Исповедь влюбленной женщины

                                           …Так дни идут, печали умножая.
                                           Как за тебя мне Господа молить?
                                           Ты угадал: моя любовь такая,
                                           Что даже ты не смог ее убить.
                                                              А.Ахматова

Что может знать о любви шестнадцатилетняя девушка?...
Стоп. Пожалуй, сейчас я осветила тот вопрос, ответ на который попытаюсь дать на этих страницах.
А для начала… некоторые пояснения.
Во-первых, в посвящении значится местоимение «Тебе», еще и написанное с большой буквы. Без сомнения, Ты поймешь, что именно Ты- и никто иной- являешься человеком, которого я особо выделила в посвящении. Только Ты и поймешь.
Во-вторых, хотелось бы сразу разобраться с названием. Почему я говорю «женщина» и начинаю свой рассказ с представления о любви шестнадцатилетней девушки? Потому что любовь (если это именно любовь, конечно) не имеет особых различий, будь она любовью девушки, женщины или бабушки. Это женская любовь.
Вот, собственно, и все, что может пока вызывать вопросы. Спасибо, что ты все еще со мной.



1
Я люблю его.
Каждый раз, когда мне захочется произнести это вслух, я буду писать эти слова сюда. Я не хочу говорить их никому больше, ведь и так я сделала много ошибок, открывая душу подругам. Им незачем знать, что происходит у меня внутри.
А что же там происходит-то?
А там, при всем внешнем спокойствии, даже некоторой рассеянности, «потерянности», бушует ураган. Настоящая буря! Смесь обжигающе холодных и до жути горячих ветров сносит мой внутренний мир, под корень вырубает устанавливавшиеся годами принципы.
***
- Можно «Влад».
 Для вас это ничего не значит, наверное, а для меня… для меня это своя маленькая, никому не понятная радость… Это шаг навстречу: вы, позволив мне называть вас не по имени-отчеству, а просто по имени, стали чуточку ближе ко мне. Будто на ступеньку спустились с высоты вашей холодной неприступности.
Мне нравится говорить (писать?) вам «вы». Я вас уважаю безмерно. Наверное, я впервые в жизни преклоняюсь перед кем-то,  готова полностью подчиняться, словно послушный маленький ребенок.
Я люблю вас.

***
У вас бездонные глаза (банально, да?). Я хочу утонуть в них, уйти от всего, все вдруг бросить. Я люблю ваши серо-голубые глаза, черные ресницы и… ох, эти брови! Они похожи на стрелы, на молнии. Они- весь ваш характер: прямые и открытые.
Что я рядом с вами? Простая зеленоглазая девчонка с волосами цвета спелой пшеницы.
Я люблю вас.
Вашу расслабленную, немного развязную манеру разговаривать, чуть небрежное отношение к окружающим.
Мне нравится смотреть, как вы курите: будто недовольный чем-то, искривляете идеальные губы, резко подносите сигарету ко рту и сразу же выпускаете клубы нежного дыма. Вы красиво курите.
А еще красиво играете своим голосом, таким глубоким и почти волшебным… Он обволакивает меня, словно дым ваших сигарет.
***
Я люблю вас. За честность и прямоту.
- Кто я вам?
- Просто знакомая девушка… И все в принципе.
Да уж… Самая верная знакомая. Знакомая, которая молчит в вашем присутствии, боясь, что высказанное не понравится Любимому Знакомому. Знакомый? Какой же вы ребенок, несмотря на свои двадцать с лишним лет за плечами!
***
Вы болеете… Ох уж эти простуды по весне. Как вы там? Болит горло?
Господи, как я хочу быть сейчас рядом с вами, обнять вас, укрыть теплым пледом и заварить малиновый чай на двоих. Я бы могла испечь для вас пирог, в котором будет много-много фруктов и совсем мало теста. Он бы принес маленькую радость в ваш подпорченный болезнью день.
Это невозможно. У вас есть Она. И не только в ней причина: вы сами не подпускаете меня близко.
Но вы чувствуете меня, знаете. Когда вы успели так хорошо изучить Девочку, Которую Никто Не Понимает?
- Когда ты заговорила о встрече, я предполагал, что тема для общения будет именно эта.
Чем я выдала себя тогда?
Но… ведь то, что мы не встретились, не остановило меня: я написала вам все, что хотела сказать, и даже больше. Я призналась в любви. Почти как Татьяна Ларина из «Евгения Онегина». Жаль, конечно, что у них все сложилось так, как сложилось. Единственное, чем я могу оправдать поведение Онегина, так это тем, что он сам являлся всего лишь плодом воображения, вышедшим из-под пера великого поэта. Далеко не самого спокойного.
Надо надеяться, вы не являетесь плодом чьего-либо воображения, хотя я сильно в этом сомневаюсь: разве может человек быть таким… таким прекрасным?
Вы так и не нашли слов, чтобы ответь мне. Жаль.
И вот сейчас мы общаемся, как друзья. Это так… невероятно!
Не важно, как общаться, как друзья или влюбленные, для меня главное- это знать, как у вас дела, как вы себя чувствуете, и что тревожит покой вашего сна.
***
Уже послезавтра я вас снова увижу! Мы стали чаще видеться, а переписка с вами порой объемнее, чем с подругами! Удивительно, как быстро вы заняли все пространство внутри моей души. Вы- мое все. Мой любимый нередактируемый вирус.
Я люблю вас!
2
Вы- первый мужчина, о котором я думаю в контексте своего будущего.
Если бы я хотела ребенка… Нет, неправильная формулировка: я хочу ребенка. Если у меня когда-то будет сын, пусть он будет похож на вас. Я буду любить его, как люблю вас.
А если дочка… Вы ведь хотите дочку, да? Тогда пусть с ее нежного личика на меня смотрят по-детски любопытные ваши глаза. В ее искристом смехе я всегда буду слышать легкую тень вашего незримого присутствия.

***
Я много воображаю «нас с вами». Как одно целое.
Вы бы спали, а я  смотрела на любимые ресницы, сонно приоткрытые губы… и не могла бы насмотреться.
С утра вы бы наблюдали, как я, растрепанная и слегка рассеянная, в вашей огромной на меня рубашке шлепаю босиком на кухню. Вы бы улыбались мне особой утренней улыбкой и крепко целовали.
Потом я бы пожарила вам яичницу (как всегда с разными приправами, например, орегано и кориандром, которые наполняют дом теплыми запахами уюта) и сварила кофе с корицей. Мы бы вместе позавтракали и, чмокнув друг друга в щечку, разбежались по своим будничным делам.
Слишком много этого чисто женского «если бы». Терпеть не могу условное наклонение. Оно будто мираж в пустыне. Дает надежду с горьким привкусом отчаяния.
Мы могли бы одними взглядами сказать друг другу больше, чем другие миллионами слов.
Но о чем это я?
Кто я вам? Я ведь просто знакомая! Знакомой надо знать свое место!
Но я готова вам быть кем угодно! Подругой, сестрой… знакомой просто… Пус-то-той… Только скажите!
***
Уже завтра… завтра мы будем сидеть за одним столом, я буду смотреть на вас, видеть вечное море ваших глаз, в котором я так безнадежно тону. И снова внешнее спокойствие, смех и шутки будут скрывать надрывающуюся пустоту внутри. По рукам, как всегда, пройдут несколько разрядов привычного тока. Только ваша близость дает мне такое ощущение.
Я люблю вас. Никого не любила так. Никогда.
Хочу, чтобы вы улыбались, Влад. Чтобы вы были счастливы. Неважно, со мной или с Ней. Вам так идет улыбка… Я благодарна Ей, если Она делает вас счастливым.
…Любимая щетина, которую хочется коснуться губами…
Я люблю вас!
3
Снова хочется поговорить с вами. Я понимаю это по тому, как все начинает валиться из рук, ничего не хочется делать: ни лежать, ни сидеть, ни стоять; ни спать, ни бодрствовать; ни пить, ни есть; ни читать, ни двигаться, ни думать. Ничего. Когда внутри пустота- значит, я по вас скучаю.
Я скучаю. Разве может это слово описать все это состояние, будто выворачивающее душу наизнанку?

***
Вы мне снились. Сна я почти не помню, но в память врезалась одна фраза, сказанная вами: «Я не знаю, как назвать это, но пространство накаляется, когда мы оказываемся в одной комнате».
Наверное, это моя фантазия рисует любимые губы, произносящие бесценные слова. Ну и пусть. Хотя бы во сне я услышу их.
***
Знаете, что… я вас ревную. Ага. Как бы я ни старалась убедить себя в безукоризненной жертвенности, я не могу врать себе: я ревную. Я вовсе не хочу отбирать вас у Нее, нет, что вы! Даже не смейте так думать обо мне! Я все еще уверена, что вы должны быть с той, что заставит ваши глаза искриться неподдельной радостью. С той, ради которой хочется просыпаться по утрам. И я не предприму ни единого шажочка, чтобы помешать вам с Ней.
Но, черт побери, как же я ревную! Такое чувство, будто в душу напихали связку разрезанных перцев Чили!
Смотрю на ваши фото. Она положила голову вам на плечо, а вы улыбаетесь. Должно быть, сейчас она счастлива. Она может прикоснуться к вам, близко-близко (как мне никогда не доводилось) смотреть в ваши глаза-океаны, вдыхать ваш запах, слышать мелодию родного дыхания. Я ей по-доброму завидую.
Если вы Ее любите, то не отпускайте никогда. Не позволяйте Ей испытать того, что чувствую сейчас я. Но если нет... Скажите Ей сразу! Не влюбляйте в себя очередное женское сердце! Вы даже не представляете, на какую любовь способна Женщина! Сколько силы и мощи скрывается под хрупкими плечами и нежным взглядом!
…А ты… ты береги его, дорогая, молю! Он один такой, больше нигде и никогда природа не создавала подобного мужчины! Люби его! Не дай ему ни секунды на грусть, не позволяй чувствовать себя одиноким и брошенным! Держи его всегда за руку, прощай ему вспыльчивую прямолинейность, помоги подняться, если он упадет…
А я… я буду рядом, когда я буду нужна, потому что…потому что я люблю вас.
Я люблю вас, Влад!
***
Ваше имя всегда у меня на языке и я вынуждена сопротивляться порыву раз за разом выкрикивать его, звать вас, когда я мечусь по кровати без сна, обливаясь бесшумными слезами боли и отчаяния.
Я ЛЮБЛЮ! ЛЮБЛЮ! ЛЮБЛЮ ВАС!
Вся жизнь теряет соки и краски, это не просто слова, это жестокое осознание бессмысленности существования в минутах, где нет вас. Ничто не заменит человека. Ни книги, ни фильмы, которыми я пытаюсь заткнуть навязчивые воспоминания о каждой секунде, когда мы были рядом. Ни сигареты, которые я беру в руки и, не успев даже затянуться, роняю из трясущихся пальцев. Даже десятки других людей создают лишь призрачное мелькание живой материи рядом, но не могут заменить одного-единственного человека. Они лишь крохи, молекулы, атомы в целом мире безысходной тоски о человеке.
Вы нужны мне. Не физически, не в смысле «хочу, чтобы вы были моим», вы нужны мне просто рядом. Ваши глаза и голос успокаивают меня, усыпляют на время того монстра, что пожирает меня изнутри, с которым я так боюсь оставаться наедине. Я готова бесконечно слушать вас, час за часом упиваться словами, слетающими с ваших губ, и тонуть в бездонности глаз. Я готова делать все, что вы пожелаете, все, на что хватит вашей бесконечной фантазии.
Я люблю вас.
4
Сегодня я вас вымечтала. Я ехала в машине, слушала музыку и думала о том, где примерно вы живете. Я знаю, что мы с вами живем в одном районе, но где точно ваш дом,  не знаю.
И лишь только я подумала, я увидела вас на остановке. Недовольный и сонный, как всегда, когда думаете, что вас никто не видит.
Вы были там так рано, потому что сегодня у вас экзамен. И все же я была удивлена, что мой самый верный любитель поспать уже в половине восьмого стоял на остановке. Для вас- несказанно рано!
Я вас намечтала!
5
Наконец-то мы встретились! Черт-черт-черт… Мы с вами минут тридцать просто болтали наедине… О господи, КАКОЙ ЖЕ У ВАС ПРЕКРАСНЫЙ ГОЛОС!!! А брови… о, мои любимые две стрелы, взлетающие в стороны висков… И легкая щетина, которую хочется целовать-целовать-целовать…
Господи, разве можно так любить?
Потом пришла Она. Нет, я не чувствую к Ней отвращения, ненависти… Нет, наоборот. Она подошла, и я подумала: «Вот она, Женщина, которая делает моего любимого мужчину счастливым!» Мое сердце наполнилось благодарностью и теплотой.
А вообще Она интересная и милая, быть может, я даже подружусь с Ней.
Только… Она не знает, как сильно я люблю вас… Ну это ничего, ведь я искренне рада за вас и за Нее…
Особенно за нее.



***
Целовать в губы… опускать взгляд… бояться притронуться, чтобы не нарушить эфемерности сна, и хотеть этого больше всего на свете… Слышать голос и тонуть в глазах… Держать за руку… Готовить ужин на двоих и вдвоем… Прижимать к себе крепко, до остановки дыхания, как бы боясь потерять навсегда… Быть самой лучшей, самой желанной… Той, с которой хочется связать жизнь, той, что родит вам ребенка… Той, которая каждой своей черточкой, каждым взглядом, движением отпечаталась на сетчатке глаза… Быть вашей.
***
Господи, помоги им двоим. Пусть они всегда будут такими счастливыми, целуя друг друга в щечку, как сегодня; пусть он всегда заботливо держит Ее пальто на руках и помогает надеть его! Пусть никогда он не сидит такой грустный один, каким был до того, как пришла я (потому что я пришла раньше Нее)! Но если я буду нужна,- Господи, позволь мне оказаться рядом. Я буду молчать с ним обо все на свете, если он не захочет говорить; я буду держать его руку, если он, уставший, опьяневший от жизненных тягот, будет искать поддержки; я буду вытирать его слезы, если ему будет больно. Я буду его Вселенной, если старая вдруг разорвется на миллиарды пустых слов и ненужных воспоминаний!
6
Я люблю вас, Влад!
Влад… Владислав… Владик…
Боже, боже, как я хочу произносить ваше имя…!!! Я схожу с ума, мне плохо!
Меня тошнит от чего-то, бродящего внутри, заставляющего постоянно думать о вас. Сколько же будет длиться эта мука?!
Лучше бы я никогда не встречала вас. Вы, как шоколад. Горький шоколад. Можно смириться с отсутствием, постепенно забывая горьковатый привкус, но если уж появился в поле зрения- подавай ароматную плитку!
Вот черт..
Сейчас разрыдаюсь, как сентиментальная дурочка! Ненавижу себя за эту слабость! Да еще перед кем?
Перед мужчиной, которого я люблю!
7
Мы с вами едем вместе в маршрутке. На улице темно.
- Может… выйдешь на моей остановке? Пройдемся, - говорите вы.
-Ладно.
Мы выходим. Вы идете, не оборачиваясь на меня, не отвечая на мои оклики. Иду за вами.
Вокруг странно тихо, людей нет, машин нет, улицы пусты.
Но с каждым шагом вы все дальше от меня. Будто разом на несколько лет дальше. Вы уходите в темноту, она поглощает вас, становясь такой непроницаемой, что я не вижу даже своих рук. Я кричу. Паника. Я не боюсь потеряться. Я боюсь потерять вас.
- Влад… Влад!
Никакого ответа. Лишь ветер. Поднимается невероятно сильный ветер. Я кричу, а мой крик сразу же поглощается этим бурным потоком. Я слышу только свой тихий стон, хотя кричу, надрываясь.
Я не вижу себя и не слышу.
Я в темноте, наедине с продувающим меня насквозь ветром.
Вас нет.
Но я зову, зову до потери сознания. Наконец падаю в сугроб, оказавшийся рядом. Но он твердый, как лед. Сил нет, теряю сознание. Но силой воли заставляю себя вернуться к реальности и снова искать вас. Снова падаю.
***
Просыпаюсь. Страшно.
8
А Она-то не ваша девушка! Она подруга! Поцелуи в щечку! Какая же я дура! Говорят ведь, что у страха глаза велики! И верно, огромны просто! Я видела то, чего на самом деле не было!
Я неожиданно получила сразу два подарка от жизни: во-первых, у вас нет девушки, что не могло не обрадовать меня в некоторой степени, а, во-вторых, я могу спокойно дружить с Ней, потому что она мне очень понравилась! Это ведь замечательно!


9
«Мы расстаемся навеки; однако ты можешь быть уверен, что я никогда не буду любить другого: моя душа истощила на тебя все свои сокровища, свои слезы и надежды. Любившая раз тебя не может смотреть без некоторого презрения на прочих мужчин, не потому, чтоб ты был лучше их, о нет! но в твоей природе есть что-то особенное, тебе одному свойственное, что-то гордое и таинственное; в твоем голосе, что бы ты ни говорил, есть власть непобедимая; никто не умеет так постоянно хотеть быть любимым; ни в ком зло не бывает так привлекательно, ничей взор не обещает столько блаженства, никто не умеет лучше пользоваться своими преимуществами и никто не может быть так истинно несчастлив, как ты, потому что никто столько не старается уверить себя в противном».
М. Ю. Лермонтов
«Герой нашего времени»



***
Удивительно, как может человек, живший почти два века назад, передавать мои мысли и чувства так точно. Перечитывая отрывок снова и снова, я едва верю, что Лермонтов писал не о вас, что это письмо родилось не в моем сердце. Ведь каждое слово пропитано пряностью вашего характера. Оно о вас.
10
Только я так могу: эффектно выбить дверь, а потом пытаться тихонько и скромно войти. Это я о сердце человека. О вашем сердце.
Мой мальчик… Кто смеет вас обижать? Почему вы всегда такой угрюмый, когда думаете, что вас никто не видит? Когда курите или просто сидите, задумавшись. Что гнетет вас? Расскажите! Я разделю с вами  вашу грусть, ваши проблемы и беды!  Я готова помочь вам, только доверьтесь мне!
Ведь… я люблю вас.
***
Говорю всем, что мне плевать на вас, что я давно остыла. Наверное, они думают, что я ветреная, непостоянная. Мне все равно. Одно я теперь знаю точно: никто меня по-настоящему не знает. Нет такого человека (кроме, наверное, мамы), который, посмотрев мне в глаза, сказал бы: «Ты врешь. Ты любишь его всем своим существом, ты думаешь о нем каждую секунду. Зачем же пытаешься обмануть других и, главное, себя?»
Они не знают, как сильно я умею любить. Я и сама до вас не знала.
Мне вчера сказали: «А, ну это нормально, какая тут ветреность? Если бы я в него влюбилась, я бы тоже долго не выдержала. Может, он и хороший, но его внешность меня отталкивает».
О боже. Да вы же его не знаете! Разлюбить? Его? А это вообще возможно?
***
Сейчас я ухожу, ты попросил меня о помощи. Я сделаю все, чтобы не подвести тебя. Буду работать ночами, ничего страшного. Я все смогу. Любовь даст мне  силы не спать, силы, нужные для усмирения собственной гордости.

11

О, единственный, милый, родной… как же я тебя (!!!) люблю!
Господи, с каждым словом, взглядом, жестом… с каждой секундой, проведенной вместе, все сильнее люблю!
Я готова ждать часами, днями, неделями… ради этих нескольких, украденных у всего человечества минут с тобой!
О, твои глаза… моя пристань тишины, моя обитель спокойствия… О, любимый…
Если бы ты знал, какую силу вдыхаешь в меня, какой живительной свободой наполняешь ты мое уставшее существование…
Ты самый лучший!
Ты сказал, что любишь быть один. И я люблю. Если захочешь, мы сможем делить тишину на двоих. Я не нарушу соборного молчания, созерцания секунд, уходящих в вечность.
Я буду твоей самой сладкой тишиной, самой глубокой бездной, самой интересной книгой, самым игристым вином, самым вкусным шоколадом… Буду дымом твоей сигареты, твоим морем. А ты… ты будешь моим Утром, свежестью прохладной тишины, ласковым прикосновением солнечного луча, теплом утреннего  кофе и нежностью ушедшей ночи.
***
Я, шутя, называю тебя мишкой: ты чем-то похож на этих плюшевых созданий, дарящих столько радости ребенку, получившему в подарок эту милую игрушку. Такой же милый и улыбчивый. И ты- мое утешение. Как для ребенка мишка в минуты отчаянной детской грусти.
Однажды по пути в школу, злая и опаздывающая, я увидела девочку, которая неспешно прогуливалась со своим дедушкой прямо напротив здания школы. Девочка, одетая в нежное белое платьице в красный горошек, с заплетенными косичками и россыпью веснушек по носику и щечкам, шла, держа в руках огромного плюшевого мишку, о котором и шла речь между девочкой и ее дедушкой:
- Деда, а почему у каждого ребенка есть игрушка, без которой он не может… жить? Вот я, например, без Мишки не могу ни на прогулку выйти, ни с папой на рыбалку съездить, ни с мамой обед приготовить: мама готовит, а мы с Мишкой смотрим- учимся.
- Я думаю, Лиза, это оттого, что у каждого из нас должен быть кто-то, например, тот же плюшевый мишка, кто сможет разделить с нами и печаль и радость; кого можно прижать к себе, зная, что он не предаст, он останется в твоих объятиях, пока тебе не станет легче. Пока ты не увидишь, что не все так плохо, что есть надежда на светлое будущее. Так дети привязываются к игрушкам, пока учатся понимать, кто из людей будет  настоящим «плюшевым мишкой»: верным и надежным, добрым и заботливым другом.
- Значит, - сказала девочка, немного подумав. - Значит, и у тебя есть плюшевый мишка, и у мамы есть…?
- Конечно, - загадочно улыбнулся дед и заговорщически подмигнул мне, увидев, что я прислушиваюсь к разговору. - Только «плюшевые мишки» для взрослых не всегда сделаны из плюша и ваты. Ты никогда не видела, как папа, приходя с работы в плохом настроении, жалуется маме на «злых дядей», а она его обнимает и говорит: «Ну, не бурчи, не бурчи, все пройдет, все наладится! Хочешь, я приготовлю твой любимый пирог?»?
- Видела, тогда у папы сразу становится лучше настроение, и, пока мама готовит, мы с ним собираем пазлы на кухне рядом с ней.
- Ну вот, Лизонька, именно так взрослые люди находят для себя Друга.
- Получается, мама… это папин «плюшевый мишка»?
Дед тихонько засмеялся:
- Можно и так сказать. Так, ты начала рассказывать мне, что же случилось с твоим Михаилом вчера…
***
Они пошли дальше, а я приостановилась, задумавшись. Интересному разговору, однако, я стала свидетельницей.
Наверное, в этом и есть смысл жизни: найти для себя «плюшевого мишку», о котором ты будешь заботиться, к которому хочется вернуться вечером домой после всех жизненных трудностей дня. Вернуться, зная, что есть кому просто обнять тебя. И не отпустить в бездну отчаяния.
Мое Утро улыбнулось мне этой девчонкой с ее плюшевым мишкой. А я вспомнила о моем мишке.
***
Ты внимательно выслушал мой рассказ о том, какая  я плохая дочь, как много неприятностей приношу я своим родителям. Я боялась, что ты отвернешься от меня, что ты осудишь меня.
Но ты не отвернулся от меня, я вижу, что тебе не все равно. Только тебе я рассказала истинную причину возникновения ссадины у меня под глазом. Я так привыкла врать людям по поводу своих проблем… Но тебе, тебе я хотела сказать правду. И тебе она была нужна. Спасибо.
Любимый мой… Влад. Какое же у тебя красивое имя. Назову так сына. Надеюсь, НАШЕГО сына.
Я никогда не буду любить так, как тебя. Ты- мое все. Это не тупая животная страсть, это нечто большее. Ты именно ВСЕ для меня. Мои мысли, мои мечты. Ты- мой смысл жизни. Я люблю тебя, милый.

12
Нет. Нет… Нет!!! Нет, ты не болен! Я не верю! Ты не посмеешь умереть!
Господи, пожалуйста, умоляю, сделай так, чтобы он не болел!
Пожалуйста!
Пусть он будет с другой, пусть меня забудет, возненавидит, что угодно, только пусть он ЖИВЕТ!
Без него… я не представляю жизни. Он… должен жить!
Он только начал жить. Я люблю его. Я отдам ему все, можно? Пусть я лучше умру, а он живет! Влад, милый, я с тобой, я напишу за тебя твою диссертацию, я все за тебя могу делать. Я могу готовить тебе кушать, хочешь? Могу помогать по хозяйству… Пожалуйста, не уходи, Влад! Ты нужен мне, родной! Со всеми твоими пошлыми шутками, со всей ленью и бездельничеством! Влад! Я люблю даже твой эгоизм! Я прощу тебе все эти мелочи за твои глаза, руки, голос…
Я пойду с тобой, если хочешь, за результатами этих злосчастных анализов! Хочешь? Я буду держать твою руку! Ты не один! Мы справимся со всем! Влад, я НИКОГДА не брошу тебя! Я рядом. Не забывай держать мою руку.
13
…Да, не забывай…
Ох, и много же времени прошло. Не могла (или не хотела) я писать о своей любви. А она не стала ничуть слабее.
Диссертация защищена, ничуть не жалею о потраченных на нее ночах, об уроках, на которых я засыпала из-за этих ночей. Все хорошо.
Ты мне доверяешь, я знаю, вижу. Это бесценно для меня.
***
Ты такой общительный, коммуникабельный, умеешь шутить. Ты, как я убедилась, душа компании, всем нужен, даже необходим, но…
Но как же ты одинок! Почему в твоих глазах ТАКАЯ грусть? И неужели все твои друзья и подруги (которых однозначно больше, чем друзей) не видят в бездонных океанах твоих глаз эту безумную тоску?! Неужели воспринимают тебя, только как друга, с которым можно посмеяться от души и выпить?
Видимо, никто не спрашивал. А знают ли они о твоем не самом радужном детстве? О том, какие невзгоды пришлось претерпеть тебе с мамой? О том, как твой отец обижал жену и сына? Знают? А все ли знают о болезни, которая сидит в твоем прекрасном теле?
Сомневаюсь.
Мне твои глаза говорят больше, чем дежурная улыбка. Я кстати такую никогда не умела делать: у меня на лице всегда написано все, что я чувствую, сколько бы я не пыталась скрыть. А твои глаза… в них застыла мольба о простом понимании.
Ох, и тяжело же будет тебя разговорить… Это как старая, затянувшаяся, но не зажившая рана. Да, она мешает, но и бередить ее не хочется- пускай себе будет, так хоть болит меньше. Но милый, любимый мой, я исцелю твои раны, я заберу шрамы, лишь… дай мне к ним прикоснуться. Обещаю не делать очень больно. Ты должен рассказать мне, что кривит твои губы, когда ты куришь, что вселяет в твои (такие родные) глаза столько грусти. Дай мне руку,- я никогда ее не отпущу.
Тебя немного пугает, как быстро я увидела то, что тебе мастерски удавалось скрывать в течение многих лет.
***
…Когда ты смотрел на меня… Иногда заставал врасплох, я не всегда была готова ответить взглядом спокойным и дружеским. Наверное, ты уловил нотки грустного созерцания в моем взгляде. А еще… гордости за тебя, мой мальчик. Твой тон небрежен, ты ходишь как бы сам по себе, уверенный, что за тобой пойдут. Я пойду.
Твоя рука на моей талии, дежурная улыбка на лице и… мы навсегда сохранены рядом в виде нескольких миллиардов пикселей в памяти компьютеров. Или на распечатанном фото на память. Ты как бы развернут ко мне, мы рядом.
Мы друзья. Да, друзья.
Смотрю на эти фото, и по щекам катятся крупные слезы.
Пусть у тебя все сложится в жизни хорошо. Ты этого достоин.

***
Ты работаешь, а я отвлекаю своими, иногда вовсе ненужными, сообщениями. Больше всего я боюсь быть тебе в тягость, боюсь, что ты будешь отвечать на мои сообщения только из благодарности, уважения, или, что самое ужасное для меня, из жалости.
Ненавижу жалость. Все равно, что жалеть яблоко, когда оно уже сгнило. Раньше надо было о нем думать. А теперь его нужно выбросить! Как и фарфоровые надтреснутые чашки, веками хранящиеся в семейных сервантах неиспользуемыми, только потому, что когда-то кто-то их очень любил. Сейчас от них нужно избавиться. Не жалеть.
Но мне кажется, что тебе важно, что у тебя есть я. А я у тебя есть. Всегда и везде ты можешь быть уверенным хотя бы в том, что ты не один. Я рядом, Влад.
***
Знаешь, недавно у меня было несколько жутких истерик: я орала в подушку до тех пор, пока не срывался голос. Почему? Я не знаю! Казалось, если я не выкричусь, меня просто разорвет на части изнутри. Я бы сошла с ума. В эти моменты я не понимала, как ты ко мне относишься. И относишься ли как-то вообще. Мы мало общались, а когда общались, это было похоже на движение против течения быстрой реки вброд. Мне было так… я не могу подобрать слов. Просто не оставляй меня одну, пожалуйста.
Кажется, такое состояние называют отчаянием. Меня будто тошнило от избытка эмоций.
Я люблю тебя, Влад.
Когда ты рядом, когда обнимаешь меня, мне кажется, что все спокойствие вселенной сосредотачивается во мне. Господи, как же мне хорошо рядом с тобой! Такое ощущение, что кто-то вдруг снимает с меня тяжеленную шубу тревог и забот, которую я таскаю на себе изо дня в день, научившись не замечать ее, лишь ощущая смутный дискомфорт.
Мне кажется, останься я в твоих объятиях на пару секунд дольше, и будь мы одни, я бы либо разрыдалась, либо уснула. Как котенок, успокоенный теплым молоком.
Я нашла свое место в жизни- оно в твоих объятиях.
Я так счастлива, что мы не разошлись, что жизнь дала мне возможность быть с тобой рядом. Пусть в качестве друга.
Ты- мое все. Я не знаю, как такое возможно: засыпать и просыпаться с мыслью об одном человеке. Я смотрю на звезды и думаю о том, что, быть может, ты в эту самую секунду тоже поднимешь взгляд, и где-то во Вселенной наши взгляды пересекутся. Скорее всего, с точки зрения элементарной физики такое невозможно, но… я уверена, что само существование чувства, которое дает мне силы жить, также не находит никакого физического, и вообще научного, объяснения.
Любовь. Ты- моя любовь. Ты даешь мне силы жить. Ты- мой смысл.
За одно я благодарна твоему нерадивому отцу: за тебя. Видимо, ты должен был пережить все те ужасы, должен был пройти через множество испытаний и преград ради одного момента, с которого все началось…
- Здравствуйте, - произнес красивый мужской голос над моей, склоненной над книгой головой.
Я подняла глаза…
…и с тех пор не могу отвести их от твоих. Мне не укрыться от твоего взгляда, который способен легко и просто проникнуть ко мне в самое сердце. Каждый твой взгляд, каждое движение для меня- родное.
Я люблю тебя, Влад.
14
Знаешь, я устала. Устала тратить себя попусту, рассеивать по ветру все те семена любви, которые я, заботливо собирая в своем сердце, хочу дарить тебе.
Тебе не нужно это. Я давно поняла это все, но… но я все-таки верила, надеялась.
А сейчас… сейчас я устала, Влад. Я не разлюбила и не забыла тебя ничуть, только вот не знаю, как мне жить с этой любовью.
Говорят, первая любовь должна быть несчастной, чтобы закалить нежное детское сердце. Я не согласна. Любовь не может быть несчастной. Любовь – это светлое чувство, наполняющее теплым свечением человека изнутри. Любовь- это самое высокое, волшебное чувство на свете. Оно дарит ощущение полета, оно учит замечать мелочи и радоваться пустякам.
Я иду по вечерней улице. Одна. Хотя могли бы гулять вместе. Но нет… нет. Нет. Мы не вместе. Ты вечно занят, есть вещи и люди, достойные куда большего внимания, чем я. А если важной встречи не назначено, то ты всегда можешь занять себя чем-нибудь сам. Например, поспать.
Это укололо мою гордость. Не только это. Но не гордость играет  последнюю скрипку в композиции моей души.
Я вдыхаю в себя ночной воздух. Люблю этот запах больше всего на свете. Летняя ночь пахнет липами, сигаретным дымом, остывающими после дневного зноя дорогами.
Невдалеке играют дети, они хохочут, догоняя друг друга, во всей своей непосредственности и наивности. Откуда-то доносятся звуки легкого джаза; из ближайшего ярко освещенного магазина долетают запахи свежей выпечки. Я всегда любила выпечку и шоколад. Две слабости, вредящие фигуре и помогающие поднять настроение. Ты не любишь сладкого, как не любишь моих философских мыслей.
Как не любишь меня.
Это можно принять, можно с этим смириться.
Я отдавала всю себя, всю свою душу распахивала навстречу тебе и думала, что не смогу без тебя жить. Смогу.
Я смогу просыпаться по утрам, одеваться, пить кофе и бежать по делам. Смогу общаться и улыбаться, смогу читать книги и смотреть фильмы. Может быть, какое-то время музыку в плейлисте будут составлять чрезмерно зажигательные, ритмичные треки, которые при повышении громкости смогут заглушить вопли отчаяния, которыми душит открытая рана. Имя этой ране Любовь. Любовь настоящая, не придуманная, не нарисованная, не воображаемая. А вполне осязаемое нечто.
Больно делает не любовь. Больно делает равнодушие того, кого любишь. Вот и твое равнодушие почти свело меня с ума. Я не хочу обвинять тебя ни в чем. Ты совершенно прав во всем, что делаешь. Не мне судить. Я больна. Тобой. Все проблемы, возникшие на физическом и психологическом уровне стали моим сувениром от полутора лет любви к тебе.
Это не должно тебя волновать. Тебя это не касается. Я сильная, я справлюсь. Девочка, Которая Никогда Не Плачет, сможет справиться с обуревающей ее любовью.
Теперь буду жить для себя. Буду гулять одна, если захочу; буду есть молочный шоколад, не глядя на ничего не значащую отметку на весах; если захочу, буду курить сигареты, в которых навсегда останутся воспоминания о тебе.
Я желаю тебе счастья. Настоящего. Не только в личной жизни, не хочу писать, как на фальшивых поздравительных открытках. Вообще счастья. Гармонии с самим собой. Желаю найти путь, на котором не придется спотыкаться.
Я никуда не ухожу, я все еще живу в одном городе с тобой, даже на одной улице. Но больше я не твоя. Я не могу больше отдавать свое существование тому, кому оно не нужно. Любовь не должна превращаться в затянувшийся акт суицида.
Я люблю тебя. Если нужна, мой номер телефона тебе известен. Но только… Только я без тебя смогла.
Не разлюбила, не остыла. Я просто без тебя смогла.
Прости меня за все. За любовь в первую очередь, за навязчивую заботу, за звонки и письма.
Спасибо, что научил меня любить.
***
Теперь каждый может сам ответить на вопрос, который я задала в самом начале.
Что может знать о любви шестнадцатилетняя девушка?

Апрель-июль 2015


Рецензии
Чтоб богом стать, всего чуть-чуть, на полный крест - скрипи распятым!

Олег Рыбаченко   15.11.2017 12:22     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.