Ночь. Захват


-Что у вас там случилось с Якутом? – вполголоса спросил Прохор у девушки, не отрывая глаз от экрана прибора ночного видения, как только они остались вдвоем.

-Да я не знаю, - смущенно забормотала Марта и даже в наступающей темноте было заметно, как она покраснела. –Я проснулась оттого, что он гладил меня по волосам, а когда Якутцев увидел, что я открыла глаза, то попытался поцеловать. А твое какое дело? – внезапно спохватилась она зашипев сквозь зубы и оторвавшись от прицела, бросила на Прохора яростный взгляд. В этот момент сквозь рваные тучи выглянула луна и Прошке показалось, что из ее глаз метнулись снопы голубых искр.
-Да мне то все равно, - смутился Беркутов и снова прильнул к экрану, на котором четкими, зеленоватыми контурами вырисовывались камни, две сосны, стоящие у края ущелья и огромные валуны.
-Чего же ты тогда спрашиваешь? – по тону Марты было заметно, что она обиделась.
-Я еще раз повторяю, твои отношения с Якутцевым меня мало интересуют, но в группе должен быть порядок, - сухо отозвался Прохор, в десятый раз ведя экраном прибора по каменистому плато. Марта что-то пробубнела в ответ и отвернулась.

Внезапно Прошке показалось, что за огромным валуном, который темным буйволом развалился в ста метрах от разветвленной сосны, что-то шевельнулось. Может только показалось? Беркутов подкрутил колесико регулировки четкости видимости и до рези в глазах впился в этот валун.

Да нет, ошибки быть не могло. Из-за огромного камня в зеленом свете прибора показалась голова, затем другая и минуту помаячив на фоне экрана, исчезли.

«Видимо осматриваются» – подумал Прохор, потому что из-за рваных клочьев туч, вновь выглянула луна.
-Вижу двоих за валуном, - спокойно произнес он.
-Где, - Марта встрепенулась и повела прицелом винтовки.
-Ищи снайпера. Нам в любом случае надо ждать ребят, - Беркутов рукой отвел винтовку девушки на сосну. –Скорее всего он там. Смотри внимательнее.-
Марта виновато покосилась на Прошку и мысленно ругая себя за бестолковость, вновь прильнула к прицелу.

Якут с Рожей тем временем бесшумно скользили по довольно крутому склону дамбы, проклиная некстати выглянувшее ночное светило. Небо постепенно очищалось от туч, появились звезды и от камней разбросанных по косогору отбрасывались причудливые тени. Спецназовцы шли осторожно и на некотором расстоянии друг от друга, но они прекрасно все видели, потому что луна светила вовсю, плюс приборы ночного видения.

Они искали террористов охраняющих заряды и оба прекрасно знали, что должны найти их и уничтожить.

Внезапно Якут шедший чуть впереди поднял руку и они приникли к земле, чутко вслушиваясь в ночные шорохи. Тишина. Но чуткие ноздри Якута, его звериный нюх на опасность уловили едва осязаемый запах сигаретного дыма, неуловимым ароматом витающий в воздухе. Сам Серега никогда не курил, поэтому опустив на глаза экран прибора, он всмотрелся туда, откуда шел запах. Вот они! Якутцев четко увидел двух бандитов, которые по хозяйски развалясь, спокойно курили и тихо разговаривали.

-Ах суки, как дома! – яростно прошипел Якут и сунув в зубы нож, а другой зажав в руке пополз вперед, провожаемый тревожным взглядом Рожи.

До места, где Якутцев заметил «вахов», было метров тридцать. Положение осложнял автомат, который Якут закинул на спину и который в любую минуту мог выдать бойца лязгом об камень. Именно это и случилось, когда Серега весь сжался для смертносного броска. Тихий, почти неслышный звон металла насторожил одного из бандитов и он приподнялся, зорко вглядываясь в темноту. Но было уже поздно, Якут уже летел в прыжке, почти распластавшись в воздухе с двумя ножами в руках, страшный в своей беспощадности. Долю секунды хватило террористу, который был очень опытным бойцом, чтобы выхватить свой нож и встретить Якута в воздухе. Три остро отточенных финки вошли в тела одновременно, только ножи Сереги вонзились в гортани бандитам, а стилет противника поразил Якута в грудь, под сердце.
Колька Лихачев видел, как напрягся Якут, как он быстро пополз извиваясь ужом среди камней, но ждал прижавшись к земле, потому что от Сереги не было никакого сигнала.

Когда Рожа услышал неясный шум донесшийся оттуда, куда уполз Якут, он рванул вперед, почти не таясь. Поздно! Он боец спецгруппы «Беркут» привык к смертям, но увиденная картина поразила его. На небольшой, каменистой площадке залитой тусклым, лунным светом лежали три тела. Якут лежал лицом вниз по прежнему сжимая в руках ножи, лезвия которых по рукоятку сидели в глотках бандитов. Рожа освободил Серегины руки и осторожно перевернул его на спину. Внезапно Якут хрипло, со всхлипыванием вздохнул и открыл глаза:

-Якут, Якут зачем же ты один то пошел? – бормотал Колька зубами разрывая индпакет и рукой пытаясь зажать рану на груди из которой обильно текла кровь.
-Слушай Рожа, - с трудом, но четко и внятливо произнес Якут. –Прощения попроси у Марты..., за меня. Полюбил я ее крепко. Не верил я, что так бывает, что можно полюбить с первого взгляда, а видишь как получилось, - последние слова Якут договаривал тяжело дыша, из уголка его рта потянулась тягучая, черная струйка, а голова бессильно склонилась на бок. Рожа положил руку на лицо Якута и провел ладонью вниз, закрывая глаза, затем оттащил тело друга за валун.

-Ты полежи немного брат, я вернусь за тобой, - тихо проговорил Колька и зорко огляделся по сторонам. Он знал, что одного заряда для такой дамбы будет мало, должно быть еще два или как минимум один, но очень мощный и прекрасно осознавал, что оставшаяся часть задачи возлагается на него.

Опустив на глаза светящийся экран прибора Колька не спеша двинулся вперед, слегка пригнувшись и стараясь ступать бесшумно. Осторожно пройдя еще метров сто, Рожа увидал впереди себя крутую, отвесную скалу и насторожился. « Если это конец дамбы значит заряд, а с ним и охранение должны быть рядом» – думал он притаившись за большим камнем. Интуиция и предчувствие-великая сила. Едва Колька занес ногу, чтобы сделать шаг, как услышал приглушенный говор совсем рядом, за валуном и высунувшись он увидал двоих, которые сидели спиной к нему, тихо разговаривая по чеченски.

«Ну что ж, это ваш последний разговор» – подумал Колька и сняв автомат прислонил его к камню. Первый «вах» свалился от удара ребром ладони по солнечной артерии, второму Рожа всадил нож в загривок. Все произошло настолько молниеносно, что террористы даже не успели понять в чем дело.

-Все! – облегченно вздохнул Колька. –Забираю Якута и к Прохору, там разберемся. Вернувшись к месту где он оставил мертвого напарника, он взвалил Серегу на плечо и тяжело ступая отправился назад.

Прохор лежал рядом с Мартой настолько близко, что ощущал дрожь, легкими волнами пробегающую по ее телу.
-Замерзла? – участливо спросил он девушку и сняв куртку накинул ей на плечи, оставшись в одной футболке. Марта благодарно посмотрела на него и кивнув, ничего не ответила. Сзади за спинами послышались тяжелые шаги и прерывистое дыхание. Рожа снял с плеча тело Якута, аккуратно положил его и хрипло выдохнул:

-Минус четыре, командир, а у нас вот... – он указал рукой на безжизненное тело напарника и вкратце рассказал Прохору о случившемся. Прохор так же коротко поведал Лихачеву об обстановке и об обнаруженных им «вахах».

-А снайпер? – коротко спросил Рожа. Беркутов отрицательно покачал головой. Марта беззвучно заплакала. Сказывалось чувство вины перед группой за , что она до сих пор не нашла того, ради чего она в общем то и оказалась здесь, а нелепая с ее точки зрения гибель Якутцева только подтверждали уверенность в своей бесполезности.

-Успокойся девочка, это война, - Прохор неуверенно прижал голову девушки к своему плечу.
-Он мне сегодня утром в любви признался, - продолжала всхлипывать Марта и ее худенькие плечи судорожно вздрагивали.

-Марта, послушай меня внимательно. Нам с Лихачевым надо отлучиться на полчаса. Ты сможешь побыть одна? – Беркутов осторожно отстранился и внимательно посмотрел в огромные, влажные глаза девушки, которые светились неземным, голубоватым светом. Марта испуганно покосилась на тело Якута, ничком лежащее в метре от нее и шепотом спросила:

-Но ведь ты вернешься? – и перевела умоляющий взгляд на Прохора.
-Мы обязательно вернемся оба, через полчаса, как я тебе и обещал, - Прохор сунул под резинку на бедре свою «беретту» и ободряюще улыбнулся девушке:
-Мы вернемся, - и они растворились в ночи.
       
Луна тем временем опять скрылась и Беркутов осторожно полз к замеченному им ранее камню. Приборы и автоматы они не взяли, чтобы не привлечь к себе внимания излишним шумом, ограничились ножами. Рожа, несмотря на свой двухметровый рот и весьма внушительную комплекцию, бесшумно пластался следом. В темноте показались неясные очертания валуна, за которым притаились «вахи» и Прохор поднял руку. Они замерли, прислушиваясь. Тихо. Слышно, как в глубине ущелья журчит речка, да кричит кем-то вспугнутая, ночная птица. Беркутов сделал знак Кольке, чтобы он обходил слева и заметив утвердительный кивок напарника, скользнул в противоположную сторону, обходя укрытие террористов.

Бандиты развалились в небольшой ложбинке, чувствуя себя в абсолютной безопасности. Вновь выглянуло неугомонное светило и последнее, что увидели сыны свободной Ичкерии, был безжалостный блеск ножей и неведомо откуда взявшиеся, ночные тени.

Прошка аккуратно вытер окровавленное лезвие об одежду мертвого «ваха» и устало прохрипел:
-Теперь назад! Надо искать снайпера!-
Марта невольно вздрогнула, когда услышала шорох приближающихся бойцов и смутившись под пристальным взглядом Прохора, отрицательно покачала головой.
-Где же она засела, сучка,- процедил он сквозь зубы и поймав недоуменный взгляд девушки, пояснил:
-Снайпер-женщина, это все, что мне известно-.

Затем подумав несколько секунд он посмотрел на часы и отрывисто приказал:

-Рожа, тебе надо привязать веревку к сосне, чтобы мы могли спуститься в ущелье. Будь осторожен! Начинаем второй этап операции!-
Колька понимающе кивнул головой и достал из рюкзака моток капронового шнура, способного выдержать не одну тонну нагрузки.

-Ну я пошел,- он исподлобья глянул на Прошку, закинул моток с веревкой себе на плечо и извиваясь пополз к соснам, стоящим на краю ущелья. Марта с Беркутовым внимательно наблюдали за ним. Они видели, как Колька подполз к дереву, которое стояло у самого каньона, сноровисто привязал веревку и подняв руку широко улыбнулся обезображенным лицом, которое Прохор отчетливо видел в прибор. Затем внезапный, еле слышный выстрел, приглушенный сгущающимся, утренним туманом и Рожа ткнулся лицом в жухлую траву.

-Вижу!- возбужденно прошептала Марта и не отрываясь от прицела затаила дыхание.

«Бух- бух», в мертвой тишине Беркутову показалось,что он слышит стук ее сердца. Щелкнул приглушенный выстрел СВДшки Марты и  безжизненное тело, ломая ветки с глухим стуком упало на землю.

-Вперед!- скомандовал Прохор и они бросились к Лихачеву. Колька лежал на траве, неловко согнувшись и на его остывающем лице все еще блуждала широкая улыбка.
-Прощай, брат! – Беркутов тяжело вздохнул и не обращая внимания на второе, лежащее рядом тело, повернулся к Марте:

-Работаем по второму варианту-грибники. Спускаешься первая, я следом, - и взглянув на начинающий сереть восход, добавил: - Надо торопиться! –
Когда ноги Марты коснулись каменистого дна глубокого ущелья, она сразу ощутила ледяное дыхание, которое густой волной шло от крутых стен пропасти. Девушке на мгновение стало страшно, но только на миг, потому что подняв голову вверх она увидела Прошку, который ловко перебирая руками, спускался следом.
В ста метрах неясно вырисовывалось здание водозаборной станции. Они молча переглянулись и одновременно шагнули к угрюмо белеющему домику.

- Эх, зря я корзинки выбросил, - мелькнула запоздалая мысль в голове Прохора и он машинально глянул на часы.
Шесть утра. До взрыва осталось два часа.

Они быстро перешли вброд небольшую речушку и остановились у закрытой двери здания, которое в близи и не казалось таким уж маленьким. Прохор быстро огляделся.

-Так,- машинально отметил он. – Окна только на втором этаже и наверняка сзади есть еще одна дверь, хотя вряд ли нам это пригодится. –

Он покосился на Марту, которая несмотря на нарастающее напряжение дышала спокойно и ровно, лишь ее глаза тревожно поблескивали в синеве наступающего дня. Прошка решительно, кулаком постучал в обитую железом дверь, в которой на высоте человеческого роста было вырезано окошечко и прислушался. Ни звука. Беркутов загрохотал вторично, уже ногой и дверь неожиданно тихонько отворилась, открыв за собой небольшой коридор, тускло освещенный слабыми лампочками. Прохор оглянулся на Марту, подбодряюще кивнул ей головой и шагнул в проем.

Внезапная, яркая вспышка ослепила его и он инстинктивно, руками прикрыл глаза рукой. Последующий сильнейший удар по голове вырвал пол у него из под ног и падая Прошка услышал крик Марты, которая извиваясь от боли пыталась вырваться из рук двух дюжих бандитов. Он потеря сознание.

-Марта, Марта, - невнятно бормотал Беркутов выходя наконец из глубокого забытия и с трудом открывая глаза, огляделся. С первыми проблесками сознания он сразу вспомнил произошедшее с ними и стиснув зубы поморщился от досады. Руки за спиной были скованы наручниками, а ноги крепко связаны тонкой веревкой, напоминающей фал, по которому они спускались в ущелье. Прохор лежал на бетонном полу в небольшой комнате и постепенно проясняющийся взгляд пробежал по железной двери, такой же как на входе, очевидно запертой наглухо, выхватил маленькую, тусклую лампочку, висящую под самым потолком. В полумраке Прохор увидел молодую женщину, которая сидела в углу и стыдливо прикрываясь остатками разорванной одежды, пугливо наблюдала за Беркутовым.

-Я не Марта, я Ольга, - тихо отозвалась она не сводя с Прохора испуганных глаз.
-Кто вы? – Прошка с трудом подавив стон попытался сесть и Ольга выскочив из своего угла помогла ему.
-Сколько сейчас времени и где Марта? – снова задал вопрос Прохор.
-Какая Марта? – удивилась женщина. –Вас притащили сюда одного, - и она коротко рассказала Прошке кто она такая, как их захватили террористы и под конец, взглянув в небольшое, зарешеченное окошко, закончила:
-Сейчас семь, начало восьмого.-
-Вы не могли бы развязать мне ноги? – Беркутов попытался пошевелить онемевшими пальцами.
-Извините, у меня не действует правая рука. Может вывих или перелом, - Ольга виновато улыбнулась разбитыми губами.
-Попробуйте зубами! – коротко и резко бросил Прохор и смутившаяся Ольга послушно вцепилась зубами в мудреный узел, помогая левой рукой. С каждым мгновением Прошка чувствовал, как кровь начинает циркулировать по онемевшим ногам, ощущая при этом приятное покалывание.
-Ну вот, сейчас стащу веревку, - невнятно пробормотала Ольга и они услышали скрежет ключа в замке. Женщина отпрянула в угол, а Прохор повалился на бок и притих, наблюдая за происходящим через полуоткрытые глаза.

Дверь резко распахнулась и буквально влетевшая, видимо от сильного толчка Марта упала рядом с Прошкой. Следом вошли трое. То что один из них был Ахмет, Беркутов знал точно, потому что «дед» довольно подробно обрисовал его. Господи, ведь все это было только позавчера, тихая, уютная комната на Базе, неторопливый разговор за чашкой крепкого чая... Только позавчера, а кажется уже прошла вечность.

-Сучка! – как сквозь сон услыхал Прошка рык Ахмета и вмиг вернулся в сегодняшнюю реальность.
-Мы не будем вас убивать! – пафосно продолжал тем временем главарь. –Осталось совсем немного и вы увидите, как умирают настоящие сыны Аллаха. Единственное, что меня печалит, так это то, что ваши презренные тела будут находиться рядом с нами!-
Он подошел к Прохору и толкнул его носком сапога.
-Очнись гяур! Прими смерть, как настоящий мужчина! –

Прошка не шевельнулся. Ему было абсолютно наплевать на высокопарные слова взбешенного чеченца, он мучительно искал выход из создавшегося положения.
Бандиты не обращая внимания на обреченных пленников что-то залопотали на своем языке и Беркутов слегка пошевелился, освобождая ноги из развязанной веревки. Двое, которые пришли с Мусаевым, восхищенно цокали языками при этом возбужденно жестикулируя поглядывали на Марту и Прохор почуя неладное, внутренне напрягся. Ахмет злобно сверкая единственным глазом что-то доказывал им, но наконец сдался и махнув рукой вышел, сильно хлопнув дверью.

Оставшиеся двое подошли к Марте и длинноволосый рывком поднял девушку с пола, возбужденно при этом икая и расстегивая «молнию» на брюках. Абсолютно не обращая внимания на сидящую в углу женщину, которая следила за происходящим круглыми, испуганными глазами, Прошку они вообще не брали в расчет, бандит одной рукой схватил девушку за волосы. Второй же, свободной рукой он рванул ее комбинезон и упругая грудь Марты затрепыхалась под восторженные стоны террористов. Девушка неестественно вывернула голову и  вцепилась волосатому в руку зубами, умудрясь пнуть его ногой в пах. Террорист исказив от боли лицо на мгновение отпустил волосы Марты и резко саданул ее по почкам. Та коротко вскрикнула и снова рухнула на пол. На нее сразу набросился второй «вах», который вопреки своему напарнику был совершенно лысый и доселе наблюдал за происходящим с идиотской улыбкой. Как зверь он набросился на лежащую без сознания девушку, мыча что-то нечленораздельное и срывая с нее остатки комбинезона пытался освободить из штанов свою восставшую плоть. Пора! Прохор вновь на мгновение крепко зажмурился, внутренне собираясь в смертоносный сгусток ярости. Руки оставались связанными, но это не осложняло выполнение задачи, которую поставил перед собой Прошка. Бойцов спецподразделений уровня «Беркут» обучали и таким премудростям, как ведение боя со связанными руками или ногами.

Прохор подогнул под себя ноги, рывком вскочил на корточки и еще из полуприсяда ударил носком сапога прямо в выступающий, острый кадык длинноволосого, которого Прошка считал наиболее опасным, потому что тот держал в руках нож. Раздался странный чавкающий звук и террорист рухнул, захлебываясь кровью. Не останавливаясь и не обращая внимания на предсмертный хрип бандита, Прохор подпрыгнул и сделав «вертушку» ударом пятки смахнул с Марты так и не успевшего снять штаны второго «ваха». Лысый отлетел в угол  и вскочив рванул из-за пояса пистолет-пулемет «Крот», но было уже поздно; Беркутов в молниеносном прыжке сделал «ножницы», хрустнули шейные позвонки и бритая голова повисла в нелепой позе. Пистолет с глухим стуком шлепнулся на пол. Прошка спокойно оглядел два трупа, причмокнул языком, сожалеюще покачал головой и посмотрел на Марту, которая со стоном поднималась с пола стыдливо прикрывая рукой обнаженную грудь, а другой натягивая до половины стянутые трусики. Прохор сконфуженно отвернулся, бурча что-то себе под нос, а затем лег на спину, ловко сгруппировался и скованные сзади руки оказались впереди. Ольга тем временем помогла Марте натянуть остатки порванного комбинезона и нерешительно тронула Прошку за плечо. Он резко обернулся. На него с тоской и ожиданием смотрели две пары тоскливых, измученных глаз. Беркутов протянул вперед скованные наручниками руки:

-У вас есть что-нибудь тонкое, ну там заколка или булавка? –
Запоздалая обида плеснулась в голубых глазах Марты, но Прошка сделав вид, что не заметил осуждающего взгляда девушки, а Ольга пошарив рукой в растрепанных волосах, вытащила оттуда чудом сохранившуюся заколку. Беркутов поколдовал несколько секунд над незатейливым замком и наручники расстегнулись. Прохор поднял с пола пистолет и немного поколебавшись, протянул его Марте, а сам же вооружившись автоматом и ножом, шагнул к двери и прислушался.

-Сколько их там? – приглушенно спросил он не поворачивая головы.
-Двое осталось, - хрипло выдохнула Марта покосившись на неподвижные трупы. –Одноглазый и женщина-.
-Вы остаетесь здесь! – как можно решительнее произнес Прошка.
-Здесь безопаснее, - он постарался вложить в свои слова как можно больше убедительности.

-Самое безопасное место у тебя за спиной! – отчаянно пискнула в ответ Марта и подойдя к нему вплотную умоляюще посмотрела ему в глаза. Беркутов не ответил. Мысленно он был уже там, где находились его враги и Прошка отлично понимал, что именно от него зависит решающий исход схватки. Он осторожно потянул на себя ручку двери, которая несмотря на кажущуюся массивность отворилась легко, без скрипа и бесшумно выскользнул в узкий коридор. 

В конце коридора виднелась полуоткрытая дверь. Прохор на цыпочках, почти не дыша подошел и осторожно заглянув в нее увидал большую комнату, добрую половину которой занимал пульт управления.

«Как на космическом корабле», - мелькнуло в голове Прошки. Негромкое гудение мощных моторов и голубые экраны мониторов подействовали успокаивающе; Беркутов перевел взгляд дальше. В углу, на коленях стоял Ахмет и молился, погруженный в полнейшую «нирвану», а возле стола стояла женщина, лицо которой до самых глаз было закрыто черным платком. Она не отрывала взгляд от стены, на которой висели большие часы, которые показывали 7:35 утра.

- Интересно, московское у них время или местное,- абсолютно не к месту подумал Прохор, осторожно переводя затвор автомата. Раздался чуть слышный щелчок и женщина, настороженно оглядевшись потянулась рукой к груди.
«Там же у нее кнопка взрывного устройства», отчаянная мысль пронзила разгоряченный мозг Беркутова. Левой рукой он метнул нож, который пронзительно пропев печальную песню Смерти вонзился в грудь женщины, прямо в сердце. Та недоуменно взмахнув руками повалилась на стол, заливая разложенные на нем журналы и два автомата. Боковым зрением Прошка увидал, как Ахмет метнулся к столу и вскинул автомат.

«Не успею», обреченно подумал Прохор, но тут сзади раздался хлопок пистолетного выстрела. Ахмет изумленно смотря
единственным глазом куда-то мимо Прохора стал медленно оседать, а Беркутов резко обернувшись увидал Марту, которая испуганно смотрела на пистолет.
-Молодец Марта!,- он крепко обнял девушку и коснулся губами ее волос.
 -А это совсем не страшно, убивать врагов, - хрипло прошептала еще не пришедшая в себя девушка.

Прохор устало опустился на стул и посмотрел на часы, подаренные ему «дедом» – 7:45. Девушки молча смотрели на него: Марта – с уважением и плохо скрываемой любовью во взгляде, Ольга же наоборот – с тревогой и ожиданием. Она не знала, кто эти люди, но чисто интуитивным, женским чутьем догадывалась, что только от этого седого, немногословного человека зависит сейчас ее спасение. Они даже не догадывались, какая буря бушует в голове Прошки, о чем он думает. Наконец Прохор поднял глаза, внимательно посмотрел на Ольгу, затем на Марту и спокойно произнес, точнее приказал:

-Марта, сейчас ты забираешь Ольгу, по тропинке вы поднимаетесь наверх и ждете меня там. Выполняйте!-
-А ты?, - тревожно зазвенел голос Марты. –Что ты будешь делать? Я без тебя никуда не пойду!-
Прохор опять вспомнил недавний разговор с Ивлевым и невесело усмехнулся, как-бы отвечая самому себе:
- У меня еще есть неотложные дела, - и сурово посмотрел на Марту. В его цыганистых глазах зажглись непонятные, а оттого еще более страшные, желтоватые точки и Марта невольно поникла, съежилась.
-Выполнять!, - зарычал Прохор с трудом подавляя в себе приступ еле сдерживаемой ярости и Марта, человек военный, четко повернулась кругом, но однако осталась стоять на месте.

-Бегом!, - рявкнул Беркутов гневно, вложив в эту короткую команду весь свой скопившийся адреналин и девушки опрометью бросились к выходу.
7:48 – отметил про себя Прохор. –Еще минуты три подожду и можно начинать, а то основная вода не успеет сойти.

Оставшись один, он зачем то аккуратной стопкой сложил на столе разбросанные журналы, сунул за пояс пистолет, который забрал у Марты и закинул на плечо один из автоматов, оставленных бандитами.

«Ну вот, теперь порядок» – удовлетворенно подумал Прошка и  шагнул к кнопке открытия шлюза, которая тускло светилась в углу пульта. Мысленно он представил себе, как массивные створы с пронзительным скрипом начнут открываться и тонны воды, освобожденной от многолетнего плена хлынут в ущелье, осушая озеро.

«Пусть тогда взрывают»- злорадно усмехнулся Прошка и посмотрел на ничком лежавшего Ахмета. «Тогда уже не опасно». Как спасется он сам, да и спасется ли вообще, Прохор представлял себе с трудом. Он был солдатом и у него приказ, который он должен выполнить любой ценой, даже ценой жизней всего подразделения.
Беркутов решительно нажал кнопку, мельком глянул на вспыхнувшее табло «Шлюзы» и подстегиваемый пронзительной трелью звонка опрометью бросился к выходу, придерживая рукой автомат, который больно бил по спине. Выскочив на улицу Прохор на мгновение остановился, пораженный невиданным доселе зрелищем. Огромные шлюзы со скрипом, как и предполагал Прошка величаво раскрывались и подстегиваемый нарастающим гулом хлынувшей воды он рванул туда, к стене ущелья, где болталась спасительная веревка по которой они спустились и на которую Прохор возлагал большие надежды. Он слышал за спиной все усиливающийся грохот и бежал так, как не бегал никогда в жизни. Со стороны казалось, что он летит по воздуху.


Старый беркут вздрогнул и открыв подернутые сонной пленкой глаза, внимательно осмотрелся вокруг. Пронзительный скрежет, а затем нарастающий шум встревожили его и он расправив мощные крылья соскользнув с верхушки горы плавно пролетел над пока еще зеркальной гладью. С недоумением беркут смотрел, как вода быстро пошла на убыль и гордая птица вырвавшись из рассеивающегося  тумана начала резко набирать высоту.


«Остановись на бегу и посмотри, как распускается ветка дерева. Молодец Конфуций, хорошо сказал, да не ко времени это»,- мелькнула нелепая мысль и Прошка не заметив, как перемахнул речушку, врезался в стену ущелья. Вода уже доходила до колен и борясь из последних сил с бурлящим потоком Прохор вцепился в веревку, стиснул зубы и закрыл глаза.

Марта с Ольгой тем временем взобрались по петлявшей между огромных валунов тропинке наверх и подбежав к сосне, к которой была привязана веревка, с напряжением наблюдали за тем, что творилось внизу. Они прекрасно видели, как из дверей домика выскочил Прохор и одновременно услышали скрип раскрывающихся створ шлюза. Видели, как хлынула вода и Прошка дикими, неестественными прыжками понесся к ним, к спасительной веревке.

Марта инстинктивно схватилась за фал так, что побелели костяшки на пальцах, а ногти до крови врезались в ладони. Ольга ошалелыми глазами смотрела на бешено бурлящую воду, которая стремительно заполняла каньон. О том, что Беркутов еще держится, Марта знала, потому что она постоянно держала веревку в натяжке и ощощала на противоположном конце упругие толчки.

-Держись Прошенька, только держись родной, - как заклятие шептала она вглядываясь в бурлящую воду до рези в глазах. Наконец на поверхности мутной воды, среди каких то бревен и ящиков появилась голова Прохора с неестественно бледным лицом.
Марта закричала, стараясь перекрыть шум воды:

- Помогай Ольга, тяни!-.

Вдвоем они быстро подтащили безжизненно болтавшееся тело к кромке каньона и так как вода не достигала до края всего лишь полметра, то девушки практически без труда вытащили Прошку на берег. В это время грохнул взрыв, но его звук был приглушен гулом и ревом освобожденного из полувекового заточения озером. Марта не переставая освобождать тонкую веревку из судорожно стиснутых пальцев Прохора, вздрогнула и обернулась. Она не очень отчетливо представляла себе смысл и все тонкости их опасной операции, но чисто военной интуицией, заложенной в ней генами дяди, Марта догадывалась, что они делают нечто очень серьезное и именно ради этого задания погибли Якут и Рожа.

Наконец веревка освободилась и Марта облегченно вздохнув принялась делать Беркутову искусственное дыхание. Прохор не шевелился.

-Ты попробуй рот в рот,- негромко посоветовала Ольга не сводя с Прошки пристального взгляда и Марта послушно склонилась над лицом капитана. Когда горячие губы девушки коснулись разбитых и обветренных губ Прохора она почувствовала, как огромная волна нежности ударила в затуманенное сознание, а на глаза наворачиваются слезы. Нервно сглотнув перехвативший горло спазм она плотнее прижалась к Прошкиным губам и сделала резкий выдох. Еще раз! Еще! Изо рта Беркутова хлынул поток мутной воды, он вздрогнул, открыл глаза и непонимающе посмотрел на Марту, которая плакала навзрыд, абсолютно не стесняясь своих слез и причитала:

-Капитан! Прошенька! Если по прилету домой ты на мне не женишься, я умру!-

-Это приказ? – ошалело спросил еще не пришедший в себя Прохор и попытался сесть.
-Да, ты можешь считать это приказом! – заливаясь слезами радости кричала девушка ему в ухо, потому-что послышался грохот винтов и из-за верхушек сосен вынырнул вертолет, почему-то гражданский и медленно закружился, выискивая место для посадки.

-Ну если ты поможешь мне сесть в «вертушку», тогда я обещаю подумать-, Беркутов смотрел как из вертолета выскакивали бойцы местного ОМОНа и веером рассыпались по опушке. В этой суматохе никто не заметил, как из-за сосны с разветвленным стволом, которая стояла невдалеке от того места где лежал Прохор приподнялась белокурая голова, и огромные голубые глаза внимательно осмотрели все вокруг.


 Беркут тем временем плавными кругами поднимался все выше и достигнув определенной точки, замер на месте. Едва шевеля мощными крыльями он парил в потоках прохладного, утреннего воздуха и с удивлением рассматривал обнажающееся дно озера, блестящие на солнце мокрые валуны и почерневшие от времени коряги и корневища.


Марта осторожно, с помощью Ольги помогла Прохору подняться. Тот стоя на трясущихся ногах, машинально проверил пистолет за поясом, чудом не вылетевший в бешеной круговерти, поправил автомат и опираясь на плечо девушки сделал неуверенный шаг. Ольга суетливо смотала веревку, затолкала ее в рюкзак, туда же сунула ракетницу и посмотрела в ущелье. Вода уже пошла на убыль, унося свои потоки дальше и молодая женщина облегченно вздохнула. Все кончилось!

Прохор, поддерживаемый Мартой не спеша приближались к разветвленной сосне, до которой оставалось метров тридцать. Не обьяснимое, но постоянно  присутствовавшее за годы службы чувство опасности внезапно стегнуло Прошку и он остановился, придержав Марту за плечо. Пристально вглядываясь в редкие заросли молодого сосняка окружившие дерево, Беркутов отчетливо увидел черный зрачок дула винтовки нацеленный на Марту, белокурую голову и блеснувшую линзу оптического прицела. Ему даже показалось, огромные голубые глаза сверкавшие ненавистью, глаза Марты. Но девушка стояла рядом и тоже всматривалась в снайпера.

-Это же Инга, моя сестра! Но откуда она здесь,- наконец опомнившись ошеломленно простонала Марта.

-Ожила сучка!, - яростно пробормотал Прохор выхватывая из-за пояса пистолет и загораживая своим телом девушку.

Два выстрела грохнули одновременно.

Инга ткнулась лицом в кочку, теперь уже навсегда, потому что пуля Прошки вошла ей прямо в переносицу, а Беркутов медленно заваливался на бок, прижимая руки к груди и остатками ускользающего сознания выхватывая из лазурной синевы стремительную точку, которая по мере приближения к земле, принимала все более отчетливые очертания.


Старая, горделивая птица, повелитель синего неба , бросился на пока еще родные скалы, подводя итоговую черту своей долгой жизни.


Кровь обильно сочилась у Прошки между пальцев и он недоуменно улыбаясь побледневшими губами шептал:

-Ну вот, кажется я и женился, - с шумом хватая при этом воздух. Марта вышла из минутного ступора. Как же это, за что? Ведь они полностью выполнили свою задачу и она не ощущая тяжести тащила Прохора к распахнутой дверце вертолета.

-Помогите! Помогите!,- кричала девушка силясь затащить неподвижное и внезапно отяжелевшее тело Беркутова в «вертушку». Подскочила Ольга, еще двое омоновцев и они вчетвером осторожно уложили Прохора на пол машины.

-Прошенька, только не умирай пожалуйста, я тебя очень прошу! – в отчаянии кричала Марта, заливаясь слезами. Она сорвала с плеча Прошки «Ингрем» и передернув затвор навела его на вмиг посеревших пилотов. У девушки начиналась истерика и она кричала, да уже почти визжала:

-В город! Быстрее! Застрелю! –

Летчики пригнувшись торопливо защелкали тумблерами. Засвистели турбины, вертолет странно подпрыгнул и дав резкий крен на нос понесся к городу.


Рецензии