Вертсайд из Нанкина

Чуть раньше, чуть тише, но очень громко,

Ирландской чечёткой выступи земля,

Слишком ненужная я Твоя услуга,

Слезою из вмятины выкатил Я...


Склонюсь-мне не больно, я жь грязь-все я знаю,

Припудрив гнев, - выпендрюсь в щель,

На теле любимой вкатаю яства, -

- Сделаю из них я ФРУКТОВУЮ ДВЕРЬ...


Чайка ты, Бахова, как там, чуть выше,

Стриптизёршей крутишь, да ластишься в боль,

Бродячие Джинни Таджикистана,

- На кой мне в ухо ваш укол?!


Вызубрив стадии внезапного разрыва,

Оставлю для пойла крови моей ведро,

Колониальным политикам и в ужас аналитикам: -

- Долетели до Луны МЮНХГАУЗЕН и Ядро!


Утро ожарптицило псалмами всю душу,

Не дожить до Апокалипса – вот грусть,

- Нет выше познаваемого счастья,

Чем мерить Иисусу Божественный пульс!


Дух мой разлегся на днище, да в обломках,

Космические лярвы в канкане для ос,

Океанию я выхаркал, выштормил в строчках,

Стала Бабой-Падшей Маркеса-Рамедеос...


Миру я не нравлюсь, слишком я... в блекле...

В жилах да в слух-топотом-СТИГМА-ЮНГА,

39 и 9 – на компасной щёлке,

Мерзнет шлюха Зигфрида в снегах Джомолунгма...


В Нанкине все то же...дождливо,

В дирижабле старел Лучиано Лаки,

У сифилиса обновка-новая ксива,

И... стало жалко взорванный Нагасаки...


Рецензии