Освободите науку из английского заточения

Сегодня принято считать, что международная конфронтация из-за природных ресурсов естественна, так как имеет под собой объективные основания. Да и какие тут могут быть разночтения, если темпы глобального прироста населения очевидны, а запасы природных ископаемых ограничены.
Однако объективные факторы к сложившемуся порядку вещей не имеют никакого отношения. Причиной, обусловившей возникшие осложнения, стал фактор человеческий - ошибки, допущенные в области фундаментальной науки.
Ошибки были допущены в конце XVII века. Однако они до сих пор не названы, и поэтому губительное влияние этих ошибок на науку, экономику, на геополитическое мышление продолжает приносить свои глобальные разрушительное плоды.
Ошибки были допущены Исааком Ньютоном. Допустил их Ньютон по причине того, что у него не было достаточно компетенции, квалификации и дарования для решения серьезных фундаментальных научных задач.
Подтверждением сказанных слов об отсутствии у Ньютона гениальных способностей является следующее. Ни закон всемирного тяготения, ни законы механики не были открыты Ньютоном. Закон всемирного тяготения он получил из Третьего закона Кеплера после несложного математического преобразования, а суть представленных Ньютоном от своего имени законов механики была сформулирована до него ещё Рене Декартом. Да и само изложение доказательства закона всемирного тяготения не было научно убедительным, даже несмотря на то, что оно содержало обильное количество математических формул, повергающих в трепет и благоговейное оцепенение людей, несведущих в математике.
В Европе отнеслись с иронией к заявленному Ньютоном Закону всемирного тяготения. В книге Гайденко Пиамы Павловны "История новоевропейской философии в её связи с наукой." (М.: Университетская книга, 2000.) встречаются, в частности, следующие строки:
- "... Что же касается Ньютонова принципа тяготения как действия тел на расстоянии, то его Лейбниц квалифицирует как чудо или "нелепость вроде оккультных качеств схоластиков, которые теперь снова преподносятся под благовидным названием сил, но которые ведут нас обратно в царство тьмы"... "
Гюйгенс также назвал принцип притяжения, на котором Ньютон строит все свои теории, нелепым.
Европа превосходила тогда Англию по квалификации научного состава. Поэтому то, что было воспринято в Англии как нерядовое научное явление, в Европе не было встречено как обоснованный научный труд.
Подобное отношение англичан возмутило. А так как у них не было достаточной квалификации, чтобы научным образом доказать выдвинутое утверждение, они поступили таким образом, который нередко свойственен англичанам в подобных ситуациях. Против ученых континентальной Европы, не принявших утверждения Ньютона, было выдвинуто обвинение в безбожии. Осуществил это в 1713 году некий Котс в предисловии ко второму изданию "Математических начал натуральной философии" Ньютона.
Более подробно с историческими свидетельствами описанных исторических событий можно ознакомиться в открытом письме "Проснись, моя Франция! Нас ждут великие дела...". Ссылка на открытое письмо прилагается далее.
Отмеченное открытое письмо потому и адресовано прежде всего Франции, так как именно французская наука в те времена не только превосходила на голову английскую науку, но и по ряду вопросов естествознания и научного метода, достигла куда более серьезных вершин, чем это удалось современной мировой науке.
Для примера можно отметить, что открытое недавно встречное вращение внутренних областей Солнца (верхние надэкваториальные внутренние области Солнца вращаются в одну сторону, а нижние - в противоположную) может быть понятым и объяснимым с точки зрения "небесной механики" Декарта. В то время как с точки зрения современной науки причины такого движения непостижимы. Подобным образом обстоит дело и с энергетической обусловленностью существования элементарных частиц.

Разрушительное влияние, оказанное Ньютоном на мировую науку, экономику и производственно-экономический потенциал заключается в следующем:
(1) Ньютону и его сторонникам удалось выдавить из научной практики дедуктивный метод, разработанный и рекомендованный для научных исследований Рене Декартом. Т.е. из-за Ньютона наука, по сути, отказалась от глубокой логической проработки получаемой эмпирическим путем информации. В связи с этим данный метод претерпел забвение как реально дееспособный научно-исследовательский инструмент, а навыки применения метода были, фактически, утрачены.
(2) Вследствие отказа от дедуктивного метода наука и научная методика претерпели примитивизацию и снижение эффективности. Вслед за этим, соответственно, произошла примитивизация и образования, а также базовой концепции образования.
(3) Примитивизация науки и образования, в свою очередь, вызвала замедление развития технологий и спектра доступных и потенциально доступных технологий. Так, в частности, за пределами досягаемости остается до сих пор ряд транспортных и энергетических технологий, имеющих очень серьезное значение для существования и динамичного развития мирового сообщества.
(4) Кроме того произошедшая примитивизация образования стала причиной замедления прироста совокупного интеллектуального потенциала мирового сообщества, что дополнительным образом стало способствовать ещё большему замедлению темпов технологического развития цивилизации. Интеллектуальные технологии высокого порядка, получавшие прежде динамичное развитие и применение в континентальной Европе, из-за деятельности Ньютона и его сторонников претерпели уничижение и самое настоящее изгнание.
(5) Очень серьезным оказалось влияние ошибок Ньютона и на глобальную геополитическую психологию, формировавшуюся с XVIII-XIX веков до настоящего времени. Произошедшее из-за деятельности Ньютона замедление развития науки, научно-интеллектуального и производственно-технологического потенциалов стало причиной нескончаемого жесткого дефицита жизненно важных ресурсов. В результате на протяжении нескольких веков формировался в преобладающей мере предрасположенный к экспансивной политике и к ожесточенной борьбе за ресурсы характер общественного и политического мышления. Атмосфера непреходящего международного антагонизма стала неотъемлемой составляющей международного бытия.

Однако восприятие сложившегося положение дел как нормы, как безальтернативной реальности, является ошибкой. Рассматриваемый исторический материал (XVIII-XX века) является, на самом деле, не типовым образцом развития и существования цивилизации, а аномалией. Аномалией, возникшей в результате того, что из-за допущенных ошибок и собственно в науке, и непосредственно в выборе научного метода, мировая наука превратилась, по сути, в псевдонауку. В результате чего мировое сообщество оказалось, фактически, запертым на уровне сознания и психики в мировоззренческую (и ресурсно ограниченную!) "консервную банку" без малейших перспектив выбраться из неё в обозреваемый исторический период.
Но ограниченность жизненного пространства и жизненных ресурсов существует только для науки, загубленной Ньютоном.
Для подлинно выдающихся и гениальных ученых XVII, XVIII и XIX веков многое из того, что открывалось значительно позже, было осознанно задолго до открытия. Так свойства непрерывности пространства, описанные в созданной в XX веке специальной теории относительности, были описаны Декартом чуть ли не за 400 лет до рождения СТО. А взаимообусловленное физическое единство пространства и времени, имеющее место в пространственно-временном континууме, открытом также при создании СТО, было описано Гегелем за 100 лет до того, как к данному выводу пришли основатели специальной теории относительности.
Применение дедуктивного научного метода, рекомендуемого Рене Декартом, и вытравленного из научной практики Ньютоном и его последователями, даёт сегодня даже при первичном применении результаты, поражающие своим уровнем проникновения в исследуемые темы. К примеру, обнаруживается, что физические поля это не особый вид материи, как это сегодня трактуется наукой, а всего лишь одно из состояний материи, идентичное тому, что мы понимаем под течением жидкостей.
Более того, приходит понимание, что более целесообразным было бы начинать фундаментальную физику с вопроса "Что такое реальность?". И только после получения ответа на этот вопрос можно рассуждать о действительной природе физических явлений и осуществлять их более адекватное исследование и научное моделирование.
Одним из интересных результатов такого порядка действий явилось обнаружение того, что, якобы, вступающие друг с другом в противоречие общая теория относительности Альберта Эйнштейна и релятивистская теория гравитации Логунова Анатолия Алексеевича (работавшего с 1977 по 1992 годы в должности ректора МГУ) на самом деле не оспаривают, а взаимодополняют друг друга.
Другим результатом явился вывод о том, что корпускулярно-волновой дуализм, есть всего лишь продукт нашего вымысла, возникший в результате применения ошибочной модели атома, а не реально существующее явление.
Обнаруживаются даже вопросы, рассмотрение которых в современной науке и в учебных пособиях до сих пор не представлено в заметном масштабе. Таким вопросом является вопрос об энергетической обусловленности существования элементарных частиц.

Накопившиеся к сегодняшнему дню объемы непонятых эмпирических данных просто неисчислимы. Представьте себе уходящие за горизонт завалы сваленной в кучи добытой драгоценной руды, содержащей в себе немыслимые сокровища, которые мы не в состоянии извлечь из этой руды лишь потому, что двое неких англичан (Ньютон и Бэкон) сделали так, что мы разучились обрабатывать эту руду. Причём утеряли мы не только знание собственно дедуктивного метода, как научно-исследовательского инструментария, но и память о том, каким по эффективности он является, и в каких областях не только целесообразно, но и необходимо его применение.
И сегодня ряд фундаментальных направлений недоступен не потому, что они недоступны для современной науки в принципе, а потому, что между этими областями и мышлением ученых проходит линия, очерченная в прошлые века Ньютоном и Бэконом, и не выпускающая за "дозволенные" пределы мышление современной науки.
И это имеет место в то время, когда ещё за двести лет до нас Гегелем категорично отмечалось, что получающая в тот исторический период признание (и признанная сегодня) сфероподобная центрально симметричная модель атом ошибочна.
Но к нему не прислушались. Да и кому было прислушаться. Ведь физики философов читать не научились. А философы к физике имеют условно-отстраненное отношение. Да и Гегеля большая их доля до сих пор понимает лишь отчасти.
А ключевая особенность наследия Гегеля заключается в том, что он, как и Декарт, рассматривал исследуемые им физические явления в четырехмерном пространстве
И тут необходимо отметить, что главным результатом рождения специальной теории относительности, является вывод о том, что подлинные физические процессы происходят именно в четырехмерном пространственно-временном континууме.
А теперь зададимся вопросом - а каким образом будет выглядеть модель атома в четырехмерном пространстве? В четырехмерном рассмотрении атом будет выглядеть как вихрь, мчащийся из прошлого в будущее. И такое понимание в состоянии не только разрешить немало противоречий между сторонниками различных вариантов теории струн и теории суперструн, но привести к выявлению фактора, энергетически обуславливающего существование элементарных частиц.

Прежде мне казалось, что технологии фантастических романов и блокбастеров безгранично отдалены от нас во времени. Теперь я так не считаю.
Знания и технологии будущего находятся буквально рядом. И чтобы мировой науке удалось до них дотянуться, достаточно лишь вызволить современную науку и современное мышление из заточения, в котором они оказалась из-за неприглядной и безответственной деятельности Ньютона.
Ключевой ошибкой Ньютона, помимо прочих аспектов его деяний, подлежащих осуждению, явилось то, что он трехмерное восприятие окружающей действительности, формируемое для человеческого сознания органами чувств, воспринял за объективность. В результате такой подход закрыл не только ему дорогу к пониманию феномена гравитации и других фундаментальных природных явлений.
От подобного восприятия необходимо избавляться. Объяснение того, что реальные физические явления происходят в четырехмерном пространственно-временном континууме, а нами видится только трехмерная (эволюционно упрощенная для нашего восприятия) модель, необходимо осуществлять уже в младших классах средней школы. Чтобы такое восприятие становилось неотъемлемой и органичной частью мышления будущих ученых, конструкторов, философов.

И вырвавшись из этого заточения, мы шаг за шагом начнем обнаруживать, что необозримые и неисчерпаемые дали космоса становятся всё ближе и доступнее, так как физика сама станет приоткрывать перед нами дверь за дверью в свои потаённые библиотеки и арсеналы. В хранилища, доступ в которые был прежде закрыт, и в которых хранится то, что нужно цивилизации для перехода на следующий уровень эволюционно-исторического развития. Уровень, который доступен лишь компетентным, органично и динамично развивающимся и мобильно расселяющимся по просторам Вселенной цивилизациям.

С содержанием открытого письма "Проснись, моя Франция! Нас ждут великие дела...", упомянутого в тексте, можно ознакомиться по адресу:
- http://www.proza.ru/2015/08/10/1310


Рецензии