Две пары голубей

...голуби считаются птица подозрительная, ненужная в наше время.
                Юрий Трифонов "Голубиная гибель"

     Костю не угнетает провинция. Здесь – поле непаханое. Можно завозить ноу-хау из Москвы и Питера, а можно и что-то  своё придумывать. Например, его автомобильный журнал: загорелся, подтянул друзей (один помог с дизайном, другой – с концепцией, а третий спонсоров нашёл) - Америки, конечно, не открыли, но издание местное и почти без перепечатки...
     Помахивая очередным номером, он шёл по небольшому, уютному скверу, где, кажется, в любое время можно услышать жужжание газонокосилки или увидеть спину работницы, высаживающей цветы, и подыскивал себе тихий уголок... Его приятели расположились бы на самом видном месте – тоже реклама. Нет, он так не хочет.
     В короткой, тенистой аллее две скамейки были поставлены одна против другой. Сейчас обе пустовали. Костя сел и перво-наперво осмотрелся. Со стороны фонтана, у которого по задумке должно было быть шесть струй, но на деле радовали шумом и прохладой только пять, двигалось патриархальное семейство. Впереди шествовали супруги. Она – в соломенной шляпке, он – с непокрытой головой и заложенными за спину руками. Три дочери-школьницы, взявшись за руки, семенили позади. Несмотря на просветлённые лица и хороший вкус в одежде, Костю раздражало их присутствие: чего доброго ещё сядут напротив...
     Нет, прошли мимо. На молодого человека с журналом даже не посмотрели... А он посмотрел. Вслед. Оценивающе. Отвернуться заставила несуразная мысль: хотел бы он приобрести в лице тех двоих тёщу и тестя?
     Захлопав крыльями, откуда ни возьмись появился голубь. Он опустился в десяти птичьих шагах от человека и выжидающе замер. «Ничего для тебя нет», - подумал Костя и открыл журнал. Краем глаза, однако, он продолжил следить за сизарём.

     ...Они вышли из жёлтого «ПАЗика» и зашагали в сторону села. Носило оно загадочное название «Тугулук», часто звучавшее на рынках краевого центра. Деда звали Альберт Миронович, а внука – Костя. Бабушку оставили дома, заявив, что голуби – мужское дело. Несмотря на такую категоричность, Костя воспринимал этих птиц как ничейных и разбирался в голубеводстве из рук вон плохо...
     Встречных было мало. Костю, никогда прежде не бывавшего в деревне из-за нежелания матери ездить туда, изумляло, что каждый прохожий знает его дедушку и здоровается с ним. Машин вообще не было. Впрочем, судя по остову белого «Запорожца», лежавшего, как ощипанная курица, на брюхе, они водились в Тугулуке.
     Мальчик знал, что «поместье» – ему нравилось это бабушкино слово – прибрала к рукам Матрёна, вторая жена его прадеда. Она недолюбливает городских родственников и скрепя сердце принимает их помощь.
     Гостей встретила дворняжка Пальма. В саду наливались яблоки и краснел одинокий мак, по двору расхаживали куры во главе с петухом, за чередой ветхих построек открывался бескрайний огород, обрывавшийся яром...
- Кошка-то жрёт твоих голубят, - были первые слова Матрёны, - и то дело: прожорливые, засрали деревья и дом... Тьфу!..
     Жилище, гордо названное домом, разочаровало Костю... Он заглянул в одну комнату, в другую... Обе были скудно обставлены и показались не приветливыми. О плохом телевизоре его предупреждали заранее...
- Деда, - начал внук, когда они вышли из калитки и по заданию Матрёны отправились в пекарню, - зачем тебе голуби?
- Вот так вопрос! – рассмеялся Альберт Миронович и моментально посерьёзнел. – Понимаешь, моё детство пришлось на середину века. В то время многие увлекались их разведением. У Вовки, моего приятеля, даже была своя голубятня. А мне на это дело отец отвёл угол в сарае...
- Жаль голубей: приезжаешь не каждый день, да ещё эта кошка...
- Если бы не Матрёна, давным-давно её прикончил!..  Ловит крыс, видите ли...
 - Дедушка, а где ты взял голубей?
- Самую первую пару мне принёс Матрёнин брат. Не знаю, купил он или просто взял у местных... Помню, как твоя бабушка поочерёдно держала птиц, а я ниткой подхватывал крылья, чтобы не улетели домой...
- А потом? Освободил?
- Конечно. Привыкли...
     Они снова проходили мимо белого «Запорожца». Вдруг из  него вылетел голубь.
- Видел? – шёпотом спросил Костя. – Твой?
- Вроде... – неопределённо ответил Альберт Миронович.
     Дед и внук шли в пекарню за хвалёным сельским хлебом и каждый думал о своём. Старший решался поставить крест на ребяческой блажи и бросить голубей, но не хотел делиться такими мыслями с внуком. А младший, в свою очередь, мечтал о машине, пусть даже такой, на которой папа будет возить его и деда в деревню...

     ...Костин «сосед» по-прежнему сидел неподвижно... Голубь не производил впечатления нахала и обжоры (одного из тех пернатых вандалов, что шастали прошлым летом по центральной клумбе сквера и что-то там выклёвывали, стоило лишь городским озеленителям выкопать захиревшие растения, разметить клумбу и приступить к посадке новых цветов и декоративных травок). У Кости имеется фотография, на которой запечатлён голубь, зацепившийся лапой за бечёвку...
     Он медленно достал айфон – чтобы не спугнуть сизаря - и сделал один-единственный кадр!.. Дед наверняка одобрил бы. Теперь и у Кости была первая пара голубей. 


Рецензии
Дмитрий, в малньком рассказе многое сказано! Особенно трогает, что история семьи,пусть и не такая "гладкая"(Она недолюбливает городских родственников и скрепя сердце принимает их помощь.), но в ней есть и гораздо более светлая сторона - привязанность Кости к деду, особенно это видно в самом конце рассказа:"Дед наверняка одобрил бы. Теперь и у Кости была первая пара голубей." Как память о той прогулке, когда они шли в пекарню...
Светлый рассказ!..

Зайнал Сулейманов   22.05.2017 15:35     Заявить о нарушении
Зайнал, большое спасибо за вдумчивое прочтение и отзыв! Благодаря таким рецензиям, как Ваши, заново оцениваешь ранее написанное, проверяешь свои чувства.
С уважением,

Дмитрий Гостищев   22.05.2017 17:03   Заявить о нарушении
На это произведение написано 28 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.