дети наво-дили порядок в своей новой квартире, а мы занимались с Мишуткой. Галя вскоре уе-хала к зубному, ей должны были поставить коронку на зубы, а я остался с Мишей до самого вечера. Он постоянно шевелил меня, не давая покоя. Чуть поигрался, начинает хныкать, беру на руки, он показывает пальцем, что ему надо туда, где мама. Я намо-тался с ним за день так, как давно уже не напрягался, хотелось сесть отдохнуть, а ещё лучше полежать. Домой меня привёз Олег на своем «джипе» часов в десять вечера. Следующий день прошел в подготовке к празднику. Под вечер приехали Олег с Женей и Мишуткой, поздравили нас с Новым годом, подарили конфеты и Шампанское. Я вру-чил им поздравление в стихах, бутылку шампанского и две бутылки своего домашнего вина, мама нагрузила их целой коробкой продуктов, а Батуня вручила ребятам кон-верт, с двумя тысячами рублей. Они вскоре уехали, так, как ждали гостей к себе на Но-вый год. Сваты наши уехали к родителям на Урал, и мы встречали Новый год одни. В десять вечера сели за стол, посетовали, что рано, но выпили за ушедший год, Галя дос-тала подарки из-под елки, вручили подарки друг другу и Батуне, и поели. Вечер тянул-ся медленно, Галя отвлеченно смотрела в телевизор, вероятно, думая о чем-то своем. Еле дождались Самарского, а затем Московского поздравления с Новым годом, выпи-ли шампанского, и, убрав со стола, разошлись по кроватям. Подошел Старый Новый год, мы легли рано, не спали, смотрели праздничный концерт до часу ночи. Без пяти час, я взял две рюмки, бутылку ликера «Амаретто», конфеты и пришёл к Гале с пред-ложением отметить Старый Новый год. Она отказалась, сославшись на боль в желудке. И вот тут я не выдержал и сказал ей, много резких слов о ее вредном, вспыльчивом и упрямом характере, из-за чего в семье у нас часто бывала ругань. Она выключила свет, и я, хлопнув дверью, ушёл. Промаявшись, какое-то время, еле заснул. Потом общие заботы притушили мою ревность и обиду, я подумал и решил, что раздувание кон-фликта ни к чему хорошему не приведет, и старался больше не вспоминать о случив-шемся и об эпизоде в училище. Вот такой получился наш 2010 год. Продолжаю. Так вот у этого Анатолия, он работал на ВАЗе, был небольшой дачный участок, где росли не-сколько деревьев, сливы и вишни, была малина, кроме этого были грядки с овощами, редиской, огурчиками, помидорами и зеленью. На Мы с Галей летом иногда приезжа-ли к нему на участок собирали малину, клубнику, и Анатолий, особенно его жена, ста-ли нас и особенно меня обрабатывать, они знали, что у меня пустует участок на «При-морском». Толя, сам по себе, был простой парень, а вот жена его, была хитрая, хваткая и деловая, работала где-то в общепите. У них была дочка, после школы училась, по-моему,  в каком-то училище, Толя в ней души не чаял, и она платила ему тем же. Жена Анатолия, высокая, фигуристая женщина, не красавица, но и без изъянов, она, по-моему, ещё и, ко всему прочему, как мне казалось, наставляла своему супругу «рога». Толя, вероятно, догадывался, а может и знал про ее измены, и в душе переживал, что, скорей всего, привело его, забегаю вперёд, к преждевременной смерти от инфаркта. Они предложили нам, взять бесплатно этот участок, а им отдать пустующий наш уча-сток в «Приморском». Мы, «дураки», согласились. С Анатолием съездили в кооператив и переоформили, мой участок на него. Он отдал мне деньги, в сумме взноса, который я заплатил, вступая в кооператив. Скажу сразу, впоследствии, я узнал, что эти земельные участки в кооперативе «Приморском», продавались дачниками по 10 тысяч, а я, в прошлом году, купил свою «девятку» за девять тысяч! Вот так нас надули, так назы-ваемые, «друзья». Но тогда мы об этом не знали, и стали ездить на Толин участок, ра-ботать и собирать урожай. Некоторые соседи спрашивали меня, что я тут делаю на чу-жом участке, я сказал, что поменялись с Анатолием. К концу лета на территории этих участков появилась траншея, соседи сказали, что на ВАЗе объявили, чтобы они осво-бождали участки, так как здесь начинается стройка. Мы прослышали, что создается новый дачный кооператив «Зеленая даль», от завода, который был создан в районе деревни Выселки. Я помню, как мы с председателем кооператива, осенью 1991 года выбрали мне участок недалеко от основной дороги, которая упиралась в дом для сто-рожей. Правда, чтобы попасть на нашу улицу, надо было проехать от сторожей вдоль посадки, ограничивающий наш массив с севера, сделать круг, и с другой стороны за-ехать на нашу, т. е. как бы почти вернуться к основной дороге, где располагался наш участок. В этом же году 27 сентября умер отец Гали, Халипа Алексей Иванович, схоро-нили его на кладбище по дороге на ТОАЗ. Бабушка, конечно, очень переживала, ос-таться одной в пожилом возрасте, это трагедия. Она была в таком жалком и беспо-мощном состоянии, что мужики – могильщики посоветовали нам занять место, и по-могли сделать рядом с могилой деда Леши, бугорок, наподобие второй могилы. В него воткнули, металлическую бирку с номером могилы деда Леши, а у него на могиле по-ставили крест. Мы, как бы заняли место на кладбище для Батуни. Это может быть сыг-рало определенную роль в сознании Батуни, что ей не надо торопиться на кладбище, место для неё занято, и она, постепенно, отойдя от горя, живет и здравствует, и, скажу заранее, отметила 90 летний юбилей. Правда приходила она в себя долго, и Гале при-ходилось частенько навещать ее, чтобы купить для неё продуктов, что-то приготовить и сделать что-то по хозяйству. Для Гали это было накладно, разрываться на два дома, и, в конце концов, нам пришлось взять Батуню к себе, сделав родственный обмен, вселили Олега в ее квартиру. У нас Батуня окончательно пришла в себя, и стала жить, ни в чем, не ведая забот. 
                                          Отступаю вновь. 2010 год уже третью неделю уверенно идет вперёд, а мы после Нового года ещё не видели нашего дорогого внучка, ему уже пошёл двенадцатый ме-сяц. Стояли трескучие морозы, машина Олега, стоявшая у дома, отказалась заводиться, а потом, выяснилось, что поломалась ещё и коробка передач, он остался без машины. Ремонт иномарки, по времени занимает несколько суток, т.к. детали для ремонта при-ходится заказывать на базе, а потом, в СТО, их ставят на машину. Они не могли прие-хать к нам, а мы, из-за сильных морозов, тоже не решались к ним поехать, так как сто-ять на остановках, на морозе с ветром, не представляет особого удовольствия. 18 или 19 января позвонила Женя и сказала, что 21-го у Олега вечером концерт, а после него, ресторан. Она хотела бы сходить туда, а нас просит побыть с Мишей, пока они будут там, чтоб Миша к нам привык, нам надо приехать часам к 11.00. Мы обрадовались, что появилась неотвратимая возможность целый день побыть с внуком. Из дома вышли после десяти утра и к одиннадцати были у ребят. Олег был на работе, Женя собралась в парикмахерскую, а мы стали возиться с Мишкой. Этот неугомонный малыш мотал нас по квартире с неистощимой энергией. Заставить его посидеть на месте, и поиграть игрушками, было невозможно, через минуту он или уползал на четвереньках, или, по-качиваясь, и переступая ещё неокрепшими ножками, быстро скрывался, то на кухне, то в одной из комнат. Приходилось бежать за ним, чтобы он не упал, или не налетел на что-нибудь. К приходу Жени из парикмахерской, мы с Галей размялись, бегая за Ми-шей, и втянулись в приготовленную для нас миссию «побыть с внуком в отсутствии ро-дителей». Надо сказать, что пока не было мамы, он ни разу не заплакал, ему просто некогда было о ней вспомнить. В первый раз, когда мы с ним возились, помогая роди-телям, обживавшим новую квартиру, и наводившим в ней порядок, он, чуть поиграв со мной, начинал искать глазами маму, смешно сморщивал губки, готовый заплакать, приходилось брать его на руки, и, выглядывая из спальни, играть в прятки с мамой. После такой игры успокаивался, но ненадолго, снова приходилось брать его на руки и нести, чтоб он увидел маму. Тогда Миша ещё не ходил, а может он привык уже к нам, не забыв про первую встречу. Прибегал Олег, покушал, нарядился в поглаженную ма-мой рубашку и помчался организовывать концерт, а Женя должна приехать к его нача-лу. Пока Миша спал, она почитала нам начало, как она сказала, книги о Мише, которую впоследствии хотела бы издать. Нам с Галей понравилось, хотя вначале мне было не-много непонятно, о ком шла речь, я думал, что написано о своих родителях, но потом оказалось, она писала про Олега и себя, называя «папа» и « мама». Вскоре она наря-дилась, превратившись из золушки в красавицу – принцессу! Пока ждала такси, я сфо-тографировал ее, и она уехала. Мы продолжили нашу роль сиделок, стараясь опекать Мишу по очереди, так, как  концу дня довольно устали, привыкнув дома, после обеда, часок другой полежать, вздремнув на постели. К десяти вечера, Миша, тоже, видно, ус-тав, стал тереть глазки, и капризничать, не желая слезать с Галиных рук. Мы уже стали волноваться, что с ним делать, спать он не хотел, фруктовое пюре из открытой баночки детского питания, есть не стал, но к счастью! появилась Женя. Правда она была немно-го расстроена, что не удалось поужинать в ресторане, вечер только начинался, а ей пришлось бежать домой, чтобы покормить грудью, и уложить сына спать. Мы собра-лись, вызвали такси, и нам удалось благополучно добраться домой. Приехав, поужи-нали, так как немного проголодались, не хотелось в гостях объедать ребят, наши кол-баска и сыр, которые мы пригодились им не столько нам сколько ребятам. Посмотрели фотографии, я переснял их на компьютер. Мишу снимали в разных позах, чтоб потом сделать карточки на память. Осенью мы на нашем дачном участке ничего не успели сделать, и стали ждать весны. В феврале 1992 г. оформили Свидетельство о праве соб-ственности на землю и стали полноправными хозяевами своих восьми соток, участок № 59. Еле дождались весны, хотелось скорей попасть на наш участок. Первая поездка не состоялась, основная дорога, ведущая на дачный массив, в то время была грунто-вой, с большими, ямами, заполненными водой, глубокими колеями, в которых можно было сесть на «брюхо», и остаться там надолго. Более того перед нашим массивом, имелась низменность, в которую сливалась талая вода с колхозных полей, в том числе и с нашего массива. Эта вода весной пополняла пересыхающую летом речку Сускан, которая тощим ручейком текла слева от дороги, и способствовала росту зарослям ка-мыша вдоль ручейка. Наша дорога упиралась в эту низменность, и проехать к дачам, пока не просохнет земля и дорога, не представлялось возможным. Поэтому мы верну-лись домой и поехали снова через несколько дней. Дорога подсохла, но не везде, по-буксовав, и, потолкав машину, кое-как добрались на участок. Там, вовсю, шла предпо-севная страда, многие вскапывали землю, а на некоторых участках дачникам землю вспахивал трактор «Беларусь» с плугами на прицепе. Мы тоже, заплатив трактористу, вспахали свой огород. Земля была влажная, пласты земли, вывернутые плугом, жирно чернели, и парили на весеннем солнце. Мы радовались, глядя на вспаханную ниву, что теперь нам не надо будет копать свой целинный участок, и, собравшись, уехали до-мой. Приехав через несколько дней, мы ужаснулись! Пласты земли, вместо жирно-черных, стали белесыми, под весенним теплым солнцем проступил солончак, а ветер высушил эти пласты так, что они стали словно каменными. Разбивали пласты лопата-ми, как топорами, рубя по нескольку раз один комок. Появились соседи, познакоми-лись, они с сочувствием взирали на наши муки, и объяснили, что трактор должен был пахать, вместе с бороной, а так тракторист нас надул, содрал денежку и умотал. Надо было комки разбить, пока они были мягкими сразу после вспашки. Намаявшись, мы кое-как разбили злочасные комки. Вот так мы набирались опыта в работе на даче.  Олег учился в институте, Саша работал на заводе. Из-за проклятого дефолта жить стало тяжело. Деньги обесценились, появились миллионы, на которые купить, что-то ценное было сложно. Жизнь диктовала, надо работать, чтоб кое-как сводить концы с концами. Я пошел в военкомат, там меня еще помнили, как зама начальника училища, и началь-ник третьего отдела дал мне телефон некого Дуброва А.Г. Тот недавно к нему обращал-ся, чтоб подыскал для него офицера-пенсионера на должность начальника охраны. Я связался с Дубровым А.Г., мы понравились друг другу, и в июле 1992 года я принял должность начальника охраны, совместного Российско-Финского предприятия «Лада – Мононор». В отделе нас было трое: начальник, я и женщина, наших лет, Зинаида Ива-новна Крячковская, делопроизводитель. В нашем отделе по штату имелась легковая машина, ваз- 2104, на которой работал племянник Дуброва А.С. Парень не очень изба-лованный, но как все родственники, был немного испорченный, он мог иногда при-поздниться на работу, мог закурить в машине, не считаясь с тем, что кто-то из пасса-жиров вообще не курит. Я, если ехал с ним один, делал ему замечание, что надо ува-жать некурящих пассажиров, а однажды, когда он достал сигарету, сказал ему: «Оста-нови машину, и выйди на улицу и покури». Как устроился на работу, жить стало полег-че, я мог на предприятии выписать за плату кое-какие материалы, необходимые для дачи. Выписал толстую арматуру длиной по 2,5 метра на столбы, купил сетку «рабицу», и огородил участок, привез с разрешения директора, валявшиеся на территории ржа-вые железные ворота, предназначенные на металлолом. Приделал их к забору, и сде-лал внутри у ворот площадку для машины. Через какое-то время купил на предпри-ятии хозблок, размером 2 на 2 метра и поставил его краном на даче. Мы трудились на даче каждый сезон, как батраки, не разгибаясь. Результатом нашего труда являлся не-плохой годовой урожай овощей. Много насадили кустов малины, смородины, выко-панных на участке Анатолия, покупали саженцы яблонь, груши. Посадили несколько кустов боярышника, я их привез с работы, там расширяли дорожку и мешавшие кусты выкорчевывали, чтоб иметь на участке целебный боярышник, я их привез на своей машине. Олег осенью поступил в Тольяттинский филиал Самарского педагогического института, Саша работал на ВАЗе, мы были спокойны, дети пристроены. Иногда, посе-щая гараж, я непроизвольно встречался с председателем, тот со злобой шипел: «Когда ты отсюда уберешься?» Зимой 1989-90 года, я как-то вечером заехал в гараж, поста-вить машину в бокс. Рядом через бокс возился в гараже сосед с женой, дверь его бокса была открыта. Я раскрыл ворота бокса, и открыл дверку машины, чтобы сесть за руль. В это время, ко мне сзади матерясь, подходит пьяный председатель, я оборачиваюсь, и вижу, как он, качаясь, еле стоя на ногах, достает из кармана небольшой револьвер, и направляет его мне в лицо. Я, недолго думая, подскакиваю к нему, захватываю его ру-ку с револьвером, и пытаюсь вырвать оружие. Спустя несколько минут борьбы, мне удается вырвать револьвер. Председатель, злобно ругаясь, пошел на выход, я, тяжело дыша, обращаюсь к соседу, который стоя у своего бокса с женой в это время, наблю-дал эту картину:
                                             – Вот смотри, из этого оружия он хотел выстрелить в меня. Я сейчас поеду в милицию, привезу милиционера, подтвердишь, как тут было дело, - сосед, не очень охотно, вяло сказал:                                                                                   
                                          - Ладно.                            
Я сел в машину и поехал в отделение милиции, на ул. Свердлова. Меня выслушал дежурный офицер, я отдал ему револьвер, он оказался газовым, и тот послал двух ми-лиционеров на милицейской машине вместе со мной в гараж. Председатель был там, милиционеры забрали его, и попросили свидетеля проехать с ними в отделение. Сна-чала опросили меня, составили протокол, потом записали показания свидетеля, и нас отпустили. Я поставил машину в гараж, и направился домой. Каково же было мое удивление, когда я увидел, что от остановки общественного транспорта на ул. Дзер-жинского, мне навстречу идет председатель.
– Ну, что посадил меня? - злобно порычал он, и прошел мимо меня в гараж.    
                             Это была суббота, а в понедельник, я пошел в Автозаводской РУВД, к его начальнику полковнику Горбачеву. Тот принял меня, мы были знакомы, встречались в Горкоме пар-тии на совещаниях, когда я служил в училище. Я рассказал ему о случившемся инци-денте, и что хотел бы узнать, почему отпустили из отделения, человека, который напал на меня с оружием, тем более пьяного. Начальник позвонил в отделение, ему сказали, что никаких задержаний пьяного вооруженного газовым револьвером человека не было. Протоколов и записей в журнале происшествий, в отделении не было. Началь-ник сказал мне, что он разберется, и виновных в сокрытии данного случая накажет. Дня через два меня попросил придти следователь, как он мне представился из УВД, он меня спросил, согласен ли я, чтобы мне письменно не присылать выписку из приказа о наказании виновного. Что, виновный, а это был зам начальника АРУВД майор Дави-денко, наказан, ему объявлен «выговор», это он распорядился выпустить председате-ля, и изъять протоколы допросов. Я по доброте душевной, согласился удовлетворен-ный, данным заявлением следователя, вернулся к своим мирским заботам. Как-то за-ехав к Сарычеву, рассказал ему об этом происшествии, и спросил его, где, может он, знает, можно поменять мой гараж на другой. Он познакомил меня с председателем кооператива Красновым, который строил новый гараж на пересечении улицы Револю-ционной и Приморского бульвара. Продал свой гараж за два миллиона, тогдашних обесцененных рублей, написал заявление, внес вступительный взнос, и в мае 1990 г. стал членом ГСК-79 «Родничок».
Кстати, через некоторое время я случайно узнаю, что этого майора Давиденко, на-значили начальником Комсомольского РУВД. Вот тогда я еще раз убедился, что ментам доверять нельзя. Меня обвели вокруг пальца, если бы мне дали бы выписку из прика-за, о наказании майора, вряд ли бы этот нечистоплотный офицер был назначен боль-шим начальником, хотя кто знает, я убедился, и еще раз повторяю, что ментам верить нельзя.
                                             Отступаю снова.  Подошло 25 января 2010 года событие знаковое, мой деньрождения - юбилейный, исполнилось 75 лет, и день об-ручения Олега и Жени, у них исполнилось три года совмест-ной жизни. Галя наготовила, как всегда, различных кушаний, мы думали, что придут ребята и сваты, планировали собрать-ся часов в 17.00 – 18.00. Поздравляли меня и бывшие товари-щи по работе в ЧОПе, планировали, что они тоже зайдут. День был рабочий, понедельник, сват Валера уехал с утра в Самару, его Надя позвонила, поздравила, и сказала, что вернется с ра-боты поздно. Мои товарищи тоже не пришли. Семеныч, ле-чился после аварии, со сломанным ребром в госпитале, а Во-лодя с Валерой сказали «посмотрим» и не пришли. Кроме то-го, на прошлой неделе у нас в подъезде должны были менять кухонный стояк, за 30 лет эксплуатации он пришел в негод-ность, но дело встало из-за нашего соседа снизу. Инженер ЖЕКа сказала, что в понедельник сантехники у нас работать не будут, и я с утра пошел в поликлинику. Когда я вернулся до-мой, Галя мне устроила истерику, сказав, что наверху меняли трубу, а к нам не зашли, что мне «приспичило», именно сего-дня, идти к окулисту. В общем, мы поругались, как всегда из-за ее амбиций, сосед снизу ничего не подготовил, а без него менять наш стояк  не будут, так мне объяснил инженер. Зря она «наехала» на меня, тем более в день рождения, но она считала себя правой, и вела себя так, как будто ничего не про-изошло. Под вечер приехала на такси Женя с Мишуткой, а Олег пришел пешком, он был поблизости по работе, у него машина еще была на ремонте. Поздравили обоюдно, они ме-ня, а мы их с очередной годовщиной свадьбы. Я вручил им поздравление и от нас всех свадебный конвертик с пятью ты-сячами, поужинали, и ребята, вызвав такси, уехали. Стояк нам на следующий день заменили сантехники, а новый сифон на раковину, я, после их ухода, поставил сам. Мы стали готовить-ся ко дню рождения Олега и Мишутки. Женя заказала сиденье в машину для Миши, а Олегу, ему 5 февраля исполняется 40 лет, дата, которую отмечают, но широко не празднуют. Мы  пошли в «Русь», выбрали сиденье серо-синего цвета, купили электробритвочку Олегу, для ухаживания за бородкой, усами, висками, и даже волосами в носу.                                         Продолжаю. ГСК, в который я вступил, представлял собой глу-бокую яму, на перекрестке Революционной и Приморского бульвара, по краям которой стены были выложены из бетон-ных блоков. Мне пришлось несколько раз, пока строился га-раж, работать в этой яме, отрабатывая часы, установленные для каждого члена кооператива. В основном, работа своди-лась к тому, что мы убирали мусор, таскали строительные ма-териалы, грузили землю в ковш крана для вывоза. На даче надо было тоже иметь какой-нибудь угол, где можно было от-дохнуть, после трудов праведных, и переночевать. В предпри-ятии, на котором я работал начальником охраны, изготавли-вались деревянные, из досок, домики, купить такой домик, у меня не было никакой возможности, он стоил дорого. Тра-титься на такой «хором», особой нужды не было. Ребятам ме-сто расположения нашей дачи не нравилось, они сетовали на то, что мы отдали участок в поселке Приморском, а сюда не хотели приезжать. Поэтому нам нужен был небольшой домик, на двоих, где можно было поставить, стол, пару стульев, да пару кроватей для отдыха, и место, где можно было хранить инструмент. Как раз на работе у нас стали делать для сторо-жей будки по моему проекту размером 2 на 2 метра. Они из-готавливались из таких же досок, как и дорогостоящие доми-ки. Я купил такой, как он стал называться «хозблок», и привез его на дачу на машине, и поставил подъемным краном на подготовленный заранее фундамент. Потом я выпросил у ру-ководства подтоварник 6 штук, который продавался, как де-ловые отходы. Это были деревянные столбы, длиной до 3,5 метров, которыми при перевозке скрепляют по бокам штабе-ля бревен. Вкопав столбы, я обшил их обрезками досок, куп-ленных, как деловые отходы, у меня получилась пристройка к хозблоку шириной 2 и длиной 4 метра. Крышу, я половину по-крыл, валявшимися на территории предприятия, снятыми, от-куда-то металлическими гофрированными листами, положив их на хозблок, а на пристройку купил волнистый шифер. На деревянные полы я сверху положил листы ДВП, сделав в них люк, для погреба. ДВП я покрыл двумя слоями лака, чтоб пол можно было мыть мокрой тряпкой. На погреб сил хватило только, выкопать яму глубиной метр, по ширине 80 на 80 см. Ее как раз хватало засыпать туда картошку, которую мы выка-пывали осенью до отвоза домой. Вот такой у нас получился дачный домик, с небольшой верандочкой, маленький и уют-ный. В хозблоке, я соорудил топчан из досок, сверху положи-ли толстый матрас, получилась мягкая лежанка для меня, для Гали привезли диван без боковой спинки. Следующей весной стали проводить электричество. Вдоль дорог поставили бе-тонные столбы, натянули проволоку, и рядом с центральной дорогой поставили трансформаторную будку. И только на следующий год стали подключать дома к линии электропере-дач. В моей «комнате», т.е. хозблоке, мы поставили неболь-шой холодильник и маленький столик, типа этажерки и дере-вянный топчан с толстым матрасом. Теперь можно было но-чевать, но надолго оставаться мы там не могли. Дома остава-лась одна бабушка Тоня, которой надо было приготовить еду, сама она, из-за травмированной руки, не готовила, и иногда она могла забыть ключи, выходя на улицу погулять, да и, мало ли, что могло случиться  с пожилым человеком в наше отсут-ствие. А какой свежий, насыщенный ароматами цветов и рас-тений воздух, был в нашем дачном домике, когда мы, уста-лые, поужинав, ложились на свои постели. Разве его можно было сравнить с душным воздухом наших бетонных коробок. Параллельно с электричеством укладывали трубы для подво-да воды на участки, и приваривали штуцера для подключения шлангов для полива. Для полива воды по участку, я купил комплект пластмассовых труб, и закопал их в грунт, оставив снаружи штуцера для подключения поливальных шлангов. Как только провели электричество, так стала поступать вода по трубам, давали ее обычно каждый сезон к 1 мая. Хоть вода на вид была прозрачной, пить ее, нас предупредили, не ре-комендовалось. Так мы трудились каждый год, начиная с вскапывания огорода, обрезки деревьев, кустов, посадки рас-сады, семян, затем занимались прополкой сорняков, окучи-ванием, поливом растений и радовались появляющимся пло-дам своего труда.
                                                Наши сторожа на предприятии, были набраны из случайных людей, в основном, гражданских, но были два сторожа, бывшие офицеры, пенсионеры, кото-рые работали в одну смену. На внутренней территории у нас было два поста, и один пост на въездных воротах. Эти два военных пенсионера Луков Н.Н. и Шушкявичус И.С. были наиболее добросовестными, из всех сторожей, и несли службу на внутренней территории. Они информировали нас, что по ночам, ночная смена, работающая в де-ревообрабатывающем цеху, занимается воровством досок, и выносит их через дыры в заборе в дальнем левом углу, примыкающем к техническому зданию, замыкавшему тыльную сторону территории. Я прошел по территории, и нашел эти дыры и лазы. По моей докладной они были заделаны, что вызвало неудовольствие ворюг, им теперь пришлось перебрасывать доски через забор, что могло привлечь, чье-нибудь внима-ние. Я познакомился с хорошим сварщиком Виктором Павловичем, работавшем на предприятии, и он мне укрепил сваркой железные ворота моего гаража, который, к этому времени был построен. Саша продолжал работать на ВАЗе, Олег учился в инсти-туте, там он познакомился с однокурсницей Оксаной, у них завязались отношения. Иногда они приходили к нам, делать уроки в комнате Олега. Проработав почти год в совместном, Российско – Финском, предприятии «Лада-Мононор», я уволился, так как нашел работу поближе к дому, на ул. Свердлова заканчивалось строительство здания АТС, и там требовался начальник АХО, проще сказать завхоз. Начальником этой АТС был татарин Гизатов, и естественно большинство работников станции были татары. Почти два месяца я занимался руководством вывоза строительного мусора с этажей и территории АТС. Приходилось, чуть ли не из-под палки заставлять рабочих станции на-водить порядок в помещениях, и загружать мусор на машины. Татары, работавшие вместе с русскими под моим началом, чуть, что не так, жаловались Гизатову, что я их принуждаю силой работать, не давая передышки, а сами вместо работы, прятались где-нибудь в укромном уголке и бездельничали. Гизатов мне ничего пока не говорил, но чувствовалось, что эти жалобы ему преподносятся так, как, будто я притесняю татар, делая скидки русским. Кроме того охрана станции осуществлялась какой-то сомни-тельной «крышей», которая, по-моему имела влияние на самого Гизатова. Все это мне не особенно нравилось, и я, чтобы не попасть в какую-нибудь неприятную историю, уволился, и в июне 1993 года вернулся в «Лада-Мононор». Дубров А.С. меня охотно принял, так, как он «замотался» один исполнять две должности. Надо сказать, что кол-лектив служащих, работавших в управлении предприятия, да и в остальных подразде-лениях, относился к нашему отделу с уважением. Особенно весело проходили у нас го-сударственные праздники и дни рождения некоторых сотрудников. Наш отдел зани-мал небольшой домик, стоящий в глубине территории, куда начальство считало ниже своего достоинства заходить. Мы сделали заявку начальству, с моим эскизом, и домик изнутри нам отделали досками, установили декоративную перегородку, делящую по-мещение на две половины. Получилась, как бы прихожая и за перегородкой наш каби-нет. За ней, кроме того, стоял большой, стол, невидимый от входной двери. За этим столом мы и собирались, чтобы отмечать события нашей жизни. Накануне сбрасыва-лись на спиртное, кое-что из продуктов, но многие холодные и горячие блюда женщи-ны готовили дома и привозили с собой. На меня возлагалась самая ответственная за-дача, приготовить на углях шашлык. Территория была большая, и найти место для раз-ведения костра не представляло труда, а дров хватало, большие кучи обрезков досок «украшали» территорию. Мясо готовилось накануне у кого-нибудь дома, и привози-лось на нашей машине, специальным рейсом. Предпраздничные дни были, как прави-ло, короткими, оканчивались на час раньше, и мы, чтобы управиться к концу работы, и не опоздать на машины, которые развозили работников по домам, начинали праздно-вать обычно сразу после обеда. К часам 15.00 все собирались, я приносил к этому времени готовый шашлык, и пиршество начиналось. Как-то летом, в день годовщины нашего предприятия, начальство разрешило нашему дружному коллективу, отметить сие событие на нашей базе отдыха, где она располагалась, не помню. Помню, что там было несколько домиков и финская сауна. Мы обосновались в одном домике, там на-крыли стол, и после легкого выпивона и закусона, направились в сауну, которая к это-му моменту набрала необходимые градусы. Мужчин было мало, и мы, как истинные рыцари, пропустили женщин вперед. Первыми париться пошли дамы в два приема, так как за один заход они все не поместились. Напарившись, мы вернулись к столу, и продолжили наше мероприятие, а уже часам к 16.00 разъехались по домам. Все про-шло в пределах нормы и культуры, начальство не высказывало к нам никаких претен-зий. Так мы работали до тех пор, когда в марте 1994 года наше начальство не захотело содержать сторожей, и обратилось за помощью к вневедомственной охране. Нам пришлось уволиться, Дуброва А.С. взяли в эту охрану, и он занимался из ОВО, как раз охраной «Лада – Мононор», а я стал вплотную заниматься дачей. Олег уже два года учился в институте, там познакомился с Оксаной, девушкой, приехавшей из Геленджи-ка учиться в Тольятти. Иногда они приходили к нам домой, и готовились к занятиям, благо им никто не мешал. Галя работала, у меня было полно забот с машиной, гара-жом, в довершение всего, я тоже работал,  до марта 1994 года. В этом же году, в июле 27-го, Олег с Оксаной расписались, мы взяли Батуню к себе. Тогда у нее не было такого имени, оно появилось после того, как сын Олега Женя, начав говорить, из двух слов «баба Тоня» слепил одно «Батоня», которое в дальнейшем превратилось в «Батуню». Молодоженам отдали ее однокомнатную квартиру, оформив на Олега родственный обмен. Расскажу про нашего любимца Шарика, дворнягу, милейшего и умного пса, ко-торый прожил у нас почти 14 лет, от двухмесячного возраста до смерти. Он был черно-го цвета, с белой грудкой, небольшого размера, по форме похожий на лайку, с не-большими, не по росту, ногами, и белыми лапками. Это был верный друг семьи, детей и первого нашего внука.  Он понимал, все, что ему говорили, был надежным охранни-ком нашей дачи, когда мы работали в огороде, он лежал в тени у ворот, охраняя вход и машину. На рыбалке, он тоже охранял машину, когда мы с женой с удочками сидели на берегу. Зимой Шарик катал внука на санках, я к ошейнику пристегивал ремешки от во-енной плащ-палатки, и он тянул санки, правда, за печенье, которое я брал с собой. Пройдя несколько метров, он останавливался, и вопросительно смотрел на меня, и по-ка я не дам ему печенья он не двигался с места. В сентябре 94 года, Валентин, муж Ирики, родной тетки Оксаны, жены моего Олега, предложил мне работу ночным сто-рожем в Медицинскую страховую компанию (МСК) «АСКО – ВАЗ». Это было время де-фолта, пенсия, в отличие той с которой я уволился, стала мизерной, и надо было под-рабатывать. МСК только что обосновалась в отдельном помещении действующего дет-ского садика в 11 квартале, и находилась относительно недалеко от нашего дома. Так как подходящей работы не было, ночная работа, в закрытом на задвижку помещении детского сада, где располагалась кампания, позволяла вздремнуть ночью, а после де-журства поехать на дачу, без ущерба для здоровья, я согласился. Так как, надо было организовать охрану не одним, а тремя сторожами, по просьбе Валентина, занимавше-гося хозяйственными вопросами в кампании, я пригласил поработать, двух военных пенсионеров, что работали со мной в «Лада - Мононор». Мы дежурили по ночам, при-ходили к 17.00 и уходили после 8.00  утра, когда приходили работники и наш, теперь уже новый, шеф, Шишов Валерий Николаевич. Валентин нашел работу поближе к до-му, и уволился. На работу я стал ходить с Шариком, он никому не мешал, начальство не возражало, а некоторые работницы, их по сравнению с мужчинами, было большин-ство, приносили частенько моей собаке остатки пищи от обеда. Шарик, как-то по-своему, быстро привык к новому месту, то ли по запаху, то ли как, узнавал всех работ-ников, и ни на кого не лаял, встречал и провожал, приветственно виляя хвостом. Но однажды вечером, генеральный директор все еще был у себя в кабинете на втором этаже, на первом шла уборка помещений, мы были в комнате для сторожей, и вход-ную  дверь, я пока еще не закрывал. Внезапно я увидел, как Шарик рванул из комнаты, и быстро вышел за ним в коридор. Я увидел, что на второй ступеньке лестницы, веду-щей на второй этаж, одной ногой стоит Хуторской, курирующий нашу компанию в Де-партаменте здравоохранения, а Шарик держит зубами штанину второй ноги, стоящей ниже, и не пускает его. Я  крикнул: «Фу» и подбежал к ним, Шарик отпустил штанину, Хуторской, сказав: «Ну и сторож!», - проверил штанину, и поднялся на этаж. Этот слу-чай, остался без последствий, и мы с Шариком продолжали работать вместе. Вскоре, произошел очень интересный и необычный случай с моим Шариком. Однажды вес-ной, в период «собачьих свадеб», Галя пошла в магазин, называемый в простонародье «Рыбий глаз», взяв с собой Шарика погулять. Вместе они дошли до минирынка, распо-лагавшегося рядом с магазином, и пока Галя покупала продукты, Шарик исчез. Галя побегала вокруг магазина, по парку, ища собаку, но Шарик, словно сквозь землю про-валился. Галя пришла расстроенная, пропажей нашего любимца, и я пошел его искать. В такие периоды «собачьей любви», в прошлые годы, Шарик иногда убегал, если, во-время не посадить его на поводок, и мне приходилось бегать за ним. В это время он не реагировал на мои команды и на свист, по которому, я приучил его, прибегать ко мне. Особой любовью Шарика пользовалась, одна самка, тоже черная, такого же роста, как он, и жила она в нашем квартале, в девятиэтажке, на Ленинском проспекте. И я сразу пошел туда, заглядывая во все закутки, кусты, обходя по кругу дома, но ни кого не на-шел, ни Шарика, ни его «любовницы». Покружив по кварталу, вернулся домой, время подходило к обеду, надо было поесть, вздремнуть и к 17.00 идти на дежурство. Когда я пришел на дежурство без Шарика, все очень удивились, пришлось любопытным, рас-сказывать, что Шарик наплевал на службу, и убежал к «любовнице». Некоторые работ-ницы, видя, мой грустный вид, утешали: «Вернется ваш Шарик, нагуляется, и придет домой». Весь  вечер шел небольшой дождь, начавшийся еще, когда я шел на дежурст-во. Вскоре все ушли, а потом, после уборки и уборщицы, я закрыл после них входную дверь на засов, сел, поужинал, и уставился в «ящик», шло какое-то кино. Вдруг, часов в девять вечера,  мне послышался лай со стороны входной двери, вроде бы лает мой Шарик. Я подхожу к двери, и слышу, за дверью действительно лает Шарик. Открываю дверь, и в коридор врывается мой Шарик, радостный, мокрый, грязный, и прыгнувший мне на грудь передними лапами, от которых я еле увернулся. Я до этого был сердит на него, и хотел поругать, когда вернется, но его счастливый и радостный вид смягчил ме-ня. И вот тут до меня дошел смысл всего произошедшего, почему Шарик пришел на дежурство? Почему он не пошел домой, как он догадался, что я здесь, и как он нашел дорогу сюда в этот садик? Ведь от нашего дома  до садика, в котором мы дежурили, надо пройти через наш квартал, потом две остановки на троллейбусе, и потом пройти почти через весь 11-й квартал до МСК. Что его привело сюда,   инстинкт или что-то дру-гое. Это так и осталось загадкой. Я повел его в туалет, там от бывших душевых кабинок, оставались ванночки, в которых, из шланга мыли свои принадлежности уборщицы. Вымыл Шарика водой из шланга, тряпками уборщиц вытер его, но он сам отряхнулся, и довольный, стал вытираться боками о пол, покрытый линолеумом. Я отдал ему все, что было у меня из еды, постелил ему в углу его подстилку, и мы легли спать. Утром все удивлялись, не меньше чем я вечером, возвращению Шарика на дежурство: «Какой же он у вас ответственный!», - смеясь, говорили они, - на гулянке, вспомнил про службу, и пришел, хоть с опозданием, на дежурство.  Вскоре мы стали дежурить по суткам, сме-няясь в 8.00. Еще, когда мы дежурили только по ночам, я поднял вопрос о запрещении курения в помещении, где днем отдыхали водители, а ночью находились мы, так как там находился пульт охранной и пожарной сигнализации. За день в этой комнате шо-фера, да и некоторые любители покурить женщины, создавали такой смрад, что не только там находиться, а даже зайти, некурящему человеку было противно. Генераль-ный директор издал распоряжение о запрещении курения в помещениях кампании, но пока мы дежурили по ночам, проконтролировать днем, кто продолжает курить, а по запаху, когда мы приходили вечером на дежурство, было сразу ясно, что днем здесь курили, смрад никотина устойчиво стоял в помещении. Когда мы стали дежурить, я, в течение дня, периодически заходил в комнату, и если заставал там курящего водителя, воспитывал его, стращая докладом генеральному директору. Кое-кто понимал, а были и такие, что начинали спорить, что они тоже имеют право курить, не понимая, что на-носят вред здоровью окружающих. С такими демагогами, нежелающими выполнять распоряжение генерального директора, разговор был короток, я докладывал Шишову В.Н., которому шофера тоже были  подчинены. Шишов сам, не так давно, при Валенти-не, был водителем, возил директора, а теперь стал начальником хозяйственного отде-ла, он журил нарушителя, но особого воздействия на того, слова Шишова не оказыва-ли. В конце концов, я написал докладную, и курение, во всяком случае, в мое дежурст-во в комнате прекратилось. Мои соратники – сторожа, на словах, когда мы при смене общались, меня поддерживали, но на деле, когда дежурили, они, по-моему, не следи-ли за шоферами, находящимися в комнате отдыха, чтобы не портить с ними отноше-ния. Получалось, что я боролся в одиночку, без поддержки, но я добился, что курящие сотрудники стали курить на улице. Праздники, особенно Новый год, в кампании отме-чались с размахом. На новый год арендовался зал, обычно в «Пирамиде», приглаша-лись руководители из Департамента здравоохранения, курирующие работу нашей кампании, с женами, это генеральный директор оплачивал из средств кампании, а ра-ботники кампании вносили деньги и праздновали за столиками по четыре человека. Мы с Галей два раза, по-моему, отмечали с компанией Новый год, и один раз даже по-лучили приз за исполнение медленного танца. На дни празднования 8 марта и 23 фев-раля, в кампании тоже собирали деньги, но отмечали в кампании, в самом большом по размеру помещении. Женщин в кампании было большинство, а мужчин было ма-ловато, поэтому на 8 марта мы вносили деньги по сумме, больше, чем женщины, но и тут, генеральный директор, помогал финансами, в виде премии на Шишова В.Н. или кого-то другого, по договоренности, так как наших денег все равно не хватало. Эти праздники тоже проходили тоже весело, даже танцевали, правда, не все, так как места было мало. К нам, сторожам, работники кампании относились, как к пожилым людям, пенсионерам, не больше. Мы не чувствовали их превосходства, и общались, почти, со всеми, как на равных, да мы и не претендовали на большее. Так я проработал в этой кампании семь лет, последние годы нам не прибавляли зарплаты, и это стало основ-ной причиной моего увольнения. Поводом послужило то, что одна из работниц обви-нила меня, в том, что я, якобы ночью включал ее компьютер. В то время я не имел на-выков в пользовании ПК, ксероксом, не скрою, я умел пользоваться, и снимал  иногда копии статей из газеты «Водолей», которую сперва покупал, а потом стал выписывать на почте. Ксерокс стоял в коридоре, днем на нем работали все сотрудники, кому было необходимо размножить документы, а я вечером, да и то сделаю листов 3 - 4 копий, не больше, но компьютер это не мое! И я написал заявление об уходе. Шефа, Шишова В.Н., не было, генеральный попытался меня заставить отработать две недели, как это положено для всех работников согласно КЗОТу, но я сказал, что это положение пенсио-неров не касается, и получил расчет. Со своими коллегами сторожами я попрощался, придя в ближайшее воскресенье в офис, там были оба сторожа, я принес бутылку, за-куску, мы посидели с часок, и, простившись, я ушел. Я попытался устроиться дежурить к нотариусам, на первом этаже 16-тиэтажного дома, там они только сняли помещение, и ничего из средств охраны не было, ни сигнализации, ни охранников. Они затребова-ли служебную характеристику с последнего места работы, и мне пришлось бежать в АСКО ВАЗ. Шишов Валера уже вернулся из отпуска, посетовал, что я ушел, но характе-ристику написал с моего черновика, я там изложил ничего не говорящие, стандартные фразы. Он подписал ее у генерального директора, и я понял, что вырос в их глазах, что нашел такую работу, где на сторожей нужна характе6ристика. Промучившись на новом месте, дежуря один, по вечерам, неделю, выяснил, что зарплату мне назначили еще меньше, чем в страховой кампании, и отказался работать за гроши. Через некоторое время я случайно встретил бывшего ротного командира с училища Енилина Виктора Семеновича, он тоже стал пенсионером. Мы с ним встречались и раньше, когда он, уволившись из Вооруженных Сил, поступил на работу в милицию, и дежурил в офисе ГАИ, как тогда называлась автомобильная инспекция. У него также был магазин авто-запчастей, и я иногда покупал у него детали для своей машины. Вообще он мужик де-ловой, будучи ротным, он числился у меня на хорошем счету, в роте поддерживался надлежайший порядок, и главное, он оперативно устранял отмеченные недостатки. Уволившись из милиции, где платили не так уж много, чтоб на эти деньги содержать семью из четырех человек, решил заняться торговлей запчастями, но прибыли прочти не получал, давили налоги, и он решил заняться охранной деятельностью. Купил до-кументы на ЧОП, под названием «Дельта – Центр», зарегистрировал его на свое имя, в этом ему способствовало знакомство во время его службы в милиции, с соответст-вующими отделами, которые занимались, этими вопросами в УВД. Он подрядился ох-ранять несколько объектов в старом городе, в новом и в санатории «Лесное». Семе-ныч, так я его называл, в разговоре, а на людях, по имени и отчеству. Виктор Семено-вич, готовился принять под охрану солидный объект коммунальной службы - «ТЭВИС», расположенный в Автозаводском районе. Где-то в конце февраля, или в начале марта 2002 года, он предложил мне должность начальника охраны в его ЧОПе, и 4000 р. в месяц. Я согласился, и мы стали готовиться к приему этого объекта. Мы с Семенычем без особого труда прошли на охраняемую территорию основного объекта, «базы», ТЭВИСа, и, не привлекая внимания сотрудников охраны ЧОПа, который нес там службу, ознакомились с расположением постов, и условиями их охраны.  Постов было три: пост № 1 в здании офиса, пост № 2 на КТП и пост № 3  на КПП, второй и третий посты осуществляли контроль за входом (выходом) рабочих и въездом (выездом) автотранс-порта на территорию базы, где находилось, кроме офиса, здание гаража, стоянка авто-транспорта, стационарные и открытые - на площадках. В пристройке к офису находи-лись цех металлоизделий и склады МТО. Мои знания и опыт в организации службы войск пригодились, и я, сделав пометки в блокноте, дома набросал примерные инст-рукции на каждый пост, а жена Семеныча, Светлана Федоровна отпечатала их на ком-пьютере. Накануне нашего «захвата», а это был действительно, санкционированный руководством ТЭВИСа, захват охраняемых объектов, Семеныч утвердил инструкции у заместителя генерального директора Кузьмичева В.Н. и провел инструктаж с нашими охранниками о порядке завтрашних действий. В 7.30 мы, в полном составе охранни-ков, во главе с Семенычем собрались у центрального входа, и выставили на посты сво-их охранников. Прибывшие на смену охранники старого ЧОПа, видя, с какой решимо-стью мы действуем, не сопротивлялись, но кто-то из них позвонил своему начальству, и через некоторое время приехала женщина, назвавшаяся начальником охраны этого ЧОПа, и стала возмущаться: «По какому праву мы занимаемся самоуправством?». Се-меныч адресовал ее к  Кузьмичеву В.Н., и она удалилась, не переставая что-то кричать. Так мы начали нести службу по охране ТЭВИСа. Первое, что мы сделали, ужесточили пропускной режим. Через руководство ТЭВИСа заставили всех работников, не имевших пропусков, получить их в бюро пропусков, которое находилось у входа в офис рядом с нашим постом. Работников, кто забывал дома пропуск, не допускали на работу, вызы-вали его руководителя, и если этот работник был ему срочно необходим, допускали на работу. Бывали случаи, когда руководитель принимал решение отправить данного ра-ботника за пропуском домой. Такая постоянная требовательность к пропускному ре-жиму вызывала недовольство нерадивых и не приученных к порядку работников. Они возмущались, что мы слишком придираемся к нарушителям, эти возмущения доходи-ли до генерального директора и нашего куратора Кузьмичева В.Н. и те делали пра-вильный вывод, если работники ругают охрану, то, значит, охрана работает нормаль-но. Кроме того, Семеныч каждое утро встречал генерального директора и Кузьмичева, докладывал им подробно обо всех происшествиях за ночь, и представлялся остальным замам, и, по их желанию, также информировал о событиях, если они происходили. Я, каждое утро, писал рапорт о всех нарушениях, замечаниях и опоздавших. Были случаи, особенно на первых порах, появления нетрезвых работников, обычно к концу рабоче-го дня, работавших в транспортном и металлообрабатывающем цехах, которые пыта-лись слоняться по территории. Тех пьяных работников, которые без сопротивления по-кидали территорию, отпускали, а возмущавшихся, что им сделали замечание, сдавали  в вытрезвитель. О таких нарушителях мы докладывали в рапорте руководству, и пья-ниц лишали премии. По внутренней службе мы подчинялись руководителю ПЭЗС Зуб-рилину В.Н., который и предложил кандидатуру Семеныча руководству ТЭВИС для ор-ганизации надежной охраны. Он со своей службой располагался в отдельном трех-этажном здании, называемом МДП-3, на ул. Свердлова, и мы на входе тоже выставили пост. Там был диспетчерский пункт, который следил за состоянием коллекторов тепло и водоснабжения, расположенных в Автозаводском районе. Ночью, в подчинении диспетчера МДП, дежурили сантехник и водитель. Они  выезжали на проверку коллек-торов, при срабатывании охранной сигнализации. У Зубрилина был в подчинении зав-хоз, крупная женщина Элла Генриховна, располагавшаяся со своей службой на базе. Она заведовала всем хозяйством базы, обеспечивала материалами все подразделения ТЭВИСа, и помогала нам различными материалами для оборудования и содержания в порядке постов и проведения в них ремонта. У нашего ЧОПа сложились с ней очень добрые, рабочие отношения, а после того, как я написал рапорт о поощрении Эллы Генриховны, за оказание практической помощи нам по оборудованию помещений по-стов, эти отношения намного улучшились. Она нам ни в чем не отказывала, даже снабжала бумагой и письменными принадлежностями, что было не положено. По-мощником у Семеныча был сын Алексей самоуверенный, нагловатый и невоспитан-ный парень. Он не имел никакого образования, кичился тем, что его отчислили из ка-кого-то училища, после чего, он почти год дежурил на КПП, на каком-то полигоне, и вот там он, якобы, познал все тонкости охранной службы, что даже пытался, на первых по-рах, учить меня, что надо делать. Он, как все, в свое время отчисленные курсанты, да и бывшие солдаты, не любили офицеров, даже и бывших. Он с пренебрежением отно-сился ко мне, постоянно подчеркивая, что он является соучредителем ЧОПа, вероятно, намекая на то, что я должен подчиняться ему. Я, на эти его высказывания, не обращал внимания, для меня Семеныч был начальником, он мне платил деньги за работу, его указания были для меня законом, я знал, что надо делать, и добросовестно выполнял свои обязанности. Алексея я терпел, как вынужденную необходимость, он по вечерам, до 1.00 – 2.00, проверял посты, докладывая отцу о результатах проверки. Среди охран-ников, подобранных Семенычем, в авральном порядке, когда надо было срочно вы-ставить охранников на новый объект, были добросовестные и не очень и просто рвачи, пытавшиеся показным трудолюбием и старательностью добиться расположения Семе-ныча. Двое из них, имевшие за плечами несколько лет работы в охране, при активной поддержке сына Семеныча пытались выжить меня, видя мою постоянную требова-тельность. Один, по национальности татарин, дежурил старшим смены на КТП, где вы-езжали и заезжали грузовые и специальные машины, краны, насосы. Старшему смены, во время дежурства, подчинялись охранники всех постов базы. Он, имея опыт несения службы, проводил, в нерабочее время, когда персонал предприятия покидал террито-рию, осмотры территории базы, иногда находил спрятанные среди механизмов и в ка-бинах, кузовах автомобилей различные автомобильные детали, аккумуляторы и мно-гое другое, что отмечалось Семенычем, как его исключительное добросовестное от-ношение к служебным обязанностям. Его показное рвение никак не вязалось с реаль-ным исполнением обязанностей. Я, несколько раз, приезжая на работу пораньше, ча-сам к пяти заставал его, и его охранников, спящими, оставившими без присмотра во-рота, и, в конце концов, убедил Семеныча расстаться с ним, тем более, у нас появились к этому времени хорошие охранники, которых мы стали готовить к сдаче экзаменов на получение лицензии. Этого требовали документы, с которыми Семеныча знакомили в УВД на совещаниях. Вторым таким деятелем был охранник Белов, я запомнил его фа-милию. Он вначале нес службу у Семеныча в санатории, но когда, по вине Алексея, как сказал его отец, «просрали» этот объект, Белова перевели на базу на пост №1. Этот пост был у центрального входа в офис ТЭВИСа, и от него зависело «лицо» нашего ЧОПа. В офисе работали генеральный директор, все замы, в общем, все начальство, и сюда мы ставили самых лучших охранников. Вначале Белов работал очень добросове-стно, приходил на работу в костюме с галстуком, к нему хорошо относились все работ-ники офиса, и он также стал, выслуживаться перед Семенычем, подчеркивая, что он, имеет большой опыт работы в охране. Пользуясь поддержкой и расположением Семе-ныча, и, особенно сына Семеныча, Алексея, стал относиться ко мне, не как к начальни-ку охраны, а как к равному по должности. При удобном случае Белов докладывал Се-менычу о происшествиях за ночь, минуя меня, хотя я приходил раньше и обо всем уз-навал от старшего смены, а мне Белов ничего о них не сообщал. Но потом я стал заме-чать, что он при дежурстве в столовой, во время обеденного перерыва, не стоял у вхо-да из столовой в офис, а сидел за столом, не обращая внимания на посетителей. О сто-ловой надо сказать особо, так как с ней связано много хороших моментов, которые, из-за хамского поведения того же Алексея, были утрачены. Столовая имела два входа, один с улицы, куда могли зайти все желающие из предприятий, расположенных в бли-жайшей округе, и второй из офиса ТЭВИСа.  Первый вход столовая открывала само-стоятельно в 11.00, а второй открывали мы в 12.00. Чтоб посторонние люди не могли пройти через столовую в офис, мы выставляли охранника в столовой. Семеныч с заве-дующей столовой договорился, что в счет уплаты денег за охрану столовой, так, как она не является подразделением ТЭВИСа, что столовая в обед будет кормить меня,  Алексея, одного охранника и иногда Семеныча, из расчета 40 руб. на человека. Мы за-казывали первое, второе и какой-нибудь напиток. Охранник с первого поста, минут за двадцать до 12.00, когда открывалась внутренняя дверь из столовой в офис ТЭВИСа, уходил в столовую обедать, на смену ему приходил охранник со второго поста, иногда я сидел на посту до прихода второго охранника. Охранник пообедав, занимал место у внутреннего входа из столовой и не допускал посторонних из столовой в офис. Затем мы разрешили охранникам в столовой садиться за стол, ближе всего стоящий к внут-реннему выходу, и следить, чтоб посторонние не проходили через столовую в офис. Я во время обеда, да и периодически проверяя, как несут службу охранники, стал заме-чать, что Белов уходит с поста в столовой на улицу покурить, или приходит по каким-то своим делам на первый пост, бросая столовую. На мои замечания реагировал болез-ненно, что я вроде придираюсь к нему незаслуженно, а сколько без него человек про-шло, без пропуска из столовой в офис, его не волновало. Такие уходы с поста стали по-вторяться, я поговорил с Семенычем, и тот побеседовал с Беловым. Тот клятвенно, за-верил Семеныча, что исправится, и пока у Семеныча все же оставалось неплохое мне-ние о нем. Но однажды, когда Семеныч узнал, что отпросившийся на несколько дней, якобы, к больной маме, Белов, устроился дежурить охранником в какой-то фирме, он с треском выгнал его из ЧОПа, припомнив ему и мои доклады об уходе с поста. Вскоре заведующая столовой уволилась, и столовую взяла в аренду семья татар. Вот так мы работали, на работу я добирался на автобусе до УВД, а оттуда пешком за пятнадцать минут, до базы. С работы я, обычно добирался домой на автобусах, которые отвозили работников с работы, их было несколько, они ездили по различным маршрутам, раз-возя людей по кварталам, они же по утрам привозили людей на работу. У нас были еще, кроме базы, МДП-3, МДП-2 - у рынка, МДП-1, располагавшийся за гаражами «Пламя», строящийся МДП-4 на ул. 50 лет Октября, и там же рядом находился  под нашей охраной магазин посуды, который потом тоже, по выражению Семеныча, «про-срали». Иногда, раз или два в неделю, я по утрам заезжал, то на МДП-3, то на МДП-2, а потом, после проверки, приезжал на базу. Однажды поздно  вечером, часов в одинна-дцать, мне позвонил Алексей и тоном большого начальника стал мне выговаривать, что я не занимаюсь подчиненными охранниками, на МДП-1 нет охранника, а я, в это время, спокойно сплю дома, и приказным тоном потребовал, чтобы я через десять минут прибыл на МДП. Ни пешком, ни на общественном транспорте, ни даже на такси, за это время из пятого квартала к гаражам «Пламя», где за ними располагался этот объект, не доберешься. Я, предполагая, что раз нет охранника, мне придется искать ко-го-то другого, а пешком замену на пост быстро не доставишь, доехал на такси в гараж, взял машину и приехал на МДП. На стоянке перед зданием, меня встретил взбешен-ный Алексей, и накинулся на меня, что, почему я приехал через 40 минут, а не через десять, как он приказал, что он тут вынужден охранять объект, а я где-то болтаюсь. Я ему сказал, что мне понадобится машина для доставки замены, и я за ней съездил в гараж, и сказал еще, чтоб на меня не орал. Он еще больше взъярился, и тогда я ему сказал, что раз ты меня вызвал, я буду заниматься делом, а он, чтоб пошел на . . ., и не мешал работать. Он заорал: «Ты завтра же вылетишь с работы!», -  и, вскочив в маши-ну, рванул с места, завизжав колесами. Свидетелями этой сцены были рабочие дежур-ной смены, которые курили на лавочке у входа в здание. Они сочувственно посовето-вали поискать охранника на втором этаже, где находились помещения дежурного дис-петчера, начальника МДП и несколько подсобных помещений. В одной подсобке я нашел спящего охранника, встряхнул его, и, дав подзатыльник, привел в дежурку. Про-инструктировав его по службе, пообещал, что это дежурство ему будет оплачено толь-ко 50 %, и уехал. Проезжая мимо дома, решил поставить машину на стоянку у нашего квартала, ибо гараж, после 12 ночи закрывается, и чтоб назавтра, я прямо от дома, мог проехать по другим МДП, проверить службу охранников и смену постов. Эта стоянка располагалась в уличном «кармане» так, что с Юбилейной улицы, чтоб заехать к нам домой и на эту стоянку, надо пересечь под небольшим углом встречную полосу, а это «менты» считали нарушением, и периодически устраивали на стоянке засады. Днем иногда, перед тем как повернуть в наш квартал, к нам домой, я смотрел, нет ли мили-цейской засады, в противном случае приходилось проезжать до перекрестка с Ленин-ским проспектом, и, повернув назад, заезжать в карман с обратной стороны, что было неудобно. Ночью мне не было видно, есть ли на стоянке гаишники, и повернул в кар-ман. Подъехав к стоянке, в свете фар увидел, что меня жезлом останавливает мили-ционер, и я увидел, что не я первый подъехал сюда подобным образом. Стояло еще две машины, а в милицейской, при свете лампочки второй милиционер оформлял протокол, сидящему рядом нарушителю. Я вышел из машины, и подошедший гаишник сказал: «Нарушаем?» Я сказал ему, что живу в квартале больше пятнадцати лет, и по-стоянно здесь заезжаю, а вы тут устроили кормушку, штрафуете, непонятно за что. Я заехал на стоянку, потому, что завтра надо рано ехать на объект, и что не вижу в этом никакого нарушения. Гаишник сказал: «Плати мне 50 рублей, и - свободен». Вот тут я возмутился такой наглостью, и зло сказал: «Нет, дорогой, я лучше штраф заплачу, чем тебе отдам эти деньги». На следующий день после обеда, отвез в ГАИ квитанцию об уплате штрафа. Я еще раз убедился, что «менты» самые непорядочные люди. Приехав на базу, увидел Семеныча, он был на первом посту, в офисе и рядом с ним стоял Алек-сей. Семеныч попросил меня выйти на улицу, мы стали разговаривать по поводу ноч-ного инцидента с охранником, я объяснил, почему не сразу приехал, и сказал, попро-сил уехать Алексея, чтоб не мешал мне работать, и сказал, чтоб он мне не «тыкал». В общем, идея избавиться от меня у Алексея не получилась, я продолжал работать, и, по-моему, моя работа Семенычу нравилась. Семеныч много сил прилагал обучению наших охранников, так как по требованию УВД объекты должны охраняться охранни-ками имеющими лицензию, а чтобы ее получить надо пройти обучение на курсах. Вскоре у нас почти все охранники были с лицензиями, но текучка кадров, постоянно влияла на число обученных охранников. МДП-4, на ул. 70 лет Октября, вскоре был по-строен, и Семеныч выпросил у генерального директора в подвале этого здания поме-щение, для размещения ружейной комнаты, для хранения оружия. Теракты, периоди-чески проводимые бандитами на различных объектах, Северного  Кавказа и в других регионах, заставили руководство МВД России издать распоряжение о взятии под воо-руженную охрану важных объектов. МДП-1, где стоят насосы, подающие горячую воду в системы отопления и водоснабжения Автозаводского района, попал в число таких важных объектов. Комиссия Автозаводского РУВД приняла нашу ружейную комнату, отметив ее надежность, и мы получили оружие. Пост на МДП-1 был усилен вторым вооруженным охранником, и вскоре на МДП-3 также был добавлен вооруженный ох-ранник, выезжавший совместно с дежурным сантехником на автомобиле, при сраба-тывании сигнализации на коллекторах. Вооруженные охранники поручали зарплату несколько большую, чем обычные охранники. Когда у нас были ночные посты, мы брали на дежурство даже офицеров, работавших в училище. Вскоре я стал замечать, что при ходьбе, особенно по утрам, когда шел на работу, под грудиной стали появлять-ся жгучие боли, но я не придавал этому особого значения, и продолжал ходить, прав-да, чуть помедленнее, и, то когда позволяло время. В итоге все это привело к тому, что в одно из воскресений июня на даче, поработав в саду, почувствовал себя плохо, опять не о чем плохом не думая, отдохнул, и, только в понедельник заехал на машине в гос-питаль, и обратился к терапевту. Измерив, давление, врач распорядилась сделать мне укол от давления, и позвонила начмеду, чтоб испросить разрешения положить меня на лечение в терапевтическое отделение. Начмеда на месте не оказалось, и я упросил ее, что назавтра поеду в свою поликлинику. Терапевт поликлиники, проверив давление, отправила меня к кардиологу. Кардиолог, крупная, красивая женщина, отправила меня на кардиограмму, и когда я пришел, нашла на кардиограмме, инфаркт, вызвала «ско-рую», и отправила меня в кардиологическое отделение Медгородка. Я успел позво-нить из кабинета доктора домой, и несколько слов Гале сказала врач, где меня можно будет найти. Пролежав там с 2 по 22 июля 2003 года, я выписался с диагнозом «острый инфаркт миокарда задней стенки», и встал на учет этому кардиологу в нашей поликли-нике. Пока я болел, Семеныч вместо меня взял Каткова Владимира Валентиновича, бывшего милиционера работавшего вместе с Семенычем в дежурной части ГАИ. После выписки из кардиологии, я встал на учет к кардиологу в поликлинике на ул. Свердлова. Семеныч назначил меня начальником штаба ЧОПа, я содержал в порядке документа-цию, писал докладные, и осваивал работу на компьютере. Нам его по дружбе выдели-ла завхоз из числа списанных, но годных для несложной работы, в виде печатания до-кументов для ЧОПа. Прежде, чем приступить к исполнению своих обязанностей, я оз-накомил, притом детально, Володю Каткова с расположением постов и системой охра-ны на базе. Провел  по объекту и показал все слабые места, возможного проникнове-ния на территорию, а потом, тоже самое, показал на других объектах. В столовой се-мья татар, с которыми Семеныч также заключил договор, относилась к охране доволь-но хорошо. Мы питались уже вчетвером, добавился Володя. Они вначале не заостряли внимание на питании охраны, пробивали чеки за наши порции, и все бы шло хорошо, если бы, не Алексей. Этот беззастенчивый молодой человек стал злоупотреблять дове-рием заведующих столовой, и брал в обед первое, на второе в тарелку с гарниром просил положить мясо, котлету, или две, и еще кусок жареной рыбы, компот, стакан сметаны и пару пирожков. Его обед обходился столовой в кругленькую сумму, и, в конце концов, кормежка наша закончилась, татары стали платить деньги за охрану, ко-торые Семеныч делил на всех охранников базы. 15 декабря 2004 года я опять попал в кардиологию. У Семеныча работал племянник охранником, молодой парень, службу нес исправно, но, как все родственники начальника, вероятно, беря пример с Алексея, был немного с норовом, но когда, я его несколько раз осадил за слабые знания инст-рукции поста, он изменил ко мне отношение. И вот этот парень, с друзьями был на дискотеке, вроде бы там выпили, и как его занесло на объездную дорогу, у деревни Васильевка, одному Богу известно. Там был обнаружен его труп, по версии милиции, он был сбит машиной. На поминках я немного выпил, поздно вечером поднялось дав-ление, и на «скорой» меня доставили в кардиологию. Выписался я 27 декабря перед Новым 2005 годом. После этого я решил уволиться и заняться здоровьем. Вместо меня Семеныч взял Валеру Зайцева, он, при мне, работал в училище взводным, уволился из Вооруженных Сил, и устроился работать в милицию, а затем, уволившись оттуда, был принят на работу  Семенычем. Он вращался в определенных милицейских  кругах, что позволяло ему решать различные вопросы, связанные с охранной деятельностью ЧОПа, таким образом, частично разгрузить Семеныча. Когда я рассказывал Валерию, об особенностях моей работы, он несколько раз ухитрялся дремать, и я подумал, что пора заканчивать, ибо это, по его виду, для него не имеет интереса. Потом я сказал Семенычу, что по-моему он не того взял себе на службу, но Се6меныч сказал, что он за ним, на первых порах, посмотрит. С лекарствами в поликлинике было туго и я, раз или два раза в месяц, наведывался в госпиталь. Надо сказать, что я с госпиталем поддер-живал дружеские отношения, даже, года еще служил. Выйдя на пенсию, я, по-старинке, заезжал в госпиталь по различным недугам, и за лекарствами. Начмед и на-чальник поликлиники никогда мне не отказывали, в поликлинике осматривали спе-циалистами, выписывали лекарства, из того,  что у них было. Заходил я иногда и к на-чальнику госпиталя, как его официально называли, командиру части, на «начальника» они все обижались, и медперсонал госпиталя строго соблюдал этот этикет. Шли года, менялось начальство госпиталя, и командиром части прибыл полковник, фамилию за-памятовал, татарин по национальности. Я зашел познакомиться, представился, коман-дир сказал, что заочно знаком со мной, по документам, которые я подписывал для гос-питаля, исполняя обязанности начальника гарнизона. Мы разговорились, я ему рас-сказал, что Министр обороны генерал армии Родионов И.Н., недавно назначенный, мой школьный товарищ, что мы с ним учились в одном взводе в танковом училище, и три года в одном взводе в Академии БТВ. Командир части предложил мне помочь «пробить» для госпиталя деньги, необходимые для закупки нового медоборудования, ремонта зданий и материальной базы. Я согласился, дело в том, что я, чуть раньше, ко-гда только узнал о назначении Игоря Министром обороны, написал ему письмо, с по-здравлением, приложив копии наших школьных и курсантских фотографий. Игорь мне лично ответил, и написал, что если будет в наших краях, то обязательно встретимся. Я написал письмо, которое командир приложил к своим расчетам по смете, и в скором времени деньги поступили. Но к этому времени этого командира сменил другой, под-полковник, безынициативный офицер, которому, как мне казалось, было все «до лам-почки». Бывая в госпитале, я заходил к нему поздороваться, он с какой-то отрешенно-стью смотрел на меня, односложно отвечая на мои вопросы, мне казалось, что он как бы дожидается какого-то конца, то ли пенсии, то ли расформирования своей части, за-бегаю вперед, что и случилось конце 2009 года, госпиталь прекратил свое существова-ние. Бывший начмеда подполковник Здробилко Н.А., еще при татарине, который, впо-следствии, уволившись, принял должность начальника поликлиники Вполиклиники ВАЗа, ушел на пенсию, но остался работать в госпитале начальником поликлиники и главным терапевтом. Должность начмеда приняла прибывшая, откуда не знаю, грамотный врач, бойкая, симпатичная, женщина, в звании подполковник, Петрова О. Н. Здробилко Н.А. меня знал, а с Ольгой Николаевной пришлось знакомиться. Она оказалась порядочной женщиной, даже иногда добавляла мне лекарства от давления из своего резерва. Частенько предлагала мне путевки в са-натории и дома отдыха, но имея на руках такой «якорь», как Батуня, мы отказывались. Но однажды, в апреле 2004 года, соблазн был велик, Петрова О.Н. предложила путевку в санаторий МО в Сухуми, республика Абхазия. Мы с Галей побеседовали с Батуней и ребятами, она не возражала побыть одна, а они согласились посмотреть за бабушкой в наше отсутствие. Мы срочно сдали анализы, и Ольга Николаевна сама отвезла в Самару медицинские документы для получения путевки. Мне путевка была положена бесплатно, а Гале за половину стоимости, заплатили три или четыре тысячи, проезд нам обоим бесплатный, и мы собрались в путь, взяв с собой десять тысяч. Сухум, как его называют абхазцы, куда мы ехали отдыхать, в прошлом году оказался в центре военного конфликта Абхазии с Грузией. Местные жители с оружием в руках выдво-рили, живших в Абхазии грузин из своей страны. Мы опасались туда ехать, но нам сказали, что обстановка там стабилизировалась, после того, как Россия ввела в Абхазию своих миротворцев, и к нашей поездке там было уже спокойно. Выезжали мы из Самары, куда нас привез Олег, наш поезд шел с Новосибирска до Адлера. В Адлере на вокзале нам подсказали, что на площади у вокзала курортников ожидает автобус от санатория. Кроме нас в автобусе уже было несколько человек, и вскоре мы поехали. Через некоторое время, на окраине города, мы подъехали к границе России с Абхазией. Нас высадили, с вещами мы прошли по мосту, через границу, которая проходила по реке, и прошли пограничный контроль, наш автобус тоже досконально осмотрели на площадке досмотра, сверху, снизу и внутри. Вскоре подошел автобус, и мы тронулись в путь. Дорога шла вдоль гор, иногда забираясь в предгорья, откуда открывался живописный вид на синеющее вдалеке море, каменистые берега, покрытые зелеными перелесками, с торчащими вверх, тут и там, остроконечными кипарисами и елями. Подъезжая к городу, мы обратили внимание, на разгромленные ресторанчики и кафе на остановках вдоль нашей дороги. В самом городе мы увидели много брошенных частных, и многоквартирных домов, с выбитыми стеклами и обгоревшими стенами. Даже на высотном здании санатория, когда мы уже устроились, нам показывали, на стенах, балконах  выбитые пулями дыры в бетоне. Нас привезли в санаторий  часам к 14.00, по-моему, 20 апреля 2004 года, и выделили отдельный номер на 11-м этаже высотки с видом на море, которое просматривалось через промежутки между пальмами, кипарисами, елями, соснами,  декоративными де-ревьями и кустарниками. В номере у нас был душ, совмещенный с туалетом, из мебе-ли: стол, двуспальная кровать, пара стульев, в прихожей, встроенный в стену, шкаф. Кроме всего прочего, был довольно большой балкон, разделенный с соседним номе-ром стеклянной стенкой. Единственно, что доставляло неудобство, это нехватка воды, ее давали три раза, утром в обед и вечером, по часу, или чуть больше. И особенно не-приятно было иногда отключение электроэнергии, из-за неисправности линии элек-тропередач, в горах завалилась опора после сильных дождей, ее надо было восста-навливать. Нам иногда приходилось спускаться и подниматься на наш одиннадцатый этаж пешком, и мне, не так давно перенесшему инфаркт, было довольно тяжело это делать. Питались мы в большой, с несколькими залами, столовой, обслуживаемой официантами. Кормили нас очень хорошо, накануне мы заранее в меню выбирали се-бе блюда, которые на следующий день нам подавали их на стол. Кроме того, мне, по назначению врача, к которому мы были прикреплены с Галей, по утрам подавали на блюдечке изюм, иногда курагу. Нам прописали лечебные процедуры, в поликлинике, которые мы добросовестно выполняли. На территории санатория, которая располага-лась вдоль берега моря в тени деревьев, было несколько жилых и административных зданий и клуб. Кроме нашего санатория вдоль берега располагались санаторий ВВС, и еще какой-то, уже не помню. Я уже ранее написал, что Россия, после конфликта Абха-зии и Грузии, ввела своих миротворцев в Абхазию. Вот эти миротворцы располагались в некоторых зданиях нашего и соседнего санатория ВВС. Их штаб находился в здании, располагавшемся рядом с нашим корпусом. Штаб усиленно охранялся солдатами в камуфляжной форме и голубых беретах, которые внимательно и настороженно на-блюдали за проходящими мимо ворот штаба отдыхающими. Проходя по территории санатория, и гуляя по красивой, обрамленной деревьями и декоративными кустарни-ками, набережной, мы частенько встречали идущих по своим делам офицеров и даже женщин в военной форме. Все санатории были ограждены заборами, а в некоторых местах, с применением колючей проволоки. Эта внешняя граница, и все въездные во-рота санаториев охранялись местной милицией и вооруженными охранниками. Неда-леко от берега, рядом с несколькими зданиями, где располагались миротворцы, стоя-ли специальные, радийные машины, укрытые под маскировочными сетями, с развер-нутыми антеннами. Мы себя чувствовали, как будто находимся внутри охраняемого военного объекта. Правда, в движении по санаторию, нас никто не ограничивал, выход в город был свободен, хотя первое время показывали охранникам санаторную карту, а потом пропускали так, вероятно к нам привыкли и узнавали. Погода нас не особенно жаловала, мы приехали на стыке двух весенних месяцев апреля и мая. Апрель был прохладным, да и май нас особо не радовал, загорать на продуваемом прохладным ветерком берегу, было не очень комфортно. Мы несколько раз выбирались в город, походить по рынку, купить, что-нибудь из фруктов, посмотреть, чем торгуют на бара-холке. На рынке мы даже купили банку пшеницы, чтобы не пропускать в санатории и продолжать выполнять рекомендации газеты «Водолей» по очищению организма от шлаков, дома я в этом году стал по утрам, есть проросшие зерна. Как только я увидел, сверкающее под солнцем море, еще в дороге, а потом, увидев его, совсем рядом с нашим временным домом, жутко пожалел, что не взял удочку, или спиннинг. Через несколько дней выбрались в город на рынок, поискать магазин, где продаются рыбо-ловные товары. Магазинов в городе было мало, а со спортивными товарами, где мож-но было купить рыболовные снасти, и того меньше, мы еле нашли один. Я купил удоч-ку, катушку, леску, поплавки, крючки, а после, прогуливаясь как-то по рынку, я нашел еще две торговые точки с рыболовными принадлежностями. Сделав удочку, я стал по-стигать азы рыболовства на море вначале на нашем пляже, но, кроме мелких бычков, мне здесь поймать ничего не удавалось. Этих бычков я отдавал кошкам, но пришлось бычков разрывать пальцами, коты, непривычные к такой пище, не знали как есть сы-рую рыбу. Об этих котах хочу сказать особо. Они жили в кустах, росших вдоль аллеи, по которой курортники, располагавшиеся в высотке, ходили на прогулки и в столовую. Три раза в день, утром, в обед и вечером, по этой аллее отдыхающие шли на прием пищи и обратно. И вот тут-то коты и кошки, а их было не менее десяти штук, выходили к до-рожке, и сердобольные отдыхающие, возвращаясь из столовой, приносили им остатки пищи. Было интересно смотреть, как коты поедают угощения, одни едят тут же, другие хватают кусок рыбы или мяса и скрываются в кустах, третьи, урча, отгоняют соседей от своей порции, и, торопясь, глотают не жуя. Мы облюбовали одну красивую кошку и приносили еду только ей. Прогуливаясь по пляжу, вернее по набережной, вдали от нашего санатория, я обнаружил, впадающую в море, небольшую речку, шириной мет-ров 15-20, поросшую кустарником, где в некоторых местах просматривались местечки, на которых угадывались засидки рыболовов, стояли рогатульки для удочек, валялись пустые банки, из-под наживки, и другие отходы, остающиеся после неопрятных рыба-ков. На следующий день, я пошел на речку, на разведку, но на реке рыба не клевала, видно было поздно, потому, что пришел после завтрака, и я направился к морю, благо там было, что-то наподобие причала. На причале рыбачил паренек, но он вскоре ушел. Опять так же редко клевали, маленькие бычки, но, в конце рыбалки, мне попалась не-большая незнакомая для меня рыбешка. Ее тело было похоже на веретено, но не су-жающееся резко к хвосту, это была знаменитая, обожаемая местными рыбаками и жи-телями, за её вкусовые качества небольшая, по своим размерам, рыбка - «барабуль-ка». На этом мое знакомство с морской рыбалкой подошло к логическому заверше-нию, наш отпуск подходил к концу. Пришло время потихоньку «сматывать удочки». Выходя в город, со временем, мы обнаружили недалеко от центральных ворот санато-рия пекарню, где выпекали вкусные белые батоны, лаваши и лепешки с сыром «хача-пури». Узнав от завсегдателей, когда по времени заканчивается выпечка, частенько, как раз к ее концу, когда горячий, душистый хлеб, манящий своим ароматом, выноси-ли на прилавки магазина при пекарне, мы приходили и покупали горячие «хачапури» и иногда, ели их прямо на ходу по дороге домой, удержаться было невозможно. Под-ходило время окончания нашего пребывания в санатории, после праздника дня побе-ды нам предстояло покинуть гостеприимные его стены. Мы побывали на этом празд-нике, правда не до конца, туда желающих присутствовать на празднике курортников, в том числе и нас, повезли на автобусе. Руководство города с уважением относилось к ветеранам Отечественной войны, и, надо сказать не только к своим, но и к русским участникам войны, жившим в Абхазии. Оно достойно организовало для них праздник. Почти весь город собрался у памятника погибшим воинам, нас, как уважаемых гостей города, провели к самому памятнику, отсюда мы хорошо видели эту волнующую це-ремонию. Прозвучали гимны наших стран, и началось возложение венков и цветов к небольшому мемориалу в центре парка. По окончании церемонии, мы смешались с толпой, и потеряли своих. Мы пошли на то место, где нас высадили перед этим, меро-приятием, автобусов здесь не оказалось, никто не мог нам сказать, где они, мы не по-пали на заключительный этап праздника, и пешком пошли в санаторий. Соседи по сто-лу в столовой, нам рассказали, что праздник продолжился на центральной площади, там наливали фронтовые 100 грамм, и угощали кашей из походных кухонь. Очень, по-том жалели, что не попали на вторую часть праздника, и не вкусили такое угощение. В Тольятти возвратились без приключений, Олег с Сашей встретили нас в Самаре. По до-роге домой мы узнали, что Батуня попала в «историю». Выйдя посидеть на лавочке у дома, забыла ключи, хорошо приехал Саша проведать бабушку, и нашел ее плачущую у дома. Вызвали спасателей, они открыли замки, и Батуня, благодаря ним, попала до-мой. Вот так прошел наш единственный за время пенсии отпуск, который можно было повторять ежегодно, избавляя Галю на какой-то срок от «набрыдшей» ей работы - до-мохозяйки, но, из-за Батуни, мы каждый год сидели и сидим дома. В конце 2005 года я попал опять в кардиологию, пролежал 10 дней, и выписался 30 декабря. Буквально  через 22 дня после Нового года, меня опять положили в кардиологию, с диагнозом: «Прогрессирующая стенокардия», - и был выписан 8 февраля 2006 г. В трудные време-на, когда были необходимы лекарства, или появлялись какие-то болячки, я обращался к начмеду Петровой О.Н. или к начальнику поликлиники Здробилко Н.А.. Вот эти два начальника реально помогали мне в получении лекарств, и в проведении различных медицинских процедур, и даже операций. В ноябре 2006 года я, будучи в госпитале, по поводу лекарств, зашел к хирургу, опытному эскулапу, прошедшему Афганистан, сей-час он был уже на пенсии, но продолжал работать в госпитале. Я показал выросшую у меня на шее, у левого плеча опухоль, по научному - липому. Появилась она, конечно не сразу, росла себе потихоньку, вначале я ее не замечал, потом, пришлось рубашки покупать по воротнику на размер больше, думал, шея крепнет, а оказалось, подраста-ла опухоль, которая по размеру уже помещалась под согнутую ладошку. Хирург, по-смотрел, и уверенно сказал, что он ее с удовольствием вырежет. Начмед Петрова О.Н. подписала направление на операцию, и 13. 11. 06 г. меня положили в хирургическое отделение. В офицерской палате стояли три кровати, две из которых занимали два подполковника, как оказалось бывшие курсанты, в то время, когда я служил. Ребята оказались хорошие, они с уважением относились ко мне, стараясь, что-то сделать для меня, поднести, подать. В столовой, где питались все вместе, курсанты, солдаты и офи-церы, мы заходили первыми, а потом уже все остальные. Они в день моей операции с утра 15-го выписались, пожелав мне удачи. Вырезали мне эту опухоль под местным наркозом. Оперировал врач Понамарев, в звании майор, побывавший в Чечне, под ру-ководством, того хирурга пенсионера, который иногда ему подсказывал, как лучше сделать тот или иной надрез ткани, и кроме того, он разговаривал со мной, с шутками и прибаутками, периодически спрашивая: «Степаныч, ты там живой? Все нормально?» Я, лежа на животе, мычал, что-то в ответ, и он продолжал балагурить, частенько повто-ряя: «Сделаем так, как нас учил Ильич»,- вероятно, подразумевая Ленина В.И. Вырезав опухоль, хирург показал мне ее, она была величиной со среднего размера яблоко, только приплюснутое сверху и снизу. После операции, часам к 11.00 меня привезли в палату на передвижных носилках, сестричка, которая помогала делать операцию, по-просила меня, чтобы я меньше шевелился, и ушла. Я остался лежать в палате один. Время шло, я лежал, ко мне никто не приходил, даже дежурная сестра. Прошло время обеда, никто не вспомнил обо мне, я боялся пошевелиться, не то, что встать. Часов около семнадцати, вошла, прибывшая на ночную смену дежурная медсестра, и я вы-сказал ей все, что о них думал в эту минуту. Она сказала, что она не виновата, что она только пришла на дежурство, и пришла проверить, кто лежит в палате. Она также ска-зала, что сегодня день выдачи зарплаты, и все бросились в финчасть, забыв о больных, оставшихся в палатах. Она разрешила мне сходить в туалет, а ужин принесла в палату. После операции я десять дней лежал в хирургии под наблюдением врача, мою липо-му, отправили в Самарский госпиталь на анализ. Пока я лежал в палате, мне пришлось испытать одно довольно неприятное приключение. По полу, когда в палате было тихо, бегали большие, серые крысы. Они не особенно стеснялись даже тогда, когда в это время кто - либо заходил в палату. Неторопливо, как хозяева, крысы проходили под кровать, где в углу у них была нора, прогрызенная в деревянном полу. Как-то я лежал днем на кровати с книгой, кроме меня в палате никого не было, постепенно я задре-мал лежа на спине под одеялом. Вдруг сквозь сон слышу, как по мне, сначала по но-гам, а потом по животу, кто-то быстро передвигается к груди, спросонья я подумал, что это кошка идет по мне. Открыв глаза, я, спросонья прямо перед моим носом, увидел, как мне от страха показалось, огромную крысиную морду, с блестящими, круглыми глазками и черным двигающимся носом. Мой затылок покрылся мурашками, от ужаса я вскрикнул, и отбросил одеяло вместе с крысой к ногам. Крыса мгновенно юркнула под кровать и исчезла. Только после этого я осознал суть происшествия, ведь еще не-много и эта тварь могла укусить меня за лицо, которое не было прикрыто одеялом. Я до сих пор с омерзением и содроганием ощущаю, как крысиные лапы топают по моим ногам, животу и груди, заставляя холодеть затылок. Я об этом нападении на меня со-общил начальнику отделения, он без особого энтузиазма пообещал принять какие-то меры. Начмед, Ольга Николаевна на обходе пообещала мне, что они получат препара-ты для борьбы с грызунами, и на следующей неделе начнут травить этих обнаглевших животных. При выписке Петрова О.Н. сказала, что опухоль, вырезанная у меня, по по-лученным из окружного госпиталя анализам, доброкачественная, волноваться не на-до, на шее от нее остался шрам длиной сантиметров восемь. Возвращаюсь к даче. Ка-ждую весну, а иногда осенью, что предусматривалось агротехникой, мы что-нибудь сажали из деревьев или кустарников. Вначале посадили три яблони и грушу, из то-неньких саженцев, они постепенно превратились в деревья, которые вскоре стали плодоносить, вначале по несколько плодов с деревца, а затем с каждым годом урожай набирал силу. Постепенно мы посадили вишню, куста четыре, которые, впоследствии, дали столько поросли, что образовались заросли, с которыми я замучился бороться, зато ягод хватало и на еду, и на варенье, и на наливку. Посадили сливу, но она попа-лась неурожайная, во-первых, плохо росла, болея, а плодов давала мало. Малиной я засадил всю правую сторону участка, полосой шириной около двух метров, вдоль за-бора. Саженцы я покупал, а десятка полтора, крупноплодной, ремонтантной малины я выкопал на Толином огороде. Когда у нас на работе облагораживали территорию, вы-копали много кустов дикого боярышника, который уже плодоноси, я отвез на дачу штуку пять и посадил в дальнем правом углу. Под ними пристроил куст крыжовника. От дальнего забора, где в углу забора я поставил туалет и душевую кабину, у меня по-лучилась площадка шириной пять-шесть метров, она и была засажена вишней. У тыль-ного забора посадил смородину, черную и красную. Отступив от боярышника метра два, посадил облепиху, и между этими деревьями привез из леса куски дерна с лес-ными ягодами, земляникой и клубникой, и даже с ландышами и подснежниками. Не-далеко от облепихи посадил сливу, два куста крупной смородины, черноплодную ря-бину и у малины ревень. Все это принялось и плодоносило, цвели ландыши, которые очень любит Галя, а подснежниками не успевали полюбоваться, чуть распускались, их в наше отсутствие сразу склевывали птицы. Из имевшихся у меня несколько штук ме-таллических уголков, я сделал каркас для теплицы шириной три, длиной четыре метра, а высотой почти в мой рост. Уголки скрепил болтами, получилось приличное сооруже-ние, которое по весне я обтягивал пленкой, прибивая ее рейками на планки, закреп-ленные на уголках. Эта теплица была рядом с домиком, с северной стороны. Вторую теплицу я расположил в глубине участка, в правой дальней его половине, она как бы отделяла ту площадку, где росли земляника, ландыши  и деревья вокруг них. В тепли-цах мы высаживали рассаду помидор и огурцов, меняя их каждый год местами, чтоб земля не обеднялась одной и той же культурой. За ней была полоска земли, где Галя посадила розы. Эта теплица была полностью из деревянных столбов и реек, она тоже была длиной четыре с лишним, метра, шириной поуже первой и почти такой же высо-той, как первая. В теплицах мы сажали огурцы и помидоры, каждый год, меняя их мес-тами, чтоб земля не истощалась одним видом растений. Со временем я сделал два пе-реносных парничка на брусках, в которых просверлил отверстия, куда вставлял дуги из кусков трубок от многожильного кабеля, найденных мною в посадке вдоль дороги. Эти парнички, один - чуть больше трех, второй, два с половиной метра, я использовал для посадки перцев. Малый, под горький перец, а побольше, под сладкий. У нас было не-сколько сортов горького перца, особенно мне нравился круглоплодный, напоминаю-щий по форме помидор, перец «Гогошар». Он отличался от других горьких перцев мя-систой, толстой шкурой, слабой горькостью и сочностью. Были небольшие, круглые, размером чуть больше вишни, толстостенные, сочные перчики, очень вкусные, но ост-рее «Гогошара». Было много стручковых, разных по форме, длинные, закручивающие-ся, к моменту созревания в «бараний рог», средней, небольшой длины, маленькие перцы, длиной до 3 см., которые я вправлял в бутылки с водкой, делая перцовку. Мно-го сортов было болгарского перца, крупные, мясистые, но и сажали средней величины зеленые перцы, которые Галя поджаривала на сковородке целиком, и, сбрызнув уксу-сом, посыпав сверху перцы, порезанным тонко чесноком, подавала на стол. Объеде-нье! За дальней теплицей, у нас тоже получилась небольшая площадка, там Галя поса-дила розы, кустов пять-шесть, точно не  помню. Огурцы мы сажали то на шпалерах, то на грунте, иногда, когда рассады хватало, сажали двумя способами. Хорошо росли огурцы с южной стороны дальней теплицы на шпалерах. Я вбивал в грунт толстую ар-матуру, натягивал проволоку в несколько рядов, и огурцы взбирались по ней доверху, и хорошо плодоносили. Помидоры на грунте тоже вначале росли под пенкой, а с на-ступлением тепла пленку убирали. Сажали мы несколько сортов томатов, для еды, для маринования, не успевшие созреть, зеленые отвозили домой, где они в тепле дозре-вали. Мы заметили, что растения посаженные рассадой в грунт, намного позже, чем в теплице, догоняли, в скором времени, в росте своих собратьев, растущих в теплице. Единственно, что было положительно, это то, что в теплице растения меньше поража-лись болезнями. А их было бесчисленное множество: и фитофтора, и мучнистая роса, и нашествие тли, муравьев, колорадского жука, в общем, чуть проморгал, во время не опрыскал, потом спасти растения было практически невозможно.  Картофель мы сажа-ли в промежутках между яблонями грушей. Они располагались в левой половине уча-стка ближе к забору. Это позволяло вскапывать землю перед посадкой, вносить удоб-рения, рыхлить землю при окучивании картошки, что благотворно сказывалось на уро-жае плодов, и на росте деревьев. Яблони и грушу надо было правильно проводить об-резку и прорезку веток, а я, пока приспособился, упустил время, и на их ветках вырос-ло много молодой поросли, которая снизила качество плодов, они стали мельчать, хо-тя вкус оставался прежним. В правой половине участка, вдоль малины, на площадке шириной метра два и длиной приблизительно пять метров, мы посадили клубнику. Первые кустики я взял с того огорода у «Некондиции», а затем покупали по мере необ-ходимости. Клубника у нас, несмотря на то, что продавцы нахваливали, будто ягоды будут крупные, в основном, давала нам ягоды некрупные, а мелкие, быстро вырож-давшиеся, и мы по весне вновь ее заменяли, подкупая на рынке, и по дороге на дачу, у частников. Несмотря на все это, клубники на еду и варенье нам хватало.       Делаю отступление, так, как подошло 5 февраля, двойной праздник, день рождения папы Олега и его сына Мишутки. Они приехали после обеда, мы вручили подарки, а Батуня дала деньги. Мама испекла пирожок, наложила целую коробку про-дуктов ребятам, они ждали гостей. Олег пошел ставить сиденье для Миши, и они вско-ре уехали. На следующий день вечером ребята пригласили нас и сватов с сыном Дмит-рием. Выпили винца за здоровье именинников под мои стихи для Миши и Олегу. По-сидели, пообщались с ребятами и сватами, побаловались с внуком, домой приехали на такси. С 18 февраля по 23 марта, больше месяца, я находился на лечении в радио-логическом отделении. Облучали мою простату радиоактивными лучами. Лечение в стационаре проходило трудно, после первых нескольких сеансов, в день делали один сеанс по 2 минуты, произошел, как мне сказали, отек простаты, мочиться стало затруд-нительно. Я мучился несколько дней, и, в конце концов, вечером, когда осталась одна дежурная медсестра, у меня остановилось мочеиспускание. Сестра позвонила домой врачу и та порекомендовала ввести мне в мочевой канал катетер. После этой неприят-ной процедуры я стал мочиться, правда, не совсем нормально, и с ощутимыми резями в канале, но относительно терпимо. По рецепту доктора купил таблетки, и постепенно рези прошли. Когда я выписался из стационара, мне сделали УЗИ, на снимке показа-лась опухоль, и меня направили в урологию в старый город. При определении меня в эту больницу, активно подключилась Оксана. Она на своей машине свозила меня в старый город, и мы с ней попали к врачу, начальнику отделения, и тот на следующий день принял меня в отделение на лечение. Лечащий врач пытался различными спосо-бами определить, что у меня за опухоль, проводили УЗИ, рентгеноскопию, потом сде-лали три рентгеновских снимка, опухоли у меня не нашли. Решили делать мне на сле-дующий день операцию, в живот вставить трубку, чтоб я через нее мочился в мешок, привязанный к ноге, а в мочевой канал ввести зонд, найти там опухоль, и потом уда-лять ее через канал. Ребята, лежащие со мной в палате, поддержали меня в моем ре-шении отказаться от этой неприятной процедуры, и утром, когда пришел врач, я отка-зался от операции. Врач заставил меня расписаться, в истории болезни об отказе от операции, и выписал меня домой.  Меня после этого направили на второй курс облу-чения в радиологию, но я не стал ложиться, приходил на сеансы по утрам. Облучение закончил 26 мая, без особых осложнений. А тут еще у ребят несчастье случилось, Же-нина подруга дала попить Мише водички из бутылочки, из которой пила ее дочка. У Миши открылся понос, и поднялась температура, и они вместе с мамой попали в ин-фекционное отделение в медгородке. Это уже потом, когда анализируя происшедшее, Женя вспомнила о той злосчастной бутылочке, в которой была обычная вода из под крана, а вначале они не могли представить, отчего у ребенка понос и температура. Миша до этого никогда не пил сырую воду, и беднягу нашего внука искололи антибио-тиками, а он, все, что ни поест, тут же поносит. Хочет кушать и постоянно просит мами-ну грудь. Никого к ним не пускают, только принимают передачи. Подошла суббота, врачей не было, контроль ослаб, и Олегу удалось попасть к ним в палату. Мишкиной радости не было границ, он хоть на некоторое время отвлекся от маминой груди. В вы-ходные дни их не лечили, и Женя в воскресенье ушла домой, а в понедельник пошла в больницу, за выпиской, Галя в это время была с Мишей. Она принесла варенье из чер-ники, сделала кисель. Миша вначале выплевывал кисель, там попадались ягоды, а по-том, распробовав, стал даже просить его. Черника крепила желудок и постепенно, хотя довольно через длительный срок, Миша стал какать реже, температура спала, он стал веселенький, и мы все воспрянули духом.   
                                           Продолжаю про дачу. В глубине участка, где я посадил лесную клубнику и землянику, каждый год к июню стали появляться ягоды, их было немного, но хватало не то, чтобы побаловать внука лесными ягодами. Было забавно смотреть, как он, най-дя в траве ягодку, восклицал: «Деда, яги!», вместо «ягоды», и, держа ягодку всеми пя-тью пальцами, отправлял ее в рот. Надо сказать, что эта полянка с ягодами разрослась, и стала расползаться во все стороны, приходилось по весне убирать лишнюю поросль. У домика с южной стороны я посадил несколько черенков «Изабеллы», на второй год виноград разросся, а на третий год обвил и восточную сторону домика. Я стал делать виноградное вино, которое со временем стало получаться все лучше и вкуснее. Улич-ный забор, как я уже писал, был из сетки рабицы, и наш участок был виден, как на ла-дони. Чтобы, как-то исправить это положение, слева от ворот, я вначале посадил у за-бора, напротив домика, кусты сирени и рядом жасмин. Потом  левее них обосновалась ирга, несколько саженцев, когда она подросла, ее сладкие, немного терпкие ягоды, гроздьями повисали на ветках, напоминая смородину. Ягоды в этих гроздьях поспева-ли не все сразу, а постепенно. Первыми созревали крупные, которые были у основа-ния грозди, превращаясь из зеленых в красновато-синие, а затем в темно-синие. Гроздь можно было обирать два-три раза по мере созревания ягод. Но я на ирге не ос-тановился, и чтобы закрыть от посторонних глаз участок, привез из леса несколько мо-лодых кустиков шиповника, и посадил их снаружи вдоль забора. Постепенно шипов-ник разросся, стал давать ягоды, и вместе с малиной, которая перелезла за забор, с ир-гой, жасмином и сиренью, через пару лет, скрыл наш участок от посторонних глаз. В довершение к этому, я решил с двух сторон стоянки моей машины посадить виноград других сортов. Справа, ближе к домику, вбил в землю толстую арматуру, натянул на-сколько рядов проволоки и посадил черный сладкий виноград, но  он, через два-три года, после первого не очень обильного урожая, стал мельчать, но я пока оставил его. С другой стороны площадки, вдоль соседского забора, посадили несколько черенков «Изабеллы», а когда они подросли и стали давать урожай, рядом посадили три черен-ка белого винограда. Этот забор с соседями мы использовали для ежегодной посадки фасоли. Несмотря на постоянное место посадки, фасоль давала хороший урожай, ко-нечно, почву в этом месте удобряли перед посадкой семян. Я люблю рябину, она хо-рошо идет на настойку, особенно на коньяке. Чтобы не ездить по лесам в поисках этих ягод, мы купили саженец рябины в СУ «Озеленение», там выращивают саженцы раз-личных деревьев, кустарников для озеленения города, и плодово-ягодных саженцев для дачников. Там мы покупали и рассаду клубники, перцев, томатов и других расте-ний. Рябина подросла, но почему-то ягод на ней было мало, хотя она хорошо приня-лась и превратилась в красивое раскидистое дерево. Перед самой продажей дачи, у противоположного забора, на стыке двух соседских участков, я посадил саженец че-ремухи, он принялся, но дальнейшую судьбу его не знаю, растет он или кому-то поме-шал. Расскажу о соседях. Слева, если смотреть на наш домик с дороги, два участка взя-ли брат и сестра. Валера, так звали брата, с женой Любой, эти два участка объединил в один, в левом ближнем к дороге углу построил кирпичный одноэтажный дом, посадил яблони груши, несколько ягодных кустов, немного малины, клубнику. Сестра его, оди-нока, жила с дочкой лет 12-15, приезжала редко, в основном, для посадки овощей и сбора урожая. На этом большом, 16 соток участке,  Валера сажал еще и картошку, но все равно у них оставалось много свободного места. Чтоб оно не пустовало, соседи за-сеяли его травой, а когда она подрастала, вывозил из дома электрогазонокосилку на длинном кабеле, и подстригал ее. Валера с Любой трудились на ВАЗе, люди они были спокойные, работящие, имели машину и приезжали, в основном, по выходным дням и праздникам. Мы с ними иногда обменивались экзотическими растениями, я им давал иссоп, еще что-то из трав, а Люба подарила нам росток любистка, со временем он пре-вратился в большой куст, росший у их забора. Справа участок купили пожилые, муж и жена, его звали Паша, а ее не помню, по-моему, Маша. У них была взрослая дочь с ре-бенком, вроде, как разведенная. Паша работал на севере, вахтовым методом, по-моему, по три месяца, и когда приезжал, трудился не покладая рук. Он построил из до-сок двухэтажный домик с балконом, покрасил его голубой краской, украсил окошки резным орнаментом, который выпиливал за время вахты на севере. Сделал он в доме и бетонный погреб, но из-за недостаточно хорошей изоляции, грунтовые воды, осо-бенно весной, затапливали его. Я как-то осенью оставил у него полмешка картошки на посадку, а по весне, он позвал меня забрать мой мешок. Мы открыли крышку погреба, а там внизу, почти до половины, стояла вода, его картошка была вся  в воде, хорошо мой мешок был сверху и не намок. Надо сказать, что грунтовые воды на наших участ-ках были на глубине от двух более метров, а в некоторых местах доходили до метра. Фруктовые деревья в таких местах, дойдя корнями до воды, постепенно погибали. По-ка не было воды, многие дачники стали копать колодцы вручную, но кто побогаче, пользовались услугами буровой машины. Пробурив скважину, эти специалисты опус-кали краном в отверстие бетонную трубу, и оставалось только эту трубу сверху облице-вать цементной площадкой, и приспособить крышку. Паша поступил иначе. Он отры-вал квадратную яму глубиной с метр, делал опалубку по стенам ямы, получались как бы пустотелые деревянные стены. Делал цементный раствор, и заливал в опалубку, ко-гда раствор затвердевал, он снимал опалубку, подкапывал снизу яму, и бетонный ко-роб под своей тяжестью опускался на глубину подкопки. Сверху на этом коробе, Паша снова делал опалубку, и заливал ее очередной порцией бетона, очередной короб, как бы был продолжением первого, снова снизу подкапывал грунт, и короб опять под сво-ей тяжестью опускался ниже. Постепенно яма, на всю глубину, обрела бетонные стен-ки. Так он дошел до воды, которая была на глубине чуть больше двух метров. После у него в колодце постоянно было около метра мутной, грунтовой и холоднющей воды, годной лишь для полива, да и только после того, когда она согреется в наружной емко-сти. Паша работал, работал на «севере», и вдруг пропал, супруга иногда приезжала, но мы не общались и не встречались, дача его приходила в упадок. Супруга его, что-то сажала по весне, приезжая с дочкой, а потом и вовсе забросила дачу. Как-то, увидев ее, спросили, что с Пашей, она рассказала, что Паша нашел на «севере» женщину, мо-ложе ее, по-моему, работавшую там поварихой. Конечно, Пашу можно было понять, его жена, с которой он до этого жил, превратилась в толстую, плохо следящую за своей внешностью, женщину, главной целью которой, была физическая работа на даче. По-том, как-то раз я встретил Пашу, он приезжал что-то забрать из своих вещей, но разго-вора про жизнь и его развод у нас не получилось, да я и не стал мучить его вопросами, так, обменялись общими фразами, и расстались. Напротив нас, через дорогу, дачу приобрел молодой парень Валера, с женой Леной, конопатой, плотной, веселой тол-стушкой, у них была дочка, школьница, 5 или 6 класса. Валера работал в какой-то орга-низации водителем грузовой машины, и имел возможность привозить различные ма-териалы для дачи. Экскаватором «Беларусь» выкопал яму под колодец, и им же опус-тил в нее три бетонных кольца, получился колодец, глубиной 3 и в диаметре до метра. Я иногда, но очень редко, в его отсутствие опускал в колодец воду для питья в пласти-ковых  бутылках, когда еще не было у нас холодильника, да раза - два брал по ведру воды, но поливать ей растения, пока она не прогреется, было нельзя. Слева от Валери-ной дачи кто-то купил участок, завез кирпич, выкопал траншею под фундамент дома, потом сложил кирпич в два штабеля, осталась кучка битого кирпича, но больше на этом участке, пока мы не продали свою дачу, никто не появлялся. Участок постепенно зарос травой, амброзией, полынью под два метра высотой, и стал рассадником семян сорняков на соседние дачи. Он стал также прибежищем отходов с соседних дач в виде ботвы от картофеля, тыквы и других растений, и различного мусора, который мешал на даче. Даже я, увидев эти появившиеся отходы, тоже пару раз выбрасывал, несгорае-мую сырую ботву на этот участок, но сбрасывал ее в траншеи, где они быстрее сгниют. Справа от Валериной дачи, участок купил состоятельный мужчина, он в короткий срок, по-моему, за два сезона, построил двухэтажный дом, огородив участок красивым, не-высоким, металлическим забором, проложил бетонированные дорожки, посадил не-сколько деревьев, и, как оказалось, делал все это для продажи. Участок купила семья татар, у них были дети, внуки, они приезжали обычно по воскресеньям, наверное, ра-ботали, так, как по виду им было около пятидесяти лет. Дети приезжали на своей ма-шине, иногда с детьми, а иногда их детей привозили их родители. На даче они, в ос-новном, отдыхали, на огороде работало лишь старшее поколение. Сзади нас участок купили пожилые, муж и жена, но она на даче появлялась редко, а потом совсем про-пала. У них был сын, он где-то учился, вначале они втроем добирались на дачу на ав-тобусе, а потом сезона через два, купили, как с гордостью, сказал мне сосед «технику», это была знаменитая «Ока». Потом сын, завершив учебу, устроился на хорошую работу снабженцем в вазовской системе, женился, и построил деревянный сборный дом, в два этажа. Отец стал редко приезжать, а потом я узнал, что он помер. Потом у сына родился ребенок, по-моему, в один год с нашим Женей, и когда мы привозили своего внука на дачу, они иногда общались друг с другом через сетку нашего забора. Наш Же-ня выглядел красавцем, по сравнению, с соседним мальчишкой. Нашим ребятам не нравилась наша дача, вернее место, где она находилась, поэтому они приезжали сюда редко, да и то, иногда, чтобы помочь вскопать огород. Копали они землю, чтобы быст-рее сделать работу, почти так же, как тот тракторист, оставляя неразбитые комки зем-ли, которые мы после них крошили лопатой. Один раз всего приезжала Оксана с Оле-гом и Женей, на нашей машине, покушали ягод, побыли недолго, и мы, немого пора-ботав на огороде, и собрав ягоды, отвезли их домой. Недалеко от нашей дачи, рядом с дорогой был небольшой ручей, поросший камышом, это все, что осталось от когда-то протекавшей здесь речки Сускан, и дачники, любители рыбалки, ловили в нем караси-ков, в основном для кошек. Карасики эти были небольшого размера, и помещались на ладошке, даже не закрывая ее. Я иногда, сделав необходимую работу на участке, на-копав червей в навозе, а то и в земле, ходил на ручей отвести душу. Место для рыбал-ки там найти бывало трудно из-за множества рыбаков, большой процент которых со-ставляли дети и даже женщины, приходилось проходить в конец ручья, где глубина была минимальная, сантиметров 15 – 20, иногда меньше. Но когда клевала рыба, ото-рваться было невозможно, хоть и мелкая, но процесс захватывал. Бывала иногда со мной и Галя, азарт ее захватывал, как матерого рыбака, увести ее оттуда было трудно. По весне, когда талая вода заливала всю пойму бывшей речки, попадались карасики величиной с ладошку и даже больше, приплывшие из ближайших водоемов. Вот тогда найти место на берегу для рыбалки и вовсе не представлялось возможным. Как-то раз мы поехали на рыбалку с ними на озерко, недалеко от канала, рыборазводной систе-мы Сускана, севернее деревни Выселки. На озере мест, чтобы подойти к воде почти не было, было одно, да и то надо было бросать удочку, через заросли камыша, и крючок постоянно за него цеплялся и обрывался. Тогда мы пошли все на канал, благо он был совсем рядом, редко клевали мелкие карасики, и вот тут Олег с Оксаной поругались, причину не знаю, в общем, Оксана даже пошла пешком по полю к дороге. Мы быстро собрались и поехали вдогонку за ней, в машине они резко поговорили, а потом долго молчали, но, в конце концов, помирились. Вообще про рыбалку можно было написать много, сейчас все не упомнишь. Однажды поехали на рыбалку с ребятами на нашей машине, на облюбованные нами лесные озера, южнее поселка Прибрежный. Только мы свернули с Самарской трассы в направлении этого поселка, как машина сломалась. Внешний осмотр двигателя машины не дал результатов, все, казалось бы исправно, но машина не хотела заводиться. Мы все Галя, Олег, Оксана и я, вытолкали машину из-под моста, где была устроена развязка дороги, на съезд с основной трассы в поселок При-морский. Ребята и Галя уехали на автобусе, а я достал буксирный трос и стал ловить попутку, чтоб отбуксировать мою машину в гараж. На следующий день ко мне в гараж пришел, мастер и быстро определил, что порвался приводной ремень от коленвала к распределительному валу, он его заменил и двигатель завелся, а я вздохнул с облегче-нием. Новый 2007 год тоже оказался «урожайным» на кардиологию, апреле я лежал с 6 по 13 число, и в мае «загудел» снова, решив проверить свой биологический возраст, там одним из тестов, которые надо исполнить, было приседание 30 раз. Я по утрам приседал раз по десять, а тут тридцать, и я присел! Вечером, часов в одиннадцать, ме-ня увезла «скорая» в кардиологическое отделение. Пролежал я пять дней, и 1 июня 2007 года меня выписали. Рыбалка! Какое это прекрасное занятие, даже тогда, когда начинаешь, не только, собираться, а только начинаешь думать о ней, она посто-янно манит меня. Всякий водоем, увиденный мной, интересовал меня, прежде всего, наличием в нем рыбы, даже неважно какой. Где мы только не рыбачили  за эти годы! Галя тоже пристрастилась к рыбалке, и оторвать ее от этого занятия было проблема-тично. Приехав на водоем, она просила меня побыстрей настроить ее удочку, все ос-тальное для нее переставало существовать, особенно, когда клевало. Несколько раз мы с Галей, при поездках на рыбалку, попадали в грязь, буксовали, и Гале приходилось одной толкать машину, из-под колес которой летела жидкая грязь, забрызгивая ее с ног до головы. На прудах западнее деревни Ташла, я их обнаружил по карте, мы про-бовали ловить, но рыба там была привередливая, клевала плохо. Но там за прудами, по поросшему деревьями оврагу, нам пришлись по душе места, где на склонах оврага среди деревьев мы находили грибы. На лесных опушках вдоль высоковольтной линии передач, и полянах в лесу, поросших травой, росла дикая клубничка, краснобокая, разного размера ягода, да местами в таком количестве, что ступить на землю, не на-ступив, на ягоды было невозможно. На противоположном склоне, в некоторых местах негусто росла земляника, ее красные, немного заостренные книзу ягоды, насыщали волшебным ароматом рот, когда набрав их с горстку, я отправлял это чудо природы в рот, но чтобы найти такое количество, надо было походить, да походить по склону. Почти каждый год мы потом ездили туда в июле, когда эти ягоды поспевали. Послед-ний раз, в 2008 году, мы, подъехав к заветному оврагу, обнаружили на левом склоне, там была ровная площадка, среди деревьев был разбит палаточный лагерь, откуда до-носились детские голоса. Поняв, что здесь больше нечего  делать, развернулись и по-ехали искать другие места. Бывали мы и на пруду возле деревни Бинарадка, распола-гался он на дне глубокого, оврага, рядом проедешь, и не заметишь. Первый раз мы долго плутали, пока не увидели в ложбинке, рядом с дрогой, стоящую машину. Подъе-хав ближе, разглядели, что эта дорога проходит по невысокой плотине, откуда откры-вался вид на узкий, с крутыми склонами овраг, заполненный водой. Ловился там ка-рась размером чуть больше ладошки, место было голое, ни деревьев, ни кустов, а во-круг оврага колхозные поля. Первый раз были мы там с Олегом, а второй приехали с Галей, и даже заночевали, поставив палатку. Ночевка прошла спокойно, с нами был наш верный, бдительный сторож Шарик, а утром приехал Олег с подругой Женей на машине, и мы половили с утра, пообедали, искупались и поехали домой. Бывали мы и около д. Лопатино, там были брошенные пруды для разведения рыбы, где можно бы-ло что-то поймать, но потом они были закуплены частниками. Не зная об этом, мы по дороге с колдобинами, еле подъехали к первому ближнему пруду, и я, пробравшись через камыш поближе  к воде, забросил удочку. Сразу поймал карася, Галя стала дос-тавать свою удочку, но в это время нас предупредил проходящий мимо мужик, что мы ловим в частном пруду, хозяин может приехать, будут неприятности, и мы уехали в де-ревню. На ее окраине были небольшие поросшие камышом прудики, где можно было порыбачить, но там ничего не клевало. Несколько раз ездили в д. Верхний Сускан, не доезжая до него, почти на повороте асфальтированной дороги перед фруктовым са-дом, поперек дороги, протянулись, неширокой лентой, искусственно созданные, пру-дики. С дороги справа и слева, были видны, стоящие по берегам машины, и фигурки рыбаков, сидящих у воды. Я насколько раз, в том числе, и когда, ездили за яблоками в сад, съезжал с дороги, и пробовал рыбачить, но ничего там не ловил, хотя рыбаки, си-девшие на берегу, говорили, что рыбачат здесь карася. Как-то раз поехали в эту дерев-ню на рыбалку с Олегом и взяли его сына Женю, он, по-моему, учился в первом, или во втором классе. Нам рассказали, как проехать к прудам, где рыбаки ловили помногу ка-рася, клевал он, как они говорили на все, что не насадишь на крючок. Когда мы, про-ехав деревню Верх. Сускан, спускались с пригорка по дороге, ведущей к прудам, за-росшим камышом, увидели вереницу машин, стоящих справа и слева дороги, которая изгибаясь, правее камыша уходила вдаль, и скрывалась за поворотом. Найти место между машинами, было сложно, проехав метров 300, мы, наконец, втиснулись в про-межуток между машинами и стали готовить снасти. Я готовил удочки для себя и для Гали, Женя тут же крутился между нами, смотря, как папа собирает удочку. Вдруг, раз-дался негромкий хруст, мы повернулись к Женьке, у Олега мгновенно отвисла челюсть. Его сын наступил на его гордость – фирменный поплавок, который он купил накануне за 100 с лишним рублей и хотел нам показать настоящую рыбалку с новым сверхчувст-вительным поплавком. Один конец поплавка торчал вертикально вверх из-под Жень-киного ботинка, а второй был под ним. Олег еле сдержался, хотя его огорчению не бы-ло предела, чтоб не дать сыну подзатыльн6ик. Поплавок был действительно классный, его тонкий стержень имел в длину сантиметров 30, в нижней части поплавка, на утол-щении имелись бронзовые кольцевые грузики, позволявшие изменять грузоподъем-ность поплавка. В сердцах Олег бросил удочку на землю, а потом сказал, что у него пропала охота ловить здесь рыбу. Мы собрались и поехали через деревню на асфаль-товую дорогу. Подъехав к прудам, пересекавшим дорогу, свернули с нее и останови-лись, приметив неплохое место между зарослями кустарника на берегу. Мы с Олегом размотали две мои удочки и, забросив снасти, уставились на поплавки. Тем временем Галя расстелила подстилку, и, разложив еду, пригласила перекусить. Так как поплавки стояли неподвижно, мы присели у «скатерти самобранки». Перекусив, собрали удочки, так как за это время ни разу не клюнуло, и поехали на пруд у деревни Сосновка. По до-роге увидели среди поля, что-то похожее на прудик, и свернули туда. Подъехав ближе, действительно увидели небольшой водоемчик, со следами коровьих копыт, и в неко-торых местах рогатульки для удочек, значит, здесь бывали рыбаки. Глубина прудика была небольшая сантиметров 50, не больше. Из воды то тут, то там торчала раститель-ность, но и были прогалы между нее, куда можно было забросить удочку. Пошли пер-вые поклевки, и стали попадаться карасики величиной с ладошку, и мы воспаряли ду-хом, так как нам была неважна величина рыбы, а важен был процесс рыбалки. Поло-вив часа два, сжалились над Женькой, которого рыбалка никак не прельщала, да и он, вероятно, чувствовал свою вину, испортив настроение отцу, не брал удочку, хотя я ему предлагал, он, то сидел в машине, то слонялся по берегу, не зная чем заняться, и по-ехали домой. По несколько раз в году мы ездили с Галей на Хрящевскую плотину, ко-торая отделяла рыборазводные чеки от водохранилища. Еще работая в училище, я по-знакомился с одним из начальников участка, Хрящевского рыбокомбината. Несколько раз он разрешал половить рыбу в охраняемой зоне, не в рыборазводных чеках, а в во-доеме, подпитывающим водой, эти чеки, куда насосной станцией, стоящей на плотине, закачивалась  вода из водохранилища, а потом водой из этого водоема пополнялись рыборазводные чеки. На пенсии эта связь оборвалась, да я и не пытался ее продол-жить, так как мы иногда неплохо ловили с плотины в водохранилище. На плотине, воз-ле насосной станции, с той стороны, где происходит забор воды из водохранилища, справа и слева, почти всегда, когда мы приезжали, было много рыбаков. Но, все же, мы находили местечко, втиснувшись между рыбаками. Они, в основном, ловили на пружинку подлещиков, густеру, иногда брал карась, а мы пробовали ловить на обыч-ную удочку. По примеру этих рыбаков, я сделал два спиннинга с пружинками, и потом приезжая, иногда закидывал эту снасть, а Галя ловила обычной удочкой на червя, или на тесто, или на опарыша. Приезжали и рыбаки, охотившиеся с плотины, напротив на-сосной станции, на спиннинг за хищниками, и некоторые, было видно, что-то ловили, скорей всего окуня. Несколько раз я видел, как с моторки мужик бросал спиннинг. Я тоже пробовал несколько раз блеснить, но удача не была благосклонна ко мне. Потом я как-то встретил бывшего преподавателя с училища, пенсионера, и он подсказал мне еще одно место, не доезжая плотины, надо свернуть с основной дороги к дачному массиву, и там можно половить карася в заброшенных чеках и в канале. Проезд на че-ки был закрыт, сидел сторож у шлагбаума, который сказал, что здесь платная рыбалка. Мы проехали дальше, мимо дачного поселка и увидели справа от дороги в кустах па-цанов с удочками. Решили посмотреть, что они ловят и где. За кустами был ров, на дне которого была видна вода, как сказали нам пацаны, что это сточный канал из рыбораз-водных чеков, и ловили они небольших карасиков, размером, где-то, с пол-ладошки. Вместе с водой, которую спускали из чеков, в канал попадали карасевая мелочь. Не-много проехав по дороге, мы увидели место, где можно было половить рыбу в водо-хранилище. Это был, вероятно, в прошлом небольшой причал для прогулочных кате-ров, но сейчас у причальной стенки глубина была менее метра, и сколько раз мы не приезжали, никаких катеров не видели. С причала рыбаки, в основном, ловили на пру-жинку, ставя одновременно по несколько закидушек, а мы ловили на удочку, но кле-вали только бычки. А когда я в канале попробовал опустить малявочник с куском хле-ба, то подняв его, увидел в сетке много живцов, которых мы потом сажали на крючок, и на них клевал окунь. Иногда, двигаясь порыбачить на плотину, заезжали на этот ка-нал, чтоб наловить живцов, и ловили с плотины окушков. Вообще-то на живца мы с Га-лей ловили не в первый раз. Выезжая порыбачить на Волгу, по объездной дороге, мы останавливались у Васильевских озер, и в малом озере справа у дороги, я на малявоч-ник ловил живцов, и в канне везли их на сливную плотину, у ГЭС. Раньше в девяностых годах не запрещалось отдыхать в прибрежном леску под сливной плотиной, и мы, как и многие другие горожане, частенько приезжали на машинах туда, кто-то рыбачил, а в основном люди отдыхали, загорали и купались, кое-кто жарил шашлыки. Галя остава-лась у машины одна или с Женькой, когда он был у нас, а я выходил к воде на камен-ную насыпь, и там, с подкормкой, ловилась хорошая плотва, язь и на живца окуни. Часто мы бывали на полуострове Копылово, там было много мест для рыбалки. Внача-ле   мы частенько приезжали в конец полуострова, там иногда ночевали, и в основном загорали, купались. Правда в этой части полуострова на Волге, когда был жор чехони, рыбаки ловили ее на резинку, а у нас, мы даже, как то бывали там с Сашей, и пробова-ли ловить, ничего не получилось, поймали штуки две - три. Зато я ходил на небольшой, в тени деревьев и кустов, пруд в центре полуострова, там после весеннего разлива клевали окуньки и плотвички, а к лету оттуда все живое выгребали сетями. Иногда я ходил на разведку на противоположный берег, где был судоходный канал, но там надо было приспосабливаться, а с налету поймать приличную рыбку было сложно. На Ко-пылово было еще одно место, где останавливалось много рыбаков, это каменная гря-да, узкой полосой вдающейся в Волгу. Гряда, заставляла течение изменять направле-ние и вода за грядой, как бы закручивалась и была все время в движении. Течение бы-ло небыстрым, здесь собиралась разная рыба, сюда приплывали и хищники поживить-ся легкой добычей. Не гряде было много мест, где располагались рыбаки. На удочку, со скользящим поплавком, ловилась в этом месте некрупная, 15-20 сантиметров, чехонь, сорожка, окуньки и верхоплавка. За этой мелочью охотились крупные хищники, вспле-ски которых иной раз нарушали водную гладь, и стайки рыбешек, выпрыгивая из воды, разбегались от них в разные стороны. Вначале мы с Галей ловили на обычные попла-вочные удочки, но результаты были довольно скромные. Я пробовал ловить на живца, привозя его с Васильевских прудов на объездной дороге. Как-то по дороге на Копыло-во, заехав в рыболовный ларек, на остановке «Жигулевское море», встретил там, быв-шего прапорщика Чернышева А. служившего в боупе в училище, содержавшего этот ларек, которому я, еще работая в училище, подписал документы на квартиру. Я об этом и не помнил, а он рассказал, как это произошло. Зам по тылу Рыбальченко, кото-рый возглавлял жилищную комиссию, сказал Чернышеву, что он не получит квартиру, так как он ее не «заслужил», зам по тылу не нравилось независимое поведение Чер-нышева, что тот не лебезит перед ним. Я по службе несколько раз встречался с Чер-нышевым, мне он казался одним из лучших прапорщиков училища. Когда он пришел ко мне, как исполняющему обязанности начальника училища, с рапортом на получе-ние квартиры, я вызвал секретаря жилищной комиссии. И тот сказал, что есть квартира в Комсомольском районе, что туда офицеры  не желают идти, так как она находится очень далеко от училища, и добираться на работу будет сложно, а, тем более, Комсо-мольский район не перспективный по сравнению с Автоградом и старым городом. Чернышев же с радостью согласился жить в этом районе, и я подписал документы. Как рассказывал он, Рыбальченко был в бешенстве, что его обошли, и Саша, помня мою бескорыстную доброту, обеспечил меня скользящими поплавками, крючками, хоро-шей леской. Надо сказать, что он мне постоянно помогал наживкой (черви, опарыш, зимой мотыль, несколько раз я брал у него даже мороженого малька) и рыболовными снастями. Подарил он мне несколько удочек, спиннинг, катушки, все это он давал мне в благодарность за бесплатную квартиру, хотя я его об этом не просил. Однажды мы поехали по объездной дороге на рыбалку на Хрящевскую плотину, не доезжая поворо-та с трассы, я занял левый ряд и стал двигаться к нему, несколько снизив скорость. Вдруг сзади на большой скорости подлетел белый «жигуль», третьей или шестой мо-дели, и, чуть ли не упираясь бампером мне в багажник, стал моргать фарами, явно требуя уступить ему дорогу. До поворота оставалось метров сто – сто пятьдесят, поло-сы справа были заняты машинами, и я, включил левый поворотный фонарь, показы-вая, что я намерен повернуть налево. «Жигуль», резко прибавив скорость, обошел ме-ня справа, и, задним левым боком багажника, стукнул мое правое крыло, и помчался через перекресток. Я еле удержал машину, так как ее бросило вначале влево, затем вправо, и затормозил перед поворотом, и хорошо, что сзади не было других машин, а то бы возникли еще проблемы. Я увидел, что из машины, которая остановилась за по-воротом вышли двое парней лет под тридцать и направились ко мне. Я тоже вышел, и спросил их, за что они меня стукнули, они вначале стали было говорить, что я не усту-пал дорогу, на что я заявил, в честь чего я должен уступать дорогу, если я поворачиваю налево. Мы с Галей записали номер машины, а водитель, один из парней, показал мне милицейское удостоверение, его фамилию я тоже записал. На моей машине от удара на крыле была небольшая вмятина и разбит поворотный фонарь. Виновник попросил меня не вызывать ГАИ, и предложил поехать к его друзьям в Васильевку, там мне от-рихтуют крыло, а поворотник он привезет мне завтра. Крыло мне подрихтовали, но его друзья, как мне показалось, были люди из криминала, какие-то темные личности, не-добро глядевшие в нашу сторону, а мент вел себя так, словно был своим человеком среди них. Я уже пожалел, что согласился заехать к ним, желал, чтоб это мероприятие быстрей закончилось. Когда мне показали отрихтованное мое крыло, на котором было много изъянов,  я не стал придираться, и, выслушав заверения мента, что завтра мне привезет мне поворотный фонарь, я поскорей покинул это злачное место. Назавтра, я не дождался этого мента, и, на следующий день, написав заявление, поехал в Ставро-польский РОВД. Там быстро нашли виновника, который после беседы с начальником, на следующий день привез поворотник, и я написал записку его начальнику, что пре-тензий к этому менту не имею. Событие, вроде бы незначительное, а нервы пришлось помотать изрядно. Чаще всего, особенно в последние 2006-2008 годы, мы ловили на небольшом, водоеме, среди полей, колхоза им. Менжинского. Этот водоем был частью оросительной системы, от которого питающей каналы, на которых стояли механизмы разбрасывающие воду по полям. Этот водоем был сравнительно небольшой, почти круглой формы, в диаметре метров 100-150. Его дно было выстелено каким-то плот-ным темным материалом, не пропускающим донный ил в воду, которая из водоема по каналам подавалась к насосной станции, и далее в механизмы орошения. Водоем на-полнялся водой из Волги по бетонным каналам, вместе с водой попадала и рыба. Нас привлекал этот водоем тем, что до него от дома около 20 км. К нему идет бетонная до-рога, и сам водоем расположен рядом с этой дорогой. В водоеме раньше водились окуньки, плотвички, а последние годы развелся карась. Караси были небольшие с дет-скую ладошку величиной, к осени они подрастали с мою ладошку. Ловить было инте-ресно, когда водились окуньки, то мы, наловив тут же их мальков, сажали их на крю-чок, и клевали «матросики» чуть больше ладошки. Когда остались одни караси, тоже было интересно, карась клевал охотно, хоть небольшой, но нам важен был сам про-цесс, а не количество, хотя иногда ловили удачно, и Галя, чистя дома рыбу, шутя, воз-мущалась, ну почему нельзя было вовремя остановиться. В 2009 году у меня стало ухудшаться зрение, и ездить на машине стало все труднее, мы взяли с собой Юрия Алексеевича Курбатова, моего бывшего сослуживца по Камышинскому училищу, он преподавал тактику у меня на кафедре. После демобилизации он оставался жить в Ка-мышине, потом переехал в поселок Котово, а потом, продав там квартиру, приехал жить в Тольятти. Взяв ипотеку, купил квартиру, устроился работать сторожем в детсад, и только, почти полгода спустя, позвонил мне домой. Я пришел к нему в садик на де-журство, было воскресенье, в садике никого не было, поговорили, я пообещал помочь ему устроиться в мой бывший ЧОП к Семенычу. После моей рекомендации его взяли охранником. Он частенько звонил, и предлагал совместно порыбачить, и мы как-то раз взяли его на этот водоем. На нашем месте вначале небольшой площадки, поросшей травой, которая узкой полосой, метров 5-6, тянулась вдоль дороги от начала водоема, откуда выходил канал подающий воду на насосную станцию, никого не было. Вдали ближе к концу  водоема, куда впадал канал, подающий воду в этот наполнительный водоем, стояло несколько машин и рыбаков, ловивших с берега. Мы встали, как обыч-но справа от небольшой поросли камыша, росшей в воде у берега, Галя ближе к ка-мышу, а я метров пять правее, почти у канала. Курбатов устроился левее Гали за ка-мышом. Ветерок и солнце своими бликами на волне мешали ловить, но потом Галя, а затем Юра стали ловить небольших карасиков, чуть меньше ладошки. Я ловил на обычную удочку без поплавка, переделав ее в закидушку, изготовив небольшое конус-ное грузило, с впаянной в него металлической проволокой виде сетки, для заполнения кашей, и оснастил грузило двумя поводками с крючками. Закидывал я свою снасть на 25-30 метров, где обитали карасики чуть крупнее, чем у берега. Падая на воду, грузило освобождалось от каши, которая, опускаясь на дно, привлекала рыбу. Еще одно досто-инство моей закидушки было в том, что я, как писал выше, стал плохо видеть и ловить с поплавком я не мог, так, как далее трех метров поплавок я не видел. Я ловил «на слух», и на колебания кончика удочки. Забросив снасть, я натягивал леску, удочку ста-вил почти вертикально, с небольшим наклоном к воде, и смотрел на кончик удочки, и при поклевке, видел его колебание, и ощущал рывки лески, когда рыба хватала при-манку, оставалось вовремя подсечь. У меня что-то клюнуло но я прозевал поклевку сразу последовала вторая и я подсек почувствовав на крючке рыбку. Перед берегом за грузило понацеплялась трава тащить снасть стало труднее и из воды показался бурый травяной ком и рядом на поводке мотался небольшой карасик Я волоком не поднимая снасть вытащил весь этот ком на берег подальше от воды, и только из под него под-прыгнула солидная рыбина. Я прижал руками рыбину, чтоб не свалилась в вводу, и, подошедшая Галя, помогла освободить мой трофей от травы. На моей закидушке по-палось сразу два карася, один величиной с ладошку, а второй в два раза больше, как выяснилось дома, весил он ровно один килограмм. Подошел Курбатов, и стал восхи-щаться моим уловом, и смотрел на нас с недоверием, ведьмы по дороге сюда завери-ли его, что в этом водоеме, крупной рыбы нет. Я и сам удивлялся, ведь такая крупная рыба не сможет попасть из Волги в каналы, через закачивающие насосы. Значит, эта рыбка спокойно росла здесь не один сезон, пока не попалась мне на крючок. Ловили мы еще на двух прудах среди колхозных полей, один южнее дачного массива «Зеленая даль», где была наша дача, второй несколько километров севернее, справа от дороги на Хрящевку. Южный пруд, вероятно, планировался для орошения, как накопительный водоем. Он создавался на основе оврага, поросшего редкими деревьями и кустарни-ком, вокруг которого были возведены дамбы. Овраг был заполнен водой, по берегам, среди кустов было много мест облюбованных рыбаками, с торчащими кое-где рога-тульками   для удочек. Клевал здесь карась с ладошку и меньше, но по уловам, кото-рые увозили домой рыбаки, запасы, водоема, было очевидно, скоро иссякнут. Водоем, в принципе, был неплохой, единственны минус был в том, что если пойдет дождь, пре-одолеть крутые дамбы, будет довольно сложно. К нему можно было проехать со сто-роны дачного массива, по пыльным проселочным дорогам. Были мы на нем несколько раз, и ловили небольших карасиков, но больше по душе нам пришелся тот северный пруд, что по дороге на Хрящевку. Он был естественного происхождения, немного овальной формы, и тоже в диаметре метров 100-150. С одной стороны метрах в пяти-десяти было пахотное поле, с других сторон были редкие посадки деревьев, и вдали просматривался небольшой лесок, там, за ним, я смотрел по карте, начинались рыбо-разводные чеки. С асфальтовой дороги к пруду вела проселочная дорога, идущая вдоль посадки, и через пару километров, слева, под прямым углом подходила еще по-садка, вдоль которой шла дорога к пруду. В будние дни рыбаков бывало немного, и можно было свободно найти местечко среди кустарника, правда, облюбованное нами место в начале пруда, бывало иногда занято, вероятно, рыбаки или раньше нас вста-вали, или оставались на рыбалку с ночевкой. Пруд был, как бы, в небольшом углубле-нии, ветер не особенно хулиганил над водной гладью, у берегов за кустами, всегда можно было найти затишье. Мы приезжали на этот пруд несколько раз в будние дни, но однажды приехали в воскресный день, и ужаснулись. На пруд приехало столько рыбаков, что были заняты не только облюбованные рыбаками постоянные места, но буквально весь берег был занят стоящими машинами и рыбаками. Мы объехали по периметру весь пруд, в надежде найти промежуток между машинами, где можно бы-ло встать и порыбачить, но ничего не нашли, машины стояли одна от другой не более пяти метров. С досадой, что не удалось пристроиться на берегу, поехали на наш, об-любованный прудик в колхозной оросительной системе, только заехали уже с другой стороны, с дороги, ведущей с д. Выселки на поселок Луначарский. Время, конечно, по-теряли, но зато порыбачили, поймав десятка полтора небольших карасиков. Как-то раз, когда был еще живой Шарик, мы попали на старицу под селом М. Рязань. Это бы-ла когда-то, вероятно, протока, со временем превратившаяся в продолговатое, неглу-бокое озеро среди леса, росшего по берегам Волги. Нашли мы его просто случайно, на карте среди леса южнее села были видны небольшие протоки, но дорог к ним на карте не было. Мы, наугад, спустившись за дачным массивом к лесной посадке по малона-езженной дороге, проехали по ней по поросшему, в некоторых местах, кустами полю, въехали в посадку, и вскоре перед нами, на опушке леса, блеснула вода, и среди ка-мыша показалась протока. Остановившись на берегу, осмотрелись, оказалось это не-большое озеро, которое мне понравилось. Два рыбака, вероятно с дачного массива, собирали снасти, и вскоре ушли пешком. Мы решили здесь заночевать, было немного страшно, но с нами был Шарик, и это вселяло уверенность, что все будет нормально. Я настроил удочки, и Галя начала ловлю. Достал лодку и, накачав ее, взял спиннинг,  по-плыл по озеру, бросая блесну вдоль берега, но поклевок не было. Мешал моей рыбал-ке ветер, который сносил лодку, не давая точно забросить блесну, отчего она постоян-но цеплялась за камыш или траву, а по центру протоки поклевок не было. Проплыв по всей протоке, так и ничего не поймав, я вернулся к нашей стоянке. Галя тоже ничего не поймала. Впечатление такое, что в озере рыбы нет, но ушедшие рыбаки, да и рогатуль-ки стоящие на берегу, опровергали это мнение. У меня были с собой две косынки, и я поставил их среди камыша у нашего берега. Пообедав, попробовал ловить на удочку, но поклевок не было, и я поехал проверить косынки. В них, на удивление, было не-сколько плотвичек больше ладони, и пара таких же окуней. Оставив косынки, только передвинув их на несколько метров подальше от старого места, поехал к Гале чистить рыбу. На ужин у нас была классная уха! Я развернул сиденья для ночлега, и Галя посте-лила в машине. Ночь прошла спокойно, если не считать, что вечером, уже перед сном, заехала машина, с сидящими в ней парнями, и, проехав по берегу, развернулась и уе-хала прочь, под сопровождающий лай Шарика, который не выносил посторонних, приближавшихся к нашей машине. Утром, когда рассвело, я потихоньку вылез из ма-шины, и стал бросать спиннинг, прямо с берега, стараясь вести, блесну ближе к камы-шу, стеной стоящего у берега. Несколько пустых забросов, и вот при очередной про-водке, прямо под небольшим мостиком, на котором  я стоял, блесну схватила щучка, небольшая, где-то с полкило, я, даже не успев подумать, что делать, машинально вы-бросил ее на берег. Разбудил Галю, и показал трофей, она обрадовалась, и мы сфото-графировались по очереди, держа щуку на спиннинге, а Шарик равнодушно взирал на это событие. До обеда больше ничего не поймали, и, пообедав, собрались домой. Еще хочу рассказать об одном приятном для меня искушении, при поездках на рыбалку в район заповедника «Самарской лука». По дороге на Сызрань, несколько километров южнее Жигулевска, на повороте в заповедник, стоит, заметный издалека, указатель в виде декоративного петуха, указывающий направление на Жигулевскую птицефабри-ку. Повернув налево с основной дороги, через километр, сразу за железнодорожным переездом, справа от дороги, стоит небольшой магазин и рядом ворота птицефабри-ки. Напротив магазина, на другой стороне дороги, стоят самодельные столы, на кото-рых разложены горы копченых куриц. Галя плохо переносит запах копченостей, осо-бенно рыбы, и надо сказать, даже жареную рыбу, кроме окуня и судака, тоже не может терпеть, тут копченые куры! Мы покупали кур иногда, когда ехали на рыбалку, но ино-гда и по дороге домой. Тогда, отъехав от этого минирынка подальше, останавливались в стороне от дороги, потому, что аромат, идущий от копченой тушки, притягивал к ней все мои мысли, и я желал только одного, съесть мои самые лакомые места: гузку, кры-лышко и мясо рядом с гузкой, белое мясо меня не интересовало. Галя, зная мое при-страстие к копченостям, жертвовала своими чувствами, и с отвращением, но все, же съедала пару кусочков, вместе со мной, еще теплой и сочной курицы. Косточки доста-вались Шарику, который с вожделением смотрел, как мы поедаем лакомство, он кос-точки грыз, как семечки, надо сказать, что с первых дней жизни у нас, мы его кормили пищей, которая оставалась после нас, и давали то, что сами ели, специально для него не готовили, и не покупали собачий корм. Утолив этот внезапный аппетит, вымыв руки, чтоб запах не раздражал Галю, ехали дальше. На ужин Галя подогревала остатки кури-цы, и мы вдвоем с Батуней старались доесть эту «вонючку», как выражалась Галя, она уже к ней не притрагивалась, отведав по дороге. Самое необычное приключение слу-чилось на самой интересной и, запомнившейся на всю жизнь, рыбалке на острове по-среди Волги, в районе той же деревни Малая Рязань. У Олега друг, то ли школьный, то ли институцкий, несколько раз приглашал его на рыбалку на остров. Остров был не-большой по ширине метров 20-30, в длину метров 150-200, поросший кустами ивняка, которые чуть защищали от солнца и ветра. Там у друга было забронировано место не-большая полянка с внутренней стороны острова. Метрах в пятидесяти от этой полянки на небольшом удалении друг от друга, вдоль берега, располагались еще две или три семьи, знакомые товарищу Олега. Они следили за тем, чтоб в отсутствие «хозяев», по-сторонние не могли бы занять полянки. Олегу эти места понравились, с той стороны острова, где были расчищены среди кустов полянки, была протока, поросшая камы-шом и травою. Она отделяла этот остров от большого острова, на котором росли боль-шие деревья, и вдоль его берега тянулась протока без травы, по которой моторки про-езжали с Волги к своим полянкам. Полянка товарища Олега была самая крайняя, дальше были густые заросли ивняка, переходящие в заросли сплошного камыша, там остров заканчивался. Олег, в то время, не так давно купил импортную надувную лодку с мотором, и они с другом пару раз ночевали на острове, и рыбачили с лодок на спин-нинг. Олег предложил нам с мамой отдохнуть несколько дней на острове, и мы согла-сились. Взяв с собой снасти, продукты, приехали с Олегом на берег Волги, там была площадка, где был вагончик для сторожей, охранявших стоянку машин, здесь, по-моему, была пристань для небольших рейсовых и прогулочных кораблей. Олег пере-вез нас на остров, и я отвез его на лодке обратно на стоянку, и возвратился на остров. Управлять самому лодкой с мотором было вначале сложно, но постепенно я приноро-вился, и приплыл без особых происшествий. Место нам очень понравилось, поставили палатку, перекусили. В заросшей протоке рядом с нами, можно было ловить на попла-вочную удочку, но мешала трава, росшая по всей протоке. Я отъехал на лодке от бере-га метров на 5-6 и расчистил небольшое местечко для забрасывания удочки, чтоб Галя могла ловить рыбу с берега, а сам поехал на чистую протоку побросать спиннинг вдоль камыша. Хищники не клевали, и я  взял в руки поплавочную удочку. Поклевка и плотва величиной с ладошку забилась на крючке. За несколько минут, я поймал четыре или пять хороших плотвичек и на очередном забросе, вытаскивая, клюнувшую рыбку, по-чувствовал рывок, на нее позарилась щука. Взбурлила вода, и моя удочка, согнувшись в дугу, стала леской резать воду, но долго это не продолжалось, и щука, ощутив сопро-тивление, отпустила добычу. Я вытащил из воды, даже не вытащил. рыбка на натяну-той леске, сама вылетела из воды, и упала на дно лодки. У меня от волнения ослабли коленки, и я пожалел, что это не был спиннинг. На боках рыбки были видны полосы от щучьих зубов, и не хватало чешуи.  Я вернулся с протоки в нашу заросшую заводь, про-бовал ловить на поплавочную удочку, но ничего не поймал, пытался подвесить живца на стоящую в воде, среди травы, палку, но живец запутывался в траве, или вокруг пал-ки, и толку никакого не было. На ужин у нас была уха, Галя тоже поймала пару рыбок. Вечером к нам подходили соседи, поздоровались, в общем, посмотрели, кто устроился рядом с ними и ушли. Ночь прошла спокойно, позавтракали, я собрался попробовать половить рыбу на другой стороне острова, где было течение, и вдоль того берега про-ходили корабли, там был фарватер.  На течении ловить было сложнее, поплавок быст-ро уплывал, и приходилось постоянно перебрасывать удочку. Клевали небольшие окуньки, у растущей, в некоторых местах, травы. Зато купаться на течении было прият-но, и, охладившись, пошел к Гале. Я выкопал ямку для продуктов, в ней, на глубине, было прохладно, и мы поместили туда консервы и кое-что из съестного. Вот только за-памятовал, то ли в этот день, то ли в следующий, перекусив, с собрался опять на Волгу, на течение. Галя хотела натянуть над импровизированным  столом на палки тент из легкого покрывала, я хотел ей помочь, но она сказала, что натянем тент позже, когда приду, и я пошел с Шариком купаться. Не успел я пройти шагов двадцать, как услышал истошный крик: «Слава!» Я бросился бегом к палатке, и увидел мою Галю, скорчив-шуюся и стонающую от боли. Одной рукой она поддерживала вторую, сильно распух-шую и посиневшую у локтя, у нее произошел перелом кости при падении на пенек, с которого она хотела привязать к палке тент. Пенек был высотой с полметра и толщиной 20-30 см. и она, не дотянувшись до конца палки, сорвалась с пенька, и со всего маху упала прижатой к телу рукой на пенек. Опять проявился ее упрямый характер, она все хочет сделать сама, чтоб не беспокоить кого-то. Ругать ее в этом состоянии было жес-токо, она с мольбой в глазах ждала помощи от близкого ей человека. Я знал, что в та-ких случаях руку нельзя шевелить, а нужно закрепить ее подручным материалом, в виде шины, и отправить  к хирургу - травматологу. Я нашел две плоских палки, примо-тал их к руке бинтом, и позвонил Олегу. Связь, на редкость, была хорошей, и Олег по-обещал вскоре приехать. Я быстро собрал Галины необходимые вещички, документы и мы поплыли на пристань. Лодка подпрыгивала на волнах, каждый толчок отдавался в Галиной руке, и она, стиснув зубы, морщилась от боли. Эти 15 или 20 минут нашей по-ездки давались мне тоже с трудом, мне было нестерпимо жалко мою Галку, да и мои навыки в вождении лодки желали лучшего. Но я, то ли от волненья, то ли от жалости к моей женушке собрался с силами, и справился с лодкой, вскоре мы причалили к бере-гу. Пока мы вылезали из лодки, к нам подъехал Олег, в глазах его была тревога, и он бросился помогать маме сесть в машину. Мы договорились, что Олег доедет до боль-ницы и вернется за мной, я к этому времени должен собрать вещи, и он заберет меня, и отвезет нас с мамой домой, в надежде, что маме, к этому времени сделают опера-цию. Они уехали, а я пустился в обратный путь, в душе была досада, что наш отдых на природе так бесславно закончился. Это была суббота, Олег хотел приехать на воскре-сенье порыбачить со мной, но все так неудачно сложилось. Я собрал пожитки, оставил продукты для Олега, он хотел, после того, как отвезет нас, приехать на остров порыба-чить, и поплыл на пристань. Вскоре подъехал Олег, и рассказал, что они еле доехали до Жигулевска, мама уже не могла терпеть боль, и он оставил маму в хирургическом от-делении Жигулевской больницы, отдав врачам тысячу рублей. Когда мы приехали в больницу, то увидели маму, сидящую на лавочке возле входа в отделение хирургии, ей поставили на место сломанную кость, и наложили гипс. Галя рассказывала, что когда Олег уехал, с ней стали заниматься два молодых врача, но кроме боли, которую они ей причиняли, не могли ничего сделать. Позвали пожилого хирурга, тот сделал все в луч-шем виде, наложил гипс, и, Слава Богу!, рука срослась и не напоминает о себе, тьфу, тьфу, тьфу, чтоб не сглазить! Олег отвез нас, домой, и вернулся на остров, переночевал, а в воскресенье порыбачил. Вот так неудачно закончилась наша поездка на такую классную рыбалку, что я до сих пор вспоминаю о ней с невыразимым сожалением. Один раз я я все же побывал с Олегом на рыбалке, он взял меня порыбачить на спин-нинг на Волге, туда, откуда незадолго до этого он привез несколько жерехов и огром-ного леща, который тоже схватил блесну. Мы приехали на платную стоянку для машин и лодок у деревни Мордово, там, у Олега оставалась лодка, с нее надо было проехать на ней на место ловли. Была золотая осень, деревья на островах и по берегам стояли в багряном уборе, легкий ветерок, осторожно касаясь еще  обильной листвы, сбрасывал те листочки, которые едва держались на сучках, и они падали, не разлетаясь, почти под  деревья. Я сидел на переднем сиденье спиной к носу лодки, Олег на корме, дер-жа рукоять мотора, мы неслись по водной глади проток, а потом вырвались на фарва-тер. Здесь ветерок дул посильнее и гуляла небольшая волна. Наша лодка, подняв нос над водой, летела вперед, ударяясь о гребни волн, и эти толчки передавались моему сиденью, которое шлепало меня по заднему месту. Оказалось, что до места рыбалки надо плыть километров пять, а может быть намного больше, и мое сиденье стало для меня местом экзекуции, дополнительная подстилка не помогала, и я с тоской думал, что еще предстоит обратный путь по тем же волнам. Наконец добрались до заветного места, и стали бросать спиннинги. Олег ловил на самую уловистую, по прошлому разу, блесну с названием «пуля», а я пробовал свои самодельные блесны, но поклевок не было. На экране эхолота, который Олег не так давно купил, рыб в этом месте не про-сматривалось. Переместились в другое место, где-то час молотили блеснами воду, ре-зультат тот же. Решили немного передохнуть, и справить нужду на берегу. Как здесь было чудесно, за деревьями и кустами ветра вообще не ощущалось, хотелось снять те-плую одежду, и понежиться под осенним солнышком, но надо было рыбачить, хоть что-то поймать, ведь столько километров отмотали! Решили проехаться по протокам, в надежде поймать щуку, но в этот раз фортуна не была на нашей стороне, рыбы не бы-ло и в протоках, и мы поехали ближе к нашей стоянке. Не доезжая до конечной прото-ки, ведущей на «базу», попробовали ловить на «дорожку», Олег сбавил скорость, я за-бросил блесну и мы, медленно идя вдоль берега, тащили за собой на длинной леске блесну, но опять безрезультатно, и мы вернулись на «базу». Несмотря на нулевой ре-зультат, остались неизгладимые впечатления об этой осенней рыбалке, а самое важ-ное - целый день побыл вместе с сыном, когда еще такое доведется, не знаю. Еще од-но событие в нашей жизни связано с рыбалкой, правда не нашей,  а Олега, он у нас оригинал, вначале переключился с  поплавочной ловли на спиннинг, и добился непло-хих результатов, правда, не всегда значимых, а потом решил половить сома на квок. Квок, это изогнутая пластинка в  виде бумеранга, на одном конце рукоятка, а другом, нижнем круглая пята, наподобие приваренной монеты. Рыбак, держа за рукоять квока, ударяет пятой по воде, издавая, тем самым, звук, который подманивает сома к лодке, откуда до дна свисает на леске груз и приманка, лягушка, или подпаленный на костре воробей, но и может быть рыбка, или куриные потроха, надетые на большой крючок. Вот на такую снасть Олег поймал огромного сома, как он с ним справился, уму непо-стижимо, сом мог бы перевернуть и лодку, но все обошлось благополучно, мы его раз-делали у нас дома, и отдали куски туши Олегу, нам досталась голова и кусок рыбины. Ее мы жарили и, по моему, я засолил несколько кусочков, из головы сома сварили че-тыре раза вкуснейшую уху. Олег сфотографировался с этим сомом, и эта цветная фото-графия стала украшением салона магазина «Рыболов», который содержит его друг. Насколько таких фотографий Олег подарил нам. Я несколько раз созванивался с рыбо-ловным коллективом училища, где я состоял членом и платил регулярно взносы, что бы они меня брали на рыбалку, но иногда они забывали, а один раз я отказался, у ме-ня было повышенное давление, и я не поехал  сам. Потом мне надоело, что они меня опять, как-то забыли на весеннюю рыбалку на пруд у д. Ташла, и я решил выйти из членов коллектива, где состоял в течение почти 15 лет, чего ради платить деньги, если тебя не берут на рыбалку. В этой деревне, слева от дороги, на горке из-под земли вы-текает, как утверждают местные жители, целебный источник, и там построили часовню и сделали «купель», в которой можно было окунуться с головой, и искупаться, и после этого, как утверждает молва, к людям возвращались силы, и они исцелялась от болез-ней. Мы всегда, проезжая мимо источника, заезжали набрать этой целебной воды. Однажды, когда у Саши из-за неудавшейся любви, был сильнейший стресс, мы с Галей свозили его на источник, и, несмотря на холодную погоду, он «пришел в себя», к нему возвратилось настроение и бодрость, и он даже не простудился. Мы с Галей разок то-же искупались, охладившись от жары в купели, в этот день у меня было высокое дав-ление, но после источника, почувствовал себя лучше. Вода из этого источника влива-лась в пересыхающую речушку Ташла, которую слева от деревни перегородили плоти-ной, и здесь образовался приличный пруд, который служил водопоем, для стада ко-ров, на Ташлинской ферме. В пруду водились, окуни, лини, попадались щучки и очень редко плотвички и карасики. Про источник я знал давно, а про пруд узнал от председа-теля рыболовного коллектива, когда пришел выходить из членства, и в это же лето, как подсохла земля, мы поехали на разведку. На дорогу на пруд можно попасть, подняв-шись по асфальту, и в конце фермы свернуть налево на грунтовку. Эта грунтовка была вся в огромных лужах, и ямах, проехать по ней было невозможно, оставалось съехать с дороги через глубокий кювет, откосы которого еще не просохли, и можно было сесть здесь намертво, но я рискнул, уж больно хотелось порыбачить на новом месте. На ско-рости я нырнул в кювет, и буксуя передними колесами, кое-как зацепился на другой стороне, и с трудом перевалил его. Поехали далее по полю, поросшему проклюнув-шейся травкой, на котором было много следов от буксовавших машин, и наконец, мы тоже сели, чуть не на брюхо. Галочка моя вылезла прямо в грязь, и стала толкать ма-шину сзади, принимая на себя брызги от колес, она помогла, мы вылезли из ямы, но на Галку было жалко смотреть, она была вся в грязи. Поехали дальше уже без приклю-чений, и спустились с горки на дамбу. Кое-где,  на дамбе и по берегу, стояли рыбаки, по оставленным пепелищам костров, и рогатулькам для удочек, стоящим у воды было ясно, что в водоеме ловят рыбу. Пока Галя приводила себя в порядок, я настроил удоч-ки, и стали рыбачить, поймали несколько небольших окуньков и плотвичек, и к вечеру поехали обратно. Выбрались на асфальт без приключений, и, спустившись с горы, свернули вправо к роднику, и набрали воды, эта была первая поездка на этот пруд, по-том, когда стало совсем тепло, ездили еще несколько раз в этом году и в последующие года. В эти поездки нам стали попадаться упитанные лини, зато ни разу не попались больше плотвички. Несколько раз пробовал бросать спиннинг, но, ни щучек на окуней поймать не удалось. Зато один раз я малявочником, под плотиной с трубой, за один подъем поймал двух линьков грамм по 150. Потом Галя поймала одного хорошего ли-ня, но, ни окушков, ни плотвичек нам  больше не попадалось.                                                                                                        В марте 2009 г. У меня стали проявляться симптомы трудности мочеиспускания и в на-чале апреля я записался на прием к урологу в нашей поликлинике. Врач назначил мне УЗИ, сказав, что на бесплатное обследование существует очередь, и записал меня на июнь месяц, но можно за деньги пройти в любой день, хоть завтра. Платить деньги за УЗИ, когда мне положено бесплатное обследование меня не особо радовало, но, когда надо срочно можно и заплатить. Выйдя из кабинета, я вспомнил про госпиталь, там, я знал, поводилось такое исследование. Начмед, Ольга Николаевна, записала меня на следующий день на 8.00 . Прибыл  к 8 часам к врачу, предварительно выпив 1,5 литра воды, прошел обследование с диагнозом: увеличена простата. Но после УЗИ не смог сходить в туалет, мочевой пузырь раздут, а помочиться не могу. Походил по врачам, насчет лекарств, кое-что выписали, и к 10 часам боли в мочевом пузыре усилились, мочиться не могу, сидеть долго в общественном туалете неудобно, и я позвонил Олегу. Сынок примчался минут через пятнадцать, но дома, снова, мочиться не смог, прому-чился часов до двенадцати, и вызвали «скорую».  Привезли меня в урологию в старый город, опять УЗИ, потом в палату, затем в операционную. Вставили трубку в низ живо-та, и я почувствовал, как мне становится легче, моча пошла по трубке в мешок, кото-рый затем прикрепили к ноге. На второй день меня выписали с подозрением на рак простаты, чтобы пройти обследование на наличие раковых клеток. Наш уролог напра-вил меня на обследование в Медгородок. На второй день анализ показал, что у меня действительно рак простаты. Подошел срок смены перевязки, а наш уролог накануне ушел в отпуск, и я решил поехать в ту больницу, где мне вставили трубку. Попросил Олега, приехали, зашел в отделение, никто не стал со мной разговаривать, у них своих больных хватает. Даже мой врач, который мне вставлял трубку в живот, отказал мне в перевязке. Я показал ему мой мешок с черно-красной мочой, где плавали черные сгу-стки, но он ничего вразумительного не сказал, посоветовав мне обратиться к урологу. В общем, я оказался один на один со своей болячкой, мысленно высказал этим эскула-пам, все, что я о них думаю, и поехал восвояси. По дороге домой в голову пришла спа-сительная мысль, «а не заехать ли в госпиталь, там должны помочь». И действительно, начмед, Ольга Николаевна, распорядилась, и в хирургии мне сменили повязку, очень даже профессионально. Потом начались мои мучения, у меня стала забиваться трубка в животе, моча выходила очень медленно, мочевой пузырь надувался, а выхода не было. Я бегал к врачу урологу поликлиники в 6 квартале, куда наших пациентов при-крепили, пока наш уролог был в отпуске. Это было крайне неудобно с мешком на ноге, утром бежишь в нашу поликлинику, стоишь в очереди за талоном, потом на маршрутке едешь в 6 квартал, там полно народу, сидишь опять в очереди и так каждый день. Трубка забивается, врач ее продувает, а на следующий день, тоже самое, повторяется. В конце концов, трубка забилась окончательно, но я, вдруг, потихоньку с потугами стал мочиться обычным способом, и через день, врач снял эту злосчастную трубку и мешок, висевший на ноге. Меня направили в онкологическую поликлинику, к урологу - онко-логу. Врач попался грамотный, опытный, он постоянно работал в больнице Комсо-мольского района, а к 16.00 приезжал на прием в медгородок. Он порекомендовал мне, пока меня поставят на учет, закупить лекарство «Люкрин-Депо», один, или два укола. В городской аптеке был всего один укол, стоимостью десять с лишним тысяч, пришлось купить. Галя уговорила меня и, через Ирику на складе в Самаре, купили еще три укола почти по 9000 рублей, ездил Олег.  Тот же врач сделал мне «биопсию», ана-лиз количества раковых клеток простаты, за 2000 рублей. Анализ показал двадцать с лишним единиц при норме не более четырех. Это было много, и мы, прочитав в Вест-нике ЗОЖ о препарате АСД, которым излечиваются раковые клетки, кроме уколов ре-шили с Галей покупать его, и пить по приведенной в Вестнике схеме. Потом этот доктор уволился, и надо было определиться с дальнейшим лечением. Здесь, надо сказать, подключилась Оксана, она, используя свои связи, помогла мне попасть к главному врачу онкологической больницы Фролову А.С., который определил меня к другому ле-чащему врачу, женщине. Однако когда я пришел в регистратуру, врачиха была занята, и мне выписали талон к молодому врачу Склярову А.В., который стал работать в том, же кабинете, где работал бывший мой первый онколог. Я стал ежемесячно ходить он-кологическую поликлинику, и доктор назначал мне ежемесячные уколы, лекарства для которых выдавались по его рецептам в Поликлинике №1, и раз в три месяца я прохо-дил анализ ПСА, на раковые клетки. Продолжаю про пенсию, хотя это тоже пенсия, только настоящая. В июне на нас навалилась жара. Солнце, как будто решило возместить недостаток тепла за все прошлые годы в летние месяцы. Оно жгло и палило землю так, что будто бы хотело все сжечь, и от него не бы-ло спасения ни в тени, ни в квартирах, где не было кондиционеров. Жара висела над городом, как ватное стеганое одеяло, под которым не ощущалось ни малейшего дуно-вения ветерка, ветер под изнуряющим действием тепла тоже сдался, и надолго замер. Он, как бы отдохнув, от жары несколько дней, иногда начинал дуть горячим ветром. Прохлады это не приносило, зато было какое-то движение воздуха. К ночи он, обычно, стихал, а ночь не приносила желанную прохладу, было жарко также, как днем. Я зали-вал водой бутылку с пульверизатором, и периодически брызгал водой на тело, и про-стыню на которой лежал, и потом обмахивался картонкой. Это на время охлаждало меня, я засыпал ненадолго, а когда становилось невмоготу, шел в ванную под душ. Вентиляторы, у Гали и у меня, работали, днями и ночами, не переставая. А ко мне при-цепился сухой надрывный кашель. Я так-то боюсь сквозняков, а тут Батуня, тоже изны-вая от жары, держала постоянно открытыми обе двери своей комнаты. Когда време-нами дул ветерок, сквозило так, что даже моя закрытая дверь, пропускала этот сквоз-няк через щели и, мокрый от пота, я постоянно простывал, и кашель начинался с новой силой. В комнате Батуни, благодаря балкону, не было такой удушливой жары, и ночью было прохладнее, чем в зале и спальне. Я глотал таблетки от кашля и простуды утром, в обед и вечером, кроме этого Галя, по нескольку раз в день, лечила меня народными средствами, делая питье то с жженым сахаром, то сок лука с медом. В конце – концов, я не выдержал, и сказал Батуне, что от этих сквозняков, которые она устраивает, я не могу вылечиться. Она, конечно, обиделась, считая себя, самой главной в семье, вокруг нее все должно вертеться. Моя критика в ее адрес была, как унижение ее достоинства, и принижение ее статуса старшей в доме, без которой мы бы уже не могли существо-вать. К июлю я немного подлечился и мы несколько раз с Галей съездили на рыбалку, на маршрутке, в поселок Приморский. Там на берегу стоит выступающий в Волгу двой-ной причал, длиной 70-80 метров, с которого рыбаки приспособились ловить лещей, забрасывая спиннингами донки с пружинкой, начиненной кашей для приманки рыбы, и крючками с насадкой. Мы с Галей  приспособились на мормышку с червем, или ку-сочками рыбки, зимними удочками ловить с этого причала бычков. Есть еще один при-чал внизу на Волге, напротив стадиона «Торпедо», к которому в выходные дни швар-туются прогулочные катера, и отдыхающие плывут на противоположный берег, на от-дых. Туда мы ездили с Галей прошлый год, и я, один, иногда ходил в позапрошлые го-ды ловить рыбу, в основном бычков, но на этом причале бычки мелкие, рыбаков мно-го, и им не дают подрастать. В Приморском бычки ловятся крупнее и мы в этом году ездили только туда. Особый пик жары пришелся на июль.  Вначале месяца на берегу Волги, в районе южнее поселка Прибрежный, всегда проводится Грушинский фести-валь. Олег каждый год обязательно бывает там, исполняет свои песни, и обычно доби-рается туда на своей машине. Однажды мы с Галей в девяностых годах, не помню, в какой точно год, поехали туда, но, не зная дороги, вернулись, и поехали на наше лес-ное озерко порыбачить. В этот год ему пришлось добираться туда на электричке, до остановки 135 км и оттуда пешком вниз на поляну, его машина джип «Митцубисси» осталась на СТО на ремонте. Там оборудована сцена, в виде большой гитары, стоящей на озере, а вокруг располагается палаточный лагерь и его необходимые атрибуты: сто-янка транспорта, торговые точки, различная обслуга, охрана, и т.п. Обычно, каждый год, в дни проведения «Груши», как называют фестиваль, при общении участники и тольяттинцы, обязательно, как по заказу, шли грозовые дожди, именно над тем рай-оном, где был разбит лагерь участников. Но в этом году, более чем за два месяца в июне, июле, не выпало ни капли дождя, и «Груша» в этом году не промокла. Скажу за-ранее, август нас тоже не порадовал несколько раз прошел кратковременный дождь, который чуть-чуть смочил землю, но не напитал ее. Мы дважды с начала июля съезди-ли с Галей на рыбалку. Первый раз ловили не с причала, а рядом с ним, прямо в воде, было жарко, вода немного охлаждала. Я побросал спиннинг на блесну, а Галя ловила на червя поплавочной удочкой, у нее клевало, но мы оба ничего не поймали, зато по-загорали, и хорошо покупались. Второй раз поехали сразу на причал, поймали чуть больше десятка бычков, искупались, было жарко, и мы поехали домой. Дома Батуня продолжала страдать от жары, и мы сходили в магазин «1000 мелочей» и купили ей большой напольный вентилятор. Галя сказала, что это в счет подарка ко дню рожде-ния, который Батуня будет отмечать через несколько дней. Третий раз поехали 17-го, с надеждой поймать рыбки, чтоб угостить гостей на дне рождения Батуни 22 июля. По-ловили немного, клев был плохой, поймали штук шесть бычков, и пошли купаться, сморила жара. Брали с собой фотоаппарат, поснимали друг друга, Галя позировала в воде, как в молодости на море, получилось неплохо. Решили вернуться на причал, по-ловить еще бычков. На причале уже никого не было, рыбаки ловившие рыбу, вместе с нами, ушли. Оказалось, что к причалу откуда-то приплыли водоросли, которые заполо-нили все пространство воды, насколько хватал глаз. Опустить мормышку на дно было невозможно, растения, плотной шевелящейся массой, не позволили бы это сделать, и мы уехали домой. В день рождения, 22-го, утром, мы вручили цветы, конфеты, что-то Галя еще подарила, и сказала, что вентилятор мы подарили раньше, на что Батуня ска-зала, что она думала, что это вентилятор дали не лично ей. Под вечер пришли сваты, Олег с Женей и Мишуткой, Саша поздравил по телефону, он на такие «мероприятия», как правило, не ходит. Батуня за столом сидела насупленная, видно не очень доволь-ная подарками и вниманием к ней, потому, что главное внимание уделялось Мишутке, который не сидел на месте, и мотался по комнатам. Посидели до вечера, потом все собрались, и Олег развез всех по домам. Вентилятор Батуня ставила в метре от дивана, направив на себя, и спала, хоть бы что, под потоком воздуха включив максимальную скорость вращения лопастей. Я никогда не смог бы так долго находиться под вентиля-тором, потому что сразу простывал, или что-нибудь продувало, спину, шею, бок, что было под воздушной струей, а ей хоть бы что. После дня рождения, в начале августа она устроила «представление», заставив поволноваться Галю и меня. Мы сели ужинать и Галя, как обычно, отнесла ужин для Батуни в ее комнату. Через некоторое время Ба-туня приносит нетронутую тарелку, со словами я не хочу кушать, и Галя в сердцах ска-зала ей: «Что же ты не сказала раньше, что не хочешь кушать, я бы тебе не делала». Через минуту Батуня, в одном платье, обычно она в жару, выходя на улицу, надевала теплую кофту, попросила меня открыть ей дверь. Я открыл, и, не успев закрыть дверь, увидел, как она быстрым шагом скрылась за выступом у лифта. Я еще подумал, чего это она так рванула? Мы сидим за столом, ужинаем, приходит молодая мама Юля с первого этажа, и говорит: «Ваша бабушка лежит на полу у двери лифта первого этажа», -  Галя вышла с ней, а я стал искать спортивные штаны, которые обычно надеваю, когда кто-то приходит. Я стал спускаться по лестнице, но услышал, что открылась дверь лиф-та, и увидел как Батуню, театрально повисшую, на руках Гали, парня с пятого этажа и Юли, выводят из лифта. Весь ее вид говорил: «Вот вам получили!» До этого Юля, уви-дев ее на полу, вызвала «скорую», и буквально через несколько  минут она приехала. Врач, обследовав Батуню, сказала, что у нее, для ее возраста отличное здоровье, и уе-хала. Я зашел к Батуне, и спросил, что зачем она устроила это «шоу», притворилась, что ей плохо, и улеглась на грязном полу, что бы опозорить себя и нас перед соседями, валяясь на полу у лифта. Батуня, забыв, что она очень больная, что к ней только, что приезжала «скорая», резво села на диване, и стала доказывать мне, что она, за что-то зацепившись, упала, и не могла встать. На это я ей сказал, что если бы она упала на цементный пол, у нее бы на руках и на ногах, где-нибудь были царапины или ссадины, а то ведь нигде ничего не видно. Она смотрела на меня, и не могла найти какое либо оправдание на эти мои слова. Зашла Галя и увела меня в зал. Я много раз видел, как Батуня, думая, что никто не видит, сунув палку под мышку, довольно бодро шагает по коридору. Однажды, я, случайно зайдя в ее комнату, мне нужно было на балкон, уви-дел, как Батуня, лежа на спине, резво «крутит велосипед». Увидев меня, ойкнула, сту-шевалась, и не сразу остановилась, а я прошел на балкон. Разве больная немощная старушка, какой она старается себя показать перед всеми, может так быстро без палки ходить, и заниматься таким напряженным упражнением, как «велосипед». Разволно-вавшись, мы не могли долго успокоиться от такой выходки Батуни, у Гали скакнуло давление, а я до часу ночи не мог заснуть. Встав, пошел в туалет, а выйдя, увидел у Ба-туни свет. Она обычно с вечера ложится спать, а потом просыпается и не спит часов до двух- трех ночи, а потом засыпает и встает в 11-12 часов. Я зашел к ней, она, как ни в чем не бывало, стоя у стола, возилась с лежащими на столе книгами и бумагами. Я ей сказал: «Вы вот тут спокойненько копаетесь, а я из-за вашего представления, которое вы устроили перед соседями, не могу заснуть, время уже второй час ночи». Батуня изобразила такое неподдельное удивление, что она, мол, не понимает, в чем я ее об-виняю, я смотрел на нее, и промелькнула мысль, «какой пропал артистический та-лант». Я ей напомнил, как она выскочила из дома и спустилась на первый этаж, уле-глась на грязном полу у лифта, притворившись больной. Она стала говорить, что такого не было, она там не была, я сказал, что если она не верит, может спросить у Гали, она вас привела домой вместе с соседями. Услышав наш разговор, проснулась Галя, и уве-ла меня. На другой день, она мне сказала, что Батуня обвинила ее, что Галя, якобы ска-зала мне, что она притворилась больной, валяясь на полу первого этажа. Вот как мож-но перевернуть слова, чтоб настроить дочку против зятя. Но мы с Галей поговорили, а потом уже в августе, мои отношения с Батуней наладились, как я понял, она вроде то-же не держит на меня зла, хотя, кто знает. 9 июля Олег с Женей и Мишей улетели в Москву, их пригласили друзья Олега, через два дня вернулись обратно. Мы с Галей боялись, что Миша плохо перенесет полет, в детстве у Олега в самолете закладывало уши, помочь ему мы, как ни пытались в это время не могли, он плакал, и не хотел ниче-го слушать и делать. Олег сказал, что Миша перенес полет хорошо, ушки его особо не беспокоили, и мы успокоились. И еще подошло знаковое событие 27 августа день ро-ждения Жени, а Олег в этот день уезжал в Москву, его пригласили музыканты, высту-пить со своими песнями в концерте  музыкальных коллективов. Жене было обидно, что муж в такой день уехал, мы с Галей пришли ее поздравить, вручили ей подарки и пять тысяч рублей от Батуни. Женя побежала платить за ипотеку, потом созвонилась и встретилась с подружками, они немного посидели в кафе, а мы возились с Мишуткой, устали очень, и еле-еле ее дождались. Домой приехали на такси, сознавая, что немно-го скрасили ее разлуку с Олегом в такой знаменательный для неё день. Когда Олег вер-нулся, они пригласили нас с Батуней к ним домой отметить день рождения Жени. Олег приехал за нами на машине, они приготовили вкусные блюда, нам очень понравилось, ужин удался, вернулись тоже с Олегом на его машине. А накануне Женькиного дня ро-ждения Олег снова уехал в Москву, но уже по делам заказчика. Я написал внуку по-здравление, добавив туда стихи про кролика, очаровательной мягкой игрушки, кото-рую купили Мише, но Женя влюбился в неё, и выпросил кроля у Мишки. Стихи писа-лись в течение года, по нескольку куплетов за раз, некоторые куплеты я пересылал Жене СМСками, всего получилось четыре страницы поздравления. Кроме того подари-ли две тысячи рублей и компакт диск с популярной компьютерной игрой. Когда прие-хал из Москвы Олег, он привез для сына подарок, компактный цифровой плеер и оста-вил у нас, чтоб мы передали Жене. Женя был обижен на папу Олега, за то, что тот обозвал маму нехорошим словом, когда та предъявила ему незаслуженные упреки по их общим делам, они сотрудничали, Олег заработал для нее 1,5 миллиона рублей. Ко-нечно, Оксана приукрасила, рассказывая в семье об этом инциденте, и Женя перестал общаться с Олегом, как он сказал, до тех пор, пока он не попросит извинения у его ма-мы. Придя к нам через несколько дней после приезда Олега, подарок рассмотрел, он ему понравился, но домой не взял, то ли побоялся мамы, что она его поругает, то ли, не захотел брать вовсе, так он и остался у нас, пока Олег, тоже обидевшись, не забрал его совсем. Надо сказать, что Женя панически боится мамы, много раз говорил нам, что если  мама узнает о чем-то, что он сделал не так, или узнает, что он играет у нас на компьютере в игры, она его убьет. Услышав звонок телефона, бросается к нему, и слышно только: «Да мама, хорошо мама, я понял мама». Приходя к нам, он всегда спрашивает, есть ли у нас, или не приедет ли к нам жена Олега Женя, в противном слу-чае он к нам не придет. Дело в том, что Женя работала у Оксаны в ее фирме, и зараба-тывала неплохие для Оксаны деньги, была на хорошем счету. Но когда ей пришел срок, идти в декрет, Оксана, чтоб «не кормить не работающих, но числящихся в ее фирме лиц», уволила Женю и еще одну беременную женщину, под «благовидным» предло-гом, закрытия своей фирмы. Вчера, 17.09 , Оксана передала письмо, в ответ на письмо Жени, которая та писала для ее сына, с большим желанием помирить Олега сыном. В Женином письме говорилось, что Женя уже взрослый, и должен сам оценивать кон-фликт, который возник между его мамой и папой, а не поддаваться маминому влия-нию, отрекаясь от отца. Она, объясняя в письме, что папа, несмотря на то, что у него своя семья, любит его и, хотя много занят, добывая средства для обеспечения жизни своей семьи, всегда находит время побыть с сыном и сделать, что-то для Евгения. Объ-ясняя Жене, как его отец любит и стремится поддерживать с ним хорошие отношения, привела пример, что есть другой отец, по имени Сергей, который не желает общаться со своей дочерью, фактически бросил ее, и этот отец живет с ним и с его мамой. Ко-нечно, это обстоятельство, вызвало бурную реакцию в семье Оксаны, и она написала злое письмо в адрес нашей Жени.  Она обвинила ее, что именно Женя раздувает кон-фликт, после ее увольнения из ее фирмы, где Женя работала у нее до рождения сына. Оксане не выгодно было содержать беременную Женю, и еще такую же  работницу, как она сама написала, по имени Элина, и они с Сергеем придумали, как избавиться от «лишних ртов». Увольнять беременных работниц не положено по закону, а вот обойти закон можно. Закрыв эту фирму, всех уволить, тут же «создать» под другим названием эту же фирму, приняв на работу уволенных работников, кроме беременных. Просто и гениально, то, что полагалось выплатить по беременности до увольнения, Оксана, на-писала, что выплатила, даже приложив к этому злому письму выписку из журнала про-водок бухгалтерии. В этом же письме она пригрозила и нам, мол, «пожалей старших Татьяниных, они из-за тебя теряют внука…». В общем, Женя хотела наладить отноше-ния с сыном Олега, а получилось наоборот. Вечером я пытался СМСками, спросить Ок-сану, что значат слова «теряют внука», но та не особенно стесняясь в выражениях, вы-сказала нам, что мы тоже повинны в том, что это письмо было вручено ее сыну. В об-щем, у меня поднялось давление, и я прекратил переписку, написав, что она ничего не поняла из моих слов. В пятом и шестом классах я вытащил Женю из двоек и троек по математике и по русскому, да и контролировали с Галей изучение других предметов, он закончил эти классы на четверки и пятерки. Если она решила не пускать к нам Же-ню, то ей придется нанимать репетитора, а я это делал бесплатно, и более того, мы кормили внука, когда приходил, и вечером, если поздно забирали, или оставался на ночь. Правда иногда Оксана давала деньги на питание, особенно, когда уезжала из го-рода. У нее не хватало ума за эти годы, что-нибудь подарить Гале или мне на день ро-ждения, хоть какой-нибудь сувенир, а мы, как я писал выше, из наших пенсий, втроем, на день рождения Жени в этом году, подарили игровой диск, стоимостью 400 р., и 2000 рублей наличными. В общем, Женя то же написала Оксане письмо, главным в том письме было то, что она благодарна ей, за то, что она развелась с Олегом, и Женя смогла соединить свою судьбу с ним, и что у них есть чудесный малыш, их сын Миша. Женька, со мной и Галей по телефону разговаривал сквозь зубы, Оксана передала че-рез Таню, что она не причем, Женя сам сделал выбор, общаться с папой и с нами, или нет. Нам конечно обидно, он для нас более чем родной, ведь он с нами с трех месяцев. Олег в субботу 9 октября поехал поездом в Москву по работе, и в этот же день тоже поездом, приехали из Новосибирска, дедушка и бабушка Жени, на празднование Жемчужной свадьбы (30 лет) ее родителей. Они, конечно, разминулись, родители Ле-ны, мамы Жени, в Самаре сошли с поезда, и добирались в Тольятти автобусом, а Олег, опоздав на поезд на станцию «Тольятти», на такси догонял поезд в Комсомольском районе, на ст. «Жигулевское море». На субботу было назначено торжество, мы подго-товились заранее, но ввиду того, что в этот день уезжал Олег, засомневались, будет оно в этот день, или перенесут, на  день, когда он приедет. Время точного прибытия к ним, на отмечание даты свадьбы, сваты нам не сказали, было неясно, когда доберутся в Тольятти родители Нади. В общем, на нас сваты хотели «спустить собак», за то, что мы сидим дома, а они там нас ждут, но мы сказали, что мы люди, хотя и бывшие, но военные, надо время назначать точно. А тут еще позвонила Женя, что она заедет за нами с Мишей, мы быстро собрались, и вместе приехали к сватам. Познакомились с родителями Нади, приятные, интеллигентные люди. Николай Иванович моего года, а Вера Яковлевна чуть моложе Гали. Я сделал несколько снимков, за столом, снимал всех и Валера, но фотографии сделал только я. Когда через неделю мы пригласили сватов к нам в гости, я под «занавес» вручил родителям Нади фотокарточки прошлого застолья, и папку файлов на 10 штук. Туда я вложил двадцать снимков наших семейных фото-графий отпечатанных мной на бумаге, получился памятный подарок для них и их род-ных. Они были очень довольны, так как с собой у них не было фотоаппарата, а в папке были фотки и Олега, которого им не довелось увидеть, и кроме этого дал им с собой бутылочку нашего домашнего вина. На следующий день они уезжали домой, и должен был приехать Олег из Москвы. Но они опять разминулись, потому, что им надо было ехать автобусом в Самару, а Олегу поездом, как его мы ждали, на ст. Тольятти. Но в этот раз, в Москве у Олега тоже произошел курьез, он  прозевал свой поезд «Москва – Тольятти», сидя в кафе, на вокзале в Москве, и ему пришлось садиться на другой по-езд, идущий через Самару, правда, приехал он домой из Самары, даже чуть раньше, чем на фирменном тольяттинском поезде. Потом Олег ездил еще два раза в Москву, чтоб заработать денег, и показать свою работу московскому гостю, с которым позна-комился в Тольятти. Он, конечно гостю понравился, но тот предложил ему зарплату, при работе в Москве, которая не устраивала Олега, и он вернулся, правда, кое-что за-работав. Женя старается помогать Олегу, организовывая встречи с клиентами, даже в отсутствие мужа, иногда привозя нам Мишутку, а чаще к ним домой ездила Галя, а у нее, как нарочно, стали болеть нога, коленка распухла, стала прихрамывать, трудно стало ходить. Когда Миша бывает у нас, я с ним играюсь в машинки, которые ему дос-тались в наследство от брата Жени, да и мы ему покупаем почти каждый месяц пятого числа, что-нибудь из игрушек, и ему очень нравится бывать у нас. Я для него оснастил машину, на которой когда-то по комнате гонял его сводный брат, различными сигнал-ками, и он с удовольствием нажимает все кнопки, радуясь звукам, которые звучат из них. Женька после каникул частенько стал приходить к нам из школы после уроков, а 7 ноября, в воскресенье, он пришел с вещами, Оксана уехала в Москву до пятницы. Мы, конечно не против, чтобы  принимать Женю у себя, но она, хотя бы позвонила нам, для приличия. Приехав из Москвы, Оксана прислала за сыном Таню, сестру Сергея, своего «компаньона, как она его называет, нам даже «спасибо» не сказала, что мы почти не-делю «бултыхались» с ее сыном, кормили, поили, занимались уроками, вставали, чуть свет, чтоб покормить его, и отправить в школу. Женя у нас отдыхает, дома ему прихо-дится самому рано вставать, готовить завтрак, самому делать уроки, а здесь он, как на каникулах, ему ни о чем не надо думать, кормим, поим, покупаем то, что он любит, помогаем делать уроки, проверяем задания. Мишу стали привозить к нам, Женя стала отучать его от груди, у него в связи с этим нарушился режим сна, особенно днем, раньше мама ему сунет грудь, он пососет, и засыпает, а теперь начинает плакать до крика, спать отказывается, и мама, сжалившись, кормит грудью. Когда ребята привезли Мишу, и уехали, мы с ним поиграли, в обед покушали, ест он у нас всегда с аппетитом и удовольствием, и пошли в спальню. В спальне он завопил таким требовательным го-лосом, чего мы никак не ожидали. Я его спросил: «Ты хочешь сисю? – он, сквозь плач, кивнул в ответ, на что я отодвинул бретельку майки и показал ему свою, - «Видишь, у меня нет сиси, так что давай спать». Он перестал плакать, несколько раз всхлипнул, и под мою сказочку про волка и семеро козлят заснул. Так мы с ним без плача, после моих заверений, что у меня нет сиси, засыпали  пару раз, а потом, без всяких завере-ний засыпал под мою сказочку. Дома же, и у сватов, даже с дедом Валерой, который рядом с внуком сам тут же засыпал, Мишу усыпить после обеда не удавалось. Женя все удивлялась: «Как вам удается усыпить Мишу? Поделитесь опытом». Я им с Олегом рассказываю, как мы вместе засыпаем, они, и особенно Женя, не верит, что все так просто. Дня два назад Олег с Женей повезли Мишу к нам поспать, им надо было на встречу с клиентом, но он в дороге заснул, сонного Олег занес к нам, на кровати в спальне мы раздели Мишу, сняв верхнюю одежду и ботинки. Он открыл глаза, увидел меня, я сказал ему: «Спи, мой родной», - и он снова заснул рядом со мной, проспав больше часа. И только мы начали играться, приехали родители, и опять Женя удивля-лась, что Миша у нас поспал. Она говорит, что Миша постоянно дома вспоминает ме-ня, по несколько раз, в день, повторяя: «деда, деда», а вчера вечером дал маме теле-фон в руки со словами: «деда, деда», и она нам позвонила, мы с Галей поговорили с внуком, правда он не говорил, а слушал. Сегодня 1 декабря у нас на градуснике -15 градусов, Галя бегала в Сашин ЖЭК, узнать, как оплачивать электричество по установ-ленному новому счетчику, до этого у Саши его не было, и платил он по расценкам, ус-тановленным для жителей, проживающих в однокомнатной квартире. С октября и по декабрь в Сашином дому идет ремонт, летом, когда было тепло, деньги, наверное «крутили» в банке, чтоб получить «навар», ничего не делали, а когда наступили холо-да, стали менять трубы отопления. Вначале сняли радиаторы, и повесили трубчатые радиаторы с пластинками, для увеличения площади нагрева. Я несколько раз ездил к Саше, чтоб допустить в квартиру мастеров, когда Саша работал. Эти работнички, кото-рых наняли, за качеством не гнались, делали по принципу «давай, давай», в итоге, ис-крами прожгли пол в комнате, а в кухне я заставил их переделать криво приваренные на стыках трубы. Потом, когда пустили горячую воду, на сварке трубы в комнате, обна-ружилось микроскопическое отверстие, где сочилась вода. Я опять пришел, пригласить сварщика, так как Саша работал в первую смену, но он оказался дома, взяв выходной, собирал товарищу велосипед. Сварщик, с которым я общался накануне, увидев меня, сказал, что пошел спускать воду, ибо трубу с водой варить нельзя, кстати, это был уже другой парень, но вскоре появился и первый, который и допустил этот огрех, и они, вместе, ее заварили. Вчера во вторник 30 ноября опять Олег поехал в Москву по рабо-те, и, по-моему, даже где-то поучаствовать в концерте, как пыталась сказать Женя, ко-гда приехали за Мишей, хотя, Олег не стал об этом говорить. Сегодня, из-за мороза, Женя, как хотела, не привезла Мишу, и тот два раза заставлял маму звонить деду, и я с ним поговорил, наверное, придется мне завтра ехать к ним. А у меня тоже проблема, в понедельник купил сливной, или, как правильно, смывной бачок, а он подтекает, ар-матура не держит воду. Во вторник ходил в магазин, мне сказали, чтоб вызвал масте-ра, чтоб посмотрел причину течи. Мастер пришел в среду, объяснил, что подобная ар-матура китайского производства ненадежная, нужна другая, более надежная, чем эта, придется снова идти в магазин, но по морозу, ой, как не хочется, но надо. В четверг ждали Мишу, Женя должна привезти его, чтоб дать поспать ребенку после обеда. За эти  дни, Мишу так и не могли никто, ни родители, ни сваты, уложить его днем спать. Она приехала уже после часу дня, и принесла е го спящего из такси и ушла. Мы с Галей стали его раздевать в спальне, у куртки заело замок, он открыл глаза, и окончательно проснулся, когда раздели. Я пытался с ним полежать, но он не стал спать, и мы встали. Немного поиграли, и пошли кушать, Миша с аппетитом поел суп, жареной картошки, и после обеда обрадовался двум машинкам, которые мы ему купили ко дню рождения. Легли в спальне, вначале спать не хотел, игрался машинками, а потом заснул, и про-спал два часа! Женя, пока мы спали, звонила, и очень удивилась, что мы с Мишей спим, она думала, что он поспал  в дороге и больше не будет. Пока спали, пришел из школы старший внук Женя, ему нужно было проверить уроки, а больше всего его при-влекает наш компьютер и компьютерные игры. Галя его накормила, когда мы встали, я стал проверять уроки, и решать задачи. А тут пришла Женя, и, по-моему, ревниво от-неслась к тому, что я занимаюсь Жениными уроками, а не играю с Мишей. Вскоре Же-ня уехала, Жека еще поиграл в компьютер, потом позвонила мама, и он тоже уехал. Олег приехал  в понедельник, под вечер приехали к нам, поужинали и уехали.  10 или 11 декабря Олег продал свой, поднадоевший частыми поломками, старенький джип «Митцубисси», и купил новый «Ситроен» белого цвета, мы его не видели, ему нужны зимние колеса, в общем, пока он в магазине. Я два дня 15 и 16-го был у Саши, у него меняли водоснабжение и канализацию, вначале ему не понравилось, ну а потом, вро-де, остался мною доволен, за помощь. Миша 16-го впервые ночевал у нас дома, не плакал, ночью проснулся, пописал с бабушкой, и уснул до утра. Женя мучилась эту не-делю, оформляя справки на пособие по безработице. По-моему, 20 декабря ребята попросили оставить у нас Мишу, их куда-то пригласили на вечер. Днем и в обед Миша вел себя, как образцовый внук, а когда пришла пора ложиться спать, разразился таким плачем, что не знали, как успокоить. Засыпал, правда, под сказочку, иногда громко всхлипывая. Временами я стал замечать, что в моем единственном зрячем глазу, что-то стало мешать при рассмотрении детально текста, или изображения. Присмотрев-шись к своему глазу, обнаружил на глазном дне темноватое пятно. Врач в поликлинике выписал направление в глазное отделение медгородка, и в этот же день, 22 декабря, я пришел туда. Заведующего, Александрова, на месте не оказалось, а его замещающая врач Эльвира Анатольевна посоветовала мне записаться на очередь на лечение. Упро-сив медсестру, ведущую журнал регистрации поступающих на лечение больных, так как время записи уже прошло, я был записан на лечение на май месяц. По дороге до-мой вспомнил, что Саша Сарьянц когда-то говорил мне, что он помог Александрову в получении должности главного врача этого отделения, раскопав, при проверке отделе-ния, компромат на бывшего заведующего отделением Савельева. После моего звонка, через некоторое время Саша позвонил, приходи завтра в отделение Александров меня примет. Назавтра я в 9.15 был уже в отделении, но мне сказали, что начальника сего-дня не будет, и Эльвира Анатольевна ничего не знает. Я опять пришел домой ни с чем. Мама разговаривала с Олегом, и тот, узнав про мои мытарства, вышел на заместителя главного врача медгородка Лисицына С.Г., который сказал мне, завтра мне надо при-быть в отделение, и со мной займется Эльвира Анатольевна, он распорядился. Врач сказала, приходите с анализами после новогодних каникул с анализами. Подошел Но-вый год, Галя, как всегда наготовила много разных блюд, под вечер 31 декабря прие-хали Олег с Женей и Мишуткой, мы вручили подарки, по тысяче для них и машинку «автовоз» для внука. Самый главный подарок для Миши - мотоцикл, приводимый в движение от аккумулятора, который купили еще в ноябре, боясь, что к Новому году они подорожают, приберегли на 1 января, когда все соберутся у нас. Нам хотелось по-смотреть на реакцию Миши, когда под елочкой он найдет мотоцикл. Вначале приехали сваты, а чуть позже Олег, пока они с Женей мыли руки, Миша подошел к елочке, и мы ему сказали: «Посмотри, что там тебе принес Дед мороз?» Рядом с елкой под голубой простынкой было что-то большое, и Миша потянул простынку, а там - красный, свер-кающий фарами мотоцикл. Услышать Мишино: «О!», «О!», - было для нас с Галей вер-хом блаженства! Сваты с завистью смотрели на этот подарок, а подошедшие Олег и Женя обрадовались не меньше Миши, как нам с Галей было приятно и радостно, что подарок детям пришелся по душе. Тянулись новогодние каникулы, 11 января я сдал кровь и мочу на анализы, через два дня получил результаты, и был готовым к стацио-нарному лечению, но пришлось ждать, так как впереди были выходные дни. Пятно мое в глазу за это время потихоньку стало увеличиваться, добавилось еще одно круг-лое пятно, которое постепенно разрасталось. 17 января меня положили в отделение и назначили лечение уколами, утром два укола, через два часа, два укола в виски и укол в попку. День рождения отметил в больнице, Галя принесла свой, как всегда вкус¬ный пирожок и коробку конфет, я купил коробку сока, соседи по палате, все слопали, пока я сидел в коридоре с Галей. Не помню, то ли Галя позвонила, то ли Оксана, Галя дала мне трубку, и Оксана была принуждена поздравить меня лично, что, вероятно, ей бы-ло, не особенно приятно, да и мне тоже, я это чувствовал по ее тону, когда она произ-носила дежурные фразы. После 10 дней лечения меня выписали, с тем же пятном в глазу. На другой день побежал в онкологическую поликлинику за лекарством «Зола-декс», укол от рака простаты, а на следующий день в свою поликлинику, за сердечны-ми лекарствами. Дело в том, что когда лежишь в глазном стационаре, тебе в поликли-нике лекарств от сердца или от рака не выпишут, ты хоть там помирай, такое условие страховой кампании, которая оплачивает лечение и лекарства. Сваты отказались отме-чать мой день рождения, сославшись на болезнь Миши, он простыл, да и Олег, уехал по работе в Москву на своей машине. Поехал один, мы волновались, дорога зимой сложная возможны снегопады, заносы, но слава Богу обошлось, возвратился без про-исшествий. Подошло еще одно событие, значимое для нас - день рождения Олега и Мишутки, мы купили Олегу пылесос для машины и вторую машинку для самостоя-тельной стрижки бороды и висков, первую он оставил в поезде, когда ездил в Москву. Мише подарили набор машинок, искали белую машинку в нескольких магазинах, по-хожую на папину, но не нашли, а от Батуни вручили 1500 рублей на гимнастическую стенку. Отмечали дома у Олега, были сваты, и крестная Жени, ее подружка, девушка с пышной копной светлых волос, Даша. Она тоже принесла дорогие подарки для Миши, и что-то для Олега. Мне сваты тоже подарили баночку мёда и пачку чая на мой про-шедший день рождения, не могли забежать 25-го, в больницу, им пришлось бы только дорогу перейти, чтоб навестить меня. В понедельник Олег привез к нам Мишу от роди-телей Жени, она, ещё на дне рождения Олега, плохо себя чувствовала, и родители за-брали Мишу к себе. Мы лечили Мишу, он кашлял, сопливил. Во вторник он забрал Мишу домой, так как собирался ехать в Москву. 11 февраля Олег поехал снова в Моск-ву, но уже не один, а с Алексеем Орлиным, это диктор «Радио Тольятти», он, же кор-респондент некоторых городских газет, в свое время сделал несколько публикаций о нашем Олеге и его творчестве. Пока сидел за компьютером и писал эти строки, позво-нила Женя: «Мишка разбил градусник, что делать?» Мы тоже запаниковали, это очень серьёзно, пары ртути вызывают отравление, Галя звонила в «Скорую», потому. что Же-ня не знает, может Мишка проглотил немного ртути. там ответили, что надо дать по-больше попить и поесть ребёнку, чтоб покакал, и дали телефон, куда позвонить насчёт разбитого градусника. В четверг у Гали появился насморк, а пятницу Галя почувствова-ла себя плохо, вероятно заразилась от Миши. В субботу к нам намеревался приехать внук Женя, но приехал в воскресенье, ему надо было проверить упражнения по рус-скому языку, это конечно предлог для мамы, а на самом деле ему нужен мой компью-тер, чтоб поиграть на нем в  игры. Приехал и Саша, поставил на ПК свою видеокарту, чтоб Женя мог играть в современные сложные игры. Уроки я проверил, а Женя наи-грался и еще бы играл, но Галя больная, в маске, уже устала, и позвонила Оксане. Примено через полчаса, около 8 вечера, Женя уехал. Подошел праздник 23 февраля, сейчас это День защитника, а раньше в этот день страна отмечала День рождения Со-ветской Армии и Военно - Морского флота. По велению первого президента России Ельцина, я его не уважаю ни как политика, ни как человека, день рождения армии был заменён Днём защитника отечества. Может кому-то и нравился загульный и хамова-тый характер этого человека, который перед всем съездом партии, и страной, показы-вали по телевизору, рассказывал, оправдываясь, что он упал с моста, поэтому не смог, вовремя, куда-то прибыть, уже не помню куда, но мне такой руководитель не нравил-ся. Парадокс этого праздника состоит в том, что с этим Днём защитника поздравляют не только всех лиц мужского пола, начиная с детского садика, а так же и тех, кто нико-гда не служил, в том числе, кто под различными предлогами скрывался от службы в армии. Мы к этому празднику купили Олегу, Мише и свату по сувениру, а Саше, чуть раньше, новый унитаз, от которого он стал отказываться, и грозился вернуть его в ма-газин. Дети отказались приехать из-за сильных морозов, было за 20 градусов, пригла-шали сватов, но они, тоже побоялись мороза. И перенесли свой визит к нам на выход-ные, чему Галя не очень обрадовалась, ей снова надо что-то готовить. У моей Галочки, перед праздниками разболелось правое плечо, будто там стоит кол из спины в грудь, никакие мази, горчичники, прогревания, и народные средства такие, как настойки «зо-лотого уса» и «индийского лука» ей не помогали. Женя перед праздником купила кар-низ для шторы в детскую, Олегу некогда и я собрал все, что нужно для работы и 25-го приехал к ребятам, повесил карниз, подключил розетку, поспал с Мишей, а Женя по-весила штору, получилось красиво. После сна постирал Мишкины зассаные штаны и трусы, он во сне надул в кровать, а вечером Олег меня привез домой, где меня ждал второй внук, которому нужно было проверить уроки. У Гали болит спина и грудь, а тут еще Женю надо кормить, а ей так трудно вздохнуть и даже пошевелить рукой, отдается во всем теле. До полдвенадцатого ждали Оксану, обещала забрать Женю, но так и не приехала. Бабушка постелила в спальне, утром, дали 70 рублей на такси, и Женя уехал в школу. Подошел март начались предпраздничные хлопоты, мне надо написать по-здравления для моих врачей, приучил. А что делать? Жить-то хочется, приходится вра-чу, который распределяет рецепты, давать, то шоколадку, то коробочку конфет к празднику, зато получал лекарства. Участковый врач, Завадская, работавшая до дек-ретного отпуска, все интересовалась, где я беру лекарства, у нее нет, а я приношу ре-цепты. Когда она ушла в отпуск, и долго не было нашего врача, и я пристроился к заве-дующей отделением и подкармливал то шоколадкой, то напечатанным поздравлени-ем. Дело в том, что она работает с утра и до 17.00, а участковый врач, то с утра, то с обеда, потом надо записываться заранее, а тут пришли лекарства, надо получать, а к врачу талонов на эти дни, до конца недели, нет. Записываться надо в четверг, и приез-жать к 7.00, чтоб получить талон, очереди большие, позже приедешь, в этот день не получишь, приходится брать на любой другой день. Потом надо приезжать на прием к врачу, а это лишние деньги на проезд в поликлинику. Записаться можно и по телефону, но он постоянно занят, утром идет запись к врачам, когда сумеешь прорваться, или не записывают, говорят, приезжайте и записывайтесь в очереди, или отвечают, что уже на неделю талонов нет. Я написал заявление заведующей поликлиники, она вызвала старшую сестру регистратуры и сказала, что бы я звонил ей, она запишет на любой день. Я получил облегчение при записи к врачам. К заведующей отделением  можно было попасть и с утра, да и с обеда, а врачи работают по сменно.  Получу рецепт у главного фармацевта, и она не спрашивает, где беру рецепты, и талон к ней я, в любое время, мог получить, у старшей сестры регистратуры. Мне было очень удобно. С утра 2 марта я был у Саши, ему ставили счетчики воды, у него с декабря, как заменили трубы стояка, не подключены ванная и кухня к водоснабжению. Я ему купил трубы, но он хо-тел подсоединить их сам, когда подключат счётчики.  Пятого марта, я принес Саше «па-яльник» для соединения пластиковых труб, взял в аренду в магазине «1000 мелочей», и в выходные 6 и 7 марта, он хотел «сварить» трубы. Я хотел придти помочь, но он, сказал, что сделает один. Олег 5 марта вечером возвращался из Самары, и попал в аварию. Впереди него автобус развернуло и несколько машин, идущих сзади, в том числе и Олега, воткнулись друг в друга. Олег шел по среднему ряду последним, и по-вредил нос машины, сработали подушки безопасности, он отделался, по его словам, царапинами, а, как на самом деле, не знаю. У него были большие планы, поехать в Москву на машине после праздника, там можно подзаработать денег побольше, чем в Тольятти или в Самаре. Теперь предстоит ремонт, тяжба со страховой компанией, чтоб получить деньги за ремонт, в общем, добавилось хлопот. 7 марта я пришел к Саше, он сидел за компьютером и состязался в стрельбе с противником. Когда я спросил, как дела с трубами, он сказал, что не смог сделать, жаловался на трудности, а потом ска-зал, что подключать их не будет, обойдется так. Я ему сказал, чтобы взял себя в руки, и не распускал нюни, но он сказал, чтобы мы с мамой не лезли в его жизнь, и не звонили ему. В довершение всего, со всей силы, злобно  «впечатал» свой телефон в стенку, по-том пошел, открыл дверь и прогнал меня, сказав, чтоб больше я не приходил к нему. Я забрал паяльник и отвез в магазин. Мы с мамой, конечно, расстроились, вот такой у нас старший сын! Мы планировали пригласить Олега с Женей, и сватов к нам 8 марта и отметить праздник. Я послал СМС Олегу, чтоб не расстраивался, и шел на концерт, он должен выступать 7.03, а Мишу привозили бы к нам. Позвонила Женя, что привезут скоро Мишу, а восьмого придут в гости к трем часам. Вечером седьмого сваха Надя привезла Мишу, они, как не старались, днем не смогли уложить внука спать, и он в машине по дороге к нам заснул. Мы до 10-ти вечера поиграли с ним, он немного по-кушал, и легли спать. Восьмого Галя готовила угощенье, а мы с Мишей игрались, гулять не ходили, и, где-то во втором часу, Миша без проблем уснул. Сваты и Женя пришли к 15.00 вместе с цветами и подарками, Олег остался в офисе, доделать работу, которую повезет 9 марта в Москву. Миша еще спал, мы тоже им подарили сувениры, а Жене еще и денежку. Сели за стол, я прочитал поздравление с 8 марта, выпили моего винца, к концу трапезы проснулся Миша. Вскоре все разъехались, Женя, на такси, домой, а сваты пешком в свой квартал. Олег 9-го марта уехал в Москву на поезде, машина его в ремонте на СТО. С утра 11 марта был дома у Олега, сидел с Мишей, Женя ходила по делам и лечить зубы, а вернулась вечером вместе с Олегом, он утром прилетел на са-молёте. С этой аварией у Олега возникли дополнительные проблемы, ремонт не толь-ко своей машины, а и тех на кого он наехал, получение страховки, оплата ремонта, раз-грести этот ком довольно сложно с нашей бюрократией, и нежеланием страховщиков раскошеливаться на ремонт. С понедельника, 14 марта, это предстоит ему решать и сколько это протянется неизвестно, а надо зарабатывать деньги, чтоб содержать се-мью. Сегодня уже вторник, пока экспертизы об аварии нет, дело с ремонтом стоит, я был у них сегодня, Жене надо было записаться к детскому врачу, и удалить в онколо-гии родинку на лице, а я сидел с Мишей. Он рано встал, кашу не стал кушать, и часам к 12-ти стал зевать, я покормил его, и мы около часу дня уже спали. В половину  третьего пришла Женя, сбегала к Олегу, отнесла бутерброды, вернулась  и все удивлялась, как мне удается уложить Мишу спать, она его едва-едва часа в четыре уложит, а потом до двенадцати он не спит. Миша, пока я одевался, проснулся и махал мне рукой, говоря: «Ока, деда, ока!», - вместо «пока». Пришел домой, обнаружил, что в моче появились сгустки крови, решил утром пойти сдать анализ мочи, а накануне договорились с Са-шей в гараже вынести собранный еще летом ненужный хлам, который лежал посреди бокса, и только собирал пыль. После ужина моча опять стала светлой, оставалась такой до утра, я даже передумал идти в поликлинику, сделал небольшую зарядку с приседа-ниями, и снова пошла кровь, хорошо, что не вылил приготовленную  баночку на ана-лиз мочи, и побежал в поликлинику, а оттуда в гараж и навели с Сашей порядок. За-брав на следующий день анализ  той кровавой мочи, и 14 марта сходил  к онкологу, взяв с собой баночку с мочой, чистой и светлой, она уже была два дня такой.  Доктор, посмотрев ее, не придал анализу особого значения. 17-го сдал анализ на кровь, и ПСА, а вечером позвонили из аптеки, пришло лекарство «Золадекс». С утра побежал за ана-лизом крови, затем взял в аптеке лекарство, и сделал укол в онкополиклинике, зашел к врачу, и получил рецепт на «Золадекс», заехал опять в аптеку и получил его сразу. В субботу погуляли с Галей, пришлось купить ножик и клей, я их отдал Жене, он по предмету должен был склеить из деревянных палочек беседку. Во вторник Миша пер-вый раз пошел в частный садик на половину дня, ему понравилось, не хотел уходить, говорил маме, махая рукой: «Мама работай». На другой день в садике простыл, поя-вился кашель, насморк, и остался дома. Женя вызвала врача, тот прописал много ле-карств, Галя побежала к ним, взяла две тысячи, побыла с Мишей, а Женя съездила на встречу и купила одних только лекарств на 600 рублей, две сумки продуктов, а то у них был пустой холодильник. Миша все еще болеет, Галя вчера 29 марта была у них, сиде-ла с внуком, пока Женя ходила по делам, Миша все время просится в садик, так ему там понравилось. На 1 апреля мне дали направление на сканирование костей скелета в медгородке, необходимая ежегодная онкологическая проверка. Миша заболел, Женя его искупала, и он был дома больше недели, я два раза сидел с ним, чтобы Женя сбе-гала на встречи с клиентами. Миша пошел  в садик на целый день, ходил неделю, и опять заболел. Олега перевели в другой офис, кому-то из своих, понравилась его ком-ната, и его спустили в подвал, переехать ему помогали сват Валера и его сын Дима, правда не до конца, осталось еще много чего. 12 апреля Саша купил мотоцикл, привез его со старого города на Газели. С утра 14 апреля поехал на газели на остановку Жигу-лёвское Море к бывшему прапору из училища, торгующему рыболовными снастями, и в дороге почувствовал себя плохо, обратно вернулся на такси, потом полдня, лежал. На следующий день у моей Галки день рождения, 71 год! Я «сбегал» потихоньку за цве-тами, и поздравил. Подарил ей, несколько раньше, паровой утюг гладить без доски выписали по телику, а утром вручил конфеты «рафаэлло», «вишня в шоколаде» и «грильяж». Конечно, написал поздравление одно общее, а второе для Галочки, и зара-нее попросил Олега спеть его под музыку. В субботу собрались отметить, Галя опять наготовила вкуснятины, но пришли дети с Надей, Валера, сославшись на работу, не пришёл. Я прочитал поздравление, выпили, закусили и Олег с гитарой спел песню на мои стихи, Галя была очень довольна. Потом поели горячее,  попили с тортиком чайку, и гости собрались домой. С понедельника Женя с Мишей  почти неделю пролежали в больнице по подозрению на пневмонию, Галя ходила ее подменять, ей надо было схо-дить на встречу, и один раз приезжал я, а в  пятницу их выписали. Выходные вроде бы-ли без кашля, в воскресенье была пасха, а потом Миша опять простыл и 25 апреля Же-ня, опять ездила с Мишей к врачу. Я не знаю, как напасть какая-то! Ребята стараются сына закалять но, когда он болеет, я им говорил, закалять не надо, и в одних носочках по плитке и полу ему бегать не надо, у него есть для этого тапочки. Приближается 1 мая, отдыхаем три дня, потом три дня празднуем день Победы. 21 апреля ездил в ста-рый город, в Департамент здравоохранения, отнес два письма с поздравлениями вра-чей, к которым я обращался в том и в этом году, нашей поликлиники, и 5 больницы с майскими праздниками. Потом целую неделю эти документы передавались из каби-нета в кабинет, и только благодаря моим звонкам по этим кабинетам, и в довершение всего позвонил заместителю руководителя департамента, и документы пришли по на-значению, но с опозданием, 1 мая уже прошло, ладно  хоть день Победы еще остался. Зато, как была рада заведующая поликлиникой, когда я спросил, довели ли им содер-жание моего письма. Она мне пообещала, что доведет  до всех, кто отмечен в моем письме из врачей и сестёр. И сам получаешь удовлетворение, что сделал людям при-ятное. Сегодня 28 мая праздник «день Пограничников», я стараюсь в этот день помя-нуть моего отца Степвана Семёновича, кавалера орденов Ленина, Красного знамени и двух орденов Красной звезды. Участника Великой отечественной войны с первых ее минут 22 июня на границе в Белоруссии, до победы, 9 мая, дошедшего до Праги, и, принявшего затем участие в разгроме Квантунской японской армии в Китае, дойдя до Харбина. Дни рождения умерших родителей почти мы не отмечаем, иногда вспомина-ем, а обычно забываем, да и, как- то отмечать рождение, ведь человека-то нет, вроде неудобно. За это время мы бывали насколько раз с Галей по очереди, у Олега, сидели с Мишей. У Миши то аллергия, то простуда, к нам возить его не хотят, им накладно, оп-равдывая это якобы пылью у нас в квартире от ковров. А нам, они считают проще, сели в автобус, и приехали, правда, мы всегда с собой везем продукты, овощи, бананы, яб-лочки. В некоторые дни нам приходилось сидеть допоздна, и тогда Олег привозил нас домой, мы на все согласны, лишь бы у ребят наладилась работа. Олег три ночи, а мо-жет больше не спал, выполняя заказ, глаза распухшие, слезятся, может от бессонницы, да и может, давит аллергия от пыльцы, в общем, достается нашему сынуле. Саша по-шёл в отпуск на май, и в первые же дни отпуска, уехал на пароме на ту сторону Волги, у него там излюбленные места. Потом приехал на несколько дней, купил мне на компь-ютер жесткий диск на 500 гигабайт, поставил, а подключать его, я пригласил мастера Сергея, я к нему обращаюсь постоян6но. До этого я записал на флэш-память, купив ма-газине, емкостью на 16 гигабайт, мои документы, про мою службу и пенсию, фотогра-фии. Сделал это потому, что в прошлые приходы Сергея я потерял много фотографий и документов, когда он мне менял программу. А когда стал переписывать с памяти на компьютер, то не смог извлечь фотографии и документы три позиции. впопыхах стал смотреть по компьютеру, есть ли они в базе, но не нашел, я в ужасе. Потом на другой день нашёл их в другом списке, все же решил отнести эту злосчастную флэшку назад в магазин, там мне сказали, что в моем ПК объявился вирус, где я его подцепил, не при-думаю, может в «Фокусе», где мне печатают фотографии. Еле уговорил продавца, чтоб заменил мне эту злосчастную флэш-память, у нее к тому же плохо держалась крышка. Трижды в мае выбирался порыбачить, один раз в пустую, ездил в Приморский, а там почти не было воды. Второй раз поехал на причал, около паромной переправы, пой-мал несколько бычков и плотвичку, потом еще выбирался на этот причал, результат та-кой же. Позвонил Курбатову, или может он звонил, не помню, тот сказал, что ловят в Приморском, верхоплавку, и я поехал туда. Поймал 25 бычков, и 8 верхоплавок, всего получилось 1,5 килограмма рыбы. Галя почистила бычков, часть из них пожарила, а 12, самых крупных, я отнес Олегу. 25 и 30 мая я брал с собой фотокамеру, чтобы посни-мать Мишу на улице, а то до этого, мы гуляли во дворе и я жалел, что не было с собой фотоаппарата. Днем 25-го было прохладно, и Женя сказала, что гулять не надо, а 30-го я все же сделал несколько снимков на улице. 31-го мы с Галей поехали в поселок При-морский на рыбалку. День был ветреный и какой-то получился, даже не найду никак сравнения, как его назвать. Леска постоянно путалась, мормышки зацеплялись за все, что можно зацепиться, но самое интересное, что я в течение часа привязывал три мормышки, такого еще у меня не было. Чтобы привязать эту снасть надо продеть леску в отверстие мормышки, привязать, ее к крючку, и обратно леску пропустить в отвер-стие, чтоб привязать другую мормышку ниже этой. На эту операцию, ну от силы, уйдет две три минуты, у меня, в среднем, уходило по двадцать! В основном ловила Галя, а я привязывал мормышки, то себе, то ей. Потом в перерывах между этим занятием про-бовал ловить на поплавочные удочки, но одна запуталась на ветру, а на второй слетел поплавок, и я ее сложил. Ловил на мормышку верхоплавок, подергивая удочку, как при ловле на блесну, потому, что рыбка эта хитрая, и хватает, только опарыша, висящего на крючке, а не сам крючок. При п  она попадалась, то за брюхо, то за голову, и даже за хвост. Так мне удалось поймать их штук 15. Первого «отходили» от вчерашней рыбал-ки, болели ноги и руки, и 2 и 3-го ждали звонков от Жени, но там была её мама, и мы в эти дни не пригодились. До 9 июня были попеременно с Галей у ребят, им надо было закончить работу, сидели до вечера, а 7-го Галю под вечер подменила сваха. 9-го Женя с Мишей и ее мамой поехали по путевке в Анапу на 12 дней, Олег их отвёз в Самару на временно своей запасной «четверке».  Саша хотел поехать на выходные с другом пока-таться на мотоцикле на ту сторону Волги, но у них все сорвалось. А у меня глюканулся компьютер, по моему, я поймал «вирус» через флэшку, с которой печатались фотогра-фии в «Фокусе», Саша  принёс антивирус, почистили компик, но все равно я приглашал мастера Сергея, он подстроил программы, и  ещё  раз за 200 р. почистил «вирус». В пятницу Жека пересдал математику, получив пятёрку, и его перевели в следующий класс, а то у него корячилась переэкзаменовка осенью. Он мне звонил такой доволь-ный, когда 10-го я был на рыбалке  в Приморском на пирсе. Народу на пирсе было не-много, все ловили верхоплавку. Я попробовал на мормышку ловить бычков, но они, почему не клевали, и я взял поплавочную удочку и стал пробовать ловить верхоплавку. Рядом успешно одну за другой, а иногда по две рыбки сразу ловил мужичок, приятной наружности, который, сжалившись надо мной, сделал мне снасть, после чего я стал ловить продуктивнее.  В общем, к часам четырём  , у меня, как потом дома взвесили, оказалось килограмм этой мелкой, но вкусной, в вяленом виде, рыбёшки. Женя при-ходил к нам, пока пересдавал математику, а потом сидел дома, рисовал зачётные ра-боты. Олег ему отдал запасной компьютер, чтоб он мог дома поиграть на досуге. На той неделе Женя с другом катались с горки на самокате, и наш внук неудачно упал, и сломал ногу. Теперь он лежит в гипсе, у него трещина в пятке. Мы с Галей посылали деньги Жене, на телефон, чтоб она могла разговаривать с Олегом и с нами, а 18-го я послал ещё 100 рублей, чтоб Миша поздравил бабушку с праздником медработников. Он утром в воскресенье позвонил, что-то радостно лопотал, на Галины  вопросы с вос-торгом отвечал «Да!», «Да!» и бабушке было приятно, она была рада. Нас замучили дожди, мы на позапрошлой неделе с Галей ездили рыбачить в Приморский посёлок, и только начали ловить, как пошёл обложной дождь, и прогнал нас. Галя жалела, что за-была полиэтиленовые плащи, она бы тогда ловила бы и под дождём. В понедельник поехали снова в Приморский, но уже взяли полиэтиленовые  плащи, и не зря, вскоре пошёл дождь. Мой плащ разорвался ещё при надевании, но все равно спасал от дож-дя, хоть и не полностью. Потом  дождь прекратился, пригрело солнышко, и мы разде-лись, первой Галя, а потом я. Ловили до 16-и часов, поймали бычков, их ловила Галя, а я на блесну поймал, двух небольших судачков и одного окуня чуть больше ладошки. Вернулись усталые, но немного загоревшие. В пятницу ездил к Александру, бывшему прапорщику, которому я подписал документы на квартиру, он мне иногда делает по-дарки, вот и пригласил приехать, приготовил мне  двухколенный    спиннинг. Я у него, кроме того всегда беру бесплатно червяков, опарышей и кое-что из снастей по мело-чам. Сегодня суббота 25 июня, я с утра поехал на рыбалку, опять в Приморский, соби-рались с Галей, но она, плохо спала ночью, да накануне Олег вечером принёс две кви-танции на штрафы надо было заплатить, за техосмотр лодки и за нарушение ПДД. Кле-вали редко, но крупные бычки, народу было много, ловили на пружинку и попадались, кое у кого лещи, язи и сорожка, правда, все некрупные. Перед обедом позвонила Галя, и сказала, что привезут Мишу. Накануне вечером Олег поехал в Самару. Поезд, на ко-тором с юга возвращались Женя с Мишей и мамой, приходил около 4-х утра, он ноче-вал на вокзале, и в 6 часов они были уже дома. Я собрал удочки, улов и пошёл на мар-шрутку, думал, успею, но Галя сказала, что они были недолго, Мишу надо было укла-дывать спать, и они торопились домой. Мы приготовили Мише классный подарок, са-молёт на батарейках, он ездит по комнате, зажигает огни и сигналит. Миша был в вос-торге, Галя сделала пару снимков, и они уехали. В понедельник мне пришлось поехать к ребятам, посидеть с Мишей, Жене надо было поехать по делам. Галя подкупила про-дуктов, я взял фотоаппарат и к 11-и часам приехал к ним. Был до полтретьего, игрались  с Мишей, наш подарок – самолёт, уже не катается, а только сигналит и моргает лам-почками. Сделал несколько снимков, и Мише дал фотоаппарат, чтобы он поснимал меня, но получились кадры с половинкой моей головы. Миша спал, когда пришли Олег и Женя на обед, и я рванул домой. В пятницу. 24-го, Саша с другом на мотоциклах, без прав! поехали на ту сторону, на пароме  чуть не «подзалетели», когда подъехала поли-ция, но она не обратили на ребят внимание. В воскресенье вечером, они приехали домой, осваивали своих «коней». Саша остался очень доволен, хотя они попали в грязь и немного помокли, в июне почти через день шли дожди. Показывал фотки, записали на компьютер, получилось классно, все-таки память. Вечером 28 июня к нам приехал Женя, прискакал на одной ноге, у него ступня в гипсе, а я ходил на рыбалку, поймал бычков, одного хорошего окуня, чуть больше ладошки и двух небольших судачков. По моему, в среду сделал фотки, получилось здорово, Саша забрал себе, чтоб показать на работе. В четверг я опять ходил на рыбалку, клёв был плохой, но я все же поймал штук шесть бычков, а вечером пришли Саша и Олег побыли с Женей, так как он, наверное, скоро уедет в Геленджик, и я сделал несколько снимков. В пятницу Оксана перед обе-дом забрала Женю, выбегала из машины, чтобы поздороваться с Батуней, та сидела на лавочке у дома. В Воскресенье мы с Галей рванули на рыбалку в посёлок Приморский, но неудачно. Я блеснил, а Галя ловила бычков на мормышку, но ни одного не поймала, более того у неё, сорвался судачок, был почти в руках, так обидно, а я поймал бычка, когда переделал свою удочку, подвязав мормышки. В довершение всего, начался не-большой дождь и мы стали собираться, так как над Волгой с юго-запада нависла тём-ная туча. Вернулись на маршрутке – пустые. В понедельник ходил в прокуратуру, Бату-ня заключила договор фирмой, которая хочет по суду вернуть ей недоплаченные ей военкоматом деньги в сумме восемьдесят тысяч, а за это она должна выплатить 24000 рублей. Вначале мы согласились, а потом решили расторгнуть договор, так как если военкомат должен, то пусть выплачивает без посредников, значит надо подождать, а отдавать какому-то дяде три бабушкины пенсии не хочется. Так вот эти дельцы не хотят вести нам второй экземпляр договора, и мы боимся, что они под шумок могут подсу-нуть этот договор в общей куче на суде, и потом будут требовать деньги с Батуни. Фак-тически мне надо было отметиться в прокуратуре, что мы хотим расторгнуть договор, чтоб при необходимости показать эти документы. Галя к пяти часам поехала к ребятам забрать Мишу с садика, Женя, начиная с прошлой недели, стала водить его туда. Ко-нечно, Миша вскоре простыл, стал кашлять, потекли сопли, и пришлось нам опять ез-дить к ним, чтобы ребята могли спокойно работать. Как раз на этой неделе Жене пред-ложили работу в 17 квартале. 12-го был я, а потом два дня подряд ездила Галя, мне надо было сходить за лекарствами в поликлинику. С понедельника, 18-го июля на всю неделю, Мишу стали привозить к нам. Предварительно мы убрали все ковры,  в спаль-не провели генеральную уборку, перебрали шкаф, все это делала Галя, мне достался только ремонт шкафа, разрезка полового ковра, и вместе с Галочкой передвижка ме-бели. Гулять с Мишей досталось мне, Гале надо было ходить за продуктами, готовить кушать. Мы ходили с ним по детским площадкам, у нас в сквере внутри квартала, и у дома. Он научился лазить по горкам, съезжать на попке по спуску, правда от солнца, железная горка раскаляется так, что дотронуться до неё больно, не то, что ехать по ней, но это Мишу не останавливало. Я его снимал на фото и на видео, хочу записать на диск и показывать по нашему телевизору. Попробовал записывать, но почему – то на диск запись не прошла. Миша был у нас до субботы, мы устали, и, кроме того, Гале надо было готовить угощение для гостей, на воскресенье назначили отмечание дня рожде-ния Батуни, она родилась 22 июля 1920 года, и ей «стукнуло» 91 год. Я, естественно написал стихотворение:
С днем Рождения наша мама, бабушка и прабабушка!
Мы поздравляем нашу милую старушку,
Желаем счастья и добра, Здоровья крепкого на годы,    
  Любви детей и внуков навсегда!   
  Она прожила жизнь большую,      
    Скитаясь с мужем по стране,   
  И воспитала дочку Галочку, свою родную,
Чтоб та при встрече, супругой стала мне.
Вот и скитанья вскоре завершились,
Они в Орле, закончив службу «приземлились».
Но не сиделось им на месте без детей,   
   И вскоре, совершив межгородской обмен,      
    В Камышин, к детям перебрались поскорей.
Но вновь судьба неумолимо,             
 Опять разлуку им преподнесла,            
Сегодня день рожденья у Батуни,
Так первый внук ее назвал,
Когда в одно, два слова «Баба Тоня»,
Он просто напросто связал. 
  И в град Тольятти, снова к детям,   
                                                              Судьба их по обмену понесла.
                                                                    И только жизнь пошла стабильно,         
   Свои наладились дела,      
   Тут горе тяжкое внезапно,         
   Судьба зловещею рукою принесла.   
 Ушёл из жизни муж любимый,   
     Надорванное сердце ветерана,    
Не справилось с нагрузкою большой 
И прямо на дежурстве на работе,
Он жизнь закончил, уйдя навечно, на покой.
От горя сердце чуть не разорвалось,
Как жить? Придумать не могла.      
  Но тут родная дочка приютила,    
 К себе домой ее взяла.    
    А наша бабушка, для внука, 
   Своей без хитростной душой,   
Квартиру молодой семье без сожаленья отдала.
 Подарок, сделав щедрою рукой.
Давайте не грустить о прошлом,
Поздравим бабушку и выпьем доброго вина,   
    Чтоб жизнь ее текла спокойно,      
   И до ста лет она жила!
Галя купила подарки, что-то из одежды, цветы и конфеты, вручили ей утром в пят-ницу, сваты отказались, заболела Надя, простыла на работе под кондиционером, чтобы не заразить никого. В воскресенье долго ждали ребят. Олег был в Самаре по работе, немного задержался, и они приехали уже после 18 –ти. Миша с цветами и с коробкой конфет вначале хотел отдать мне, но потом его повели к Батуне и он такой немого напыщенный, торжественный отдал ей коробку конфет и цветы. Сели за стол, Галя стала читать, но не смогла сдержать слез, и отдала мое поздравление чи-тать Олегу, и тот монотонно его закончил. Женя сказала: «Какие хорошие слова», - и все, чокнувшись, выпили нашего домашнего винца. Трапезу я в этот раз забыл сфо-тографировать. После холодных закусок Галя принесла на блюде горячее: жаренные окорочка, отварной картофель, посыпанный жареным луком, и жареные шампинь-оны со сметаной. На третье был домашний Галин торт, очень вкусный и чай, кое – кто предпочел сок, или компот, было очень жарко.  Побыли у нас недолго, и поеха-ли домой. Погода в июле, нас не баловала прохладой, стояла невыносимая жара около 30 градусов. Спать при такой жаре невыносимо, хотя перед сном обязательно искупаешься, через некоторое время все равно лежишь в липком поту. С 25-го, до пятницы Миша ходил в садик, Женя работала, ездила в Самару на учебу, а мы за-нимались своими делами. Саша уговорил меня подключить интернет, я записал его по телефону, а себя записал в офисе «АИСТ» 26-го, Саше провели 27 июля провод-ной, а мне по проводам, но, через модем на другой день. Мастера все сделали, но не подключили интернет, в моем компьютере не было драйверов на сетевую карту, Сергей – компьютерщик, когда я менял материнскую плату, забыл их поставить. Только в пятницу вечером пришли сваты и их сын Дима помог мне настроить ком-пьютер, потому, что я сам запускал диск с драйверами, и боялся, что сделал, что-то не так. Пока сваты, посидев у нас, пошли погулять с Галей и Мишей на улицу, мы с Димой занялись моим компьютером. Дима, в компьютерном деле - корифей, все настроил, помог мне очистить от «белой пленки» часть фотографий, сделал перено-сы на моей «Пенсии 2007», и многое другое по мелочам, которые мне изрядно ме-шали в работе. В тексте, который я печатал, переносы слов не ставились, и выгляде-ло все довольно некрасиво....... Я свату дал бутылочку своего вина, запасы, которого за это время, значительно истощились. Ещё две недели мы  с Галей провели с Ми-шей у ребят по очереди. Женя нам сказала, что врачи определили у Миши аллерген, и к нам она больше ребенка не пустит, чтоб не заболел. Вот мы и ходили туда, как на работу, с утра иногда к ним приходила Надя, а потом мы, и «дежурили» до вечера. Я в промежутках между «дежурствами», ходил к врачам, и один раз вырвался на ры-балку, Галя, конечно завидовала. В субботу, 6 августа мы с Галей вырвались на ры-балку, поехали опять на пирс, в Приморский поселок. Забыли насадку говяжью пе-ченку, ее любят бычки. Поймали четырёх маленьких судачков, Галя вытащила, кро-ме того, трех бычков. Одного порезали на насадку, а одного я упустил. Устали, це-лый день на ногах, зато подзагорели, и домой вернулись в 16 часов.  В воскресенье были дома, я позвонил Олегу, надо съездить на консультацию в Глазную клинику, как я писал, в глазу, в котором заменен хрусталик, появилось пятно, ухудшающего зрение. Олег потом звонил, когда я купался, что хочет меня отвезти на своей маши-не, она должна быть готова к концу недели, и если у меня направление не горит, то поедим на следующей неделе. Представьте себе, машину ремонтируют с февраля месяца, а сейчас август, и никому нет дела, что человек не может нормально рабо-тать, хотя застраховал машину. С понедельника мы дома, Мишу отдали в садик, мы остались как бы, не у дел, стали заниматься своими делами. Я ждал компьютерщика Сергея, в понедельник, он не пришел, а затем во вторник. Женя нам даже не позво-нила ни в понедельник, ни во вторник, Галя не выдержала, позвонила сама, сперва Олегу, потом Жене. Та разговаривала с ней сугубо официально, как с посторонним человеком, называя ее Галина Алексеевна. Гале обидно, конечно, она уже стала го-товиться к ее дню рождения, который будет в конце месяца. У Батуни взяла 5000 рублей одной купюрой, приготовила дарственный конвертик с надписью «С юбиле-ем», я написал поздравление:            
С днем рождения Женечка!   
 Мы тебя от души поздравляем,         
И желаем, чтоб счастье струилось рекой,   
Чтоб ничто никогда не мешало,       
   Сохранять твой семейный покой!         
   Мы желаем тебе быть здоровой,       
      Никогда и ничем не болеть,          
   И своих дорогих Олега и Мишу,         
  Постоянно любить и беречь!       
   Скоро осень за окнами август, от дождя потемнели кусты,             
Но погода тебе не помеха, раз под осень родилась ты.
Осень снова приходит с земными дарами,                        
И тебе нарекла так Судьба,      
 Красоту всего лета собрала и тебе подарила сполна,   
     Так живи, никогда не теряя красоты,       
     Что природа тебе поднесла, 
 И года, что бегут чередою, пусть не старят тебя никогда!    
   С днем рождения наша Женечка!
Будь любима, счастлива и здорова!   
   Твои, любящие тебя Татьянины и бабушка Халипа.                                                                                                            
                            Сходил в дом быта, купил красочную обложку, Галя купила коробку конфет, и когда пойдем поздравлять планировала купить букет цветов. Во вторник с утра ходил в про-куратуру, отнес письмо, по поводу возвращения задолженности пенсии Батуне от ОВК, к концу дня пришел Сергей, налаживать ПК, наговорил мне, что у меня в нем был ви-рус, перезапустил мне программу, якобы поставил защиту «антивирус», поставил про-грамму для переснимания снимков на диск. Взял за все это пятьсот рэ, и ушёл. На сле-дующий день с утра сходил в магазин поменять диск, чтоб записывать фотографии, и попробовал эту программу, для записи дисков, но она для меня оказалась очень слож-ной и я ее удалил. потом снова стал писать пенсию, и у меня опять выскочил этот зло-получный файл, что не хватает памяти, чтоб закончить эту операцию, позвонил Сергею, он обещал приехать. После обеда сел за ПК, нажал на ОК файла и он выключился. Не знаю, что сказать Сергею, когда приедет, но все равно у меня есть вопросы, на которые ему придется ответить. Немного похолодало, а то замучила жара, каждый день за 30 градусов. Завтра хотим с Галей пойти на рыбалку, благо я посмотрел прогноз погоды, будет около 24 тепла и главное, северо-восточный ветер, а это значит, у нашего берега зеленой мути не будет. В прошлый раз ветер дул с юго-востока и нагнал зелень, к на-шему берегу столько, что вода стала зеленой, и рыба почти не клевала. Вечером стал собираться на рыбалку, Галя отказалась, у неё на ноге, пол пальцем, разболелась мо-золь, и я наутро следующего дня пошел на рыбалку один. На пирсе было четыре рыба-ка, они ловили на пружинку лещей. Ветер дул мне в ухо с северо-востока, леску сноси-ло ветром, она парусила, что затрудняло вовремя делать подсечку. Позвонила Галя, сказала, что поедет к ребятам, Женя просила побыть с Мишей. Его вчера в садике вы-рвало, он и Олег забрал Мишу домой, а сегодня надо с ним побыть, так как его утром снова рвало, и они не поведут его в садик. Я оборвал в общей сложности три блесны, были зацепы, и две мормышки, с грехом пополам, поймал двух малюсеньких бычков сантиметров по 10, одного закинул на донку, второго, мальчишка, пристроившийся ко мне,  порезал с моего согласия на насадку. Я ему, кроме того, дал несколько малень-ких кусочков печенки, ой, вспомнил!, Ведь я ее не выложил из рюкзака, и она второй день там тухнет. Пойду, выброшу пакет с ней в мусоропровод. Мальчишка  попался смышлёный, все расспрашивал, как и на что лучше ловить, мне пришлось ему помочь, когда он оторвал, крючок, подарил ему мормышку, привязал ее на его удочку, и у него стало сразу клевать. Я стал собираться домой, мальчика, тоже, к тому же он на зацепе оборвал мою мормышку, и я пошел на маршрутку. Я стал собираться домой, мальчиш-ка, тоже, к тому же он на зацепе оборвал мою мормышку, и я пошел на маршрутку. Как-то раз, после обеда, я ездил в кампанию «Лада Мононор», узнать, могут ли там сделать шведскую стенку для Мишутки. Там заломили цену тринадцать тысяч. Я рас-строился и направился домой. Пешком, так как, маршрутки, шли полные, и на пути не брали, дошел до Вазовской остановки, недалеко от ж/д вокзала. Это было время окон-чания работы первой смены авто заводчан. Все автобусы и маршрутки нужные мне, были забиты людьми и шли, мимо, не останавливаясь. Простояв минут 15 в ожидании транспорта, идущего по Юбилейной улице, сел в 30-й автобус. Который после рынка поворачивает налево по ул. Дзержинского, и сошел на остановке «Лицей искусств», сразу после поворота. Кстати в этом лицее учится наш внук Женя, отдыхающий сейчас на море с мамой и Сергеем в Геленджике. Оттуда пошел пешком через квартал домой маршрутом. как Женя ходит в школу. По дороге нашел телефон. «Самсунг», такой, как был у Жени. Позвонил Саше, у него был наш старенький телефон «Нокиа», он приехал, и взял его себе. Неделю он мучился угрызениями совести, хотел вернуть, но я его отго-ворил, сказал, что это я нашел телефон, а не он, и пусть не мучается. Я возьму всю вину на себя, если что, а потом я сказал ему, что время ушло, и ему могут еще «морду на-бить, что сразу не отдал», и он оставил пока телефон себе, а старенький, принес, и я его подготовил  для Батуни. Я ей набрал номера Гали и мой, и еще ЖЕК и милицию. Она все никак не привыкнет, как надо набирать на телефоне Галю и меня по имени, ей все время хочется набирать цифры. И даже попросила через Галю, чтоб я ей дал номе-ра наших телефонов, которые были написаны на нашем городском,  домашнем теле-фоне. Я несколько раз рассказывал, как включать телефон, и даже и даже нарисовал большой рисунок телефона, но она все равно, чтобы позвонить набирает цифры, вме-сто того, чтобы найти имя мое или Гали. Миша снова простыл в садике, и опять мы «дежурим» у ребят по очереди с Галей, утром до 12 или до часу дня приходит Женина мама, а мы приходим к ее уходу, как на смену дежурства.  Пришел сентябрь, мы меч-тали побыть на празднике в Лицее, но Женя ко Дню знаний не приехал, или его мама, как всегда «чихает» на школьные мероприятия, или они не достали билетов в Геленд-жике, чтоб приехать вовремя. Они, как сообщил Женя, они должны приехать аж 4 сен-тября. Было немного грустно, и я написал ностальгическое стихотворение, которое по-слал в Геленджик. Оно, в дальнейшем, стало началом нашего поздравления Жене с днем рождения 8 сентября.
Вот и лето пролетело осень снова на дворе,      
  И учиться надо в школе любопытной детворе.
И сегодня в школах праздник, отмечают « Знаний день»!
И цветов огромные букеты все несут, кому не лень!
Предвкушая радость встречи, одноклассники спешат,
И веселые приветы, как салют кругом звучат!
 Первоклашки с изумленьем, широко открыв глаза,
Смотрят, как проходит праздник, и на маму с папой иногда.
Только нам не в радость праздник, дома мы сидим вдвоем,
 Первый раз, за эти годы, мы на праздник не пойдем.
Задержался внук наш Женя с мамою на море,
Он на праздник не приехал, и для нас большое горе!
                             4 сентября они приехали, а мы стали готовиться к Жениному дню рождения. Сходили с Галей в магазин «Спорт – мастер», и купили футбольный мяч, почти за 600 или 700 рублей, точно не помню, добавили к подарку 1000 рублей, и я закончил стихотворе-ние.
Но четвертое число, вот уже и к нам пришло,   
 Женя дома появился, с моря с мамой возвратился.   
У него полно забот, книги в школе получить,
В школьный ритм быстрей войти,
Что за эти дни прошли ребята поскорее изучить.
Вот и началась учеба, день за днем, как прошлый год,
Только новые предметы всем прибавили хлопот.
И пришло число восьмое, день, который ждали все,
Все родные, бабушки и дедушки, ну и Женя в том числе!
Мы его сегодня поздравляем, и желаем Жене всей душой,
Быть здоровым и счастливым,
Чтобы школьная учеба приносила радость и покой.
Мы желаем, чтобы в школе, был для всех наш внук пример,
Чтобы он по всем предметам, успевал как инженер!
А еще тебе желаем нас совсем не забывать,
И хоть изредка, как прежде, после школы навещать.
С днем рожденья внук наш первый, помним мы тебя всегда,
Часто с папой, бабушкой и Сашей, вспоминаем мы тебя.
Как пошел в семь лет ты в школу, в Старый город , в первый класс,
И учился там полгода, позабыв совсем про нас.,
А потом поближе к дому мама школу ООЦ нашла,
И другая, специальная учеба у тебя тогда пошла.
А потом в семье решили, дарование к рисункам у тебя развить,
И тебе с большим успехом, в Лицей искусств удалось поступить.
Так учись, дерзай, работай над собой, не покладая сил,
Чтоб учебу завершив отлично, в институт успешно  поступил!
Мы тебе от всей души желаем, быть здоровым, счастливым всегда,
Чтоб ничто плохое в жизни, не коснулось бы тебя!
Знай, для нас всегда ты дорог,
Все храним, что связано с тобой,
И считай, что дом, где мы живем, старея,
Это  Женя дом и твой!
Еще раз с днем рождения Женя!
                                  Любящие тебя папа, Саша, дедушка, бабушка и Батуня.
                            Надо сказать, что подарок Жене понравился, когда он в понедельник 12-го пришел после школы к нам пожить неделю с нами, так, как мама уехала в Москву до субботы. Сентябрь прошел так же, как, и прошлый месяц, ездили по очереди к Мише. Просили ребят, чтоб привозили его к нам, но Женя противится, что, якобы, он у нас заболеет от застоявшейся пыли, хотя мы убрали все ковры, отодвигали шкафы и убирали везде пыль. Олег постоянно мотался в Самару по работе, а иногда даже и на ночь. Да, 8 сен-тября Олег возил меня в Самару, в платную глазную клинику. Ничего не сказал, что клиника платная, ездили втроем Олег, Женя и я. Он заплатил за мое обследование 4 с лишним тысячи, я знал бы что это платная клиника, то не поехал бы. В последнюю не-делю сентября Жене надо было ехать по работе в Москву, и она согласилась отдать Мишу нам. Миша у нас прожил до ее приезда без всякой аллергии на пыль, и чувство-вал себя отлично. В октябре Миша снова стал жить у нас, 4 числа Олег поехал на своей машине к друзьям в Ульяновск на какой-то музыкальный фестиваль. Да, забыл напи-сать, что наконец-то он забрал из ремонта свою машину, полгода он мучился без нее, хорошо друг его выручил, дал свою старенькую «четверку» и он на ней решал свои проблемы.  Мишу Женя привезла утром на такси, хотела забрать вечером, но к концу дня позвонила, что у родителей 31 годовщина свадьбы, и она просила оставить  Мишу у нас ночевать. В четверг, 6 октября, Женя полетит опять в Москву, и Миша останется с нами до выходных. Сегодня, пятого октября, день учителя, я тоже причастен к этому празднику, в Камышине преподавал военную историю в училище. Так вот Женя не по-ехала в Москву 6-го, и нам пришлось опять ездить к ребятам, но потом с утра у них бы-ла мама Жени, а потом к часу дня привозили его к нам. Восьмого числа, это была суб-бота, я поругался, впервые, за все время нашей совместной жизни с Батуней, уходя, я ей всегда говорил, что ухожу на улицу, чтобы она знала, что дома никого нет, Галя в этот день была у Олега. Она стала допытываться, куда я пойду. Я ей не очень вежливо сказал: «Какая Вам разница, куда я пойду? Я могу сказать, что пойду в магазин, а потом передумаю, и пойду в другое место. Вам-то это зачем, на всякий случай у меня есть те-лефон», - и ушел. Через некоторое время я пришел домой, и обнаружил, что в моем телефоне недостает 200 рублей. Дня два тому назад, я попытался по интернету узнать свою родословную, и по глупости поддался на такую формулировку: «Позвоните на номер такой-то, мы будем уверены, что к нам обращается реальный человек». Я по-звонил, и мне SMS-кой сообщили, что мне подключена услуга, которая мне поможет разобраться с моей родословной. Я сразу вышел из интернета, чтоб не пользоваться этой услугой, а вот теперь обнаружил, что за нее с меня содрали эти 200 руб., хотя я больше в эту программу не влазил. Более того, я там же обнаружил, что мне написали, что действие этой услуги мне продлили. Я в ужасе, эдак они меня ни за что «разденут догола». И я решил побежать в офис МТС на ул. Революционной. Уходя, я опять сказал Батуне, что ухожу, она вышла из комнаты в коридор, и я еще раз сказал ей, что ухожу. Оператор офиса мне, с усмешкой, сказал, что помочь мне смогут только в Централь-ном офисе, но там надо будет иметь с собой паспорт, а у меня проблема, моя сим-карта зарегистрирована на Олега, они с мамой в 2006 году купили мне телефон на день рождения. Я позвонил Олегу, который мне вначале прочитал нотацию, потом по-обещал приехать в офис, а я побежал, вернее, поехал туда на маршрутке. Не дожида-ясь Олега, зашел в кабинет, рассказал девушке про мою беду, и она сумела отменить в моем телефоне эту дурацкую услугу. Выйдя на улицу, я позвонил Олегу, что приезжать не надо. Выслушав от него еще одну порцию нравоучений, взвинченный, пошел до-мой. Галя уже пришла, и спросила, где я был, и почему Батуня не знает, что тебя нет дома, и тут я взорвался, я сказал, что она всегда врет, никогда не скажет, даже когда, что-то натворит. То краны в ванной сломает, то бумагодержатель выломает, и ни когда не признается. Припомнил ей и про то, когда она устроила ШОУ с «падением» у лифта на первом этаже, когда ее приводила соседка с первого этажа с парнем с шестого вме-сте Галей, когда она всех обманула, прикинувшись «немощной», что ее даже «скорая» не взяла. Врач, кроме того, ей сказала, что с таким здоровьем, бабушка, Вы еще столь-ко проживете. Галя меня остановила, а то я еще что ни будь бы, наговорил. Пишу по-вторно, мой «задонский» компик опять «сожрал» мою писанину, что я до этого напи-сал. Всю прошлую неделю Мишу привозили к нам, обычно к обеду, Надя с ним погуля-ет, и он хорошо кушает. Поспим вместе, обязательно расскажи ему сказочку, когда ска-зочка идет к концу, я быстрее засыпаю, чем Миша. Встает около пяти, а иногда спит и дольше, что-нибудь покушает, как правило «Растишку», или творожок, а потом игра-емся, или смотрим мультики. Любит смотреть «Тачки», «Ну погоди» уже, по-моему, приелся. Я на неделе, в четверг, вырвался на рыбалку, на свой полюбившийся причал в Приморском поселке, с утра было прохладно, а я оделся легко. Сверху надел прорези-ненные куртку и брюки, купил к исходу сезона, а Саша, спасибо ему, мне их подогнал по росту, а на ноги надел резиновые сапоги, но после одиннадцати ветер разогнал ту-чи, стало теплее. Зато вода помутнела, и мои попытки половить на спиннинг с кембри-ками окуня, не увенчались успехом. К часу дня приехал домой с шестью бычками, Миша уже кушал, и с разочарованием посмотрел на моих рыбок. В его понимании ры-ба должна быть такая, какую поймал его папа, на фотографии на кухне Олег держит за голову сома, ростом почти с него, а тут какие-то малыши, хотя три из них были доволь-но крупные по рыбным меркам. Женя пыталась подбросить нам Мишу и в субботу, но Галя сказала, что мы хотели пойти по магазинам. Мы пошли за сковородой в «Русь», увидев новую рекламу товаров, да и мне надо было зайти на хозяйственный рынок, купить еще один черенок, я собрался дома сделать Мише «шведскую стенку», и заку-пал для нее подходящий материал. Пока мы смотрели телефон для Батуни, у нее уста-ревший «Нокиа», позвонил Олег и сказал, что привезет Мишу, и все наши планы рух-нули. Спустились вниз, в подвал в хозяйственный магазин, быстро выбрали сковороду, и Галя пошла домой, я зашел на рынок за черенком. Пришли домой готовим обед, по-кушали, а Мишу не везут и не везут. Я позвонил Олегу в 15.00, оказывается, там при-шёл дед Валера, а нам они забыли позвонить. И я занялся стенкой, полдня в субботу, и до пяти вечера в воскресенье я собирал «шведскую стенку», умаялся, до чертиков, но получилось, по-моему, неплохо. Гале тоже досталось, убирала за два дня за мной му-сор, а потом пропылесосила и помыла все комнаты. В понедельник Мишу привезла Надя, Олег ее высадил у нашего квартала, и она прогулялась с ним по кварталу и Галя ее встретила у школьного двора. Миша, войдя в коридор,, сразу увидел боковую стен-ку «шведской стенки и спросил, что это такое. Я сказал, что это ему подарок от дедуш-ки, и он сразу пошел его опробовать, и немного устал, с непривычки. Подарок ему по-нравился, сказал, что хороший. Вечером Мишу не забрали, Олег на следующий день рано уезжает в Самару, и они решили оставить его у нас. Утром мы с ним снова поза-нимались зарядкой, и он полазил по стенке с охотой. Миша снова ночевал у нас со вторника на среду, домой не взяли, Женя заболела. Я думал Мишу заберут и собрался на рыбалку на следующее утро. Галя, конечно, была против, потому, что одной с Ми-шей ей трудно. Батуня, не в счет, с виду она, конечно, добрая, отзывчивая, а на деле, сама себе на уме. Вечно прикидывается, что она такая больная, что ее осталось только на руках носить, еле ходит, качаясь, когда переступает, а когда никто не видит, без пал-ки, даже не качнувшись «шурует» по коридору. Сижу, пишу, и вдруг заломило в пояс-нице, тупая, нестерпимо ноющая боль, прилег на «колючки» немного отпустило. По-том я проанализировал, откуда появилась эта боль. Я в этот день ходил на рыбалку, с собой брал тележку с рыболовными снастями, и когда шел, то поднимал ее для пре-одоления бордюров. Выходные были без Миши, в воскресенье был такой солнечный погожий день, что я пожалел, что не пошел на рыбалку, но у меня была причина, я де-лал дурманы на окуня. На прошлой рыбалке посмотрел, ка сделаны эти снасти у лю-дей, субботу, и воскресенье делал эти снасти. С понедельника Мишу снова стала теща, и мы были привязаны к внуку, занимаясь с ним. В четверг у Олега сломалась машина, и вся его работа встала, и вечером Миша остался у нас ночевать. Эти ночи с Мишей для Гали, как напряженка, вскакивает при малейшем шуме с кровати внука, чтобы его положить на подушку, он или с неё сползает, или крутится во сне по всей кровати, да и поднимает пописать, чтоб не замочил кровать. Утром встает усталая не выспавшаяся, и целый день в заботе о внуке, бегает за продуктами, готовит кушать, и если я куда по-шел, ей и за Мишей приходится смотреть. От Батуни мало толку, ведь он, как вертолет, не сидит на месте мотается по комнате, за ним не успеешь. А ей ведь надо показать, что она не может быстро встать и ходить, хотя я несколько раз видел, что Батуня сво-бодно встает со стула, и ходит, не затрудняясь, по комнате. У нас что-то перестал пере-ключаться пультом видео плеер, а потом я проверил, он и своими кнопками не вклю-чается. Мы с Галей решили приобрести новый, как раз в «Руси», отделе «Эльдорадо» проходила акция: «сдай старый товар, и купи новый со скидкой». Я отнес наш видео плеер, и за 1600 рублей купил плеер фирмы «Тошиба», скидка составила 400 рублей. Он конечно по качеству намного лучше нашего, теперь хоть Миша может смотреть мультики. Вчера в пятницу купили Гале телефон Нокиа за 790 рублей, Тот телефон, что был у Батуни, пришел в негодность, и мы решили Галин отдать Батуне, ей новый, та-кой, как у нее, только чуть получше. Идя домой, купил веточку цветов, ведь завтра у нас исполняется 52 года совместной жизни с Галей. Вечером приехала на такси Женя и забрала Мишу, Галя хоть эту ночь отдохнула. Все покупки приурочили к нашему дню свадьбы, который пришелся на субботу, надо хоть иногда делать друг другу маленькие радости. Перед сном я написал поздравление моей Галочке.  Утром я встал потихонь-ку, чтоб никого не будить, и сбегал в «Миндаль», купил коробочку конфет, «Вишня в шоколаде», Галя их любит. Она встала, и, конечно, с высоким давлением, я прочитал ей слова, которые живут в моем сердце, в ответ на ту доброту и заботу, что она делает для меня. Я его написал ниже. Пишу повторно, мой «задонский» компьютер вчера 31. 10-го опять «сожрал» половину стихотворения, что я сочинил моей Галочке. Вот оно:                              
Нам вместе нынче 52! 
Я тебя, моя родная поздравляю,   
    С днем, когда мы стали мужем и женой,
С днем, который нашей жизни дал начало,
Жизни нашей очень непростой.
Как прекрасны были встречи,
После долгих дней разлук,
Ждала ты всегда танкиста,
Вот сейчас он дверь откроет вдруг.
И теплом своим сердечным,
Согревала в дождик или снег,
И остались эти чудные мгновенья,
В моем сердце с той поры навек!
Я тебя люблю, моя родная,
С каждым годом все сильней,
Ты мне стала ближе и дороже,       
  Чем когда-то в юности моей.         
Мы с тобой немало пережили,
Трудно поначалу было жить,
Но судьбе хочу сказать спасибо,
Что семью сумели сохранить!
И теперь, когда уже не надо,
                                    Чемоданы снова паковать,
И куда-то в неизвестность ехать,
В новом месте жизнь поновой начинать.
Мы живем, как в дни былые,
Забывая про нажитые года,
И спешим на помощь к детям,
У них сейчас нелёгкая судьба.
Но я верю, что пройдет пора лихая,
Встанут на ноги они,
И тогда для нас начнутся,
Беззаботной жизни дни,
А пока, моя родная, вспомним юность,
Что свела когда-то нас с тобой,
И бокал шампанского поднимем,
За душевный наш покой!
                              В понедельник 31-го, утром   сбегал в  поликлинику сдал анализы, чтоб с ними потом записаться в ноябре к   онкологу. Мишу привезли к обеду, и опять пошли наши трудовые дни. Вот и пролетел октябрь, эта рабочая неделя будет на день короче, в пятницу 4 ноября отмечаем праздник народного единства, непонятный для пожилого поколения. Для нас ноябрь был самым торжественным месяцем, к нему готовились, у всех было праздничное настроение, волнующее ожидание чего-то радостного и значимого. Люди ждали парад на Красной площади, как великое торжество, предвкушая увидеть, что-то новое из военной техники, которая поражала своей мощью и величием. Затем шла демонстрация трудящихся, тоже красочное зрелище. Последние годы, когда не надо было участвовать в местных парадах и демонстрациях, садились за стол, перед телевизором, Галя, как всегда наготавливала закусок, горячего, и мы, глядя в телевизор на парад и демонстрацию, под возгласы диктора, прославлявшего партию и наш народ, поглощали с аппетитом Галину вкуснятину. Под вечер приходили дети, снова садились за стол, ужинать семьей, Саша, обычно не приходил в праздник, а на другой день, или позже, еды оставалось много, Саша кушал, и Галя с собой давала ему домой. А сейчас 4 ноября - тусклый праздник, по телевизору и смотреть нечего, руководство, возложило венки к памятнику «Минина и Пожарского», кой-где в городах, собирался на митинги в небольшом количестве народ, а вечером посмотрели или концерт, или кино. Скукота! Пятого тоже праздник, день военного разведчика, это должен праздновать я, почти 6 лет командиром разведвзвода в Германии  это для меня что-то значит! Олег утром 5-го привез Мишу на общественном транспорте, ему сегодня     2 года и 9 месяцев. Женя эту субботу работает, а у Олега машина опять в ремонте. В воскресенье отдохнули, а в понедельник с утра посмотрел парад, посвященный 70-летию парада на Красной площади 7 ноября 1941 года. Тогда этот парад поднял моральный дух всей Красной армии, и она не допустила немцев в Москву. Гитлер бесился, как так, его полчища у стен столицы, а там идет парад, посвященный образованию советского государства. Все силы были брошены на Москву, но ценой неимоверных усилий, и больших потерь, враг был остановлен, и отброшен на 100 – 150 км. Только в один день 7 ноября над Москвой бол сбито более 70 самолетов, со смертоносным грузом, летевших бомбить столицу. Парад был так себе, с поздравлением выступил мэр Москвы Сабянин, потом провезли ветеранов в Уазиках, в одинаковых пальто и шапках, с гвоздиками в руках. Затем  показали фрагмент обороны Москвы с участием солдат, одетых в тогдашнюю форму в шинелях и полушубках, прошла боевая техника, тех времен, а завершили парад колонны воспитанников кадетских корпусов, и спортсменов. Неделя прошла в заботах о внуке, Надя приводила его к обеду, 11-го я ходил на прием к урологу,  а Миша в тот день остался ночевать, Женя должна была утром ехать в Самару, и рано везти его было  жалко. Выходные мы провели дома, я ждал Диму, Жениного брата, чтоб посмотрел компьютер, но он, сославшись на недомогание, не пришел. С воскресенья я стал готовиться  к чистке печени. Выписал методику в Интернете, а до этого перешел на вегетарианскую пищу, ничего мучного, мясного, жирного. До этого пару раз печень болезненно заявляла о себе. Галочке доставил немало хлопот, ей надо было изменить привычный уклад жизни. В понедельник звонил в АИСт, узнавал, как отключиться от них, потому, что подвернулся более дешевый вариант подключения к Интернету, через Ростелеком. 15-го сходил в прокуратуру, насчет Батуниной задолженности от Военкомата, немного пошевелил их, за долгие дела, а потом, побежал домой, пришел Дима, лечить мой компьютер. Возился он с ним долго, залезал во внутрь, в общем, как настоящий мастер. После его ухода я попробовал печатать, вроде сбоев не было, но потом посмотрим. Как уложили Мишу, сходил в офис АИСт и подал заявление на отключение от Интернета, мне надоело, возиться с этим модемом, он так долго находит нужную страницу в Интернете, что приходится сидеть и ждать. Только пришел домой, включил компик, смотрю, а уже Интернета у меня нет. Позвонил мастеру с Телекома, что можно приезжать, подключать меня к их Интернету. Обещал приехать завтра после обеда. Сегодня Надя привезла Мишу к нам прямо домой, а то мы обычно ходили их встречать их в сторону Ленинского проспекта. Миша спит после обеда, а я жду мастера, обещал приехать после трех часов. А вот уже скучно без этого Интернета, он как губка втягивает в себя и хочется в него входить еще и еще, и какое-то чувство опустошенности без него. 16-го вечером пришли двое парнишек, которые заключили  со мной договор с компанией «Ростелеком». На следующий день я пытался с утра дозвониться в Ростелеком, чтобы узнать, когда меня подключат, но я не сумел ничего не узнать. Где-то в обед мне позвонили и сказали, 18-го в течение дня ждите, вас подключат. В  обед на следующий день меня подключили к Интернету. В четверг Женя поехала в Москву по работе, и Миша у нас жил до понедельника. С утра я сходил в поликлинику, а вечером Олег с Женей забрали Мишу. Опять начался для нас «детский сад». 23-го к 13 часам Олег привез Мишу, и меня подвез в медгородок, я записан был на прием к онкологу, и зашел, перед этим, в медтехнику за запчастями для моего слухового аппарата. Онколог выписал мне укол «золадекс», и вечером Галя мне вколола его в живот. В пятницу вечером, пока ждали родителей, я ужинал за столом на кухне, Галя сидела тоже за столом, а Миша, его покормили раньше, был рядом с нами. Он же непоседа, стал прыгать около стола, и как-то неудачно покачнулся, и ударился об угол кухонного стола. Он, конечно в рев, Галя быстро намочила полотенце холодной водой, и давай прикладывать к щеке, еле стал успокаиваться, а тут приехали мама с папой, а у дитя травма. Конечно, нам неприятно, что не уберегли внука, а как его убережешь, не будешь же держать его за руку все время. За субботу и воскресенье мы немного отдохнули, а в понедельник у Миши увидели синяк чуть выше верхней губы слева, и когда кушал, говорил, что болит «зубка». Привозил и забирал Мишу Олег, он должен был ехать в Самару, но планы поменялись, и он туда не попал. День прошел без происшествий, Миша хорошо пообедал и поспал почти до полшестого. 1 декабря у Жени на работе, по своей давней традиции отмечается новый год. Олег привёз Мешу  пол одиннадцатого, Галя сбегала, в магазин, а потом мы сходили погулять  с Мишей. Погуляв, покушали, поспали и в 17.15 Олег забрал его на елку. В пятницу, 2 декабря, у меня вырубился Интернет, как я, после нервотрепки с его подключением понял, что надо в конце месяце заплатить 199 руб. и все будет работать. 4-го ходили на выборы с Галей, Батуня тоже порывалась голосовать, исполнить свой гражданский долг, но ее замучаешься тащить по скользкой дороге, не дай, Бог завалится, ее же не поднимешь. И мы ей объяснили, что без ее голоса выборы все равно состоятся, и победит путинско-медведевская «Единая Россия», и она успокоилась. Выходные прошли в хлопотах по подключению к Интернету, приходил Саша, покушал, мама ему дала с собой баночку лечо, и две банки варенья, ягоды он летом рвал на той стороне Волги. Пятого, как обычно привез Мишу Олег, и вечером он же забрал своего сынулю домой. Пока мы с Мишей спали, приходил со школы Женя, покушал пельмени с бутербродами, чай попил, поиграл на Компьютере, и уехал, за ним приезжал водитель мамы Андрей. Миша еще тогда не проснулся, братья не встретились. То ли мамина школа, то ли Женька не очень жалует малыша, но в последний раз, 29 ноября, когда Женя сидел, кушая за столом, я хотел сфотографи-ровать их вдвоем, и нажал на спуск фотоаппарата, Женька успел отвернуться, так я и заснял его спину, Мишу и Галю. Вчера мы узнали, что ребята решили взять няню. Нашли ее в Интернете, не по рекомендации знакомых, а со стороны, и кто она такая можно только догадываться. Конечно, Жениной маме ездить утром к ним каждый день накладно, да после этого надо привезти Мишу к нам и успеть на работу, а это не всегда во время получается, и она частенько опаздывает на работу, да и дома ничего не может делать по хозяйству. Вот Женя и решила взять няню, чтобы разгрузить нас, ну и больше маму. Мы с Галей поговорили и решили, пусть привозят по утрам Мишу к нам, все равно, когда будет садик, возить придется туда. Пока Галя только  Жене  сказала: «Водите, тогда к нам с утра»,- но окончательно не решили, у них будут смотрины няни сегодня вечером. Миша с удовольствием покушал, долго не засыпал, а сейчас спит. Смотрины не получились, Женя вечером поехала в Самару за мебелью с коллегами по работе, а Олег тоже часов в восемь вечера приехал за Мишей, уставший, дорога плохая, надо было ему не забирать Мишу, переночевал бы у нас. Ну вот, в четверг вечером Олег где-то играл, а Женя была на встрече, написала СМС, можно оставить Мишу на ночь, мы послали: «Да». Миша не особенно страдал, игрался, смотрел «Тачки» поужинал хорошо пельменями и где-то в 10 вечера мы с ним легли, а Галя смотрела сериал «След». Я рассказывал сказочки, но около 11-и стал канючить: «Хочу бабу Галю», - как раз кончился фильм и бабушка пришла. Спали они почти до десяти, а я побежал в поликлинику за лекарствами. Вернувшись, домой, забрал Мишу с санками и пошли кататься на небольшую горку за четырнадцатизтажкой. Я немного его провез, а в сквере, через который мы шли, он сам вез санки за веревочку. На горке никого из ребятишек не было. Для Миши, который в первый раз сел на санки, чтобы самостоятельно съехать, наверное, по его меркам с большой горки, было страшновато, но он не подал виду, и подтолкнутый мной, поехал вниз. В конце горки были прогалины земли, и санки сами затормозили. Миша немного клюнул головой, и продолжал сидеть. Я с горки крикнул, чтобы слезал с санок, брал санки за веревочку и вез ко мне. Я спустился ему навстречу, и помог ему тащить санки к началу горки, где склон был намного круче, и забираться труднее. Так мы катались минут 20, потом пришли два малыша, постарше Миши на одних санках. Они не катались, а скорее всего, валялись съезжая с горки, Миша с интересом наблюдал за этой возней, и я чувствовал, что он с удовольствием бы присоединился к ним. Но время шло к обеду, и мы направились домой. Миша всю дорогу ехал, и только перед домом, на тротуаре, где снег был счищен, слез и вез санки сам. В субботу мы с Галей поехали по спортивным магазинам посмотреть санки, о которых заикнулась Женя, когда я рассказал про наше катание с горки. Она сказала: «Давай купим санки с рулем на лыжах». Олег, что-то резко буркнул в ответ, мол, не до санок! Мы нашли такие санки в спортивном магазине, на Революционной, и потом в «Культтоварах», и рядом с ним на площадке, на той же улице, недалеко от нашего гаража. Эти санки стоили 2 – 2,5 тысячи, конечно мы не купили, и кроме всего они для нашего Миши еще очень большие. В воскресенье Галя делала уборку, постирала наши постели и Мишину, его все белье, которое он переодевает, когда приходит к нам. Батуня опять поставила себе фингал на левый глаз, сказала, что упала, но как так можно упасть, что синяк только внутри глазницы. Прошлый раз у неё были ссадины на лице, а в этот раз, настоящий «фонарь».  К обеду Надя привезла Мишу, как он потом сказал, на автобусе, они «ехали пешком по лестнице», Мишино выражение, лифт не работал, и Надя с лестничной площадки направила Мишу, не заходя к нам, Галя ждала у открытой двери.  После мытья рук, я Мишу направил на Шведскую стенку, а с неё на перекладину, он уже подтягивается, правда я помогаю, но чувствуется, как напрягается при этом его маленькое тельце, и это радует, он с каждым разом прибавляет свои силенки. Забирал его папа, поужинал со мной, и тоже помогал Мише лазить по «стенке» и подтягиваться на перекладине. Во вторник я встретил Надю с Мишей в скверике, они шли с ул. Степана Разина, где их высадил Олег. Она – молодец, дает возможность внуку прогуляться по пути к нам. Я забрал Мишу, а сваха побежала на работу, чтоб не опоздать. Мы потихоньку пошли домой, дома Миша полазил по «стенке», подтянулся четыре раза, покушали с ним вместе, и пошли в спальню. Спать не хотел, слушал мою сказку про бабу Ягу, потом, давай деда еще рассказывай про «Три поросенка». Пришлось применить запрещенный прием: «Вот расскажу деду Морозу, что ты спать не хочешь, и он подумает приносить тебе подарки или нет». Вскоре затих и проспал до пол – пятого. Женя, как сказал нам Миша, уехала в Самару, забирал сына папа, мама еще не вернулась из поездки. В четверг мой запрещенный прием не сработал. Папа  накануне привез ему машинку с пультом управления из Самары, сказав, что это подарок от деда Мороза, который действительно приехал в Самару с визитом из Устюга. И когда я сказал ему, что если не будет спать, то расскажу деду Морозу, и он не принесет подарки, он с апломбом заявил: «А мне дед Мороз уже подарил подарок!» И я не нашелся, что сказать в ответ. В субботу буду чистить печень повторно, начитался в Интернете инструкций довольно противоречивых. Процедура не из приятных, но все завершилось благополучным испражнением, около полуночи, а затем еще дважды, с перерывом 2 – 2,5 часа. С понедельника опять включились в работу по содержанию и воспитанию внука, а в среду Миша ночевал у нас, Женя сидела до полуночи с отчетом, а Олег где-то играл. В четверг, Женя на такси, забрала Мишу. Когда она приезжает за ним, Миша становится неуправляемым, его, как – будто подменяют, кривляется, рычит, показывает язык, скалит зубы, а мама на эти выкрутасы не реагирует. При нас он так себя не ведет. В пятницу мама с папой вдвоем приехали, Галя им дала  половину пирога «Шарлотки», он у неё получается очень вкусным, а я им отдал 22 фотографии и одну большую Миши, с разовыми щеками после прогулки, сделал в «Руси». В субботу полдня потратил, чтобы зарегистрироваться на форуме ГСВСК (Группа советских военных специалистов на Кубе), и, в конце концов, получилось. Хочу научиться дальше, общаться с бывшими сослуживцами, и разместить свои кубинские фотографии, на форуме таких, как у меня, в музее ГСВСК нет.  В воскресенье тоже пытался, но пока не сумел выйти на переписку. Осталась неделя до Нового года, предстоит побегать по врачам с поздравлениями. В понедельник пойду в «Русь», меня пригласил в свою парикмахерскую бывший курсант, размещенную на втором этаже рядом с «Фокусом», где я делаю фотографии, кстати, интерьер этого отдела оформлял Олег. Постригли меня действительно хорошо, но что-то мой «курсант» пропал, не звонит, но я не особенно расстраиваюсь, жил без него 23 года и еще поживу. Новый год на носу, купил Галочке Электромясорубку, она давно хотела, конфеты «Raffaello», она любит их и «Вишню в шоколаде, и купил две банки кофе по 200 грамм. Батуню расколол на две тысячи, и от нее, купил ее дочке - Галочке казан, для плова и три хороших коробки конфет. Мише купили автодром с машинками на батарейках, три танка, один из них самоходный, две, две машинки небольшие и несколько небольших детских книжечек – сказок.  Не забыли и Женю, ему купили мышку, в виде красной легковой машинки, и приготовили 500 руб. Но  внук не пришел, они 28-го уехали в свой Геленджик. Детям тоже сделали подарки. Саше отнес «конвертик», Шампанское, бутылку своего вина, варенье, лечо, колбаски пол палки, еще что-то, не помню. Олегу с Женей тоже, вина, Шампанского, конфеты, две тысячи, поздравление, они забрали Мишу, он был у нас, и отмечали дома втроем. Они тоже отметились, Олег подарил ананас, конфеты, Шампанское. Правда ананас  оказался пресным и не вкусным. Саша, обещал прийти, но постеснялся, отключился, на звонки не отвечал, сказал, потом, что ему и так много принесли, чтоб еще и нас объедать. А мама сделала фаршированную утку, была нарезка мяса, сала колбаски, салаты, бутерброды с икрой, в общем, как всегда, стол ломился. Перед Новым годом, я Батуню подговорил, чтобы она дала Гале денег на теплые сапоги, и написал текст, который она должна была произнести, вручая «конверт». Конечно, она все забыла, пришлось мне сказать, что Батуня не сказала: «Дочка участника войны не должна ходить в рваных сапогах», - Батуня перед Новым годом, спасибо Путину, получила пенсию за январь с 30 % прибавкой, и она положила в конверт 10 тысяч. Мне увеличили пенсию в два раза. Я ее получил,  по-моему, 25-го, и Галле, кроме всего прочего, дал 3 тысячи, чтоб купила хороших продуктов, на Новогодний ужин. Отмечали, как всегда втроем, и с телевизором. Галочка сказала, что ее завалили подарками, она мне подарила конфеты, бутылку водки, и два картриджа, черный и цветной. Сваха Надя с сыном уехали к ее родителям  в Сибирь, мы ждали гостей первого, но привезли нам Мишу только второго, им было не до нас, и мы с удовольствием наблюдали, как Миша доставал подарки из-под елки, и восхищался подаренными игрушками. Две прошедшие недели Мишу то привозили, то он жил у нас, с 10-го числа, когда Женя болела. Десятого января позвонил помощник прокурора, и сказал, что он выиграл дело, «О взыскании с областного ОВК задолженности по Батуниной пенсии». Теперь надо ждать, что когда эту сумму, в 103 тысячи рублей, вернут Батуне. Он сказал, что это произойдет не раньше  35 суток. Придется поделиться с прокурором, я думаю, ему хватит тысяч 10, а остальные Галя хочет отдать Олегу, и вернуть Саше, якобы Олежкин долг – 30 тысяч. Но пока рано «делить шкуру неубитого медведя», надо еще получить эти деньги. Это была такая бодяга, сколько я писем написал, сколько я денег угрохал, чтоб началось к производству это дело в суде. 12 января я написал поздравление Наде, у нее  день рождения, передали с Олегом, коробочку конфет, бутылочку вина и поздравление. Сегодня 17-е  января, Мишу привез Олег, а я с утра ходил за справками на льготу и оплатил квитанцию за домофон за весь год. Вчера, Миша тоже был у нас, привозили всю неделю. Да, у свата Валеры на лице вскочил нарыв, и его даже положили в больницу, удалили эту гадость. В субботу получили решение Самарского областного суда, по иску Батуни к ОВК о взыскании задолженности. 10 февраля исполнится месяц о вступлении решения в силу, потом военкомат должен будет его выполнять. Выходные мы отдыхали, а в понедельник Миша ночевал у нас, ребята были заняты. Когда Миша остается на ночь, Галочке моей приходится ночью по несколько раз вставать, он раскрывается, и шепчет: «Укрой меня», - и она встает, и не только по его зову. Завтра у Олега с Женей пятилетний юбилей – «Деревянная свадьба», и сегодня, когда Олег приехал забирать Мишу, мы подарили им конвертик с 5000 руб. две деревянные тарелки, шампанское и бутылочку моего вина. Потом позвонила Женя, поблагодарила Галю, и, вроде бы, осталась довольна. Вот наше поздравление:
                 Поздравляем   наших дорогих Олега и Женю,  С Вашим юбилеем!
Пять лет назад, Вы в день Татьяны обвенчались.
Скрепили кольцами свою любовь!
И вот сегодня эта дата наступала,
И мы сердечно поздравляем Вашу пару вновь!
Живите, доброту дарите, себе и сыну Мише.    
Пусть счастлив будет Ваш нелегкий путь,   
     И пусть любовь поможет в Вашей жизни,   
     Любые горы запросто свернуть!
    Вы так прекрасны в эти годы молодые,
 Желаем долго жить и не стареть,    
 И пусть Мишутка будет постоянно,
   Своей любовью папу с мамой греть.   
 Мы Вам желаем счастья и здоровья,      
Пусть долгим будет жизни век,   
   И пусть растет и крепнет рядом с Вами Миша,      
  Родной, любимый, самый главный человек!
Ваши родные и самые близкие для Вас люди!   
    Мама Галя, деда Слава и бабушка Тоня.    
                                                                       25 января 2012 года.      г. Тольятти.

25-го января, посыпались  поздравления с ТЭВИСа от друзей, с форума ГСВСК, пись-менно и по телефону. Сарьянц Саша прислал СМС. Мишу привез Олег, мы его покор-мили и уложили спать. Ребята то же поздравили, в общем, было приятно. После обеда, в четвертом часу, приехали с ТЭВИСа  Володя и Валера Зайцев. Подарили мне 500 р., пачку бумаги для ксерокса, тройной календарь на новый год, Галочке коробку  конфет, она накрыла на стол, сделав отличный закусон, и подала горячее – крылышки с кар-тошкой, и я позвонил Саше Сарьянцу.  Пока ребята дегустировали мою перцовую на-стойку, пришел Саша с бутылкой водки.  За разговорами шло время, и истреблялись мои настойки. Проснулся Миша, заглядывал к нам, но Галя его не пускала, и он был, то с ней, то с Батуней, ему, конечно, хотелось к нам. Володя с ним немного поиграл, но он начал бросаться пластмассовым конструктором, и я его выгнал, а мой внук пригрозил, что больше не придет к нам. Часов после шести ушел Валера, оставив Володю и Сашу. Тоскливо тянулось время, разговоры, этих двоих любителей похвалить себя не конча-лись, к завершению шла третья настойка, теперь уже на можжевеловых ягодах, про-стую водку, пока были настойки, они не пили, уж больно всем понравились мои руко-творные произведения. После восьми Володя стал собираться, заставив меня открыть четвертую бутылку, а Саша стал мне настраивать видео камеру, т.е. подключать про-грамму “Skype”! “, это было, что-то потрясающее. Пальцы его не слушались, он попа-дал не в те клавиши, а адрес моей электронной почты, привел его в шок. Он не мог по-нять, как включив английский язык, набирать пароль русскими буквами, чтоб он вошел в ПК по английски. В итоге: программа была в ведена в компьютер, но не подключена, из-за отсутствия пароля. Володя, устав ждать друга, с которым обменялись телефона-ми, для последующего взаимодействия, оделся, напоследок, прижав к своему выдаю-щемуся животу мою Галину, когда она, проходя на кухню, обратила внимание на его размеры и тронула его пальцем, ушел. Саша на «посошок» выпил еще половину рюм-ки, простился и нетвердой походкой вошел в лифт. 25-го Миша ночевал у нас, ребята в кафе отмечали свой юбилей. На следующий день вечером Олег играл на гитаре, и Же-ня забирала Мишу на такси уже поздно вечером, около девяти. В пятницу Миша до ве-чера тоже был у нас. На следующий день часов в 11 пришел Женя, его выписали из больницы, лежал с гастритом. Галя его покормила, потом сбегала в магазин на вечер купила тесто для пиццы на вечер. После пяти пришел Саша, потом Олег, все соскучи-лись по нему, Женя у нас не был, месяца два. Женя играл в компьютерную игру «Тан-ковый бой», и прекрасно разбирается в танках, я рад, у деда танкиста, внук танкист. Женя ночевал у нас и с утра дорисовал, домашнее задание, и опять играл в танковый бой, сперва за столом, а потом, когда стали накрывать на стол, играл лежа на полу. Где-то часа в два покушал и уехал на такси домой. В воскресенье Галочка наготовила, как всегда, пришли сваты, Олег со своей семьёй. Сваты поднесли 1000 рэ, а Олег разветви-тель и наушники для компьютера. Выпили шампанского и хорошо покушали, и на де-серт - торт с чаем. С понедельника на вторник Миша ночевал у нас, Олег был в Самаре, Женя из-за морозов, которые начались с конца января, и уже всех достали ( - 19-20 гра-дусов) и  ниже, не захотела его морозить, и оставила у нас ночевать. Вчера, когда Олег приехал за Мишей, они возились на диване, и Миша вдруг заплакал от боли, но упро-сить его показать, где болит, мы не сумели, а он, плача у отца на коленях, держа левую ручку правой за кисть, прижимался носом несколько раз к шее Олега, наверное, чтобы унять эту боль. Я от бессилия, что-нибудь сделать, чтоб облегчить его страдания, сам едва не прослезился. Но вскоре Миша перестал плакать, и когда уходили, уже был ве-селый. Сегодня Олег его привез, около двенадцати, они проходят анализы, им дали место в садике, и им нужно сдать их до 10. 02-го, а то потеряют это место. А тут нача-лись эти сильные морозы, не дай Бог простынет, тогда «хана»! Сегодня, третьего фев-раля, Олег привез Мишу утром, где-то около 10.00, они сдавали анализ мочи, Галя по-кормила его, а я восстанавливал клюшку для игры в хоккей, которую этот, «ломака» накануне поломал. Надо сказать, что у него привычка, с рождения, все ломать. Ма-шинки он начинает разбирать с колес, снимает шины, потом сами колеса, потом двер-ки, если они открываются, ну а потом добирается до внутренностей.  Любит пускать машинки, когда с ним играешь,  навстречу другой, чтоб они столкнулись лоб в лоб. С вожделением смотрит мультик «Тачки», где машинки, с глазами, и подвижной мими-кой, ведут себя, как люди, одни участвуют в гонках, другие болеют за них. В общем, все, как у людей, поэтому ему нравятся устраивать аварии в своих играх, пускать ма-шинки по столу так, чтобы они слетали с него на пол. Женя таким не был, его игрушка-ми играет сейчас Миша, большинство которых, благодаря преемнику, к сожалению, уже пришли в негодность. Я ему постоянно стараюсь объяснять,  что то, что он вытво-ряет с игрушками, это плохо, и уже не ставлю «Тачки» в магнитофон, разъясняю, что в этом мультике он учится плохому обращению с игрушками, и не разрешаю бить и бро-сать последние, самые лучшие две машинки, оставшиеся от Жени. Он соглашается со мной, но иногда, пустив сильно машинку по полу, или по столу, когда она, она стукает-ся о препятствия или пол, оглядывается на меня, узнать, какая моя реакция, и, увидев мой укоризненный взгляд, виновато говорит: «Я нечаянно, деда», - и деда, конечно, прощает внука. Когда приезжают родители, особенно мама, Миша становится невме-няемым, ведет себя, как дикарь, не слушается, вырывается, бьет родителей и всех, кто попадется под руку, показывает всем язык, включая Батуню, рычит, ну точно малень-кий Маугли! Сегодня суббота, на улице мороз 25 градусов, ребята хотели привезти Мишу, Женя сегодня работает, а остальное нам неизвестно, ребята, как правило, с на-ми не делятся своими планами, или ставят нас перед фактом, или мы сами звоним и напрашиваемся на мероприятие. Я сбегал после девяти в сберкассу, там всего один человек находился впереди меня, снял деньги, и мы с Галей поехали в детский мага-зин «Бегемот», на ул. Юбилейной, чтоб купить Мише игрушки на день рождения. Ку-пили машинку скоростную с пультом управления, и барабан. Оттуда зашли в магазин «Хитон» сзади «Бегемота», когда уходили из дома, Женя позвонила, и сказала, что у Олега нет ремня на джинсы. Купили кожаный ремень, и в детском отделе купили Ми-ше самокат, трехколесный, за 1100 руб. Замерзли, пока ждали маршрутку, Галя с оста-новки зашла в наш «Миндаль», а я побежал домой, и чуть не отморозил нос.
                                Воскресенье, 5 февраля, сегодня родились наш сын Олег, и его сын, наш внук Миша!!!
Часов в восемь я послал СМС Олегу и поздравил его с двойным днем рождения, и мы с Галей, позавтракав, стали ждать приглашения на семейное торжество. Я написал Олегу по электронной почте поздравление, которое у нас лежало в поздравительных корочках для них, вместе с подарками – Олегу 3000 рублей, Мише – паровозик и бара-бан (по его заказу) и главный подарок - самокат, не знаем, обрадуются родители или нет, этому подарку. Скоростную машинку решили оставить на 23 февраля,  все равно, надо будет, что-то покупать. Вместо приглашения дождались звонка Миши: «Бабушка, можно я к тебе приеду ночевать? А что ты мне приготовила? У меня сегодня день рож-дения. А деда, что приготовил?» Бабушка ответила: «Ну, куда мы денемся, приезжай, и посмотришь сам наши подарки!» Это поздравление, которое я написал нашим доро-гим сыну и внуку.
Родились в этот день отец и сын!                                                                                                                     Сегодня день поистине особый,                                                                                                                          Судьба им для двойного торжества,                                                                                                              Счастливый подарила день один!                                                                                                                        Мы поздравляем, с днем рожденья,                                                                                                                                 Тебя Олег и Мишу, сына твоего,                                                                                                                           Желаем счастья, доброго здоровья,                                                                                                                                Достатка, и укрепленья дела своего.                                                                                                             Мы поздравляем маму Женю,                                                                                                                               За то, что в день рожденья папы, сына родила,                                                                                                  И этот дорогой, бесценный свой подарок,                                                                                                       Ему на счастье поднесла!    
Живите, счастливо, любите,                                                                                                                               Дарите радость близким и себе.                                                                                                                         И пусть надежда, вера и любовь,                                                                                                                      Удачу в Вашей принесут судьбе   Еще раз поздравляем Вас, наши родные,                                                                                                              Живите счастливо, не зная горя и забот,                                                                                                                  С днем рождения!
И пусть всегда Господь Всевышний,                                                                                                                       Вас от несчастий и лишений бережет!
Любящие Вас, Ваши мама, папа, бабушка, дедушка и Батуня.
Ребята на вечер пригласили друзей в Мадагаскар, не знаю, что там кафе или ресто-ран, ну а нам привезли с ночевкой, чтоб мы не скучали, Мишу. Мы вручили поздрав-ление с конвертиком и подарки, Олег, подогнал подарочный ремень, и они уехали, ос-тавив все, остальные подарки, кроме денег.  Мише надо завтра рано вставать на ана-лизы в поликлинику, за ним к восьми часам приедет папа. Утром в семь, его разбуди-ли, чтоб разгулялся, сделали с ним физзарядку, кушать ему было нельзя, у него долж-ны брать анализ крови, В 8.00 они уехали, а я пошел в поликлинику за талоном к врачу. С Нового года нам в поликлинике устроили непопулярное среди больных новшество, рецепты дают в нашей поликлинике, а за лекарствами надо ехать в центральную апте-ку. А сейчас стоят крутые морозы, что пока доберешься до этой аптеки, можно что-нибудь отморозить. Талон к врачу мне выписали на 17 часов,  и в одиннадцать утра я был уже дома. Миша тоже был дома, пожаловался мне, что ему прокололи пальчик, мы с ним поиграли в мяч, хоккей, потом собрали из пластмассового конструктора из-бушку на курьих ножках, избушку делал я, а он стал собирать ножку, но у него получи-лась высокая неустойчивая башня, которая потом завалилась. Но я заметил, что у Ми-ши появился интерес к конструктору, чего раньше не было, это уже похвально. После сна сделали зарядку, покушали и стали ждать родителей, они до сих пор не забрали торт, шампанское, вино мясо, мы им купили для гостей, думали, они нас пригласят, и мы все это принесем, но получилось совсем не так. Мы в обед втроем выпили за на-ших мальчишек по стаканчику вишневки, и на этом торжество закончилось. В поне-дельник вечером ждали, что ребята заберут Мишу, два дня с ночевкой, для Гали уже утомительно, она не высыпается, ночью встает его укрывает, и поднимает пописать, а после не может долго уснуть. Женя позвонила, что они хотят оставить Мишу, так, как ей надо допоздна быть на работе, а Олег с раннего утра едет в Самару, и привезти Мишу не сможет. Галя в разговоре с Олегом посетовала, что они до сих пор не забрали торт, что он может испортиться, и что она устает, и ночами плохо спит, когда ночует Миша, ну раз надо, она потерпит еще ночь. Олег ничего не сказал, и когда Галя уже на-строилась  и решила попробовать торт, чтоб не пропал, через полчаса вдруг появился Олег, чтоб забрать Мишу. Галя расстроилась, и весь вечер переживала, а Женя, на нас обиделась, на Галины звонки не отвечала, и даже не сказала спасибо за продукты, ко-торые она передала с Олегом. Нам, не повезло со снохой, она относится к нам. Как к чужим людям, ни поделится с чем – то хорошим, или наболевшим,  а все старается нас упрекнуть в чем-то, касающемся Миши.  Забрав Мишу, вдруг звонит: «Почему  у Миши такие красные щеки, вы их ничем не мазали? Или «Я обратила внимание, у него такая толстая попа! Чем вы его кормите?», - ну и много из того, что сейчас трудно вспомнить. Сегодня Мишу привезла Надя, я чуть раньше пришел из поликлиники, там надо было на рецептах поставить дополнительную печать, а потом добираться в центральную ап-теку, чтоб получить эти лекарства, и встретил Галю у минирынка, она ходила в «Мин-даль за продуктами. День прошел, как обычно, вечером Мишу забрали. В среду, 8 февраля, я к 13 часам ездил к онкологу в мед городок, он выписал мне лекарство-укол «Золадекс», когда вернулся домой, Миша уже, пообедав, спал. Я по электронной почте послал свату Валере поздравление. Они нашли обмен квартиры и собирали вещи, го-товясь к переезду. Вот, что я пожелал свату:
С днем рождения Валерий Владимирович!
                   С днем рожденья мы свата поздравляем,
Желаем жить здоровым, не стареть,
И всю семью, свою большую,
Своей любовью постоянно греть!
Вам всей семьей в начале года,
Пришлось жилье свое сменить, 
  И в доме, ну  почти, что новом,
Квартиру заново обжить.   
 Мы Вам желаем, чтоб на новом месте,      
       Жизнь Ваша радовала всех      
  И рядом с Вами постоянно шли по жизни,   
  Удача вера и успех!      
   Вы с Надей много уделяете вниманья   
     Благополучию своих детей,   
 И постоянно помогаете,   
На ноги тверже встать им поскорей! 
  Мы Вам желаем счастья и здоровья,
Беречь очаг своей семьи,
 И приложить все силы и старанья,
Чтоб выполнить желания свои!
С искренним уважением к Вам, Ваши сваты Вячеслав Степанович, Галина Алексеевна и Антонина Васильевна. 8 февраля 2012 года.                                                                                                   
Днем ребята позвонили, попросили Мишу оставить на ночь, и так он ночевал у нас до воскресенья. В субботу сваты переезжали, а к Олегу, на его концерт вечером, утром пожаловали друзья с Ульяновска, их надо было встретить, и дома, до вечера разместить. После концерта, на котором была и Женя, друзья ночевали у ребят, и ухитрились сломать, как рассказал потом Олег, Мишин диван. В воскресенье Женя с Олегом приехали за Мишей, предлагали им поужинать, но они отказались. В понедельник я бегал в поликлинику к окулисту за лекарством для глаз, но неудачно, новый врач только устроилась на работу, и выписывать бесплатные рецепты может выписывать только через месяц. У ребят горячая пора, надо до среды сдать последние Мишины анализы, они его привозили в понедельник и во вторник, после поликлиники, часов в 10-11 утра. В среду его зачислили и он, с Надей, побыл там два часа для адаптации, когда собрались к нам, долго ждали на улице такси, и Миша простыл, у него появились сопли, температура, и он остался у нас. В четверг утром приехала Женя, привезла лекарство, и побыла с ним до 12 часов. Собралась уезжать, Миша расплакался, пришлось дать ему машинку, которую хотели подарить на 23 февраля. Он ее тут же привел в негодность, нажимая обе кнопки «вперед» и «назад» одновременно, несмотря на мои разъяснения и показы. Электроника на машине, стоимостью 900 рублей, в момент вышла из строя и машинка теперь пригодна, только для катания вручную. Сегодня, в пятницу после двух дней и ночей Галиного лечения Мише стало получше, наверное, Мишу вечером не заберут, пока не решили, а в понедельник ему надо в садик. Пока писал, приехал Олег, Миша и он были рады встрече.  Я Олегу показал машинку, и он быстро разобрался, в чем дело и она стала ездить, когда они уезжали, я отдал ее им. Олег покушал, а Миша опять стал себя отвратительно вести, и ничего не поел. В субботу ходили с Галей по магазинам, купили мне подарок, зарядное устройство для кроны и четыре АКБ для фотика, они тоже заряжаются от него. В  магазине «1000 мелочей» купили тостер, Саша сказал, чтоб мы ели только подсушенный хлеб, а свой мы, на прошлой неделе, отдали Олегу. Когда возвращались домой, Галя зашла в магазин, а я в овощном купил Мише, «трансформер», он мне говорил, что ему они очень нравятся. В общем, мы к празднику 23 февраля готовы. В понедельник Мишу привезли после 10 часов, он у них в выходные стал кашлять, и в садик его решили не везти, а привезли к дедушке и бабушке, они и полечат, и накормят,  и спать уложат. Он остался ночевать, так, как еще кашлял, а я с утра во втор6ник побежал за лекарствами, вернулся к обеду. Подарили Мише трансформер, я еле-еле с ним разобрался, как его складывать, не то, что ребенку  его разобрать и собрать. Поспали, пол шестого приехали ребята, мы Олегу подарили 1000 руб. от бабушки, бутылочку моего вина, и Жене коробочку конфет, они намекали - Женя, что хочет пойти к Олегу на концерт, но Галочка моя так устает, и она пропустила это мимо ушей. Напоили их чаем, и они уехали, 23 мне утром Галя вручила пузырь, хорошей водочки и коробочку конфет, подарок, я получил чуть раньше. Сделал несколько поздравлений в форуме кубашей, и прочитал, что пожелали мне они в поздравлениях с праздником. В пятницу  я с утра ушел в поликлинику за лекарством, без меня привезли Мишу. Я пришел, как раз к обеду, поели, поспали, вечером позвонила Женя, попросила оставить Мишу, они не могут его забрать. В субботу забрали уже после ужина, и в воскресенье у нас был «отгул». Сегодня 27 февраля, понедельник, Миша первый раз пошел в садик, пробыл там с мамой до 12часов, для привыкания, как установлено в садике на три дня, и она привезла его к нам. В садике, как сказала Женя, в зале, где играют дети, окна, открыты, за детьми никто не смотрит. Гулять  пошли, сами одеваются, кто как, она в ужасе, как Миша будет все делать сам, она не представляет. Покушал, правда, хорошо, у нас попил киселя, с фафелькой, Галя сделала жженый сахар от кашля и пошли спать. Уснул, съев в постели два кусочка яблочка, почти сразу, видать рано встал, да погулял. Во вторник, и в среду Олег  тоже привез Мишу почти в 12.00, поел яблоко, и мы с ним спали, все прошло нормально. После сна оба раза полазили на «стенке», покушали, потом игры в машинки, мультики, игрался у Батуни, видать, она что-то сказала, и он на нее замахнулся  машинкой. Она уже разок получала по лицу, от него, и по моему, Мишу не очень жалует поэтому, хотя особо виду не подает, но я чувствую по ее поведению. В четверг, как они решили, тоже Мишу привезти в садик на полдня. Олег оставил Мишу, ничего не сказав воспитательнице, и сыну, и она не знала ложить Мишу, или заберут его. В общем, случилась трагедия, Миша проплакал, весь тихий час, ожидая папу, так как Олег, как сказала Женя Гале, мы же тоже ждали его, забыл, или не успел забрать сына. Забрал сына после сна, хотели привезти его к нам, но уже время шло к пяти, Женя отпросилась с работы, и они поехали домой. Теперь, вот как его приучить, что он будет в садике до вечера, по моему, зря они затеяли это привыкание, теперь надо Мише отвыкать от него. Сегодня пятница, ждем внука. Что будет на следующей неделе не известно. В общем, неделя прошла сумбурно, Миша опять садик посещал, не до конца дня. Теперь забирали его уже после сна, то к нам привозили, то везли домой. 2 марта у них в садике был утренник, посвященный  празднику 8 марта, и в четвертом часу Мишу привезли к нам,  остался ночевать, а забрали, после обеда, в субботу. Я 6 и 7 марта ходил по врачам в медгородок и в нашу поликлинику. Галя приготовила праздничный обед на 8 марта, приглашали сватов, но они не пришли, были Олег, с семьей, пообедали, хотели положить Мишу спать, но он не закапризничал, и не остался у нас. Олег в этот вечер играл, и Женя хотела пойти с ним на концерт, но из-за Миши поехала домой. 9 и 10 были дома, стоят морозы, я в субботу ходил на улицу «Революционную» за овсом для меня и семечками для Гали. Овес она мне заваривает для чистки печени, и я пью отвар три раза в день. Кроме того, трижды в день, до еды, я пью от рака простаты,  жидкость АСД фракция -2, с неприятным запахом. Пью с тех пор, как эту болезнь у меня обнаружили, не помню только с каких пор конкретно, за всем этим следит моя Галочка, во время мне подносит стакан, с этой «вонючкой», приходится терпеть, если хочешь жить. Писал, или нет, рак мой облучали в начале 2010 года в Радиологическом отделении в медгородке, прошел два курса. Новая неделя началась с воскресенья, из-за переноса праздничных дней, ждали Мишу, но у них была Надя, а Женя  вызывала врача, Миша опять простыл. Как та бабушка Надя с ним погуляет, так внук начинает кашлять и сопливить. Три недели Миша не ходил в садик, кто-то из детей заболел ветрянкой, и там объявили карантин, это хорошо, что у детей, есть мы с Галочкой. Для них никаких проблем, привезли, и дальше делай свои дела, а Галочке добавляется хлопот, надо и за продуктами сбегать, сготовить обед и ужин с учетом вкусов и продуктов питания для Мишутки. Миша тоже подхватил болячку, у него высыпала аллергия на попке, прямо вокруг ануса, он постоянно чесал попку. Лечили вначале мазью «Целестодерм»,  купили в аптеке, дорогая, более 300 рублей, от зуда Галя давала «Супрастин», потом, оказалось, что это герпес, прописали таблетки, ванночки с марганцовкой, и покраснения мазать зеленкой. А тут еще заболели, сперва Олег, потом Женя, простудились, в общем, все одно, к одному. Мишу врач выписал на четверг 29-го, в садике продлили карантин до понедельника 2 апреля. Так, что сегодня опять он будет с нами. В конце месяца купил на базаре за три тысячи из тонкой кожи  куртку, с пристигавшимся капюшоном, стало теплеть, и надо было снимать теплую куртку. В воскресенье Женя поехала в Москву по работе со своими врачами, и Миша  остался у нас. Олег до ее приезда тоже мотался во вторник в Самару, выполняя заказы, бедолага, ему некогда отдохнуть! Вот такая у него работа, надо постоянно шевелиться, тогда что-то заработаешь. Женя прилетела во вторник поздно вечером, самолетом, и Олегу пришлось ехать в аэропорт за всей группой, с которой она была в командировке. Утром, 4 апреля, Олег забрал Мишу, и повез в садик. 4 и 5 апреля Мишу привозили после 15 часов, т.к. он в садике не хотел спать, а потом после 7-ми забирали домой. В субботу вечером Олег играл, и к нему приехали друзья из Ульяновска на концерт, и Мишу перед этим опять привезли к нам, так, как ребята  ночевали у него дома. В воскресенье около 11-ти часов, ребята проводили гостей, и забрали сына. С понедельника Мишу стали опять возить Мишу в садик, а после пяти вечера, привозить к нам. Эта неделя была для меня предпразднич-ная, у Гали на воскресенье 15 апреля выпадал день рождения и в этот же день христиане отмечали свой главный религиозный праздник «Пасху». Я снял пять тысяч с книжки, купил  Гале керамическую сковороду, конфет, до этого, разделочную доску, твердой породы, на рынке, в магазинах качество хуже, и они клееные, а эта цельная. Добавил к подаркам две тысячи, а утром сбегал за цветами. Как всегда написал стихотворение. Потом его здесь напишу, В пятницу приходил Женя, с ночевкой. Он принес два рисунка, в подарок бабушке, а я сбегал в магазин, и купил две рамки для них, и 15-го вручил Галочке. Женя отвел душу, играя в танковые бои, на компике, а вечером пришел Саша, побыл с ним. Женя по наставлению приемного отца Сергея, фанатично верующего,  постился. За два дня четыре раза Галя ему жарила картошку, он ее ел с салатами и зелеными огурцами, а она сокрушалась, что молодому организму надо нормально питаться, а внук одну картошку ест. В субботу Галя прибралась и готовила блюда, для праздничного обеда. Гости  должны были придти к 14 часам в воскресенье. Приглашали сватов, семью Олега, Сашу, но он не пришел, ладно хоть позвонил, поздравил маму. Женя ушел, в первом часу. Сваты принесли 1000 руб. Посидели, все внимание было на Мишу, он поел и мотался по комнатам. Много пропустил, подошли майские праздники. 1 мая гостей не приглашали, сами выпили по рюмочке. Сваты решили сделать у себя ремонт, и были все в делах, и как нарочно стали по очереди болеть. Конечно, Мишу привозили к нам, после садика, и когда Женя с ночевкой ездила Бузулук по работе. Перед 9 мая Галочка, то ли простыла, то ли подхватила кашель от Миши, думали, что в парк Победы не пойдем, но она, наглотавшись таблеток, и немного подлечилась. С утра посмотрели парад на Красной площади, и прошли после 11 часов. На остановке, я был в военной форме, в один автобус не влезли, было много народу, ждали следующий, но остановилась машина, ребята, молодые, пригласили нас подвезти, и мы благополучно приехали в парк.  Опять, как и прошлые годы, мне люди дарили цветы, фотографировались со мной и я сфотографировался у «своего» танка ИС – 3, который подарил городу, когда исполнял обязанности начальника училища, во время болезни Сорокина Бориса Петровича. Все мероприятия у «Вечного огня» начались в 12 часов, был самодеятельный концерт, и какое-то представление, с очередями из автомата, с 13 часов обещали покормить народ кашей, и чаем (а когда училище это делало, вместо чая наливали по 50 грамм). Мы ждали Олега с семьей, и когда они приехали, ко мне подошли операторы с Вазовского TV, они думали, что я воевал, но все равно взяли небольшое интервью и снимали на камеру. Было жарко, и мы, сделав несколько снимков, поехали к нам домой. Галя опять наготовила еды, и  мы выпили винца за день Победы, хорошо покушали, и ребята поехали к себе. Я уже три раза ездил на рыбалку, на пирс  в поселке Приморском. Первый раз поймал немного, у меня были  большеватые крючки, и мне добавил к улову Курбатов Ю.А., в целом, получилось за 30 голов. Второй раз попал неудачно, был сильный ветер, нагнал муть и мусор на наш берег, я пробовал бросать блесну, но запутал плетенку, которую купил за 770 руб. и дома пришлось ее кусками отрезать и сматывать на пустую катушку, пригодится на поводки. А третий раз поехал 11 мая,  тоже был ветер, но от нас, было прохладно, и я не снимал куртки, хотя солнце припекало. Клевала верхоплавка, чехонька, и даже мелкая плотвичка, попалось несколько чехоней покрупнее, под 20 см. и в целом улов составил 86 голов, весом более 1,5 кг. Я их засолил, и выложил на балконе, Батуня жаловалась, что сильный запах, но я сказал, раз Вы любите рыбку, любите и запах. Мне прислали камеру и приемник, хочу поставить у Батуни, а то она, как-то  раза-два падала, потеряв сознание, а мы – то не знаем, дверь закрыта, да и просто хочется посмотреть, как она ходит по комнате, когда ее никто не видит. Женя опять ездила в Кинель  по работе, и Миша  был у нас три дня с понедельника, привезли его к нам простуженного. Женя в пятницу, когда приехала за ним, увидела, что они гуляют на улице, а он в маячке и шортиках, было прохладно. Зато воспитательница в брюках, в куртке, застегнутой на замок, а дети, кто в чем. Миша кашлял, сопливил, Олег привез ингалятор, Галя его лечила им от кашля, к вечеру второго дня поднялась температура, дали лекарство, стало получше. Галя две ночи почти не спала, вставала, укрывала его, делала сахар от кашля. Утром появилась отдышка, Женя записалась к врачу, и в 11 часов повезла его в поликлинику. Чтобы снять отдышку, врач вызвал «скорую», у них таких лекарств нет. Потом Мишу положили в больницу, а к нам пришел Женя после уроков и сел за компьютер, сидел до 12 вечера. Галя уставшая, после недосыпания двух ночей, хотела поспать, но не тут-то было. Утром проводили Женю на занятия, а в 11 часов он пришел, сказал, что его вырвало, и его отпустили с уроков. Галя в это время была в больнице с Мишей, а мне надо было идти в поликлинику за направлением на консультацию глазную клинику в Самаре. Я ему дал немного черных сухариков, чтоб он потом, в обед поел с чаем, а сам ушел.  Женя опять у нас хотел остаться на ночь, но Галя позвонила Оксане, объяснив ситуацию, и она сказала, что заберет его, а он маме сказал, что уговорил бабушку, и она ему разрешила остаться. Галя пришла из больницы, нажарила пирожков с яблоками, он съел 6 штук, а потом опять за компьютер, мы ждем, уже 8 вечера, а Оксана сказала, что в 2 часа его заберет, и все не едет. Женя еще съел пять пирожков, и играет на компике. Галя позвонила Оксане, и тут все выяснилось. Около 9 вечера, наш внук, не сказав бабушке ни «спасибо», ни «до свидания», обидевшись, ушел домой. Да, забыл написать, в понедельник мы с Женей, она за рулем, ездили в Самару в глазное отделение на консультацию к опытному врачу, по рекомендации нашего детского врача Читалиной С.В. Женя водит машину еще не очень уверенно, я ей подсказывал, где и как что делать. Правда в городе в Самаре, при повороте налево, к больнице, она поспешила,  я не успел ее остановить, и мы  пересекли дорогу под носом у начавших движение машин. Ей понравилось, как я ей разъяснял, что и как надо делать по пути движения, а Олег, как она сказала, только на нее кричит, а не объясняет, что надо делать. Я по интернету записался на прием к окулисту в больнице им Ерошевского на 22 мая, и меня возил туда Олег. Прошел обследование,  записали не на операцию катаракты на 22 августа. На обратном пути заехали в больницу к Мише, меня оставили с ним, а Женя с Олегом уехали домой, Жене надо было помыться. Как Миша плакал, когда сестра позвала не укол, ему их делают от отита, простудил ушки. Будут там до четверга. После укола игрался и вспотел, и я его и мальчика с другой палаты, позвал в палату, и мы стали читать книгу про «Тачки». Потом вернулись Женя и Олег, и он отвез меня домой. В пятницу Мишу выписали, и ребята привезли его нам с ночевкой, Женя поехала опять в Бузулук. Миша заказал бабушке блинчики, и поев, моментально заснул, намучился в больнице. В Субботу целый день игрались, в хоккей, я сделал клюку, а то моя, из пластика, тяжелая и большая, с ней не повернёшься, в коридоре. Я купил ему гидроцикл на батарейках, пока он  спал. Подтягивался на перекладине, лазил по лестнице, рисовали, игрался с машинками, поспал, пускали в ванной кораблики. Вечером, неожиданно для Миши, бабушка знала, приехал папа и забрал его  домой,  он радовался, как «ребенок»! В воскресенье мы пошли на рынок, купить прикроватные коврики в спальне, купили, а потом Галя решила купить Мише двухколёсный велосипед, и КУПИЛА, истратив те деньги, которые мы ей подарили на день рождения. Ждали автобус, тот подъехал, и «водила» решил объехать впереди стоящую маршрутку. Крутанул влево руль, не рассчитал, расстояние до нее, и стукнул правым передним боком в задний левый борт маршрутки, повредив не сильно ее бампер, свой правый подфарник, фару, и сломав свое зеркало. И мы пошли пешком домой. Велосипед  я катил на своих колесах, в другой руке, у меня был рулон ковриков, а Галя несла две сумки, с рассадой цветов на балкон, и с орехами и изюмом. В понедельник Женя привезла Мишу около 12-ти, и он увидел велосипед, сверкающий никелированными крыльями, сине голубой «Viking». Сразу несмело сел, на сиденье, но не понимает, как крутить педали, я его катал, показывал, Галя, но он предпочитал сидеть, но не крутить педали. Потом я подложил дощечки под опорные колесики, и показывал, как надо крутить, но дело продвигалось не очень быстро, пока безуспешно. После сна приехала Женя, и Миша хотел забрать, велик домой, но мы сказали, что у него дома есть велосипед, а этот пусть будет у нас. Рассердился и надул губы. На следующий день Миша уже стал потихоньку кататься, дело пошло на лад, но пока тормозить не может, будем учить. Во вторник Мишу дома искупали, и у него начался кашель, температура, в среду привезли к нам, а потом Женя возила его к врачу, тот выписал лекарства почти на 1000 рублей. В четверг он был совсем больной, она привезла его около 12-и, Галя, по просьбе Миши, сделала блинчики, как он любит со сгущенкой, поел, и мы с ним легли спать. Кашель, несмотря на лекарства, которые привезла Женя, не прекращался. Он крутился на кровати рядом со мной, потом заснул у меня на груди, согрелся и поспал  почти полтора часа, всего два раза кашлянув. К двум часам приехала Женя, хотела его везти к врачу, но передумала, сделала ингаляцию, и поехала домой, она сама ездит за рулем, не отрывая Олега от работы, «деловая»! В субботу мы с Галей были на стадионе «Торпедо», нас туда вместе с еще семи юбилярами, пригласила заведующая Дворцом бракосочетаний, наша землячка с Закарпатья Наталья Андреевна. Зашли по пригласительным билетам, и сидели на центральной трибуне, где было руководство города и района. Мы посмотрели выступление спортсменов, танцевальных коллективов, и вазовских каскадеров на автомобилях, было здорово, и под занавес нас посадили на ретро автомобили, и мы, под аплодисменты присутствующих проехали по стадиону круг Почета, и в конце праздника сфотографировались общей фотографией, вместе с мэром Андреевым, он совсем недавно встал на этот пост. Нам понравилось! Вообще-то нас приглашали вместе с детьми и внуками, но, как нарочно, заболел Олег, и Миша кашлял, а Женя хотела, но мы позвонили Наталье Андреевне, что дети не смогут, и она, пригласительные на них, отдала другим. Обратно возвращались домой на ее автомобиле, она нас подобрала, когда мы ожидали на остановке автобус. Я написал «Благодарственные письма» на имя мэра, и на имя ее начальницы Самарского управления ЗАГС, завтра отнесу ей, пусть их отправляет по своим каналам. Мишу теперь постоянно возят к нам, так как в садике, сказали ему, по здоровью не место. Он кашляет, и врач ему прописал другое лечение. В четверг и пятницу я ходил по врачам поздравлял с медицин-ским днем. Кое-как, в эту неделю Мишу подлечили, он три  дня ходил в садик, родители обрадовались, и Олег взял его на субботу покатать на катере друга на Муравьиные острова. В воскресенье у Гали был День медработника, я накануне подкупил для ее угощения продуктов, написал поздравление, но мы не отмечали, нам опять привезли Мишу, он, конечно, простыл на катере, и Галя его немного полечила. Утром в понедельник Женя позвонила и сказала, что у Миши температура, в садик не поведет , а привезет к нам. С утра он6и были у врача, накупила новых лекарств, и привезла больного ребенка к нам. От слабости и большой температуры 38,6 он, смотря мультики, уснул. После обеда поспал, но температура держится, 38 – 37 градусов, останется у нас. Жене надо завтра ехать в Бузулук по работе, там она неплохо подзарабатывает, и Миша опять будет завтра ночевать у нас. Наконец-то, сватья пошла в отпуск, и взяла во вторник  внука к себе, но он к вечеру стал опять подкашливать. Все-таки у него, скорее всего, аллергия на кошек. А нас обрадовала Оксана, подбросила нам Женю, он дома остается один, они все на работе, вот она отправила его к нам, мы ведь не можем отказать, она этим и пользуется. Хотя у моей Галочки, в правой стороне груди, нестерпимая боль, усилилась в ночь с пятницы на субботу, лекарства не помогают. Пробовали натирать «Усом» и «Луком», делаем сами настойки из комнатных цветков, грела грелками, лечила ультракрасным  прибором  «Рихта – Эксмил», пока безрезультатно. Я искал в интернете, заболевание с такими симптомами, не нашел ничего похожего. К врачам не хочет идти, не знаю, что делать. Я ходил сегодня, в воскресенье, на рыбалку, на облюбованный пирс в Приморском, но не очень удачно, поймал всего штук 6 бычков, и «посеял» банку с червями. Сейчас снова буду искать в интернете, чем бы помочь моей Галочке. Звонил врачу, у которого лечусь, она сказала, прежде всего, надо сделать ЭКГ, а потом, если с сердцем нет серьезных проблем, надо лечить межреберную невралгию. Галя и слушать не хочет, чтобы идти к врачу, занимается самолечением, но оно не помогает. У нее не спадает боль в груди, она глотает постоянно таблетки, чуть отпустит и опять нарастает боль. Надя пошла в отпуск, и теперь Миша на ее попечении. 5 – 8 июля Грушинский фестиваль, Олег 5-го уехал туда, у него несколько выступлений, Женя хотела тоже поехать туда, но в субботу 7-го работала, вроде договаривалась с кем-то поехать вечером, но не получилось. Сегодня 8-го День рыбака, накануне мы с Галей, она, наплевав на боль, поехали на рыбалку в Приморский. Поймали 6 судачков больше ладошки, и 20 крупных ершей и  бычков. На праздник у нас на обед была уха, на ужин – жареха.  Всю неделю Галя мучилась от боли в груди, никакие лекарства не приносили избавления от нее . Таблетка Пенталгина ослабит боль на некоторое время, и снова адская боль. Она и спала на ипликаторах Кузнецова, я натирал ей спину Индийским луком, и Золотым усом, потом вспомнили про инфракрасный прибор РИКТА- ЭКСМИЛ, им надо было делать один сеанс в день. Она сделала 15 сеансов, и может это помогло, она избавилась от этой боли. В субботу 14 го, несмотря на боль, хотели с ней пойти на рыбалку, но у нее разболелся мозоль на пальце ноги, ничего не смогла надеть, и я пошел один. Поймал 5 судачков, таких как в прошлый раз и 4 ерша, 2 крупных, а два не очень.  Эту неделю Мишу возили или она сама забирала к Наде, она была в отпуске.  С четверга по воскресенье у нас ночевал Женя, два дня сидел за Компиком, а в субботу и воскресенье, его Саша вытаскивал на природу покататься на мотоцикле. Эту Женину езду даже заснял на камеру, и нам показывал. Следующую неделю возили, то к Наде, то к нам и простудили ребенка. Олег с понедельника был в Москве, у него там был концерт, и должен был приехать к выходным, вернулся часов в 11 домой в воскресенье. В этот день Галочка наготовила угощение, и отметили 92 года Батуни. Приглашали сватов, Олега с семьей, Сашу. Женя осталась дома с Мишей, у него температура – 38,6, а Саша, как всегда, не пришел. Я написал стихотворение для Батуни:
                       С днём рождения наша мама,                                                                                                                                           бабушка и прабабушка!
                                        Сегодня день рожденья у Батуни,                                                                                                                                                                     Как первый внук её назвал,    
 Когда в одно два слова «баба Тоня», 
     Он просто напросто связал. 
Всю жизнь свою ты посвятила,
Семье и дочери своей,
И внука Сашу у себя растила,          
Когда бывало трудно ей.
Когда судьба безжалостной рукою,
Внезапно мужа забрала,
  Свою квартиру, внуку младшему, Олегу,
Не сомневаясь, сразу отдала. 
И вот теперь, живя у дочки,
Ни в чем, не ведая забот,
Спокойно и без напряженья,
Ты встретила свой девяносто третий год.
                               Мы поздравляем бабушку, прабабушку и маму,                                                                                                                                         Желаем счастья и добра,                                                                                                                                                  Здоровья, несмотря на прожитые годы,                                                                                                                          Любви детей и внуков навсегда.
                          Еще раз поздравляем с днем рождения!                                                                                                                                                    Счастья и здоровья!      Твои родные.                                                                                                                                                                 22 июля 2012 года                         г. Тольятти
                                С понедельника Миша у нас – лечим, ингаляция таблетки, прибор РИКТА-ЭКСМИЛ, народные средства, молоко с луком, жженый сахар. К среде температура с тала поменьше, и Олег свозил его в поликлинику к врачу. Назавтра 26-го мне надо в глазную клинику в Самару, у меня талон-чик на томографию левого глаза, там темное пятно и он плохо стал видеть, два месяце стоял на очереди. Олег приехал, как договаривались, к девяти, и мы удачно совершили поездку, прие-хав около 11 часов. Я прошел все процедуры, и где-то около двух позвонил Олегу, он подъехал, и мы поехали обратно. Я достал бутерброды, и термос с кофе, и мы на ходу перекусили. Мое «кофе», как сказал Олег: «Я «такое», сделал паузу, -  потом добавил, - «растворимое», давно не пил». По дороге я делился воспоминаниями о нашей жизни с мамой. Среди них, конечно, были и интересные моменты, которые не попали в мои письменные воспоминания. Дома бы-ли около 16 часов, Олег поехал готовиться к вечернему концерту, Миша еще спал, и я сбегал в магазин за машинкой, потому, что из Самары ему всегда привозят игрушки. В пятницу 27-го Олег поехал на фестиваль авторской песни, проходившем на Майстрюковских озерах. Жене тоже хотелось и она, забирая Мишу вечером, да и еще Миша подкашливал, была недовольна. Насчет Миши, они его «закаливают», поводят мокрым или раздетым на ветру, привозят к нам, и Галя его лечит, ночами не спит, встает, укрывает, дает снадобье от кашля. Или, как в прошлое воскресенье, Миша сказал, что ему давали полизать мороженное, правда, кто давал, не ска-зал, и у него была до среды температура, кашель и он всю неделю был у нас. Галя его лечила, вымоталась с ним, а в четверг пришел Женя и был у нас до субботы. Хотел остаться у нас и на воскресенье, но Галя позвонила Оксане, чтоб забрала его домой,  мы хотели сходить на ры-балку, так внук, обиделся на нас, что мы его «выгнали». Они на следующей неделе едут в Мо-скву, а потом в Геленджик. Мы в воскресенье, вдвоем, выбрались на рыбалку, в поселок При-морский, были там до 16 часов. Погода выдалась отвратительная, ветер, притом, сильный, пу-зырит леску, не поймешь, мормышка на дне или нет. Солнце постоянно  прячется за тучки, и тогда становится холодно. Меня продуло, пришлось дома, тоже лечится. 30 июля первый раз ходил к окулисту по записи в интернете, удобно, записался дома, и ко времени приходи - ле-чись. И 2 августа, тоже записавшись по интернету, ходил к стоматологу, собираю документы и  анализы на 22 августа на госпитализацию - замена хрусталика в клинике  в Самаре. С пятницы на субботу Миша ночевал у нас, Женя забрала  после 11-и. Мы с Галей в Руси купили на 3,5 го-да (5. 08) Мише радиоуправляемую машину, а оттуда, я съездил за червяками, и мы с Галей в воскресенье поехали на рыбалку в Приморский. Было жарко, клевало тоже не очень здорово, фактически плохо, и мы решили пойти на берег искупаться. Вода была бы нормальной, но юж-ный ветер нагнал поверху воды грязи, она плавала шматками, да еще три коровы пригнали местные богачи, и они залезли в воду по брюхо и дали такие мощные струи мочи, что после них купаться не хотелось. Домой приехали в пятом часу, искупались, стало чуть полегче. Неде-лю Надя приводила Мишу к нам к обеду, он подкашливал, и Галя его лечила. Олег три дня был в Самаре, и приехал в воскресенье, под вечер, домой не поехал, а поужинал у нас. При этом рассказал, что они с Женей расходятся, и что Женя подала на развод. Мы были ошарашены, такой новостью, и Олег сказал, что у нее есть парень, а он эти три дня в Самаре был тоже не один. Вот и Олег, я не знаю, кидается на смазливых девок, а эта на десять лет его моложе. Мне она, как и Оксана, не понравилась сразу, как пришла к нам. Вот и Женю тоже не понять, она го-товилась к свадьбе с парнем, а тут увидела Олега, отбила его у Лены, своей начальницы в жур-нале «Афиша», а теперь переметнулась к другому. Но скорее всего, виновата жизнь, точнее быт, нехватка денег порождает поиск, где получше, а о ребенке они не думают. Мишка любит Олега и переживает, что его рядом нет. Галя ей сказала, что вот она, как Оксана, все заберет у Олега, так она обиделась и приехали на следующий день успокаивать Галю, что у них остаются нормальные отношения, чтобы не травмировать Мишу. Она привозит Мишу к нам, к обеду, мы его кормим, он спит, а потом играемся и вечером забирает , обычно Женя, она частенько бе-рет машину Олега и везет сама. С 22 по 27 августа лежал в Самаре в глазной больнице им. Ярошевского. Меняли мне хрусталик на правом глазу, на том, в котором зрительный нерв по-ражен глаукомой и он не видел с 2002 года, а последние полгода, я постоянно его тренировал вместе с левым глазом, вращая глазные яблоки, и он стал чуть просматриваться. В больницу Олег приводил свою новую девушку, познакомить меня с ней. Мне она понравилась, мило-видная, худенькая, небольшого росточка, работает учительницей, еще дает уроки. В общем знакомство состоялось, она понравилась мне, Олег потом сказал, что я ей тоже. После опера-ции глаз видит смутно, и кусками, но я не отчаиваюсь, и когда немного подживет, буду про-должать его тренировать. Эту неделю Мишу к нам не привозили, и мы давно, уже поговарива-ли, чтобы взять кошку, а тут что-то сразу решили взять кошку, поехали в Ветлечебницу, за во-енным училищем, там при ней был питомник для бродячих животных. но по дороге узнали, что ее закрыли. Лечебница теперь находится  в 11 квартале, там нам дали адрес питомника для животных, на Московском пр-те напротив 2 квартала, еле нашли. Там были в основном со-баки, и три маленьких котенка. Отправили нас в питомник за ТЦ на ул. Революционной, мота-лись, мотались по городу, а он – рядом с нами. Взяли взрослую кошку, красивую, серо-белую , я ее сфотографировал. С ней у нас прибавилось хлопот, она была общительна, понимала раз-говор, когда к ней обращаешься, стала  обживаться у нас. В субботу Женя хотела привезти Ми-шу к нам, но мы отказались, звонила Оксана, они приехали из Геленджика, и в субботу 1 сен-тября в «День знаний» Женя идет в 9 класс Лицея искусств. Мы уже с 2009 года не были на этом празднике и хотели бы на нем поприсутствовать.          Первого сентября погода испортила праздник, с утра прошел дождь, было прохладно, всех учеников развели по классам, а 1 ,9 10 и 11 классы загнали в спортзал, народу вместе с родителями, набилось, как селедок в бочке! Ду-хота, кто-то что-то говорил в микрофон, стоял гул голосов родителей, ничего не было видно и плохо слышно. После торжества, и эти ученики пошли по классам, а мы целый час с Оксаной стояли под дверьми. Потом Оксана довезла нас  почти до дома. Я послал несколько снимков Оксане, а в воскресенье к нам пришел Женя и часов до 17-и сидел за компиком. Но самое  страшное случилось в понедельник. Женя привезла Мишу около трех часов, и он поигрался с кошкой, потом пришел Саша с работы и занимался с ним. И тут обратили внимание, что у Ми-ши левый глаз распух, появились сопли, кашель. Галя в ужасе - у Миши аллергия от кошки. По-звонила в питомник, и те сказали, привозите, кошку. Так жалко было с ней расставаться! Я по-садил ее в рыболовную сумку и отнес в питомник. Дал им 70 р., сказал, чтоб купили кошке Машке гостинца. Часов около 10 часов приехала сваха и забрала Мишу. Они нам не говорили, что, когда к сватам привозят Мишу, то свою кошку запирают в другой комнате, и он с ней не общается. Мы расстроены, особенно Галя, - считает себя виноватой. 4 сентября Галя все про-пылесосила в комнатах, чтобы уменьшить аллергию Миши, на следующий день Олег привез его к обеду. Шестого Миша тоже был у нас, и за эти дни аллергия не проявлялась так резко, хо-тя немного действовала ему на глаза. В воскресенье у меня был праздник - День танкистов, Га-ля мне купила бутылочку «Зимняя дорога» и коробочку конфет,  по моему заказу. Водка с июля подорожала, меньше 100 рублей уже не найдешь, а тратиться на непопулярную, которая  стоила раньше меньше ста, не хочется, лучше купить чуть подороже, но хорошую.  С утра часов около 10-и пришел Женя им уселся за компик, играл почти до вечера. По приходу Галя его по-кормила, горячими бутербродами. К обеду она пожарила лечо перчики шашлык. Как раз к обеду Олег привез свою Светлану к нам познакомиться с нашей семьей. Покушали, я сделал несколько снимков, в том числе и со Светланой. Новая «доца» Гале не понравилась красотой, Оксана и Женя по сравнению с ней выглядят краше, а я сказал, что  мне понравилась, неизба-лованная, это то, что нужно Олегу, она редко кому приглянется и как кажется, Олега любит, и сама, думаю, не убежит, если тот ее не обидит. Они чем-то похожи друг на друга, а это хоро-ший признак.  Женя нам не звонит, Галя пыталась позвонить, она не брала трубку, один раз сказала у нее совещание. От Олега узнали, что Миша в садике, как всегда, появились сопли, подкашливает, и к нам его не приводят. 12-го сентября мои «кубаши» отмечали 50 лет, со дня образования бригады. Встречи были назначены в Питере, в Севастополе, в Челябинске,  Киеве, Новосибирске. Те, кто туда не поехал, собирались в своих городах, ну а мои земляки- тольят-тинцы, инициативу не проявили, а я, тоже смолчал, можно было что-то придумать, но они мо-лодые в пределах 50 лет, мои интересы с ихними, не совпадают. Хотя вместе можно было ор-ганизоваться, выпить рюмку, опять же мне, если за вечер можно осилить рюмку водки, а по-том сидеть просто так, слушая разговоры – скучновато будет и для меня и для них. В пятницу девятого ходил в поликлинику к окулисту, она вышла после отпуска. В воскресенье ходили с Галей на рыбалку, опять в Приморский поселок. Погода была солнечная, но поднялся ветер, ловить было плохо, леска путалась, от ветра. Хорошо у меня был костюм с капюшоном, летний - камуфляжный, непродуваемый, а Галя надела, штормовку с капюшоном, ей дал Саша. Мы и спасались в них, от ветра. У меня набралось на леске куча узлов, хотел сесть, развязать, и по-пал ногой в яму для мусора на причале, а там вода. Пришлось снять туфлю и носок, вода там оказалась вонючая, и носок я засунул в садок прополоскать. Целый час распутывал леску, кое-как убрал петли, но узлы остались. В четвертом часу надвинулась туча и мы пошли домой, с уловом 15 бычков. Половина из их были довольно крупные, а еще штук 4-5 порезали на насад-ку. На нее ловились бычки покрупнее, чем на червя. С утра в понедельник Галя заболела, ка-шель, температура – началась ангина, я тоже почувствовал недомогание, в общем всю неделю лечились В понедельник ходил в поликлинику  к терапевту за лекарствами, потом поехал в ап-теку, а там одного лекарства не оказалось, оно поступило только в среду, пришлось еще раз идти. В ту неделю Женя хотела, чтоб мы стали ездить в к ним сидеть  с Мишей, но Галя отказа-лась. Во вторник звонила Оксана, она уезжала в Москву и хотела пристроить Женю у нас, но мы же оба болели, и она, может обиделась, и Женя по-моему отправила к Тане. Сегодня пят-ница, а мы все болеем. Галя звонила Жене, она сидела с Мишей он тоже болел. А в понедель-ник хотят его вести в садик. Олег на эту неделю уехал в Москву, там ему дали поработать. Его новая девушка осталась в Самаре. Две недели мы жили без Миши, одну неделю болели, вто-рую  долечивались. В субботу29 сентября после трех часов пришел Женя, почти два дня сидел за компиком, уроки, хотя взял с собой школьную сумку, не делал. Бабушка «наехала» на него, он обиделся и сказал, что к нам больше не придет. Саша приходил, побыл с ним немного. Ска-зал, что почти день катался на мотоцикле, он купил второй мотоцикл, поменьше первого, на нем легче обучаться. На нем он в прошлое воскресенье учил Женю, тот уже неплохо катается, тайком от Оксаны, она против того, чтобы сын катался на мотике. Вчера, во вторник, Олег при-вез Мишу из садика, он подкашливает, сопли текут. Поиграли с ним, потом пришел Саша с ра-боты, немного поиграл с ним, но в основном, он поставил мне кнопки с дырочками на куртку, чтоб выходил воздух, а то, она воздух не пропускает, и я в ней потею. За Мишей приехала Же-ня, она была в Самаре, приехав, взяла машину у Олега. Она в квартире, где они жили, забрала все вещи и мебель и переехала на съемную квартиру, а эту хочет сдавать за деньги, чтоб опла-чивать свою квартиру и ипотеку. Олегу даже спать не на чем, мы ему предлагали взять одну кровать из спальни, отказался. Поехал в гараж взял спальный мешок. Спит теперь, когда не в Самаре, дома на полу. Вторую наделю, живем одни, правда, Галя болела неделю, а я уже две недели никак не могу вылечиться, кашель забил. Кроме того стал мочиться на неделе мочой с кровью. То ли мой рак простаты уже все там разъедает, то ли почки. Сегодня в воскресение почка, правая, дает о себе знать, может от нее идет кровь, не знаю. В понедельник 15 –го пой-ду сдавать анализы, а там по докторам, что скажут. Олег в Самаре, сказал Гале, что работает, но там Света, а у нее есть кровать, можно спать не полу. Вчера звонила Оксана, просила приютить на неделю Женю, т.к. она едет в Москву. Женя пришел, в понедельник после школы, и сразу сел за компик. Всю неделю после уроков заставить его делать уроки, было проблемой, всего раза-два, за все время, садился за учебники. В среду приходил Саша, хотел его заставить схо-дить на улицу, заняться спортом. Но поругался, и ушел, и больше сказал, с ним не будет разго-варивать. Я на неделе ходил к урологу, на следующий день пошел на УЗИ, меня по блату, заве-дующая поликлиники пристроила. Я написал до этого благодарственное письмо в департамент Здравоохранения Тольятти, о том, что какие хорошие врачи в нашей поликлинике.  Вит за это она мне помогла. С диагнозом УЗИ поехал в онкологию, там надо записываться за несколько дней заранее, но я с регистратурой дружу. Я их с праздниками поздравляю, и они мне идут на-встречу,  в этот раз пришел, подал полис с шоколадкой, мне без записи дали талон к врачу. Оба врача дли рецепты, я накупил лекарств почти на 500 рублей, чтобы исчезло кровотечение, и стал пить. Онколог сказал чрез две недели придти с анализом мочи. Женя был у нас до воскре-сенья, Оксана приехала в субботу вечером, и не позвонила, значит, не соскучилась по сыну, а мы устали, приходилось рано вставать, кормить его и отправлять в школу. Кормить его, гото-вить ему то, что он любит, а 1000 рублей, что дала на еду Оксана хватило не надолго, Галя в первый же день на него потратила сразу 500 рублей. Она давала еще и на такси 600, на всякий случай, но он сего два раза ходил пешком в школу, а в остальные дни, то дождь. То холодно, да еще потерял свою белую куртку, и ходил в черной, чужой. А субботу нашел свою в классе по математике и оставил черную куртку  в школе. В воскресение Галя уже не выдержала, и позво-нила Оксане, чтоб забрала сына. Следующую неделю отдыхали, Женя нам не звонит, и про Мишу, ничего не знаем. Потом Галя через Олега узнала, что он сидит дома с няней, простыл, и кашляет. В воскресенье 28.10 позвонила Женя, спросила можно привезти Мишу, она собира-лась с утра в Самару. Ждали, ждали, а привезла уже перед обедом. Я гулял на улице, и Миша зашел без меня. Когда я зашел, Миша с такой радостью кинулся ко мне, что я даже не ожидал такой встречи! Я подхватил его, он прижался ко мне, какое счастье ощущать близость родной, любимой души! Покушали, немного поиграли, и после трех часов приехала Женя. Я несколько раз Мишу фотографировал в кубинском берете, и Галя сделала несколько кадров нас вдвоем, и я выложил в «одноклассниках! Столько пришло комментариев на эти фото, и каких хороших!  29-го с утра сижу за компиком, и говорит: «С праздничком! – и целует!!! Пронзительная мысль! Ё! МОЁ!!! Ведь сегодня день нашей свадьбы!!!!!!!!!!!!! Впервые за 53 года, забыл, что сегодня наш день! Давай писать поздравление!

Нам вместе   53 года!
Сегодня нам вдвоем исполнилось немного,
Всего лишь пятьдесят три года нам с тобой,
Когда мы встретились тобою в Закарпатье,   
Чтоб путь начать совместный свой.
Судьба не жаловала нас дарами, 
 Бросала нас по странам, городам   
 Мы девять городов сменили,   
И начинать с нуля нам приходилось там.
Но ты, моя родная, находила силы, 
  Очаг семейный снова, снова создавать,   
  Детей растить, работать и учиться,    
И мужа своего со службы ждать!         
И вот сейчас все это время вспоминая,
    Я не могу никак понять,   
Когда ты все для дома делать успевала?   
 Тебе за это руки надо целовать!
Какое счастье, что когда-то,   
 В Мукачево, далеком, встретил я тебя, 
  И ты явилась, тем счастливым талисманом,   
 Который я храню всю жизнь любя! 
Давай припомним, Галочка, ту золотую, осень
Что подарила нам весну любви.    
  И выпьем за детей и внуков,   
Чтоб счастливо прожили дни свои!
Потом, побежал в «Миндаль»,купил две коробки конфет, одну Гале, а вторую Батуне, и цветы. В обед Галя сделала «горшочки» с картошкой, мясом и грибами. Выпили по рюмочке вина, Батуня мне дала, сказав, что «за мучения» 1000 рэ. И я поместил по-здравление с фотографией нашей «Золотой свадьбы» в «одноклассниках», и опять пришло столько поздравлений и теплых слов в наш адрес. Вечером позвонила Женя, сказала, привезет Мишу завтра  с утра. Но привезла почти в 12 часов. Поиграли, очень хорошо покушал салат, ел сам ложкой, тарелку супа с курицей и поджаренными белы-ми кубиками гренок, Потом отодвинул салат и, еле-еле, доел суп. Мы, глядя на него, радовались, как он кушал, да и прошлый раз ел, также с аппетитом. Сейчас позвонила с Дворца бракосочетаний заведующая, наша землячка с Закарпатья, Наталья Андреев-на, и, хоть с опозданием, поздравила нас, сказав, что вчера была в Самаре и очень за-нята. Миша спит вместе с Галей в спальне. На следующий день Миша тоже был у нас, поиграли, опять хорошо покушал, легли спать, он вроде уснул, и я встал, мне надо бы-ло в поликлинику, за анализом. Галя пошла, посмотреть, как Миша спит, а он сидит в кровати. Ей пришлось с ним лечь, и тогда  он уснул. Когда я пришел, он уже проснулся, и меня спросил, почему я ушел, пришлось объяснить причину. Забирала его Женя, я ей сделал две фотографии Миши на бумаге на весь лист. В пятницу ходил к онкологу в мед городок. Доктор дал мне еще укол «Золадекс» и таблетки. От того укола, что он дал раньше, тоже с таблетками, ПСА немного снизился, значит с таблетками, эффек-тивность укола повышается.  Наш ностальгический праздник -    7 ноября отменил этот придурок Ельцин, и сделали праздник Единства и независимости, который пришелся на воскресенье, потому выходной сделали и в понедельник, получилось три дня. Олег уехал в Самару, он с ней уже несколько раз ездил на рыбалку, на речку Сок недалеко от Самары,  и приспособился там ловить щурят, даже не пару раз привозил нам. Миша в эту неделю пошел в садик, вчера (6.11-го) его забирал Олег. Галя ему позвонила, а они  с Мишей в магазине. Я в интернете общаюсь с бывшими кубинцами (кубашами), как они себя называют, иногда приходится доказывать, что ты офицер. В субботу 10-го Миша приезжал в гости, привозила Женя, я встретился с ними, когда шел в Сбербанк платить по счетам за радио и интернет, но банк в эту субботу не работал, и на объяв-лении на дверях были указаны дежурные отделения, где можно оплатить, но это дале-ко от нас. Не знаю, то ли они не будут работать по субботам, то ли это только в эту суб-боту, может «виноват» праздник органов Внутренних дел. Новая неделя началась с по-вседневных забот, Батуне принесли пенсию, она мне выделяет каждый раз по 2 тысячи рублей, на мелкие расходы. Я сходил в Дом быта, заправить картриджи. Миша пошел в садик, Олег мотается в Самару, зарабатывает не очень… С работой по дизайну сейчас туго, и ему приходится  использовать любую возможность, чтоб что-то получить. Я на-шел, вернее меня «связали» с бывшей лаборанткой из Камышина, по национальности «немка». Ее все родственники были из числа Поволжских немцев, жили в деревне ря-дом с Камышином, и они вернулись на свою историческую родину  в Германию, а она с мужем (русским) пока жила в Камышине, а потом, в 90-х годах, тоже уехала в Ганно-вер. Немного рассказала о себе, работает продавщицей в магазине, получает 45 тысяч по нашему. Живут в своей квартире, у многих ее родственников свои дома, в общем, не жалуется, живут нормально, хотя вроде муж не работает.  Неделя прошла в заботах по дому. Мишу к нам не приводят, скучно.  Началась новая неделя, Сходил к окулисту выписали капли от давления, а  в аптеке их не оказалось, придется, ехать еще раз. В четверг купили мне новый диван, я на «старом», тоже недавно, купленным, этим ле-том, мучился, мне было тесно на нем спать, он – узкий. Батуне, этот «старый», тоже не понравился, он в разложенном состоянии имеет посредине продольное углубление, и она весь вечер сидела «надутая». Я думаю, привыкнет. Сегодня, в воскресенье, празд-ник День матери, накануне купил Галочке и Батуне конфет, а днем сходил купил веточ-ку хризантем, для Гали, а подарили Батуне. В обед приходил Саша, покушал, он давно обещал придти посмотреть электрогрелку, выбрался только сегодня. Сказал, что делал с другом трубы в ванной и на кухне, прошел почти, как у них в доме заменяли трубы по капремонту, а он до сих пор был без труб на кухне и в ванной. Видать уже надоело, решился сам сделать. Грелку Саша забрал с собой, проверит на работе.   В понедель-ник вечером пришел Женя и жил у нас до вторника следующей недели. Уроки почти не делал два раза ездил на тренировки в тренажерный зал и на футбол, а остальное вре-мя играл в интернет игры на ПК.  Я приводил Батуне доктора- окулиста, чтобы посмот-рела ее и убедила , чтоб не слушала рекламу по радио, различных лекарствах, которые все вылечивают, и несите только деньги, Врач очень опытный, а ей не понравился, что отговаривала ее от операции, как ее делать это надо все анализы пройти в поликлини-ке, а в больнице тоже с ней надо быть, она не понимает этого! Постоянно Гале капает на мозги: «Ничего не вижу , что делать, что делать?» А сама даже на полу, когда Галя собирала ей таблетки, ей показала на таблетку еще у дивана. В следующую неделю по-холодало, но снега нет, а морозы крепчают. Мишу к нам не привозят, и я писал Жене по скайпу, что мы желаем видеть хоть в выходные внука.                           
«Женя, добрый день!  У нас к тебе вопрос? Почему ты так неуважительно относишь-ся к нам, дедушке и бабушке нашего внука? На звонки не отвечаешь, мы не можем уз-нать, как его здоровье, чем он занимается, ходит ли в садик? Если ты бываешь, занята, могла бы перезвонить, спросить, почему мы звонили? Если Вы с Олегом, то так безза-ветно полюбили друг друга, родили ребенка, и еще безответственнее разошлись, при-чем тут мы? Почему мы не имеем права общаться с нашим внуком, почему мы не мо-жем видеть его  хотя бы раз в неделю, или в две. Нам не понятно, что плохого мы тебе сделали??? Ты, частенько, привозила нам ребенка, который кашляет, сама даже пре-дупреждала, что он подкашливает. Мы его лечим и молоком горячим, и жженым саха-ром, и когда есть – лекарствами, а ты приезжаешь, за ним и безгранично удивляешься: «Что он кашляет?» Как будто за один день можно вылечить простуду?? Мы даже сроч-но отдали опять в питомник кошку, которую там взяли, и нам было страшно неудобно перед людьми из питомника. Мы считаем, что твое, такое неуважительное отношение к нам – не справедливо, и не тактично. Пожалуйста, измени к нам свое отношение, мы не заслуживаем этого, и дай нам возможность общаться с внуком, можешь привозить его на выходные, мы будем рады».
                                Дедушка и бабушка Татьянины
    Женя почему ты так неуважительно относишься к нам, дедушке и ба-бушке нашего внука? На звонки не отвечаешь, мы не можем узнать, как его здоровье, чем он занимается, ходит ли в садик? Если ты бываешь, занята, могла бы перезвонить, спросить, почему мы звонили? Если Вы с Олегом, то так беззаветно полюбили друг друга, родили ребенка, и еще безответст-веннее разошлись, причем тут мы? Почему мы не имеем права общаться с нашим внуком, почему мы не можем видеть его  хотя бы раз в неделю, или в две. Нам не понятно, что плохого мы тебе сделали??? Ты, частенько, привозила нам ребенка, который кашляет, сама даже предупреждала, что он подкашливает. Мы его лечим и молоком горячим, и жженым сахаром, и когда есть – лекарствами, а ты приезжаешь, за ним и безгранично удивля-ешься: «Что он кашляет?» Как будто за один день можно вылечить про-студу?? Мы даже срочно отдали опять в питомник кошку, которую там взяли, и нам было страшно неудобно перед людьми из питомника. Мы счи-таем, что твое, такое неуважительное отношение к нам – не справедли-во, и не тактично. Пожалуйста, измени к нам свое отношение, мы не за-служиваем этого, и дай нам возможность общаться с внуком, можешь привозить его на выходные, мы будем рады.
                         Дедушка и бабушка Татьянины
Добрый день! Спасибо за письмо. Безусловно, вы правы, и я очень уважительно к вам отношусь. Считаю, что без вас я бы не справилась, пока Миша не ходил в садик. Я не против, чтобы Миша ходил к вам в гости. Просто сейчас я решила, что за своего ребенка несу ответственность сама, и если он болеет, то должна быть с ним рядом я. Когда он здоров - пусть он встречается с вами и с Олегом. Я видела фотографии, ко-торые вы сделали Олегу и Свете. Извините, но мне сложно сейчас с вами и с ними общаться. Надеюсь, что по-женски вы меня понимаете. Желаю вам здоровья и бла-гополучия.
[29.11.2012 12:56:38] Вячеслав Татьянин: Не понятно, причем тут фотографии, мы говорим об общении с внуком, о том, что не можем узнать о Мише, о его здоровье, что тыне отвечаешь на наши звонки. А что  ты из-за фотографий не хочешь с нами общаться, то это не серьезно. У тебя, как и у Олега, свой круг общения, мы запретить с кем общаться, а с кем нет, ни тебе, ни Олегу не можем, да и нам вмешиваться в чужие отношения,  не хочется, из этого ничего хорошего не бывает. Пойми нас пра-вильно.
На это сообщение она не ответила и вышла со связи. А мы так и не дождались внука, прошло уже несколько выходных, а мы уже соскучились. 18-го у Светы, новой подруги Олега был день рождения . Мы  сыном передали подарки, правда скромные, ручку, за120 рэ. Коробочку конфет,  и 1000 в конвертике. Я написал поздравление, потом ут-ром отправил  СМС по тлф. потом с Галиного, тоже СМС, еще по электронной почте с вложенным файлом  с розами на листе и поздравлением. Морозы усилились - во втор-ник было - 19, а сегодня -21. Олег, один раз привез внука буквально перед обедом. Миша с таким аппетитом ел суп и салат из огурцов и помидор, что приятно на него бы-ло смотреть, соскучился он и по своей кроватке, и по сказочке про кораблик и лодочку, которую рассказываю перед сном, придумывая каждый раз, новые приключения. До-мой его забирала Надя, мы ей показали елку, и сфотографировались у ней. Как то при-вез Мишу, из поликлиники Женя попросила Олега свозить к зубному, у него полно ды-рок в зубах. Наш Миша не дался  врачу, и Олег привез его к нам стали раздевать его, а у него, видать от страха, все правая штанина мокрая, до носка. Он страшно боялся , что я его буду ругать, но когда я ему сказал, что ничего страшного, ото бывает, и обнял его он так обрадовался, что о потом даже бабушке с радостью сказал, что его дедушка не ругал, Завтра хочу сходить в поликлинику насчет лекарств и сдать анализы. С анализа-ми у меня получилась интересная штука. Сдал анализы на РСА (раковые клетки) при-хожу забирать после 15.00 , а у них предновогоднее мероприятие, это было в четверг 27-го, а в 9.00 в пятницу у меня талон к онкологу. Девчата меня еле пустили, и я сам, в обширной стопке стал искать свой анализ, а одна стояла у меня над душой. Посмотрел, вроде мой анализ, вышел на лестницу, глянул, и чуть не упал,, У меня ПСА прошлый 2,8, а здесь 22,8, (скачок – 20 единиц). Позвонил Галке, она тоже расстроилась, прие-хал, перед ужином стал опять смотреть, чтоб все анализы собрать вместе для врача, смотрю  пол красным цветом на анализе подчеркнут – женский! Я сразу подумал, они там, что, сдурели, у меня же - мужской! Пригляделся фамилия Татаринова! Я не свой анализ, из-за ихнего праздника, не свой  схватил. Пришлось бежать опять в поликли-нику  7 утра, что  анализом успеть к онкологу. Взял для него бутылку шампанского, и две коробки конфет, а он мне сказал, приходи через полгода с анализами, и написал, чтобы мне  давали антираковые таблетки. Я своим врачам всем написал поздравле-ния, по две шоколадки, заведующую и лечащего врача по коробке конфет. Все запус-тил, долго не заглядывал сюда. Новый год встречали, как всегда втроем. Галя, как все-гда наготовила, стол был изобильный, но всего по-немногу. Олег со Светой приехали первого января, они ехали к к друзьям отмечать Новый год, и мы им дали подарки и шампанское, вина (в коробке) покупное, холодца, конфеток и они уехали. Да совсем забыл, какого числа, после Нового года у нас в гостях были две сестрички-двойняшки: Наталья Яковлевна и Ирина Яковлевна. Мы их пригласили, посидели, отметили Новый год, и я их пошел провожать на маршрутное такси, но оно так и не пришло, и за ними приехал Миша, брат Оксаны, и повез их домой к Оксане. Мишу к нам не привезли, хо-тя мы ему купили танк с пультом управления, машинку «Хаммер» и самолет. С 3 янва-ря я начал кашлять, затяжным, лающим, сухим кашлем. Что, только мы не делали, и народные средства и уколы, ничего не помогало. Кашель держался почти до дня рож-дения, да и сейчас подкашливаю. Начались проблемы с почками, мочусь мало, а вся жидкость выходит через пот. На улице мороз градусов 17-20, а я мокрый, как будто ис-купался под душем, и особенно голова, виски, а врач лекарства дает непонятно от че-го! А теперь решил меня «отфутболить» к онкологу. На 25-е мне назначили в Самару на диагностику моего пятна на глазу, и после этого меня должен обследовать врач, а у не-го ребенок заболел, и она ушла на больничный отпуск. В регистратуре мне дали талон-чик к ней на прием на 7 февраля. Я переписывался с Женей по Скайпу, чтобы она при-возила Мишу к нам, но она стала придумывать причины, что у нас старая мебель, а Олегу не разрешает возить его в Самару, здесь жилья у него нет, и к нам нельзя. Тогда я написал письмо Валерию, отцу Жени:
Добрый день! Валера, я обращаюсь к тебе, как к отцу семейства, к которому мы относимся с большим уважением и симпатией! Я прошу тебя помочь наладить отношения между нашими детьми. В каждой семье есть свои нюансы, влияющие на взаимоотношения супругов, и в копаться в чужой жизни, я считаю делом не очень порядочным, и не благодарным. Не будем выяснять, кто из них виноват в разводе, может быть Олег, может ему что-то не хватало. У каждого из них свое мнение и судить об этом со стороны сложно! Они вместе были у нас, когда мы узнали, что они расходятся, мы были в шоке, но они оба заверили нас, что они расстаются в обоюдном согласии, и что для Миши ничего не меняется, мама и папа для него остаются, как прежде. Но вот сейчас, когда они окончательно разошлись, зачем насильно лишать ребенка любви отца, и не давать ему возможности встречаться с сыном. Зачем придумывать всякие причины, чтоб только не дать возможности, хоть немного им побыть вместе. У Олега нет здесь жилья, и он бы мог с ним побыть у нас, но она не разрешает, якобы у нас старая мебель, и она влияет на здоровье Миши. Мы перед Новым годом заменили два старых дивана в зале и у Батуни, перебрали книжный шкаф, никакой пыли нет, Галя регулярно убирает, а перед приездом Миши в комнатах делает влажную уборку и пылесосит. Кстати, даже при старой мебели, когда Миша несколько дней жил у нас он поправился. Надя, когда они приехали его забирать с Женей, удивилась: «Какие щеки!» У нас он хорошо кушает, с удовольствием спит днем, да и ночью тем более, у него здесь свой маленький мир, его любимые игрушки, места, где он любит играть. Мы с ним занимались зарядкой по утрам, даже после дневного сна, он с удовольствием занимался на шведской стенке, и на перекладине. Мы с ним учили буквы, и ему нравилось в роли учителя, подсказывать мне, если  я «ошибался», назвав неправильно букву! Мы с ним делали из конструкторов домики, гаражи, стоянки для машин и придумывали игры. И вот теперь у него этого ничего нет. Я до сих пор не могу вручить ему Новогодний подарок от деда Мороза, то я с 3 января заболел, то потом вот Миша сейчас болеет. Я с Женей переписывался по скайпу, чтоб она дала его нам на несколько часов, но она написала «[11:33:57] Jane Tatyanina: Когда мы были семьей, все  это было возможным. Теперь - к сожалению, нет. Поймите меня правильно. Мы обязательно приедем в гости, когда Миша поправится.»
            Но мне кажется, что и это обещание Женя может и не выполнить, она, почему-то опять пишет, если бы «мы были семьей», но тогда бы и разговора на эту тему не было. Она ведь не препятствует своему новому мужу встречаться со своими двумя детьми, почему же она не разрешает Олегу общаться  с сыном, ведь Миша его так любит! Валера, я прошу тебя, объясни Жене, не нужно лишать насильно сына любви отца, от этого ни ей, ни Мише, ни Олегу лучше не будет, не нужно лишать нашей  любви внука, ведь Женя сама признавала. Безусловно, вы правы, и я очень уважительно к вам отношусь. Считаю, что без вас я бы не справилась, пока Миша не ходил в садик. Я не против, чтобы Миша ходил к вам в гости. Просто сейчас я решила, что за своего ребенка несу ответ-ственность сама, и если он болеет, то должна быть с ним рядом я. Когда он здоров - пусть он встречается с вами и с Олегом.  И вот сейчас она не разрешает ни Олегу ни нам встречаться с Мишей. Мы с Галей расстраиваемся, не видя внука, а на Олега было больно смотреть, когда он рассказывал, что Женя запрещает ему общаться с сыном. Я с такой завистью смотрю на дедушек и бабушек, гуляющих с внуками, и особенно когда они стоят перед игрушками, и просят, что-то купить, а меня никто не просит, хотя я ни-чего не пожалел бы для Миши, так зачем она своего сына лишает всего этого. Галя с Надей не нашли общий язык, каждая мама защищала свое дитя. Поэтому я прошу те-бя, как мужчина мужчину, давайте отбросим эмоции, давайте взглянем реально на все это, ведь от доброты, еще никто, не страдал. Давайте сделаем хорошо, прежде всего, для Миши, ведь от любви, доброты и ласки родных ему людей, он только будет здоро-вее. Надеюсь на понимание. С уважением, Степаныч. 
После этого Надя привезла Мишу к нам 26-го. Мы с ним поиграли, он с таким аппети-том поел тарелку супа с курицей, на закуску изюм, мандаринку,  легли спать, и пока я рассказывал «сказочку про бабушку Галю», съел еще яблочко. Спал больше двух часов, потом играли с ним, поел блинчиков на ужин, и около 8-ми вечера Женя на такси за-брала его домой. День рождения отмечали в воскресенье, приехали, Олег со Светой, подарили мне Монитор с широким экраном. Саша сослался на простуду, и не пришел. По интернету в одноклассниках, меня засыпали поздравлениями, так я ответил , в пер-вую очередь, знакомым и друзьям, а потом, сделав шаблон, постепенно, чтоб не на-прягать зрение, ответил всем, кто меня поздравил. Сегодня 19 февраля, почти месяц, как я не заходил сюда. Особых событий, кроме дня рождения Олега , Миши 5 февраля, и нашей с Олегом поездки 7 февраля в Самару к окулисту не было. Олегу купили на машину видеорегистратор, и 5 тысяч денег, Мише 4 ретро машинки. Подарки Олегу вручил я в машине, когда он приехал, чтобы вести меня в Самару, о Мишины машинки так и лежат у нас дома. Олег перед днем рождения болел, Миша тоже как нам переда-ли сваты, простыл и они с Женей даже на «Скорой помощи» попали в больницу. Миша лежал с температурой 40 гр. под капельницей, а когда температуру сбили они верну-лись домой. Галя несколько раз пыталась звонить Жене, но она не брала трубку, и мы только знаем, он должен пойти в садик в понедельник 18 – го. Галя замучилась с Бату-ней, та стала себя вести как изувер. Издевается над ней по ночам, зовет, то ей надо по-править одеяло, то ее поверни на другой бок, то помоги встать, то помоги лечь, а Галя потом не может заснуть. У нее поднимается давление до 180 – 200, а Батуня не пони-мает, что гробит Галю, а на ней - держится дом! Загонит ее в больницу, тогда не знаю, что будем делать. Я уже два раза воспитывал Батуню, а она мне: «Не кричи на меня!»- да с такой злостью, что не подумаешь, что она только, что была такая беспомощная, еле передвигающаяся. Притворяется, артисты так не смогут делать, как она, и потом утром, говорит, что она такого не делала, она это не могла делать! Бедная Галя уже с содроганием, воспринимает ее крики когда она ее зовет, а если не сразу к ней идет начинает визжать среди ночи! Я много времени сижу  в интернете переписываюсь с сослуживцами и знакомыми, но стараюсь беречь глаза. Подошло 8 марта, я сделал листочки с цветами для поздравлений и написал всем врачам, ну и в первую очередь для наших женщин. Потом накупил шоколадок, конфет в коробках, для онколога, мое-го терапевта, и для заведующей поликлиникой, она мне всегда помогает с анализами, с УЗИ, там большие очереди. Приготовили и подарки и для Светы, новой подруги Оле-га. Почему-то она мне нравится.  Женя у нас жил с воскресенья 3 марта, и как со школы приходит, сразу за компьютер, и до 10 часов вечера. Теща совсем замордовала Галю, не дает покоя ни ночью, ни днем. Только ее уложит, через несколько минут уже стоит в дверях, доченька укрой. Галя ей говорит я же тебя укрыла. А та за что ты на меня кри-чишь, что я тебе сделала. У Гали давление скачет, а ей на это плевать, будит среди но-чи! А Жене наговорила, что мы над ней издеваемся, и он мне сказал об этом, а когда по ночам, он вместе с Галей просыпался, от ее криков, - «Ой, помогите люди добрые – убивают»,- то убедился, что  она все врет и наговаривает на Галю и меня. Вчера, 9 мар-та, приезжали, Олег со Светой, поздравили маму и тещу, Батуней ее назвать, после то-го, как она с Галей обращается, язык не поворачивается. Стала такая злая, Галю дерга-ет, житья не дает, и когда ей говорим, почему она так делает, клянется, что она так не может делать, что это мы на нее наговариваем! Март пошел в ожидании Миши, я вы-ходил на сватов, чтобы помогли встречаться нам с внуком и Олегу с сыном. Но пока все безрезультатно! Пришел апрель потеплело снег стал таять. День рождения Гали попал на  понедельник, ребята работали. А мы вначале хотели сходить в ресторан, напротив магазина «Миндаль» рядом с нашим домом через дорогу, и там вдвоем посидеть и отметить, чтоб дома не колготиться! Но из за Батуни, решили отметить дома, по скромному, я Гале сделал папочку с поздравлениями, две коробки конфет «Рафаэлло», конвертик (5 тыс. руб.) сковородку за 1200, и маленькую с лопаточкой ( 300руб.), тоже керамическую, как первая. Утром сбегал, купил красивый букет с хризантемами и ро-зами! И вручил все ей, когда встала, А ее мамочка и не вспомнила, что в этот день ро-дила свою дочку! Галя в обед накрыла стол, пригласили тещу, и сказали, что отмечаем день рождения, так она даже и не предложила денег Гале вместо подарка! В субботу Женя привезла Мишу, он тоже бабушке сделал подарки, покушал хорошо, у нас он ест с аппетитом, а Женя говорит, что дома ест плохо, поиграли с ним но спать не ложили! После 8 вечера забрала, тут же позвонила, чем вы его накормили - он все вырвал. А перед уходом он съел 4 блина с вареньем и компот, может переел, а Галя расстрои-лась. Олег хотел со  Светой приехать в воскресенье, но не получилось они поехали  к ее родителям, папа приболел, и он приехал в понедельник, и подарил маме видео каме-ру. С этого дня я начал ее потихоньку осваивать, и поучал маму, и наши первые видео выложил в одноклассниках. Олег нам сказал, что Женя попросила у него прощения, за то, что не давала ему встречаться с Мишей, то ли смирилась, а скорее помогли мои письма ей и сватам, которые я посылал, чтобы мы могли встречаться с Мишей. 30 ап-реля Миша снова был у нас привезла после садика, и, почти в 9 вечера, забрала! А 3 мая даже дала Мишу Олегу, в Самару, и он с папой провел три дня, мы были очень ра-ды, за них, и Света подружилась с сыном Олега! К нам зачастил Женя, приходил со школы. То у него кашель, то живот «разболелся», а когда приходил, у него все сразу переставало болеть. Ему хотелось поиграть на компьютере в игры. Приходил 7 мая, 12 мая принес рисунки для сдачи в школу на оценку, рисунки классные, я запечатлел, все - для истории. 12 мая я обшивал левую стенку балкона доской, получилось неплохо. Женя, я забыл сказать поле праздников жил у нас две недели, ходил в школу. Но уроки не делал, как приходил со школы выгонял меня от компьютера, и сидел до 10 вечера! Я 18 числа пропитал специальной пропиткой доски на балконе, получилось здорово, тоже есть фото!18 мая нежданно-негаданно собрались все мои мужчины Саша, Олег и Женя с Мишей! Мы сняли это событие фотоаппаратом и на видеокамеру. 20 мая Миша снова был у нас, стеснялся разговаривать с Женей. Во вторник 28 у Жени был первый экзамен по математике, а в понедельник приехала Оксана. А мы вздохнули облегченно и 31 мая рванули на рыбалку, поймали с десяток бычков, вернулись пораньше домой, Женя привезла Мишу. 2 июня приезжали Самарчане покушали и обратно! З июня Ми-ша был у нас хорошо поел, поспал, поиграли с ним и мама забрала в восемь вечера.4 июня мы снова были на рыбалке, встретили Юру Курбатова, мы поймали, и меня об-ловила Галя, 6 бычков. 7 июня Миша был у нас, приезжал Олег побыли с ним, а 8 числа Женя привезла Мишу перед обедом с великом. После сна мы с ним поехали в сквер на велосипеде, он погонял на «Ромашке» по кругу с мальчиком, и потом поехали на дет-скую площадку. И там он оторвался на «горке» по полной программе. Без устали заби-рался по лестнице наверх и съезжал на попе по «винту», гонял на велике, качался на качелях, лазил с великом по лабиринту! В общем намотался, вспотел и мы поехали домой. На следующий день мы поехали, рыбачить, опять в Приморский, но было жар-ко, клевало плохо, и у меня самочувствие стало не очень, в сердце было неуютно, ло-мило в левом виске! И  мы после двух часов были дома! 13 и 14 июня я, написав по-здравление в стихах, ходил поздравлять врачей, в четверг в нашу поликлинику, а в пятницу в онкологическую. Кому достались конфеты, фотографии, сделал заранее, ко-му с шоколадками, а онкологу бутылку водки «Беленькая» и коробку конфет сестре!  Жене объявили оценки, он без троек закончил 9 класс! Мы с Галей выпили винца за это знаменательное событие! Женя в понедельник опять пришел к нам, хотел пойти за документами в школу, но просидел у нас и проиграл в комп до 9 вечера! Дня через два мама, устроила собеседование с директором Академии управления, и нашего Женю приняли в туда на учебу! Это учебное заведение считается престижным в городе, и по-пасть туда очень сложно! Женя, теперь как  захотел, так к нам, звонит бабушке или мне можно я приду? И что тут ответишь – приходи! , а бабушке опять заботы -  хлопоты, чем накормить своего внука. В основном, она покупает тесто и по его заказу готовит пиццу, которая ему очень нравится, не только ему, я бы тоже ел, если бы не страх по-толстеть, я и так толстый, хотя делаю зарядку!!! Но иногда он ел и суп и второе, когда теста не было! 17 июня были и Женя, и Миша, и я уговорил Женю сделать несколько снимков втроем! Миша хотел бы пообщаться с Женей но тот вечно занят, играет в тан-ковые бои, и мы с Мишей играем в машинки, рисуем, считаем, играем в «ДАРТС», там учу его двузначным цифрам, до 10 он их знает, до 20 нет! С 14  по 17 Женя у нас ноче-вал, Оксана летала в Москву,15 июня были Олег со Светой, привезли рыбы, Олег на спиннинг наловил судаков, жереха и щук. Галя им сделала блинчиков! 19 и 26 и 30 го и приходил опять Женя и бабушка крутилась возле него, делала пиццу, пирожки пекла, угощала мороженным!  5 июня мы пошли на рыбалку, было жарко и я к 11 часам по-чувствовал себя неважно и мы собрались и пошли, рыба все равно не клевала, пойма-ли всего 5 штучек, с палец бычков, и я еле добрался до кровати  и проспал часа три! 7 и 10 июля Женя тоже был у нас, а 10 го привезли и Мишу! В этот день был такой ливень гром, даже шел град, и по некоторым улицам невозможно было проехать, и Женя вез-ла Мишу с садика кружным путем! Каждый день теща устраивает оргии, чуть, что не так, начинает всех проклинать, и тут же сразу кричит: «Я никогда, никогда никого не проклинала!» По ночам будит Галю, подходит к спальне, и кричит: «Отведи меня в мою, комнату, или укрой меня!» Утром встает, умывается, ложится спать, потом зав-тракает, и снова спать. По ночам не спит, сидит и, если ей скучно, идет, будит Галю! Свет не выключает ни днем, ни ночью, я не успеваю лампочки покупать, они сгорают за неделю! Ей говоришь, зачем Вам свет, если Вы днем спите, а она отвечает, что она его не включала, воду стала частенько, оставлять открытой в ванной, ей говоришь, но как с гуся вода! Ей - «до лампочки» наши проблемы, как будто она здесь не живет! Стала кричать, что ослепла, ничего не видит, а иголку с ниткой на столе находит, зубы ей чистит! У Гали после «общения» с ней давление скачет! У меня, как я с ней погово-рю, левая щека немеет, от ее проклятий!! Женя приходит к нам вчера и сегодня поиг-рает в компьютер, и за ним приезжает Саша, и они едут к нему и изучают мотоцикл! Сегодня Саша приехал, покушал у нас, забрал Женю, и они пешком побежали к Саше домой. У Женьки был такой потерянный вид, ему так не хотелось, а я, чтобы хоть как-то его развеселить, сказал, что Женя такой радостный и счастливый, что даже он улыб-нулся, но он Сашу не мог ослушаться и не пойти! И только они ушли, пошел, грозовой ливень, такой, что от грома запела сигнализация у машин! И потоки воды обрушились на город! 8 июня Женя привезла Мишу с велосипедом, и мы с
ним погуляли по нашему скверу! Он соревновался с мальчишками в гонках на велосипеде по «Ромашке» и на детской площадке. Бесстрашно лазил по горкам, даже таскал велик по лабиринту. Дома мы с ним играли, я в спальне ему сделал горки из картона на подушке, чтоб машинки съезжали сами. 11 июня мы ходили опять на рыбалку в Приморский клевало плохо, но все же поймали штук семь бычков. Даже пытались загорать, но недолго подул свежий ветер, и пришлось одеться! В июне к нам часто приходил Женя играть на компьютере, и бабушка каждый раз готовила для него пиццу, жарила пирожки, или делала горячие бутерброды, но иногда он ел и котлеты с пюре и даже супы! Ему у нас было комфортно, никто не ограничивал его в игре на компе, кушает хорошо, и он с удовольствием к нам приходил! Шестнадцатого июня отметили день медработника. Я для Гали написал поздравление, сделал открытки с ее изображением с любимыми ландышами, купил цветы, и подарил денежки. Теща и не подумала дать даже тысячу Галочка за то, что кормит поит, стирает, и даже говно убирает. Все это, конечео, и надо делать, но когда за это, каждый день проклинает, устраивает скандалы, да еще говорит Гале, что ты со мной ляжешь вместе в гроб, пропадает всякое желание делать ей, что нибудь хорошее. 17 го числа привезли Мишу, и пришел Женя, я его еле уговорил сфотографиро-ваться втроем с Мишей. 19 и 26 июня снова, оба внука были у нас. Женя не очень охотно сближается с Мишей, наверное, из-за разницы в возрасте, а может из-за неумения вести себя с малышами. 30 июня был  Женя, а 2 июля привезли Мишу!
Седьмого мы выбрались на рыбалку, позагорали, но клев был плохой, нагнало зелень, и мы собрались домой. Через день пришел Женя поиграл до вечера на компе, бабушка его ублажала пиццей и пирожками. 10-го числа оба внука вновь встретились у нас, отношения не-сколько стали лучше, но не очень! На ужин Миша ел картошку с мясом, а Женя тради-ционную пиццу. 13 июля наши внуки были у нас, мы с Мишей погуляли, так как ходили пешком, покатались на качелях, посъезжал с горок, и вернулись домой! Бабушка, по-кормив гостей, попросила сфотографироваться с внуками! 22 июля был день рождения тещи, обычно я писал поздравление, покупали подарки, цветы, утром заходили по-здравляли, делали праздничный обед. В этот раз решили не устраивать торжество, за ее постоянные оргии, которые она устраивает, если что не по ее, сыпит проклятья на Галочку, будит ее по ночам, спать не дает! Галя принесла конфет и сказала, что сегодня у нее день рожденья. В конце июля 31 числа выбрались на рыбалку, вначале все шло хорошо. У Гали клевало и она поймала крупного бычка. Достал стульчики и Галя присе-ла на один из них, и продолжала ловить. Я был недалеко, и посмотрев на Галю, увидел, что она, как-то неестественно уперлась головой в перекладину ограждения моста, и потом стала валиться набок со стула, удочка выпала на причал, и свалилась в  воду. Я подбежал, хотел поддержать ее, но она упорно валилась на бетон причала, я оттащил ее от ограждения и увидел ее побелевшее лицо и синеющие губы. От страха за ее жизнь я не знал, что делать, забыл, что у меня есть нитроглицерин. Достал телефон хо-тел позвонить в скорую, подошли два рыбака, тоже не знают что посоветовать. Смот-рю. Галина пошевелилась, я приподнял ее голову, и за спину попытался приподнять ее, чтоб села и не лежала на холодном бетоне. Она была настолько слаба, что не смогла вымолвить ни слова. Постепенно стал появляться естественный цвет лица, и у меня от напряжения и страха, стали слабеть ноги. Галина ухватилась за перекладину, и попы-талась сесть, постепенно ей удалось, и она стало сетовать, что утопила удочку. Но я стол собираться домой, и когда она почти пришла в себя, то мы пошли потихоньку до-мой! Еле вышли с причала, он показался мне таким длинным, с трудом поднялись на гору, и медленно пошли к остановке. В общем, сели в маршрутку, доехали до нашей остановки, и поплелись домой. Вот такая у нас получилась рыбалка.
Женя с мамой уехали в Геленджик до конца месяца, а у Саши отпуск и он уехал на ту сторону на свои любимые места!
Через день поехали снова, Галя хотела зацепить свою удочку, и достать ее! И ей это удалось, она тащила за леску удочку, но та сорвалась, и нырнула опять в воду. Я настроил спиннинг и несколькими крючками пытался подцепить удочку, но безрезультатно. К обеду подошла зловещая туча, я стал собирать, снасть, сложил спиннинг, а связку крючков позабыл на пирсе, уже шел сильный дождь, и хотя на мне была куртка из не продуваемого материала и мы с Галей одели полиэтиленовые плащи, мы промокли до нитки, и в туфлях у меня хлюпала вода. Дома  я искупался  горячей ванне, и потом, даже не чихнул после такого душа! У меня уже давно происходило затруднение мочеиспускания. Я в начале месяца сдал анализы, и в понедельник 5 августа поехал в урологию. 6 августа меня положили в палату, и14-го мне прочистили мочевой пузырь, ходил с коттетором и мочеприемным мешком на ноге, через три дня сняли, а 22 го выписали, Мочиться легче, но иногда самопроизвольное мочеиспускание, особенно ночью. Приходится спать в подгузниках. Доктор сказал, что удержание восстановится, а когда, одному Богу известно! Женя приехал накануне Дня знаний, и нам не разрешил приходить 2 сентября в академию. 7 сентября в училище отмечали 35 лет получилось, совсем неплохо, несмотря, на то, что училища нет, помогла бригада спецназ, которая разместилась на территории училища! Мне вручили грамоту, бутылку коньяка и диск об училище! После построения на плацу и прохожде-ния со знаменем училища, было торжественное собрание, концерт, и для руководства и приглашенных лиц - обед! На день рождения Жени 8 сентября  я написал поздравление, вручили конверт с 5 тыс. рублей и 5 тысяч от тещи, съездили на природу за «Вегу», и там по дорожкам Женя показал езду на мотоцикле, снаряжение для него обеспечил Саша, и научил капаться! Я сделал  несколько видео, а вторым фотоаппаратом Галя сделала снимки. 14 сентября в субботу мы выбрались на прогулку в лес, погода была чудесная, небольшой ветерок, в лесу исчез, и мы в тишине гуляли по солнечным аллеям. Заходили в лес через санаторий «Прилесье». Когда-то там можно было свободно проходить через территории. Но в этот раз все дыры в ограде были заделаны, и встреченные люди подсказали тропинку, к дыре в ограде, через которую мы еле пролезли! За санаторием, раньше были пустыри, на которых зимой устраивали гонки на лыжах и оборудовались  «Старт и Финиш». Теперь все пустыри застроились различными базами рестораном, Кафе и другими заведениями! Мы еле нашли проход в лесную зону. Гуляя по аллеям, встретили много бегунов-любителей, пробегавших мимо нас в хорошем темпе, и просто гуляющих пожилых и молодых пар, и даже с детьми и с колясками! Мы сделали много снимков, и вернулись к обеду домой. Это была небольшая отдушина, от склок и оргий, которые каждый день устраивает нам теща! Через несколько дней, 19-го числа, мы тоже решили прогуляться. Пока собирались, появились тучки, и мы не рискнули ехать в лес, и пошли пешком в парк Победы. По пути завернули к Дворцу бракосочетаний, и там сфотографировались на полюбившейся нам бронзовой скамеечке, на которой изображена скульптура парня с гитарой и стоящей у скамеечки девушке. Мы сфотографировались на ней поочередно, и попросили проходящую женщину снять нас вдвоем, снимок получился неплохо! Потом прошли через парк, я, как всегда, сфотографировался у своего танка, и сделали много снимков около «Вечного огня», и пошли к «Ледовому дворцу». Дворец спорта «Волгарь» принимает пока хоккеистов, там же организует массовые катания любителей на коньках, и даже предоставляет помещения, дли демонстрации одежды на своих площадях. Вот мы туда и пошли, чтобы посмотреть Гале куртку! Сделали тоже несколько снимков и здесь. Из одежды нам ничего не приглянулось, и на автобусе вернулись домой. Почти неделю, с 24-го сентября у нас жил Женя, Оксана, уезжала в Москву, и он, как всегда, придя со школы, постоянно сидел за компьютером, и уроки делал «из под палки» - по интернету! Мы еле выдержали, особенно Галя, что он не делает уроки, а играет в танковые бои на компьютере. В субботу приехала Оксана, и мы облегченно вздохнули, но ненадолго. Во вторник на следующей неделе он снова приехал, и жил у нас до пятницы. Мы его лечили, он кашлял, Женя хотела Мишу привезти, но мы позвонили, Женя кашляет, и она  опять обиделась, и на мои звонки по скайпу не отвечает! На следующей недели мы жили спокойно, если считать спокойствием оргии тещи и ее ночные крики: «Галя, помоги мне». В день учителя 5 октября, мы поздравили Свету, я написал поздравление, и послал по электронной почте, и Галя по телефону - СМС. Она уже научилась, как писать СМСки и теперь уже не просит меня об этом! Днем мы были на барахолке, и купили мне куртку на зиму с капюшоном, моя старая была без него, и я мерз на зимнем ветру!! В понедельник, 7 октября, мы снова выбрались в лес! Погода была еще лучше, и мы решили найти городок в лесу, где были вырезаны из дерева скульптуры рыцарей, различных божеств и изречений. Городок сохранился, но в нем, видать, некоторые гуляки устраивают пикники. Вот одно из изречений, вырезанных на столбе: «Перестали понимать русские люди, что такое Русь!?» «Она есть подножие Престола Божьего. Русский человек должен понять, это и благодарить Бога, за то, что он Русский». Иоанн Кронштадский. Изречения написаны старославянскими буквами, и очень старательно! Мы сделали серию фотографий и еще немного погуляли! Девятого октября мы снова вышли на прогулку, мне надо было забрать в «Руси» фотографии для альбома, я их отнес  накануне в Фотолабораторию и мы пошли за ними с Галей. Получив фотографии, мы пошли  по парку, расположенному вдоль главной улицы нашего района – Революционной, там много достопримечательностей, которые мы засняли двумя фотоаппаратами! Вот эти достопримечательности: «Мост влюбленных», где супружеские пары после регистрации, навешивают на перила замки на счастье. Далее памятник погибшим в Локальных войнах, Стела с орлом, расправившим крылья на ее вершине!  Затем три скульптуры из черного металла: Парохода, Воздушного шара, и Локомотива! Так же мы засняли Преображенский собор, и Магазин цветов! Вчера теща опять устроила оргии, и на этой почве Галя мне в сердцах напомнила неприятное воспоминание, и мы поругались, И у нее и у меня поднялось давление, я не стал ужинать, и рано лег спать! Утром я поел свою кашу с орехами, изюмом и кефиром. Перед обедом я пытался поговорить с Галей, но она не стала слушать, и я отказался обедать! Ужинать тоже, но потом помирились. На следующий день я пошел в поликлинику за лекарствами, и потом до вечера сидел за компом, вставил в одноклассники фото, чтоб народ посмотрел, достопримечательности нашего района! Воскресенье 13 октября мы пошли  уже в лес. Погода чудо! В этот день действительно была золотая осень, небольшой ветерок вяло шевелил опавшую листву, отчего она переливалась пурпурными красками на солнце! Народ, как будто пришел в лес на праздник, родители с детьми за ручку и в колясках, пенсионеры вдвоем под ручку и семьями, любители  бега трусцой, пожилые люди с лыжными палками, сейчас привилась мода на такой способ ходьбы, укрепляющий сердце, тренирующий мышцы рук и ног. Несколько молодых людей в разных местах на полянках играло в футбол! Мы с Галей взяли по фотоаппарату, а у меня фотоаппарат с камерой. Наделали кучу замечательных снимков  и видео! Саша нам подсказал, где найти еще один лесной городок, вырезанными из дерева скульптурами и мы нашли его! Люди, которые бескорыстно делали этот городок, обладали недюжинными способностями и просто талантом! На расписанных столбах мы читали старославянские изречения, призывающие любить русского человека и верить, что у него высокая миссия влиять на развитие всего человечества! Прогулка наша удалась, и мы пришли домой, получив большой заряд бодрости, и познав крупицы славянской культуры. Почти полторы недели мы жили, своей размеренной жизнью, боролись с тещей, взявшей моду орать по ночам: Помогите ей, то лечь, то отвести ее в туалет, то включить батареи, ей холодно. Теща днем спит, а ночью раз она не спит, то и никто не должен спать. Когда ее спрашиваешь, почему орали ночью? У нее  один ответ, Я не помню, я не могла так кричать! Я больше не буду, а следующей ночью все повторяется! Приближался наш с Галочкой обоюдный праздник, день нашей свадьбы! Я подготовился серьезно1 Купил керамический нож за 200 рэ, антипригарную сковородку, тоже почти за 200 рэ, в гриль для жарки мяса, пиццы и прочих блюд! Коробку конфет «Ассорти» и «Рафаэлло». Написал поздравление и сделал фотографии, наши с Галей, после свадьбы, мы молодые с только, что родившимися ребятами, наши с ней, во время «Золотой свадьбы», мы с Галей по отдельности с внуками, и сложил их в папочку  файлами! Получилось красиво и очень здорово! Многие завидовали, когда я разместил все это в Одноклассниках! Выпили за свадьбу, коктейль «Могито» - мартини с лимонадом, все охлажденное, Гале очень понравилось!! В воскресенье к нам приехал Женя, мама уехала в Москву на две недели! Эти две недели нам показались вечностью, у нас с ним обострилась борьба за компьютер, он как приходит со школы, сразу за клавиатуру, и меня не пускает до 9 вечера! 1 ноября мы с Галей купили плоский телевизор «Шарп», наш старенький, сначала поблек цветами, потом вообще отключился! После уезда Жени мы немного пришли в себя, 4 ноября День независимости России, - непонятный праздник, вместо 7 ноября! Вот тот был праздник! Его ждали все,  к нему готовились, все проходило красочно и торжественно! Парад на Красной площади и в областных городах, транспаранты, лозунги, флаги, музыка, звучащая со всех сторон, и радостные возбужденные ликующие люди. 7 ноября, стали отмечать, как День военного парада на красной площади! Парад хотели посмотреть, но забыли! Теперь ждем Мишу в гости, но Женя не желает привозить его нам! А  мы очень скучаем! Я связывался со сватом Валерой, он обещал помочь, но ничего не сдвинулось с места! Новый муж их дочки решил не давать Мишу ни Олегу,  ни нам,  я их решил пугнуть, написал Жене СМС, что если не будут давать Мишу, ославлю ее на весь интернет! На тлф. звонки не отвечают, хотел с этим новым мужем поговорить, он отключился! Правда, потом написал Жене по скайпу, что я не собираюсь ничего делать! Больше полмесяца, правда в субботу 23 сходили в магазин «Влада», купили теще говорящие часы, а в воскресенье, прогулялись вокруг нашего квартала, мы жили своей жизнью, о чем сделали фото на память. Дни у нас были однообразными, Галя по хозяйству, я интернет поликлиники, лекарства, борьба с тещей! Она совсем обнаглела, понимает, что мы ей ничего не сделаем, и демонстративно издевается, выспится днем, а ночью кричит, то ее уложи на кровать, или укрой ее, хотя все сама прекрасно делает. То кричит, кто открыл балкон, дети мерзнут, подключите батарею, отключили отопление! За ночь два три раза разбудит, какой после этого сон? Со 2 декабря у нас опять жил Женя, его мама со своей мамой, которая приехала из Геленджика, на неделю поехала в Москву. Женя пришел поздно вечером в воскресенье, долго ждал маршрутку, было холодно, а он был еще простужен, и у него с утра температура, и в школу он не пошел! Так до пятницы с температурой, хотя бабушка его лечила, и просидел у компьютера! 4-го декабря приходил Вася - компьютер подстроить, но толку было совсем мало, и мой комп, также с задержкой работает. В пятницу в 16 часов мама его забрала, чему он не особенно обрадовался! А что, у нас ему классно, бабушка для него готовит его любимые кушанья.  Можно играть на компьютере целый день, уроки не делать, а дома у него компа нет,  и все  остальное, ему надо делать самому! В пятницу 13-го забежали к нам две сестрички- близняшки, приглашали раздеться – отказались, Подарили стеклянную, елочку сувенир, мне коричневый джемпер, коробочку конфет, а мы им подарили по коробке конфет «Рафаэлло», и они уехали! На этой неделе, у нас радость, неожиданно сумели по Скайпу пообщаться с Мишей. Я в Скайп зашел и увидел, что Женя там написала, что она не может запретить родному отцу встречаться с сыном, а к нам возить его не хочет, потому, что мы болеем, и у нас болеет бабушка! Откуда она это взяла, не знаю, и пусть Олег когда будет брать, то и завозит к нам! Когда  я хотел позвонить, она нам включила Мишу. Я с бегал за бабушкой, и мы минут двадцать поговорили с внуком! В среду 18-го у Светы, гражданской жены Олега день рождения! Я заранее, на красочно оформленном  листе, написал поздравление, сканировал его и утром, послал ей по электронной почте. Кроме того послал по тлф. СМС, с поздравлением и указанием посмотреть почту! Когда встала Галя написали и поздравление и от нее. Светлана нас сердечно поблагодарила!
                       Мишу нам не дают, вот моя переписка по этому вопросу:
[09.12.2013 16:53:12] Вячеслав Татьянин: Женя! Когда мы увидим Внука? Вы уже три месяца его к нам не пускаете, Что мы Вам сделали плохого? Зачем лишать радости Мишу, не давая ему побыть с нами, скоро Новый год и мы уже закупаем подарки! Неужели нельзя жить в мире и дружбе, зачем обострять отношения, мы к тебе обращаемся с «улыбкой, и хотим, чтоб ты улыбнулась нам в ответ» Как у тебя записано в девизе! На мою СМС не обращай внимания, это просо пус-той звук! Ничего я не собирался делать, да и не знаю, как это делать! Не серди-тесь. Мы ничего плохого Мише никогда не сделаем, мы его очень любим!
[09.12.2013 17:02:23] Вячеслав Татьянин: Ответь, пожалуйста, ведь мы же лю-ди и для твоего сына родные, тем более пожилые, я думаю, что с этим можно посчитаться.
[12.12.2013 11:41:39] Evgenyia Tatyanina: Доброе утро! Прошу прощения, но я сейчас не читаю Скайп. На телефоне висит просто, и я не вижу, кто пишет, а сама в сети отражаюсь. Вы можете Олега просить привезти вам Мишу, я не мо-гу запретить отцу видеться с сыном. Когда он приезжает, пусть к вам на час завозит. Не хочу к вам возить сама, потому что у вас бабушка болеет, вы бо-леете. Потому что вы про меня плохо думаете, и я не хочу, чтобы это все от-ражалось на ребенке.
Женя, мы когда можем увидеть внука? что ты нам все условия ставишь, что мы тебе плохого сделали?? Олег не может приехать! Так ты скажи, если тебе жалко денег на бензин, я могу приехать, и с ним на такси к нам, и обратно так же приве-зем. Что ты его лишаешь радости получить подарки, посмотреть нашу елку, поиг-рать своими игрушками???
3 января] Вячеслав Татьянин: Эх  Вы, что же Олегу, Мишу не дали, сама говорила, что Олег будет брать, я ему не могу запретить, что же твой муж, такой деспот лишил встречи сына с отцом, что он добьется Мининой любви, да Мишка его бу-дет ненавидеть его, вы зачем ломаете ребенка? Неужели это горе малыша Вам приносит радость. Кстати твой муж к своим детям ходит?? Да Женя ты убеди-лась на вчерашнем примере, какой моральный урод твой муж!!! Ты тоже уже  не любишь Мишку, если позволяешь травмировать своего ребенка, да мама за своего дитя разорвала бы этого деспота, а ты отдала своего сына на поругание этому ничтожеству!! Какая же после это ты мать? Нет ничего в тебе настоящего ма-теринского!
Подходит Новый год, я занялся написанием поздравлений для своих вра-чей, закупкой конфет на подарки. Их все-таки много в нашей поликлинике, да и в онкологической. 25 января купили ёлку, традиционную сосну, за 250 р.  Поставили ее в ведро с песком, добавили воды, ведро водрузили на табуретку, и после обеда нарядили! Получилась красивая ёлка, я ее сфото-графировал вначале «голую», а потом с игрушками! 3. января Олег из Са-мары с игрушками должен был забрать Мишу, привезти его к нам, и потом отвести обратно. Женя вышла к Олегу заплаканная, ее муж не дал Олегу Мишу, пришлось отдать игрушки Жене, но попадут они к Мише неизвест-но! Я написал сообщение по скайпу Жене, и до этого пытался несколько раз связаться с ней, чтоб поговорить с Мишей, но она отключала Скайп!  Галя, как всегда наготовила вкусностей – разных закусок и утку зажарен-ную под фольгой я сделал фото. Приглашали ребят, но праздновать при-шлось одним. Вначале  проводили Старый год с коктейлем из импортного вермута с хорошим лимонадом, очень вкусный получился напиток, а в 12 часов ночи открыли шампанское и выпили по бокалу. Особенно вкусной получилась фаршированная утка, и холодец, да и все закуски, что Галя сделала. 1 января были проблемы с бабушкой, натворила делов, в туале-те, и потом и всех обвиняла! 2 января ждали Олега со Светой они приеха-ли к  17 часам, покушали. Им потом надо было ехать в аэропорт, встречать знакомую девушку Олега, и отвести ее в Ульяновск, и уже из Ульяновска, ехать в Москву. Сегодня воскресенье 5 января, у меня небольшая просту-да, лечусь, никуда не ходил, эти дни. В общем, нерадостный Новый год.  Бабушка каждый день стала дергать Галю и особенно по ночам, стала не давать спать. Галя измучилась, а когда она выпачкала ковер, говном, мы убрали ковер, она упала, мы ее поднять не смогли, и я попросил Сергея, соседа, он парень здоровый, поднял, а потом перенес с кровати за стол, там стоял обед. Дня через  три опять упала, пришлось звать Сашу, он приехал с работы,   поднял и положил на кровать. После этого случая, она перестала вставать, к нее повредилась нога, когда упала, на бедре появил-ся большой синяк. Пару раз пописала, но Галя, хорошо заранее подложила типа памперса клеенку, и стала проблема, как не допустить, чтоб не ис-пачкать диван. Купили новую клеенку и Галя надела на нее памперсы, так она их разорвала, потом вторые тоже, разорвала ночную рубаху, сказав, что  это сделали какие-то мужики. Галя не стала больше надевать пампер-сы, и она мочилась в «утку». Кое-как дотянули до Крещения, за водой в Собор пошли после 10 часов. Мороз был градусов 15 и небольшой вете-рок. Взяли санки туда поставили 6 пятилитровых бутыли, Галя пошла впе-ред занимать очередь, а я с санками за ней! Очередь была большая, но мы простояли минут 40, набрали воды и поехали домой. Двадцатого при-ходил Женя, просидел до вечера за компьютером. Галя снова продолжила мучения с бабушкой, та стала дергать ее каждые минут15-20, просит по-стоянно пить, а потом в туалет, чуть, что не так, кричит, «Чтоб у тебя так все болело, как у меня». Если, неосторожно ее повернет, орет дурным го-лосом: « Больно, дочка маму убивает! Люди добрые помогите!» и потом кричит: «Будь ты проклята!», - и тут же, отказывается, что она не говорила. У Гали от этих проклятий и точно стали болеть и плечи, руки, колени, а по-том же она ее тягает по кровати и переворачивает для «утки», замучилась. Я тоже Гале помогал таскать ее по кровати, она почему-то постоянно съезжала с подушки, и у меня от этого появилась кровь в моче, последст-вия операции на мочевом пузыре, не зажило, как следует!  День моего рождения был в субботу, Галя от себя и от бабушки подарила мне по 5 ты-сяч, и наготовила угощения. Олег со Светой приехали после  обеда, пода-рили мне терморубашку, нательную, коробочку конфет, отметили и они уехали! Мы стали готовиться к дню рождения Олега и Миши. Галя про-должала заботу о своей маме,  и она, наконец, сходила по большому, но все там вымазала, и Гале пришлось все убирать и ее подмывать. А третье-го числа всю ночь, как и все предыдущие, каждые полчаса звала Галю, а утром в 7 часов Галя ее принесла «утку», и легла.  Часов около восьми  Га-ля подумала, что-то больно тихо, зашла и кричит меня: «Иди,  посмотри!» Посмотрели, а она уже холодная! Галя обмыла маму, а я позвонил в поли-клинику заведующей, секретарь, ей объяснила, и потом записала фами-лию, ИО, год рождения, и сказала, что заведующая передала, что пришлют врача! Я позвонил в похоронное бюро, и ребятам!!  Из поликлиники по-звонила зав отделением и сказала, чтобы приезжали за  справкой. Вскоре приехал, Олег и мы поехали за справкой. Получив справку о смерти, мы вернулись домой. После обеда приехал представитель «Спецкомбината ритуальных услуг», и мы обговорили весь ритуал похорон. Единственное, что в разговоре на себя главную роль Олег, он по дороге к нам, заехал в похоронное бюро и узнал цены на кладбищенские услуги, и выбрал клад-бище, недалеко от деревни Санчелеево, там стоимость могилы была 10 тысяч, а на стальных. городских кладбищах от 15-20 тысяч и выше! Пока мы  с Галей сообразили, заказ был оформлен, и Игорь, так звали предста-вителя Спецкомбината, уехал! Под вечер привезли гроб и металлический крест. Крышку и крест оставили в коридоре , а бабушку могильщики пере-ложили в гроб. Похороны назначили на 12 часов на завтра. Хоронили без посторонних, так пожелали мы, и поддержали ребята. На кладбище мы собрались ехать в машине Олега вчетвером. Гроб с бабушкой выносили два могильщика, они же потом хоронили ее. Везли ее на  нанятом автобу-се с бюро ритуальных услуг. Погода, как нарочно разыгралась, пошел снег, и началась пурга. Да и я боялся, что совсем потеряем автобус из вида, до-роги почти не было видно. На объездной дороге, идущий впереди автобус  постоянно исчезал в снежной пелене. На самом кладбище ветра не было, но шел небольшой снег, могила была отрыта недалеко от кладбищенских ворот у кустов, под деревом. Место вроде уютное и там попрощались. Гроб ставили на козлы, Галя поцеловала маму, я прикоснулся к  руке, ребя-та стояли рядом, каждый, что-то подумал, про себя, сказал:  «Прости и прощай!» Могильщики забили крышку, и опустили гроб в могилу. Мы все бросили по комку земли на гроб, и звук удара гулко отозвался как эхо прощания! Земля под лопатами могильщиков посыпалась с двух сторон в могилу! Вскоре образовалась могильная  горка, и установленный крест увенчал могилу! Могильщики ушли в машину, а мы подправив венок и цветы, простились и тронулись в обратный путь. Дома помянули бабушку, пообедали и ребята уехали: Олег в Самару, а Саша домой. Мы остались од, и не могли привыкнуть к тишине, поражаясь, что,  оказывается, так прекрасно жить в тишине, мы так давно не жили!! 5 февраля приходил  Женя, ему надо было что-то найти в компе по урокам, но он проиграл все это время в танковые бои.  В этот день родились Олег и его Миша, это бы-ла среда и Олег работал. Мы договорились отметить е их дни рождения в выходные. В этот день к обеду пришел мастер по компьютеру, и переста-вили комп в бабушкину комнату. Он проверил подключение и с этого дня компьютер находится здесь. Там же поставили и новый  цифровой телеви-зор, но ночевать в  этой комнате я пока не решился.
День рождения Олега отмечали 13февраля, в баре, под романтическим названием«Штаны». Бар находился в полуподвальном помещении мы приехали на такси, чуть раньше, забыв дома камеру, хоть хорошо взяли с собой свой старенький фотоаппарат!. Прошли вдоль домов, чтобы скоро-тать время, и спустились в бар!   Нас встретила Света   с девушкой, как мы потом, познакомившись, узнали, что она жена барабанщика, игравшего вместе с Олегом! Олег занимался организацией концерта, а мы впятером, Света, барабанщик с женой, Галя и я сидели за столом и разговаривали, так, ни о чем. В зале было темно,Единственно и постепенно воздух насы-щался дымом от сигарет. Подходил к нам Олег, поздоровался, и ушел и вскоре появился на сцене. и барабанщик сразу ушел! Олег был в черном костюме и белой рубашке без галстука! Свой концерт он начал, спев своих несколько  песен, и потом на сцену вышел его друг Денис со скрипкой, и сыграл, импровизируя на скрипке. Потом через несколько песен, спетых Олегом, на сцене появилась миловидная девушка Даша и приятным голо-сом исполнила под аккомпанемент Олега несколько песен! В завершение концерта нашего сына, подошел его друг Георгий с гитарой и у них не-сколько песен прошли «на УРА!» После концерта. Мы собрались уходить. И попрощавшись с Олегом, Светочкой и его друзьями, на такси вернулись домой, удовлетворенные приятным времяпрепровождением в кругу дру-зей нашего сына и прекрасным концертом! Единственно  было неприятно сидеть в сигаретном дыму, от которого пропахли мы. и вся наша одежда.
21 февраля Олег привез к нам из садика  Мишу! Радость для нас была неописуема, да и Миша радовался, по-моему, не меньше нас. Бабушка их накормила, и потом дос-тали его любимые игрушки. Но тут папа дал ему телефон и показал, как надо играть в игры на нем, и для Миши мы перестали существовать! Он уткнулся в него и не обра-щал внимания на нас, но время неумолимо, и Олег повез его домой! С тех пор, вот уже скоро средина августа, мы Мишу не видели. Я пытался несколько  выходить на сватов,  обвиняя Женю в жестокости и черствости по отношению  к нм и Олегу, не давая нам  Мишу. Надя проговорилась, что эту деспотическую позицию занял новый её муж, и меня просили, чтобы мы потерпели, и я не беспокоил «ЕЁ величество», чтобы у нее родился хороший, здоровый малыш, Полгода мы терпели, на днях родился Степа, и все осталось по-прежнему, Мишу нам не дают. Только лишь в воскресенье, когда мы гуляли с Галей в парке и решили поздравить Надю с рождением второго внука, она да-ла нам поговорить с Мишей по телефону. С Галей Надя тоже разговаривала. Миша зо-вет отчима папой, и якобы он знает, что у него есть папа Олег, и два братика. Теперь в бабушкиной комнате с 6 февраля проще, там есть все компьютер, цифровой TV (9 фев-раля купили), и Женя у нас стал бывать чаще 23, 28. 02, 1. 03 , 1.04. 3.04. * марта при-езжали Олег со Светой. День рождения Гали тоже отметили хорошо, были Олег со  Све-той, привезли маме подарок переносной кондиционер!  Я написал поздравле6ние, подарил Гале плед шерстяной, банку красной икры, за 900 с лишним руб., 2 коробки конфет Рафаэлло в рамочке нашу с ней фотографию и пять Роз! После дня рождения единственными развлечениями у нас были визиты внука, поиграть на компьютере и наши походы на рыбалку. 17 апреля ходили в парк Победы посмотреть, что там тво-рится, ведь скоро праздник 9 мая! Я снова увидел ядовито зеленого цвета мой танк и написал на имя мэра письмо, что хватит издеваться над боевой техникой России, и красить ее в какой попала цвет! Письмо возымело действие, ко мне пришел парень ответственный за покраску боевой техники, скамеек и другой атрибутики парка. Мы с ним определились с цветом, в какой должен быть покрашен мой танк и другая боевая техника в парке Победы. 20 апреля, мы по совету Олега, вернее он нам купил билеты в кино в развлекательном торговом комплексе «Вега», мы до начала сеанса  поели мо-роженое и посмотрели кино! Немного опоздал, ко дню рождения Гали, но все же рас-цвел в ящике на балконе, красавец ландыш, правда один, но это было, как чудо при-роды! Я запечатлел его на снимке! 2 мая ходили с Галей в лес, дышали удивительно свежим воздухом. Спускались в лесной городок, там работал мужчина, восстанавливая за зиму, пришедшие в упадок, экспонаты городка. 9 мая в наш великий праздник по-смотрели парад на Красной площади и пошли в парк. Доехали до парка на машине, нас подвез мужчина, посадил нас к себе, когда мы ждали автобус! В парке Победы бы-ло полно народу, у  Памятного знака сидели ветераны войны и им люди подносили цветы. Мне сразу тоже надарили цветов, так, как я был один в парадной форме, един-ственный полковник на весь парк Победы! Все цветы мы несколько раз, пока гуляли, возлагали тут же к «Вечному огню». Со мной, как  и в прошлые годы, фотографирова-лись подростки, дети и родителями, и Галя тоже снимала меня вместе с ними! Когда шли домой нам, снова дарили цветы, и получилась целая их охапка! Мы зашли к Дворцу бракосочетания, и сфотографировались на нашей любимой   скамейке, сде-ланной из бронзы, специально для новобрачных. Потом зашли на мост, где влюблен-ные пары после бракосочетания замыкают замочки на счастье!    
                                       14 мая ходили на рыбалку, в поселок Приморский и Галя поймала бычка, а потом смотрю, она стала валиться на правый бок, удочка выпала и утонула, и если бы не пе-рила Галя бы свалилась в воду! У нее побелели губы, я подсунул под спину кофту, я пе-репугался, и  сам не знаю, что делать, забыл, что у меня есть нитроглицерин! Но вскоре она стала приходить в себя, еле поднялась. Я стал собирать снасти и вещи, и мы поти-хоньку пошли на остановку! Пока ехали на маршрутке, Галя окончательно пришла в се-бя, и мы потихоньку пришли с остановки домой! На следующий день она стала рваться на рыбалку, чтобы достать утопленную удочку! И ей удалось другой удочкой подцепить «утопленницу», но она сорвалась и ушла под воду.
                                       16 мая нас, наша землячка, с Закарпатья, заведующая Дворцом бракосочетания Наталья Андреевна Тихонова пригласила нас на вечер посвященный Дню семьи, там были все пары, юбиляров дворца бракосочетания! Я послал письмо в Самару в Управ-ление ЗАГС. рассказав, как проходил праздник.
                           Уважаемая Екатерина Львовна      
  ,                           К Вам обращаются юбиляры Дворца бракосочетания и нам хочется выразить слова огромной признательности и благодарности за праздник, посвященный Дню семьи и главному празднику страны – дню Победы, организованный работниками этого прекрасного заведения. Только благодаря непосредственной помощи, губернатора Меркушкина Н.В., праздник получился очень красочным, богатым, и, в тоже время, трогательным и добрым! Работники Дворца, во главе с Натальей Андреевной  Ти-хоновой, этим праздником доставили нам, пожилым людям, необыкновенную ра-дость, не только поприсутствовать, но и поучаствовать в великолепном праздни-ке, и главное, мы поняли, что нас помнят, о нас думают, и делают все, чтобы мы были счастливы! А годы наши берут свое, и среди нас юбиляров, 7 пар перешагнув-ших шестидесятилетний юбилей, из нас шесть пар участвовавших в Великой оте-чественной войне! Но благодаря усилиям и стараниям работников Дворца, в этот день мы чувствовали себя молодыми, и с азартом, кто мог, плясали и танцевали, подпевали хоровым коллективам! А как умело, просто и, в то же время, с большим, художественным мастерством, вели праздник работницы Дворца, ведущие Сково-родина Ирина Владимировна и Приходько Ираида Анатольевна, рассказывая исто-рию жизни каждой пары ветеранов! Поздравляющих сменяли творческие коллекти-вы, и праздник радовал душу! Надо сказать, что празднование украсили творческие коллективы: школы-студии танца «Креатив»; вокальной студии «Мелодия»; вос-питанницы детского сада «Брусничка» и ансамбля народной песни « Русская душа»! С этим ансамблем мы вспомнили песни военных лет, и по мере сил с воодушевлени-ем подпевали! Не забыли нас и представители руководства города и Автозаводско-го района! Со словами приветствия к юбилярам обратились председатель Думы г.о. Тольятти Дмитрий Борисович Микель, депутаты Думы г.о. Тольятти Елена Ана-тольевна Сазонова и Сергей Юрьевич Понамарев.  Юбиляров поздравили с праздни-ком заместитель главы администрации Автозаводского района г.о. Тольятти Юрий Михайлович Хвостов, и начальник отдела – Дворца  бракосочетания г.о. Толь-ятти Наталия Андреевна Тихонова!! Не остались в стороне представители ТОСов и Совета ветеранов Автозаводского района г.о. Тольятти, поздравив юбиляров! Мы, юбиляры, удивляемся неуемному характеру и энергии директора Дворца брако-сочетания, помимо своей основной работы - регистрации браков, рождения детей, она не забывает о семьях, пришедших в своей жизни к юбилейным датам совмест-ной жизни, организовывает для них торжества во Дворце, приглашает юбиляров на городские праздники. Мы все участвовали в празднике, посвященном дню Города в 2012, где юбиляров приветствовал мэр города С.И. Андреев. Юбилярам устроили необычное завершение праздника, все пары одновременно, под аплодисменты зри-телей, провезли на ретро автомобилях, сделав почетный круг по стадиону! И все эти события остаются в нашей памяти на годы! А сегодняшний праздник навсегда останется в наших сердцах. Потому, что его организаторы, эти добрые, бескоры-стные, любящие свою профессию люди, не считаясь со временем, готовили его вложив всю душу, и мы это почувствовали на празднике! Мы говорим Вам СПАСИБО!! Милые, дорогие люди! Вы сеете добро и несете счастье людям!!!
                            Через пару дней мы снова были там же в Приморском, но подцепить удочку не удалось! Наш улов, как правило, состоял из нескольких штук до десятка - полутора десятка быч-ков. 14 мая мы снова были в Приморском, на мостках, был ветер, но все равно пойма-ли бычков, не помню сколько, но немного, правда, крупные. 19 мая  ездили уже на пирс, куда причаливают прогулочные катера! 22 мая приходил Женя, поиграл на ком-пьютере, вместо подготовки к экзаменам. Там у нас уловы были меньше, и мы верну-лись 31 мая опять в Приморский. Бычки попадались редко, но в основном, крупные. В июне третьего числа поехали на пирс, и ловили там, но жара нас прогнала, и мы, пой-мав штук пять бычков, вернулись домой. 10 го были опять в Приморском, но плохо клевало. 24 июня пошли на причал, но предварительно зашли на причал, о котором нам говорил Курбатов, там прошлый год стоял дебаркадер, и теперь этот причал был свободен, с него можно было ловить! И там ловили на закидушки с пружинками, и ко-сыночники. Когда мы пришли, на причале никого не было. Я настроил удочки, пробо-вали ловить бычков, и я забрасывал на окуня подальше от причала. Не поймав ничего, пошли на основной причал, там сосед ловил бычков на удочку, и на косынки окуней. Мы поймали несколько бычков, я даже ставил раколовки, но в них ничего не попа-лось! Солнце стало припекать и мы, памятуя, ч мне на жаре долго нельзя находиться собрались домой! Как подумали, что надо будет идти в гору по жаре, а потом ловить автобус, и решили вызвать такси. На такси через 15 мин. были уже дома! Праздник День семьи, который проводится 8 июля, отмечался Мэрией 3 июля, куда были при-глашены семейные пары, у которых в этом году праздновалась юбилейная дата, и хотя, у нас 55 лет исполнится только 29 октября, наша землячка Наталья Андреевна пригла-сила нас  с Галей, на этот праздник! Отмечался День семьи в ресторане, возле Автоза-водского рынка, куда нас на своей машине привезла Наталья Андреевна, она мне по-рекомендовала быть в военной форме!.  Пока ожидали начала вечера, встретились с моим доктором, зав отделением урологии Гурьяновым А.С. Ресторан богатый, на сте-нах картины пол сделан из толстого стекла, под котором просматривались плавающие рыбы сомы, стерляди и различные карповые рыбы! Были богато накрыты столы при-личные холодные закуски, второе горячее, водка, шампанское, напитки, все остались довольны! Мэр вручал дипломы, цветы и подарки. Когда объявили супружескую пару Гурьянова я подошел и сделал снимки, когда им вручили диплом.  8 июля я взял сним-ки и поехал в урологию к Гурьянову отдал снимки, и пожаловался на сильное кровоте-чение в моче он сказал бери направление и приезжай! На следующий день мы на «Скорой помощи» с Галей  приехали в урологию, и с 9 по 21 июля я лежал в урологии, вызывая недовольство врачей, ч нахожусь под наблюдением самого Гурьянова! Лече-ние особого эффекта не дало, и я устав от палаты попросился и меня выписали!
Этим летом мы подумывали с Галей об отдыхе, у нас было несколько вариантов. Нас приглашали в гости бывшие сваты, родители Оксаны в Геленджик, второй вариант - от-дых в Санатории или Доме отдыха, и третий вариант отдых на природе! Первые два варианта отпали, в Геленджик из-за моей болезни ехать было неудобно. Прежде всего,  мне бы пришлось, находиться в кругу хоть и знакомых, но чужих людей, и доставлять им некоторые, но определенные неудобства. В Санаториях и Домах отдыха пугала до-роговизна и неизвестность, а посоветоваться со знающими людьми, возможности не было!!!. Еще в июле, а может быть раньше, Олег подбросил нам мысль об отдыхе на природе! Место, он сказал, можно найти на острове, расположенном на Волге, ниже (южнее ) Самары! Они со Светой иногда выезжали  к острову, и там  Олег частенько ловил крупных рыб! В июле мы почти собрались, закупили продукты, собрали вещи, рыболовные снасти. Но у нас поездка сорвалась, хотя мы купили новую надувную лод-ку за 7800 руб. старая была низкого качества, и в одном месте спускала, и кроме того, я попал в больницу! Пролежал 10 дней, но мечта об отдыхе осталась. Единственно пуга-ло огромное расстояние от дома до лодочной станции, где у Олега стоит лодка. Прики-нули,  около 130 км, езды по времени два часа, только до лодочной станции, на по-грузку не меньше 20 минут, , а потом по реке до стоянки минут 30, пока найдем хоро-шее место! Получается более трех часов, если, что случится, чтобы вернуться домой! А пока приедет Олег, еще час не меньше! Вот это и пугало, потому, что я на жаре чувст-вовал себя неуютно, сердце начинало болеть, приходилось принимать лекарства! Один раз у нас было такое, но мы со сборами, на маршрутке и пешком, добрались до дома минут за 30-40. А здесь 4 часа! Фактически получилось почти в полтора раза больше!!! Но по прогнозам август . не такой жаркий, и мы рискнули, и ведь лодку, что, зря купили? Олег сказал, что к выходным на остров выбирается много народу, и найти хорошее место практически невозможно. И сказал, что лучше всего выезжать во втор-ник, или в среду. Выезд назначили на среду13 августа на 10 часов. Олег приехал около 11 часов, я к этому времени расслабился на диване, в результате чего, собираясь, спросонья, забыл, камеру, запасной аккумулятор для телефона и батарейки для слухо-вого аппарата на запас. Олег погрузил все  вещи, не забыл нас, и мы тронулись в путь! По дороге переговаривались, и я прочитал басню про глухую обезьяну, немного пере-фразировав басню Крылова «Мартышка и очки». В Самаре остановились у магазина, я купил мешок угля, а Света сбегала на рынок, а Олег купил воды 3 пятилитровые буты-ли. Заехали  к ребятам домой, Света угостила творогом с поджаренным черным хле-бом, собрались и поехали на лодочную станцию, где нас ждал катер! Хорошо, что у Олега такой бескорыстный друг, согласившийся довести нас до места отдыха! У нас было столько вещей, что надувная лодка Олега, их бы не вместила, и тем более еще нас четверых! Мы таскали вещи по причальным мосткам, и Сергей, хозяин катера, ук-ладывал их в «каюту», а потом по моей просьбе - помочь, тоже пошел за вещами! И вскоре мы тронулись в  путь по довольно, широкой протоке, берега которой были по-крыты лесом, в котором с катера в изобилии просматривались палатки отдыхающих самарцев! Проехав минут 20-30, мы стали искать место для отдыха и установки палат-ки. Надо сказать, Олег и Сергей,  нашли очень хорошее место. Мы разгрузились и наш катер, взревев мотором, вскоре скрылся из вида! Олег со Светой, надо сказать она ему очень здорово помогла, у них был в этом солидный опыт, и они вдвоем стали устанав-ливать палатку. У них это лучилось довольно быстро, а я сделал Гале удочку, и она поч-ти сразу поймала окуня с ладошку, и это ее окрылило, она продолжала ловить, а я стал готовить снасти для рыбалки. Достал спиннинг, но мои попытки поймать окуня не увенчались успехом! Олег и Света, установив палатку, которая состояла из двух поме-щений, одно спальное, а второе для вещей и мебели, натянули тент, но метрах в 10 от палатки. Еще в Самаре, ребята купили мяса для «барбекю», и разожгли мангал, когда нагорели угли, Олег на специальной решетке стал жарить мясо. Я заметил, что у моего сынули неплохие кулинарные способности «барбекю» получились отменные! Уже близился вечер, Галя стала готовить  стол к ужину, и в это время, я увидел, что кто-то подъехал, на гидроцикле к нашей стоянке. Я подошел к нему, и в сумерках, сразу не разобравшись, сказал водителю, что он почти наехал на наши удочки! Оказалось это хозяин катера Сергей, приехал за нашими ребятами и вскоре молодежь, поделившись с нами жареным мясом, сев втроем на гидроцикл, это надо видеть, я бы не рискнул, как они, прижавшись, «гуськом» к друг другу, ребята скрылись  на этой экзотической моторной лодке в вечернем сумраке. Галя, пока жарилось мясо, подложила в угли кар-тошки, и у нас получился прекрасный ужин: барбекю и печеная картошка, ВКУСНО!!! Зато мы основательно вымазались в черной, от золы картофельной шелухе. Стемнело, и мы, закончив ужин, затащив  в нежилое помещение палатки, стол, стулья и все наши снасти и пожитки, стали осваивать, со старанием и прилежностью приготовленное ре-бятами для нас ложе, в жилой части палатки. Хорошо, что у нас был фонарик, и мы, кое-как улеглись. От комаров мы купили, кроме аэрозоля, коптящие спирали и зажгли одну, положив на металлическую крышку от примуса, и она коптила вначале в палатке,  а потом выставили напротив входа в палатку, затянутого москитной сеткой! В палатке было неплохо, и даже наша постель не была такой жесткой, как потом разобрались, снизу на подстилке были надувные матрасы, потом развернутый спальник и второй, был как одеяло! Поворочавшись, заснули, но спали чутко, просыпаясь, укрывали друг друга. Но под утро пошел дождь, вначале небольшой, а потом стал усиливаться, и мы обнаружили, что в куполе палатки есть две треугольные отдушины, с сетками от кома-ров и через них, на нас стали капать капли дождя! Галя дала мне целлофановые паке-ты, и я вышел на дождь, и стал пытаться закрывать эти отдушины. И вдруг смотрю, а там, на верху, у этих отдушин, куски палаточной ткани, с крючками на углах, как раз для закрывания этих отдушин, я зацепил крючки за предназначенные для этого резинки, над каждой палаткой, и дождь в палатках прекратился! Завтракали мы во втором, по-мещении, там у нас стоял стол. Я открыл банку свиной тушенки, и Галя вскипятила во-ды  на газовой горелке, которая была, как принадлежность к палатке, и сделала цико-рий со сгущенкой. Наш переносной холодильник, еще работал, и бутерброды не отли-чались от домашних. После дождя я стал накачивать лодку, правда не я, а Галя, моя роднуля, жалея меня, стала сама надувать насосом ее. Я развернул малявочницу, и поймал несколько живцов для Гали, но на живцов окуни не попадались! Волга в этом месте, где мы облюбовали место, была не очень, но, все же, широкой, и по ней, то и дело, носились катера, от волн, поднимаемых при их движении, снасти сносились со  своего места, и попадали в траву! Ловить в таких условиях было трудно! Я пробовал ловить с лодки на спиннинг, но безрезультатно. Возможно было мало опыта ловли ры-бы на таком водоеме, может не те блесны, и кроме того, на реке было глубоко, и силь-ное течение. Волга, вырвавшись из-под Тольяттинской плотины, мчалась, не встречая сопротивления вперед! У меня в запасе была сетка, натянутая на две лыжные палки, но поставить эту снасть на течении было невозможно, ее бы унесло, и я забросил две «косынки», которые были куплены еще в прошлом году. Их тоже сносило волнами от катеров и течением, они попадали в заросли травы, и вытащить их было проблематич-но, ни рвались. Но все равно мы поймали на косынки плотвичек и окуня. На обед у нас была яичница  с салом и колбасой, и кофе со сгущенкой, Галя продолжала ловить но, на таком течении, ей поймать ничего не удавалось. Но в садке у нас плавали пять, с ладошку плотвичек и окунь! Мы вдвоем почистили рыбу, и Галя зажарила их на ужин. Под вечер приехал Олег со Светой, на своей лодке, я настроил ему спиннинг, и в пер-вый же заброс, за что-то зацепив на дне, он все оборвал. С собой Олег привез пять «телевизоров», это сетки размером 1м на 0,5м,  вверху закреплены на палочке, а снизу на металлическом стержне. Один он сделал, прикрепив за средину веревку, отрезан-ную от веревки, крепящий тент, и забросил «ТВ» в воду, а где я не видел. Побыв не-много и поев с нами рыбку, ребята попили чая из своего термоса, а мы традиционно, цикорий со сгущенкой, и  с бутербродами. Поев арбуза, привезенного для нас, ребята уехали домой. Пока мы залазили в палатку на ночлег, видать на себе привезли по ко-марику, и Галя охотилась за ними, с фонариком, так, как ей подсказал наш консультант по сборам на отдых, Саша! Утром не хотелось вставать, и я,  как Галя встала, уснул, по-тому, что ночью вдвоем спать мы не привыкли, да и я как начинал храпеть, Галя меня толкала в бок,  и я просыпался!! Поэтому я сладко уснул и поспал пару часиков. Галя приготовила завтрак, и разбудила меня! Она поджарила четыре кусочка сала на сково-родке, и когда сало растопилось, мы туда вложили, открыв, банку перловой каши, и еще банку свиной тушенки, и почти все «умяли» с аппетитом! Вообще-то, мы хотели на острове похудеть, но после такого завтрака . . . вряд ли это получится. Галя стала мыть посуду, а я пошел проверять косынки. Первым делом стал искать «ТВ» поставленный Олегом. Нашел конец веревки, и взяв его в руки  пошел к нему поближе, чтобы выта-щить из травы, и вдруг, дна нет, проваливаюсь в глубину с головой! Ухватился за траву, длинные стебли с листьями, обрываются. Растет трава на обрыве, еле нащупал ногами, дно вода по горло, с трудом поворачиваюсь к берегу, полшага назад, дно исчезает! За-сосало под ложечкой, обрыв глиняный, руки скользят, ухватиться не за что, рядом ни-кого!! Кое-как, сумел, при помощи работы ног, навалиться на край обрыва, и пополз к берегу. Встал, и почувствовал, что мой слуховой аппарат, побывав в воде, перестал ра-ботать. Замкнула в воде батарейка, а мои запасные - остались на серванте! Я взял ве-ревку и, уже не подходя к обрыву, стал тащить «ТВ». Он застрял в траве, так, что верх-няя палочка, к которой был привязан «ТВ» сломалась, но я его вытащил, и в нем был застрявший крупный окунь и хорошая плотвичка. В одной косынке было еще шесть плотвичек, а вторая  оказалась пустой. Я позвал Галю, и мы вдвоем споро почистили рыбку, правда, с окунем пришлось повозиться подольше! Позвонили Олегу насчет ба-тареек, батарейки в слуховой аппарат продаются только в магазинах медтехники, и фирмах слухового протезирования!! Света сказала, что она знает, где их найти! И я стал на время «глухим»! Галя еще пыталась ловить на удочку, и оставила ее, там, где лови-ла, это левее нас, там был прогал в траве, и пришла чистить рыбу! Пока мы чистили рыбу, почти на Галину удочку причалила лодка, и мужчина с женщиной стали купаться! Я подошел к ним, сказав, что вы почти наехали на наши удочки! На что женщина с вы-зовом сказала, что это наше место, и мужчина тоже сказал, что в выходные на берегу каждый метр острова будет занят!! Я не стал ругаться с ними, и, забрав  снасти, пошел к нашему месту. собрал удочки, потому, что на течении стало ловить совсем невоз-можно! Приехали на катерах любители водных лыж и катания на прицепе на малень-кой лодке! Катера стали носиться по реке кругами, возя за собой лыжников, кроме них по реке зачастили катера, следующие на отдых, и волны от них, поднимая ил и грязь, вода стала мутная, и безостановочно заплескались на берег! Я сделал, привязав тол-стую леску, ещё три «ТВ», но их сносило волнами, и они застревали в траве! Пришлось собрать все рыболовные снасти1 Галя сварила двойную уху, вынув сварившуюся ме-лочь из плотвичек, и заложив в кастрюлю крупного окуня и плотву! Уха получилась от-менной, только кусочек красного перца сделал, ее огненно вкусной! Но  даже Галя, не особо любя рыбу, поела, а потом, под вечер я допивал холодную оставшуюся ушицу из кружки, и вот тогда ощутил настоящий вкус ухи, круто сдобренной красным перцем! Утро в пятницу, началось с моей любимой яичницы с салом и колбасой! Ловить мы уже не стали, за два дня, рыбы наелись, и сегодня решили отдыхать! С Олегом договори-лись, что поживем до воскресенья, но обстановка изменилась. С утра началась жара, и купания приносили облегчения, только, когда сидишь в воде, а как только вылез на берег, начинает печь солнце и от него нет спасения ни под тентом, ни в палатке! Вот этого я и боялся, я пытался укрыться в палатке, там был небольшой сквознячок, но ду-хота необыкновенная. Промучившись с пол часика, мы позвонили Олегу, чтоб из-за жары, забрал нас сегодня и стали собирать свои вещи. У меня было отвратительное самочувствие, как после солнечного удара! Вскоре пришла лодка, и дети стали соби-рать палатку, почти закончив сборы, Олег, чтобы не утопить нас вместе с грузом, отвез на причал, к которому приходит водное «такси», небольшой катер с сиденьями по бортам, с каютой, и застеклёнными окнами. На «такси» мы добрались до причала в Самаре, и пошли на набережную, где договорились встретиться с ребятами! Красивая набережная начиналась с  фонтанов! Мы сфотографировались, и тут обнаружилось, что в фотоаппарате закончилась карта памяти, все снимки мы уже наснимали! Я по-пробовал сделать несколько кадров, с телефона! Хотелось мороженного, и мы пошли искать, где можно его купить! Около «Проката», где можно было взять для детей ма-шинки и велосипеды, был ларек с мороженным, и рядом круглый навес со столиками и стульями. Поев вкусного пломбира, хотели взять небольшую бутылочку водички, но 250 гр бутылка стоила 60 с лишним рублей, и паренек подсказал, что  совсем недалеко есть магазин, показав, как туда пройти, и там вода подешевле. Мы выбрали «Чистый глоток» за 18 рублей, а продали нам его за 24 рубля, они ценник не заменили! Попив на ходу, двинулись обратно к фонтанам, и присели на парапет первого фонтана! Нача-лось томительное ожидание Олега. Он должен был с вещами и со Светой, вернуться к стоянке своей лодки, разгрузиться, сложить все вещи в машину, и приехать за нами, а это долго! Мы сидели на парапете фонтана,  уже становилось темно. Рядом подсела молодежь, стали курить, и мне стало плохо, мы отошли к выходу набережной и пожа-лели. Заиграла музыка, и фонтаны, которые просто выпускали воду, стали в такт музы-ке выплескивать воду на большую высоту, а снизу их подсвечивали разными цветными лампами! Непередаваемое зрелище, фонтаны, «загорались» то синим, то красным, то зеленым светом, и в такт музыке поднимались на различную высоту, Но мне, особо было, не до красоты, в парке набережной было душно, и я еле держался. Позвонил Олег и мы пошли к его машине, и вскоре я увидел, что они со Светой идут нам на-встречу. Олег взял меня под руку, и мы пошли к машине. В машине, мне стало чуть легче, я сидел, и можно было прислониться Гале на плечо. Моя Галочка стала помогать мне, делать холодные компрессы, мочила платочек, и я его клал себе на лицо и теплый воздух из окна становился прохладным, Олег достал из своего переносного холодиль-ника, охлаждающий элемент,  и Галочка на нем охлаждала и бутылку с водой и плато-чек! Так мы ехали, два часа, Олег за рулем, Света рядом с ним на переднем сиденье, положив ему левую руку на колено,  а Галочка, со мной, поддерживая меня своей за-ботой! У дома я сказал Олегу, что он для меня сегодня такое великое дело сделал, со-хранив мое здоровье!! Мы зашли домой, Олег принес все наши вещи. Какое счастье вернуться домой!!! Искупались и легли спать!  Это было увлекательное приключение с 13 по 16 августа,  Спасибо, Вам дорогие наши ребята!
Через два дня Олег предлагал съездить на платное озеро и порыбачить карасей, но самочувствие мое пока не позволяло это сделать!! После этой поездки у нас уже не было желания ходить на рыбалку, и у нас возникло непреодолимое желание, взять в дом кота или кошку. В конце августа мы пошли в приют кошек на ул. Революционной и взяли кошку. Она была уже взрослой, сказали, что ей 4 года, окрас у неё был необыч-ный черно-желтый с белыми лапами, она первая сама к нам подошла, пока мы смот-рели остальных, и, в конце концов, мы ее взяли, Галя заплатила 50 руб. записали наш адрес  и нам дали пластмассовую корзинку донести ее до дома. Уходя, я положил на стол, Галя не видела, еще 50 руб., тетка очень обрадовалась и поблагодарила меня! Этот приют существует за счет энтузиазма добрых людей, которые там работают и со-держат приют! Пока мы шли домой, у кошки от страха, мы переходили две улицы ки-шащие автомобилями, случился нервный срыв, она, как только мы ее внесли домой, стала прятаться от нас, за мебель, скрывалась под ванной, а потом пропала, почти три дня мы ее искали! Больше всего грешили на то, что она сидит в спальне под кроватя-ми. Несколько раз пытались, отодвинув кровати выманить или хоть увидеть ее – не по-лучалось! Тогда я пошел на второй этаж к соседям, у них живет такса, и она стала кру-титься вокруг кроватей, давая понять, что там кошка! Но та не подавала признаков жизни, и мы, поблагодарив соседку, отпустили ее. Как только мы подняли матрас кро-вати, из-под нее выскочила Машка, как мы стали называть кошку, и рванула на кухню! Двери в комнаты мы закрыли, и наша Машка облюбовала для себя укромное место под моей табуреткой на кухне. Через несколько дней, она стала приходить спать ко мне на ночь. Оправлялась она в лотке на кухне, мы стелили в него газету, это было удобно, и с точки зрения чистоты, намного лучше, чем это были бы магазинные смеси, или опилки и песок! Но однажды мы почувствовали запах кала в зале, стали искать и нашли его под торшером в углу. Наказывать сильно не стали, потыкали носом, и пока-зали, где надо какать, но когда она второй раз нагадила в другом углу, за телевизором, мы ее отнесли обратно в приют! Вот так закончилась попытка приручить домашнее животное у нас дома! В начале августа Галя почувствовала боль в правой груди, но не придала этому значения. Потом, когда боль усилилась, стала внимательно ощупывать больное место, и обнаружила небольшое утолщение, которое периодически давало о себе знать тупой болью! Она все равно не пошла к врачу, хотя я просил ее сходить на обследование, но когда утолщение стало разрастаться, и боль стала настойчиво беспо-коить -  согласилась, но это уже было в конце сентября! 
8 сентября у нашего первого внука день рождения, он, как они с мамой приехали с Геленджика, у нас еще не был, и мы приготовили подарок (5 тысяч рублей) и я написал поздравление:
                             Стихотворение не влезло, по техническим причинам, (крупный шрифт) а я не нашел, где писал оригинал! Вчера 15 го и сегодня 16 сентября во вторник, видели в садике своего внука Мишу. В прошлую пятницу мы были в  садике, познакомились с заведующей, Мишиной воспитательницей, и договорились, привезти машинку, педальную, на кото-рой начинал ездить, еще первый внук Женя. Я ее оборудовал фарами, сигналками, светящимися поворотниками, и она вызывала живой интерес у ребятишек, каждый старался нажать на какую нибудь кнопку, и она издавала свой присущий ей сигнал!
                                 15-го из дома, звонили, пока уточняли, у воспитательниц, и у заведующей привезли Мишу в садик родители или нет, а когда узнали, что Миша в садике, обрадовались, вы-звали такси, такси быстро приехало, мы схватили машинку, рванули во двор, не поду-мав, о фотоаппаратах, у нас их два, и ни один не взяли!! Когда несли машинку по сади-ку, вспомнили, а чем фотографировать Мишу?? Встреча прошла приятно, Миша нас не забыл, немного подрос, даже сказал, что уже ноги не помещаются, правда, машина тяжела на ходу, и надо силу, чтобы крутить педали. Мы побыли немного, правда Миша сказал, что папа Олег обещал приехать, и ни разу не приехал, и поехали домой, и Галя позвонила Олегу! Он обещал приехать. На завтра, мы уже взяли два фотоаппарата, по-звонили, Олег был в медгородке, и пока мы его ждали, появились мама с Мишей, они ходили в магазин за одеждой. Миша охотно пошел ко мне, и Галя сфотографировала нас. Потом Миша ушел в группу, а мы пытались поговорить с Женей, но она не поняла наших слов о том, что мы бы сделали бы для Миши больше радости за лето, чем они. К 12 часам подъехал Олег, бывшие родители говорили, но скорее всего, инициатором не давать Олегу и нам Мишу, является сама мама, хотя прикрывается своим новым му-жем! Не став слушать бурную полемику родителей, мы пошли в садик к Мише, когда пришли, дети были на музыке, и нам пришлось подождать, да и еще не было Олега. На улице было прохладно, а он был легко одет, вскоре поднялся к нам. В это время при-шли с музыки дети и Олег позвал Мишу, когда тот со всеми ребятами входил в разде-валку. Я снял видео об этой встрече, и потом фотографировал, как они вдвоем распа-ковывали машинку, с  пультом управления, Миша поездил на ней по группе, вызывая зависть мальчишек. Олег привез нас домой, а сам поехал на встречу. 17-го поздно ве-чером, бабушка ждала весь вечер, приехал Женя с вещами, мама уехала в Москву, в воскресенье прилетит обратно. Он будет жить у нас, у нас ему лучше, чем дома, дома он сам готовит по утрам, да и по вечерам. У нас за ним ухаживает бабушка. Утром го-рячие бутерброды, или завтрак-второе и чай, по вечерам пицца, или пирожки, в об-щем, на всем готовом! В субботу за Женей приехал папа, и они уехали в Самару, там они вдвоем, что-то рисовали по учебе для Жени. В воскресенье Женя приехал около 17 часов, и возился со своим ноутбуком, он брал его с собой! Он уже несколько раз участ-вовал в соревнованиях на своем мотоцикле, ему купила мама за 200 с чем-то тысяч, и один раз занял 3 призовое место!  В понедельник мы  с Галей сходили, сдали кровь на анализ ПСА, и зашли к зав. отделением Герасимовой! Она Галю отчитала, как медсест-ру за то, что та не пришла сразу, когда почувствовала, что у нее заболело в груди, и появилось уплотнение! Выписала направление, чтобы мы сразу пошли в онкополик-линику! На третьем этаже, идя домой, Галя прошла флюорографию, правда ей при-шлось долго стоять в очереди, было много народу, и пропускали в первую очередь школьников, у них - медосмотр. Мы во вторник тоже не поехали, я позвонил в лабора-торию, и мне сказали, что анализы ПСА будут готовы в среду после 12 часов, и мы ре-шили зайдем за ними, и поедем во вторую смену к онкологу, потому, что надо ехать с анализами. Анализы на ПСА были плохие у Гали больше 19 единиц, у меня 20,6. Вчера я был у уролога, у меня на УЗИ в мочевом пузыре нашли болячку, из-за которой у ме-ня, вероятно, появляется кровь в моче. Сегодня 1 октября, в День пожилого человека, ходили с Галей в онкобольницу, ей нужно было записаться на очередь, на операцию по удалению опухоли. Её записали на 13 октября, и мы, взяв две шоколадки в магазине «Елисейский», рядом с больницей, поехали в нашу поликлинику, к Герасимовой. Она дала талончик на кардиограмму, а остальные талоны не анализы, их еще штук 7, нам дадут только в пятницу, так как поликлиника еще не успела их напечатать!  В пятницу 3 октября мы прошли «по блату», я в хороших отношениях с заведующей поликлиникой, с «военной фамилией» Рядовая, и она нас обоих устроила на УЗИ! В понедельник 6 ок-тября с утра были в поликлинике, сдавали анализы, народу тьма! Постояли на в очере-ди на 7 этаже, где сдают анализы на общий анализ крови и мочи, и я спустился на вто-рой этаж, занять очередь на кровь из вены. Вскоре  пришла Галя, и мы быстро «отме-тились» здесь, у Гали на все анализы взяли 20 кубиков крови из вены. 10-го, в пятницу она должна была пойти к зав отделением за направлением в на операцию, но толи в больнице вирус подхватила, толи замерзла на улице, в своем новом плаще, заболела, и пришлось идти мне. Галя в магазине накануне взяла конфеты «Рафаэлло», для заве-дующей, и я пошел туда без нее, а сказал, что разболелось колено, и всю ночь ставила компрессы. Конфеты понравились, и я получил направление с анализами! Лечится таб-летками, настойкой «золотого уса», делает капустные листы с медом на коленку, но от всего - толку мало!! Сегодня в субботу, после тренировки, приходил внук Женя, принес бабушке винограда пару бананов, немного лимонов, огурчиков, пару яблок. Сам хро-мает, упал на трассе, я его отговаривал, бросать этот спорт, но он упрямый, слушать не желает! В понедельник, 13 поехали с Галей на  такси в больницу, просидели там почти до обеда, она последняя была в очереди. Поместили Галю в 11 палату, там 7 человек и операция назначена на 14 октября. Я уехал домой, а потом Галя позвонила, сказала, что завтра с утра сдаст анализы и приедет домой. Операцию перенесли на 16-тое и для этого надо было пройти кардиограмму, и  анализы. Она приехала домой, переночева-ла и 15-го после обеда поехала в больницу. 16  с утра мне позвонили, и я на такси пом-чался в онкологическую больницу, после операции надо было с Галей сидеть, помогать ей! Галю привезли на носилках с колесиками, я сходу, чтоб не опоздать поцеловал ее в губы, и меня попросили освободить проход меж кроватями, и выйти. Галина лежала под простынкой, «в чем мать родила»! Я впервые за двадцать с лишним лет увидел, правда мельком, свою жену голой! Я вышел за дверь, и когда носилки вывезли из па-латы, сел рядом  с Галиной на кровать. Она плохо соображала после наркоза, и глаза ее закрывались, и в мою обязанность входило – не дать ей уснуть, и не давать ей воды. Я болтал разную чепуху, постоянно говоря «не спи!», и смачивал ее палец в крышечке с водой, и она прикладывала его к своим пересохшим губам! Так мы промучились два часа и я дал ей попить воды. Потом мы с ней, через некоторое время, сходили в туалет, она опиралась на мою руку здоровой, если можно так сказать, рукой, и мы потихоньку сходили туда и обратно, Чтобы происходил отток крови из раны, под повязкой была прикреплена трубка с гофрированной грушей, которая под действием вакуума, отса-сывала кровь из раны. Гале захотелось винегрета, и я  пол пятого поехал домой,  Как только я уехал, через часок, а то и раньше приехали Ирина Яковлевна и Оксана, тоже принесли гостинцы, и побыли с Галей, поговорили, поддержав ее морально. У нас на мини рынке бабки продают вареную свеклу, а картошка вареная у нас была и квашен-ная капуста, и я сделал банку винегрета. Утром следующего дня, подкупив винограда грушек, мандарин, поехал в больницу. Галя уже несколько пришла в себя по сравне-нию с вчерашним днем, но все болело, и в трубке сочилась кровь! Я побыл у нее часа полтора, и поехал домой! У меня дни стали напряженные, от Гали бегу по магазинам, подкупить ей соков, фруктов, потом сготовить себе обед, часок вздремнул, и делай ужин, и так каждый день! Не забывали маму и ребята, Саша приезжал, привозил книги о здоровье, потом он много присылал нам выступлений по интернету целителей и дру-гих полезных людей. Несколько раз приезжал Олег, была Оксана с Женей, и все прино-сили с собой различные продукты, в основном фрукты! В субботу, 25 октября, после перевязки, Галя решила приехать домой, чтобы отдохнуть, хоть две ночи, от храпа со-седей. Она затыкала уши берушами, но женщины так храпели, что ничего не помогало! Мы созвонились, и я приехал на такси, она сразу вышла и мы приехали домой! Это по-ездка обошлась нам в 150 рублей туда и обратно! Тогда, как поездка в один конец стоила 90-100 руб. по карте! В понедельник 27-го, утром Галя на такси вернулась в па-лату, как раз к обходу!
                                          Приближался наш с Галей день - 55 годовщина свадьбы! Я купил заранее конфеты «Рафаэлло» 2 коробки, и накануне мультиварку, конфеты «Вишня». любимые Галины, « Родные просторы» и  бутылку шампанского, перед больницей купил ей красный телефон «Нокия». Собрался утром 29-го ехать к Гале отметить день рождения, взял шампанское яблочек, груш, винограда. Конфеты, но вдруг позвонила Галя и сказа-ла, что ее выписали. Я взял шампанское конфеты «Родные просторы» и на такси прие-хал к ней! Женщины меня тепло встретили, я Гале писал по вечерам и потом по утрам добрые СМСки и она читала их соседям, и тем было, скорее всего завидно, что у нас такая любовь! Я открыл шампанское, и разлил по чашкам, всем больным! Мы выпили за наш юбилей и попрощались с  соседями. В вестибюле вызвали такси, и приехали домой. В обед я открыл бутылку коньяка, стоявшую, у нас лет пять, и выпили по рюмке «огненной жидкости»! Галя на следующий день утром поехала на перевязку и за вы-пиской, но выписку ей не дал, не готова была! В пятницу, мы поехали вдвоем, я к он-кологу, за «уколом», а Галя за выпиской и на перевязку. Я уже прошел врача, и сидел, ждал, когда мне дадут рецепты, позвонила Галя, что пришла в регистратуру. Там стояла толпа народу, хорошо, что у меня там контакт с девчатами с регистратуры и  нам сде-лали талон без очереди для Гали, как и для меня до этого! Галя пошла к врачу, а я за лекарствами и потом вместе пришли домой, зайдя по пути в «Макдоналдс», и там взя-ли два бутерброда! Галя радовалась, что так быстро попала к врачу, сама бы она толь-ко смогла бы записаться на прием на  какое-то другое число! Галя каждые два дня хо-дила на  перевязки, у неё набухала рана, где была грудь. Под мышкой долго не зарас-тало круглое отверстие, в которое после операции вставили трубку с гофрированной грушей, для отсасывания крови и гноя из под шва раны! С 27 ноября Галя начала облу-чение в радиологическом отделении! Когда она пришла записываться на лечение, за-ведующая воскликнула; «Жена нашего поэта к нам пришла!» Я их с 2010 года после то-го, как проходил два курса облучения в отделении, поздравлял со всеми большими праздниками! Галя не захотела ложиться в стационар, хотя я ей советовал, чтобы не мотаться по морозу в маршрутках по холоду, но ее не переубедить, и она стала схо-дить! Мы опять не видим нашего второго внука, и скучаем за ним! Я написал сватам письмо, чтобы помогли нам хоть увидеть его на Новый год, но они не ответили, но по-том на другой день Надя, дала нам поговорить с Мишей, он приболел, и в садик не пошел! Пройдя несколько сеансов, Галя стала испытывать сильный кожный зуд. Она думала это от витаминов, которые ей принесла Оксана, но оказалось, что не одна она «чешется», а и все женщины, с которыми она общалась, тоже испытывают кожный зуд. А 5 декабря к нам пришел Женя, он полностью освоил наш ноутбук, и когда приходил, не мешал мне работать на компьютере. А в этот раз он писал до этого сочинение на допуск к ЕГЭ, а нм сказал, что у него сломался ноутбук, который подарил папа, и мы  ему с Галей отдали наш ноутбук, как подарок к Новому году. Оксана дважды наезжала на нас, а второй раз я ей ответил, чтобы она меня не отчитывала, как пацана, и что я хоть и «не ее поля ягода», но все, же полковник, хоть и в отставке, и пусть мне не ука-зывает, что мне делать! Она не ответила, понятно, ей дали отпор, а это не всегда при-ятно, и, конечно, не будет с нами разговаривать! Галя принесла елку, правда числа 25-го и мы сразу нарядили ее, предварительно поставив нашу красавицу в ведро с пес-ком. Подошел Новый год, я написал заранее , как всегда поздравления детям, по почте – Оксане с ее мамой, Ирике, также напечатал и всем врачам, с которыми мне прихо-дится общаться! Купил много конфет и шоколадок врачам и разнес все по назначению! Даже Галя отнесла поздравление своему врачу, та была благодарна, потому, что впер-вые получила такое красочное поздравление! Перед Новым годом мы, как всегда на-брав шампанского и  еды для Саши, поехали к нему, с таким расчетом, что он будет уже, или еще, на работе! Он всегда ругается, что мы тратимся и носим ему, потому, что он мясо не ест и т.д. и т. п. И когда подходили с сумками к его дому, увидели, что он идет нам навстречу. «Немая сцена», нам вопрос: « Вы ко мне?», что тут скажешь? И мы разошлись, он на работу, а мы  к нему домой! Загрузили холодильник, правда, курицу оставили на столе, положили поздравление, конверт с 5 000 рэ, и маленькую веточку елочки, Пошли домой удовлетворенные, что все получилось! Новый год встречали вдвоем, положили друг другу подарки под елочку, спрятав их, чтоб раньше не обнару-жить! Время тянулось медленно, мы еле дождались Самарского Нового года, выпили по  рюмке коньяка, и полезли под елку искать подарки, сперва Галя, потом я. Я Гале подарил 15000 тысяч (3 - по 5тыс.) янтарное ожерелье за 4,5 т.р. и конфеты «Рафаэлло» 3 коробки, две керамические сковороды, а я получил 5000 и термокружку!!! У  Гали немного поднялось настроение, ей столько сразу подарков я не дарил, и мы продол-жили нашу трапезу. Галя разрезала утку, выделив мне утиную «жопку», мое любимое место в готовой птице, и мы стали творчески, жуя пищу, ждать московский Новый год. Послушали президента Путина, выпили шампанского, есть у же не могли больше, и попив чайку с тортиком, прилегли на кровати, и стали смотреть новогодний концерт. Первого числа встали почти в 10 часов, покушали и пошли на улицу, пройтись по Юби-лейной. Погода была не очень морозная, но ветреная, и мы, по дороге сделав не-сколько снимков, дойдя до Собора, повернули обратно. В субботу третьего января приезжал Олег со Светой, мы им тоже подарили по 5000, конфеты» Рафаэлло», и по-здравление! Олег преподнес маме косметический набор, посидели, поужинали, мама нажарила сальников с печенкой, картошечки, салатиков, закусок, пили компот, у мамы он получается вкусный! Олег после нас поехал играть на вечере, и уже поздно ночью они вернулись домой, прислав СМСку. Последние дни до дня рождения были для ме-ня самыми тяжелыми, давление прыгало, суставы ломило, ходить тяжело, в голову, ко-гда остаешься наедине с собой, лезут нехорошие мысли! День рождения выпал на воскресенье, и Галя, как всегда наготовила вкуснятины, а мне подарила классные джинсы, 5000 р. и водочный набор! Олег подарил лампу для компа! Покушали, и Олег поехал со Светой играть на концерте! Через 10 дней у Олега «неровный юбилей», он встречал вечером у себя дома гостей, а мы ему приготовили 10000, Свете конфеты и он нас пригласил в субботу на свой вечер  в бар-ресторан. Света с дороги позвонила, что Олег за нами приедет полдевятого вечера, начало концерта в девять! К назначенному времени мы были готовы, и позвонил Олег, чтоб выходили! Бар, был в минутах десяти езды от нас в новом здании, просторный зал, с деревянными столами барная стойка, где можно посидеть попить пиво, небольшая эстрада, где и потом выступал Олег со своим ансамблем!   Меню разнообразное,  недорогое, Света ужинала, мы  посмотрели порции большие, и приготовлено – вкусно! Олег объявил начало, и концерт начался! Песни, конечно, были собственного сочинения, молодежные, в основном на инозем-ном языке, и весь ансамбль выкладывался на все 100! Особенно усердствовал удар-ник, выдавая, такие колена, что зал награждал музыкантов аплодисментами! Света принесла торт и свечи и стала их, вытирать и вставлять в торт! Поиграв час, музыканты сделали перерыв, чтобы поесть тортика с чаем. Олег задул свечи, их убрали и порезали торт на кусочки. Угостили друзей Олега, сидевших за соседним столом, и Концерт про-должился.  Несколько посетителей подходило, чтоб музыканты сыграли на заказ, но Олег сказал, что они играют его песни, а заказы не практикуют! Второе отделение за-кончилось в двенадцатом часу, и мы простились, и на такси в 12 часов были дома! А в 2 часа пришла СМСка, что ребята в Самаре! После этого события наша жизнь ничем особым не нарушалась, ходили по поликлиникам сдавали анализы, я получал свои ежемесячные лекарства. Я написал поздравления врачам, купил конфет, и разнес за два дня, в первый - в нашу поликлинику, а  во второй в - онкологию, и там получил ле-карство и укол от рака! Гале сделали еще один сеанс химиотерапии, и главное срок по-пал, как раз на 6 марта, и она после этого сеанса себя чувствовала не очень хорошо. У нее была слабость, недомогание, но, не смотря на это, она приготовила праздничный обед. Олег со Светой 8 марта приехать не смогли, а только позвонили, поздравили ма-му по телефону. Мы Свете приготовили поздравление и 5 тысяч рублей! Я свою Галоч-ку поздравил, написав поздравление, сделал на фоне ландышей ее фото, и еще на двух листах голубя с розочкой в клюве, и подснежники на голубом фоне! К ним прило-жил коробку конфет вишни, 3 шт. «Рафаэлло» 10 тысяч в конверте,  два букета цветов хризантемы - 3 веточки и букет сиреневых тюльпанов. Из-за плохого самочувствия Га-лины, она лежала в спальне, ничего не могла целый день есть, я налил рюмочку винца и выпил за ее здоровье и пообедав, сел за комп. Девятого марта к обеду приехали Олег с сыном Женей, поздравили маму и пообедали с нами, мама сделала шашлыки в гриле! Олег после обеда поехали вдвоем с сыном в Самару, забрав подарок для Светы, и Женя там пробыл два дня. После праздников, да и раньше у меня стал тяжело загру-жаться комп, а за последние дни, когда мы с Галей проверяли ошибки в этом повест-вовании, и я хотел перепечатать листы, произошел сбой и у меня стали листы печа-таться не того формата.   Я разговаривал с Олегом, он обещал заехать и исправить! Приехали 14 марта с Димой барабанщиком, Дима неплохо «волокет» в компьютере, сидели около часу, перед концертом, но не сумели ничего сделать, и мне пришлось на следующий день  вызвать мастера. Он  за 1500 рублей почистил комп, от Жениного «мусора» и выправил мне мою «Пенсию». Правда, поставил ее на другой диск! И у меня на следующий день при правке ошибок выскочил файл «У вас недостаточно мес-та на диске, чтобы закончить эту операцию».   Я стал звонить мастеру, но у них система такая, он не дает своего телефона, все заказы через диспетчера и в конце концов мне нашли мастера, и он сказал, что сделать, и я закончил в этот день печатать! Моя Галоч-ка вновь меня приревновала меня к переписке с женщинами «Одноклассниках» уст-роила разборки, и я в сердцах, выдернул кабель из компа и, оборвав крепления, смо-тал его! Два дня мы опять не разговаривали, потом, я принял решение комп подклю-чить, а убрать «Одноклассники». После этого вроде жизнь наладилась. Но стала каш-лять Галя, она простыла в больнице, и я тоже заразился и не выходил на улицу больше двух недель! Сегодня 24-го сходил в поликлинику, за талончиками на анализы крови и мочи ей  и себе! Галя ходила 25-го,  а у меня талончик на 30 марта. Анализы сдал, 4 ап-реля сходил в онкополиклинику, получил лекарства, а 7 апреля с направлением прие-хал в урологию в Старый город! У меня открылось кровотечение, и меня положили в палату! После обследования сказали, что не работает левая почка и надо удалять. Вмешиваться в свой организм я не позволил, и стал собираться домой. Я, пролежав 7 дней, в понедельник договорился, что меня выпишут,  но у меня остановилось моче-испускание. Мне сказали, что если  операцию не сделать, и удалить тромбы из мочево-го пузыря тромб может забить мочевой канал в любое время, и меня никто не спасет! Пришлось согласиться! Операцию проводили 15..04 в день рождения моей бесценной Галочки! Меня привезли часов в 11, после наркоза, и она сидела со мной весь день и всю ночь, давая по ложечке воды через 10-15 минут, все это время! Мне нельзя было пить много воды, и я был такой слабый, что еле шевелил руками, и она, держала их в своих руках! Часов в 11 она ушла домой, потому, что хотела очень спать. И начались моё мучение – лечение! Капельницы, уколы, анализы и тому подобное! В палате было 4 койки и на двух разместились знакомые Ребята! Один из них, здоровый бугай, с утра врубал музыку, и они громко не разговаривали, настоящим образом орали, будто глу-хие. Мои увещевания разговаривать потише, - Палата не трибуна для выступлений! Дня два было вроде тише, потом, все начиналось по-новой! Под конец, почти через три недели, я лечащему врачу при обходе, сказал, чтобы он объяснил этому «бугаю», что в палате должна соблюдаться тишина! Но тот сказал, что обращайтесь к заведую-щему, если Вас что-то не устраивает! В общем, последнюю ночь я не спал, давление прыгало, И я утром, был, как выжатый лимон! До прихода Гали, я собрал все вещи, у нас получилось пять тяжелых сумок с кейсом! Получив документы, мы спустились к выходу, и вызвали такси! Дома я пролежал сутки, и так и не пришел в себя, и только на следующий день стало чуть лучше! Но у меня теперь в животе трубка, на пенисе уро-презерватив, и два мочеприемника на ноге!! Через них Галочка промывает мне моче-вой пузырь, и ставит у трубки марлевые повязки и женские прокладки, чтобы, избе-жать протечки мочи вокруг трубки! Но иногда по ночам, такое бывает! Как я понимаю, трудно моей Галочке, но она все делает, только, чтобы сделать невозможное для меня! Во вторник, 12 мая, я вызвал «скорую», у меня усилилось кровотечение, и снова я больнице! Лечили меня, лечили, а толку мало, и мне сказали кровотечение из-за рака простаты, я взмолился, и меня выписали 19 мая. В больнице Галя пару раз приходила, когда мне делали перевязки, чтобы набраться опыта, и дома она делает все прекрас-но!
Сейчас, благодаря моей Галочке я живу! Только большая слабость, не могу много хо-дить, даже еле передвигаюсь по дому! До конца мая я приходил в себя, здесь мне здорово помогала моя Галочка. Она превратилась в урологическую медсестру! Кате-тер, который мне поставили ниже пупка, постоянно надо было промывать, утром и ве-чером специальным стерильным раствором, который продается в аптеках, кроме этого приходилось покупать шприцы, для промывки, стерильные салфетки, пластыри для фиксации повязок, вату, и многое другое для этой процедуры. Хуже всего, когда заби-вался катетер, тогда моча шла мимо трубки, заливая трусы, а ночью еще и простыни! Приходится вставать, и хоть жалко, а будить Галочку, промывать, трубки, иногда в бес-силии, устранить течь, пытаться шевелить трубкой, и ждать, когда моча пойдет нор-мально! Особенно  много сгустков крови разной формы появлялось в мае,  июне , да даже иногда длинных, до 5-15 см кровяных «червяков»! В конце июня стала по ночам моча идти мимо трубки, хорошо мне начальник урологии дал свой телефон, и я решил позвонить ему!
Александр Серафимович!  Извините, что отрываю Ваше время! 26 июня я Вам позво-нил,  сказав, что уже третью ночь, у меня моча выходит мимо катетера, Вы сказали, поможем, и на «скорой» меня привезли в отделение! Я думал, что причина в самом катетере, но Вы мне его продули, сказав, что все будет нормально, и сестричка сделала перевязку! В эту же ночь, снова моча пошла мимо катетера. Тоже произошло в субботу, я не знал, что делать, и в отчаянии позвонил Вам,  это было около 17 часов, спросить, что делать? Мы промывали оба раза, но моча была чистая, никаких тромбов не было, но она продолжала течь мимо катетера! Представьте мое состояние, я лежу голый, мо-ча сочиться, ни встать, ни сесть не могу. Кое-как, пошевелив трубкой, остановил течь мочи! Сегодня, 1 июля собрались с женой пойти по делам, и у меня в 9 утра снова по-шла моча мимо катетера! Мы стали промывать, но моча была светлая, от бессилия, что-то сделать, я чуть не плакал!!!  Ведь я жил, если можно назвать это жизнью, с 15 апреля, после операции и по настоящее время, не мучаясь с катетером! Так почему я сейчас должен мучиться! Может у него вышел срок службы? Если так могу приехать, в аптеке больницы купить катетер, и мне его поставят, с Вашего разрешения! Подскажи-те, что мне делать? У меня не жизнь, а одни мучения! Кое-как мы 1 июля добились, чтобы моча пошла в катетер сделали перевязку, а  17 часов вечера вновь пошла моча мимо трубки, и я позвонил Александру Серафимовичу! Он сказал, что возвращается в Отделение, а я, чтобы вызвав «СКОРУЮ» приехал бы в больницу он будет меня ждать! Три часа мы ждали « СКОРУЮ», и все это Доктор Гурьянов ждал меня в отделении.  С приемного отделения я  позвонил Ему и он, пока врач «СКОРОЙ» передавала меня в регистратуру, пришел ко мне. Завел в перевязочную Приемного отделения, и стал вос-станавливать работу катетера. Окончив свою работу, попрощался, сказав, что течи не будет, и передал меня сестре, которая наложила повязку на место выхода трубки из тела! Я забрав документы в регистратуре, на такси вернулся домой.. 2 июля все было хорошо  в 9.00 3 06 вновь пошла моча мимо трубки, мы промыли катетер, тромбов не было, и сделали перевязку, но в 17 часов вновь случилось подтекание мочи, пришлось все промывать, и делать перевязку!  Но самый противный случай произошел 13 июля! В 16 часов я позвонил Гурьянову, опять течет моча! Вызывайте «скорую», я дам указа-ния дежурному врачу. Почти 2,5 часа мы ждали «скорую», в приемном отделении, мо-лодой врач, стал менять катетер! Ловко вытащил мой, и бросил в урну, еле нашел не такой, а чуть потоньше катетер, и так засунул его мне в живот, что у меня от боли, глаза полезли из орбит,  я стонал, боль была неуемной, как, будто мне вставили палку под анус! Меня ждала «скорая», чтоб отвезти домой, и я поехал, дурея от боли! Каждая ямка на дороге отдавалась нестерпимой болью, сидеть в кресле медсестры, Врач был один, хоть Сиденье было мягкое, сидел я на нем полубоком, сжимая  зубы от боли, чтоб не стонать! Дома Галя дала таблетку, но больнее проходила! Я нащупал около ануса торчащий конец катетера, и позвонил дежурному врачу, что я дурею от боли! Он сделал повторный вызов, и «скорая», приехала очень быстро! Меня уложили на но-силки в машине и так на боку я приехал. В приемном отделении, этот же врач, заменил катетер, и я остался в отделении на ночь! Меня определили в палату для ветеранов. Утром у меня взяли мочу и кровь, а после обеда поставили безболезненно толстый ка-тетер, который я купил в аптеке! И я приехал домой на автобусе! последствия этой бо-левой процедуры, сказались на мочеиспускании через мочевой канал, моча перестала идти! Таблетки, промывания не помогают! Вот так мы живем, иногда среди ночи поте-чет, и я всю ночь, если это после часу – двух, лежу с тряпками, чтобы не будить Галоч-ку! Несколько раз у меня происходила протечка, и я позвонив, поехал в больницу. Там поменяли катетер, и Серафимович мне объяснил, что у меня мочевой пузырь стал ма-леньким, и не стал надувать его после установки! Просто вставил, и хорошо закрепил, чтоб не выскочил из отверстия! Теперь я получаю в Собесе мешки, для приема мочи и Уропрезервативы бесплатно! А сколько мытарств я претерпел, чтобы мне оформили их выдачу! Это целая эпопея, длящаяся с мая по сентябрь месяц!.. но все-таки получаю! Все наши с Галей заботы промыть трубки и сделать повязки, она теперь в этом деле – ДОКА!!! Сегодня 14 октября ходил на рынок, купил грудинки засолить, очень трудно ходить, и еле дошел до автобуса, едва ходил по рынку, но купил, Галя засолила! В об-щем дела мои не веселые, не могу ходить после этой долбанной операции по удале-нию почки!
 


 






















      

                                                                                                                                                 


Рецензии