Лондонские хроники. Всё связано и переплетено

   На одной из страниц замечательной книги  Генри В. Мортона  "Лондон. Прогулки по столице мира",  написано, что Лондон является "ловушкой для туристов", которые по аналогии с другими городами ошибочно считают, что в британской столице есть главные  достопримечательности, а есть  и  второстепенные.

   На самом деле, говорит писатель, в этом гигантском городе с более чем двух тысячелетней  историей всё настолько связано и переплетено, что никаких второстепенных деталей в нём нет.

   В этом мне тоже неоднократно пришлось убедиться.

   Вот один из многих примеров.

   Как-то поздним вечером ходили мы с нашим гидом Анной Горен по району бывших доков и грузовых причалов.

   Сначала она показала нам несколько известных пабов; после весьма скромной дегустации мы пошли безлюдными тёмными переулками в сторону Темзы.
      
   Надо сказать, что тёмные переулки  они и в Лондоне тёмные – в одном из них нашу небольшую группу чуть не сбил огромный чёрный внедорожник, мчавшийся со скоростью,  явно превышавшей  разрешенные  47 км\ч.

   Сбить не сбил, но своё боковое зеркало  со стуком сложил о предплечье  одного из нас и даже не притормозив, промчался мимо. Так как  случилось  это  хоть и на перекрёстке, но  не на "зебре",  шум мы поднимать не стали…

   Вышли на набережную где-то между Тауэрским  мостом  и крейсером-музеем "Белфаст".  Несмотря на поздний час, было многолюдно.   В нескольких местах рядом с набережной играла музыка, в открытом  амфитеатре шёл какой-то бесплатный спектакль  для всех желающих.

   Мы зашли в очень высокую галерею,  походившую на  большой крытый  вокзал  викторианской эпохи.  На металлической  доске перед входом    прочли:  "Hay's Galleria"  - Галерея Хэя.

  -Как вы уже знаете, - сказала Анна, - здесь раньше  были  доки,  причалы и склады.

   Но как раз на этом  месте в XVII веке была пивоварня.

   Сохранились документы о том, что в 1651 году её приобрёл купец  Александр Хэй.

   Почти через две сотни лет, примерно в 1840 году некий Джон Хэмфри-младший арендовал пивоварню с прилегающим участком  и  построил док, который по старой памяти назвали "Причалом Хэя".

   Скоро этот причал и прилегающие пакгаузы прозвали кладовой Лондона, поскольку более двух третей сухих товаров стали доставлять сюда.

   Практически весь чай поступал в город через этот причал.

   Здесь в 1867 году  впервые в Англии применили холодильники для хранения импортного сливочного масла.

   Во время второй мировой гитлеровцы беспощадно бомбили Лондон, много доков и причалов были разрушены, но на причале Хэя пострадали только фасады, поэтому он продолжал работать и в войну, и после ей окончания.

  "Убили" причал, как и всё портовое хозяйство Лондона, контейнерные перевозки  и огромные контейнеровозы, которые порт уже не мог принимать.

   Жизнь на нём остановилась, оставив почти всех на ней работавших без будущего…

   Однако правительству "Железной Леди" удалось вдохнуть новую жизнь в  Докленд, в том числе и в Причал Хэя: чтобы заинтересовать инвесторов Маргарет Тэтчер освободила на 10 лет от уплаты налогов все фирмы, участвовавшие в  строительстве и реконструкции  на  этой территории.

   Док Хэя засыпали и залили бетоном, здания пакгаузов переделали в офисные помещения, магазины, рестораны и кафе; над зданиями построили огромную остеклённую крышу, превратив бывший док в красивый пассаж.

   При этом архитектор Боб Клементс  (Bob Clements) не хотел лишать бывший док и бывший причал их славной истории, оставляя его совсем уж сухим.

   Поэтому он предусмотрел в новом бетонном полу бассейн, предполагая разместить в нём какую-нибудь скульптуру, которая напоминала бы посетителям галереи о "морях и кораллах".
 
   Для создания скульптуры Клементс пригласил скульптора Давида Кемпа (David Kemp), известного своими оригинальными композициями, в которых он использовал  необычные  материалы и конструкции. Например, ставшую известной скульптуру акулы  Кемп выполнил из старых лодок.

   Идея создать своеобразный художественный мост между прошлым и настоящим бывшего дока  очень вдохновила Давида  Кемпа.

   По словам скульптора, он хотел соединить в своей работе историю мореплавания, борьбу человека со стихией и его связь с морем и его обитателями,  мечту о необычайных кораблях, способных преодолевать штормы, тайфуны и ледяные поля, но похожих при этом на сказочных рыб.
   
   В то же время в скульптуре должна была чувствоваться и славная викторианская эпоха Объединённого Королевства. 

   Давид решил, что лучше всего его замысел выразит не  обычная, а  кинетическая скульптура,  все детали которой будут находиться в движении.

   Свою работу скульптор назвал "Навигаторы".
 
   Уже три десятка лет гости Галереи Хэя с интересом рассматривают эту  гигантскую  – высотой 18 метров – сложную, с претензией на величие,  и в то же время забавную конструкцию-композицию.
   
   Шлёпают  по воде  колёса  рыбы-парохода.
   
   Колёсам "помогают" три пары вёсел, размещённых за ними.
   
   По команде боцманских дудок поворачиваются за кормой то ли рули, то ли хвост огромной рыбы. 
 
   Зорко вглядываются вдаль стальные  моряки – те самые навигаторы.
 
   На них  из труб, похожих на переговорные между капитанским мостиком и машинным отделением,  льются потоки воды.
 
   Крутятся на мачтах замысловатые  армиллярные сферы,  флюгеры и локаторы.
 
   Рыба-пароход ещё и вооружена до зубов, точнее, до распахнутой пасти-тарана:  кроме самой этой огромной, но совсем не пугающей пасти, тут и  гарпуны, и  пики, и абордажные багры.  Между трубами вентиляции ощетинились и загадочные трубы то ли торпедных аппаратов, то ли "хеджехогов" для метания глубинных бомб…
   
   Моё внимание особо привлекли сами навигаторы, напомнившие героев нашего детства Винтика и Шпунтика, да и Мастера-Самоделкина из "Юного Техника".  Вглядитесь в их мужественные лица под железными шляпами-треуголками – вот они на верхнем левом снимке.
   
   Рыба-пароход изобилует находками её создателя. Конечно, чтобы полностью оценить мягкую иронию скульптора, надо разбираться в технике. К примеру,  посмотрите на голову стальной рыбы: на верхней её челюсти увидите  коллектор, напоминающий автомобильный...

   Но ничто человеческое не чуждо и лондонцам.

   Скульптура была установлена в Галерее в 1985 году. Несколько лет назад скульптор посетил своё творение. Попытаюсь передать в своём переводе его впечатления от поездки, которые он разместил в блоге:

  "Много воды утекло под мостом (видимо, Лондонским – Б.Г.) за 27 лет,  прошедших с тех пор, как я установил скульптуру.

   Руководители Галереи и обслуживающий персонал поменялись, и я потерял контакт с проектом.

   Хотя "Навигаторы" обслуживаются регулярно, однако в недавнем времени были внесены несколько изменений в их механику, изменивших критическим образом атмосферу моих оригинальных конструкций и намерений.

   В недавнем повторном приступе рвения (обслуживающего персонала – Б.Г.) бронзовые детали были очищены от морской соли и патины, от инкрустаций моллюсков…

   Сильнее всего изменили бассейн, который окрасили в …  ярко-синий цвет!

   Это лишило бассейн его таинственности и его связи с глубокими задумчивыми водами текущей рядом Темзы.

   Вместо этого железная Рыба-Утюг купается под яркими лучами прожекторов, что несвойственно для такого монстра.

   Может быть, теперь на "лицо" этой рыбы наденут солнцезащитные очки?"

   Вот так. Оказывается, "отъявленные работники" есть и в Лондоне…

   Но вернёмся к тому, что в Лондоне нет второстепенных достопримечательностей.

  "Навигаторы" буквально напичканы стилизованными и не очень деталями оружия.

   Понятное дело - никакие путешествия и торговля без оружия не обходились. Однако,  думаю, дело не только в этом.

   Немногие знают, что в этом районе в средние века располагались и оружейные мастерские.

   Именно в Лондоне 14 марта 1637 года король Карл I (как известно, сами британцы вместо Карл употребляют имя Чарльз) утвердил первый в мире устав  «Мастера, старшин и сообщества оружейных мастеров г. Лондона».

   Благодаря этому через двадцать лет неподалёку – через мост – открылся знаменитый лондонский Пруф Хаус (Proof House), в котором проверяли оружие и ставили на него королевские клейма.

   В 1741 году открылась первая испытательная станция оружия в Сент-Этьене.

   А через каких-нибудь двести лет после открытия Пруф Хауса лесковский Левша так и не смог донести до государя страшную тайну, что англичане свои ружья тёртым кирпичом не чистят…

   Вот как много можно узнать на небольшой вечерней экскурсии по британской столице.

   Мы покидаем Галерею Хэйга – блистательный пример того, как мудрая власть, инженерный и художественный талант могут  превратить заброшенную промзону в  красивое и притягательное место.
   
На фотографиях:

вверху справа – главный фасад Галереи, снятый из Тауэра. На фоне Галереи виден  линкор "Белфаст";

вверху слева – "Навигаторы" – фрагмент, на котором видны их лица;

в средней строке – "Навигаторы" на фоне интерьеров Галереи. Раньше это были фасады пакгаузов у причала;

внизу справа – Галерея и "Белфаст" на фоне самого высокого на сей день лондонского небоскрёба "Осколок" (309 метров, 72 этажа).


Рецензии
Ух, какая классная "рыба":)))

"блистательный пример того, как мудрая власть, инженерный и художественный талант могут превратить заброшенную промзону в красивое и притягательное место." - да, лучше не скажешь...)
Спасибо, Борис! Очень интересно! Такая необычная "рыба" - просто изумительная!:)
Счастья и всего самого доброго вам!!!

Рина Михеева   02.01.2016 22:34     Заявить о нарушении
Спасибо, Рина! Хитрые британцы! Но молодцы. Надеюсь написать, в чём залог их успехов... С уважением,

Борис Готман   03.01.2016 00:08   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.