Моя поездка в Одессу

Я много слышала рассказов об Одессе и чувстве юмора этих людей, но все эти рассказы укладывались в стереотип М. Жванецкого и  других юмористов.
 Мне казалось, что это только «шутки-прибаутки», а на самом деле этот город такой же обычный, как и все.
 Мне позвонила моя подруга, которая недавно вышла замуж за археолога-«одессита», и предложила поехать в археологическую экспедицию на раскопки древних славян. Мы долго мыкались, пока не купили билеты в плацкарте на поезд  «Ленинград-Одесса». Ехали долго, мучительно, изнывали от жары. Всё время бегали в туалет, чтобы вымыть голову и обтереться.
Проводник постоянно предлагал водку и креплённые вина, от которых тошнило и раскачивало в такт поезда, поэтому, когда мы доехали до конечного пункта, в глазах сиял «сиреневый туман» и жизнь казалась чудесной и удивительной.
  Муж моей подруги был человеком «свободных нравов», и наш приезд воспринял, как «фатум». Он долго водил нас по ночному городу, показывал корабли на рейде, которые были похожи на мираж, и рассказывал « небылицы» об Одессе и её жителях.
 Под утро Мы «озверевшие» от рассказов и ночных вояжей, поставили ультиматум, об отдыхе и нормальных человеческих условиях. «Боги, боги…», как мало мы тогда знали об Одессе.
 Муж  моей подруги привёл нас в семью своих дальних родственников. Фамилия у них была типично одесская  Зюнтерр. Мы вошли  в комнаты, где на матрасах лежали дети, собаки, кошки и взрослые. При нашем появление, началось резкое оживление: собаки начали лаять, дети зашевелились, а старшие в семействе стали спорить о том, кому идти в  магазин. Разговор был следующий: « Зюзя, иди вниз, скажи, у нас гости им надо кушать.». « Лора, я был там вчера, сказали, сколько можно хавать даром!!!»  « Зюзя, я тебя не хочу, чтобы тебе жилось, как мне по утрам!!»
  Через сорок минут на столе этой семьи стояла огромная бутылка вина, килограмм сала, копченая рыба, помидоры, необъятных размеров и огурцы, напоминающие о лучших годах личной жизни.
Жизнь била ключом. Утром мы долго не могли понять, где мы и, что с нами, но хозяин квартиры сказал единственное слово «Гамбринус», и мы, как крысы, на дудочку, пошли за ним , к пивному бару с этим историческим названием.
В подвальном помещении стоял определённый дух и запах. Протирая глаза и двигаясь на ощупь, мы с большим трудом нашли место около перевёрнутой бочки. Пока мы ждали вожделенного пива, меня чуть не хватила «кондрашка». В замутнённом от дыма и спиртных испарений зале, стоял фиолетовый человек а розовом свитере и ярко-оранжевых брюках. Я отвернулась в сторону и мысленно помолилась. Кошмар не исчез.  «Моча ударила в голову», и я, как сумасшедшая рванулась к туалету. Там стояла небольшая очередь, состоящая из девушек «не тяжёлого поведения». Видя мой безумный взгляд и потуги на рвоту, они отошли от мест общего пользования и пропустили меня.
 «Что это?»- спросила я у своей подруги, вернувшись. «Ты что? Дикая? Это же негр, пиво пьёт, бедолага.».«А что здесь и негры бывают?»- спросила я, как идиотка. «Это – Одесса»,- ответил мне Ленкин муж, неся в руках восемь кружек пива.
Я пропущу историю раскопок в археологической экспедиции, всё было серьёзно и интересно. Это захватывает, когда ты находишь вещи, относящиеся к древней эпохи.   
 Я не буду вдаваться в период археологических  изысканий, но то, что произошло после экспедиции, оставило впечатление на всю оставшуюся жизнь.
Утром, после окончания «сезона», я вышла на центральную улицу Одессы и обратилась к первой попавшейся женщине с вопросом: « А где здесь есть баня?».
Это была моя первая, но не последняя ошибка. «Женщина, вы хотите помыться? У вас ванны нет? Вы из Ленинграда? А, что в Ленинграде помыться негде?»- эти вопросы сыпались на меня, как из «рога  изобилия». Обернувшись к неизвестному мужчине, одесситка спросила: «Мужчина, женщина приехала  из Ленинграда, где ей вымыться ?»  Мужчина вспомнил, что его брат воевал на ленинградском фронте и стал рассказывать, как его семья страдала. Они вступили в диалог о Ленинграде, полностью игнорируя моё присутствие и только спустя некоторое время, спросили меня: «Женщина, так вам помыться надо?». Я кивнула головой, и это было моей второй ошибкой.   

Как по команде эта парочка оглядела всю улицу и обратились к проходящим людям: «Где лучше помыться женщине из Ленинграда?».
 Вообще почему-то в Одессе принято обращаться к людям по половому признаку: «Мужчина… Женщина…».
Когда около нас собралось достаточно много народу и разговор принял состояние диспута, на котором обсуждался «глобальный вопрос моего мытья, я поняла, что пора тихонько «сваливать». И я ушла не прощаясь.
 Время до отправления поезда было ещё очень много и я решила прогуляться по городу. Проходя мимо памятника Пушкину, засиженного голубями, я спросила у проходящего молодого человека, как мне лучше добраться к центру города. Эта была моя третья ошибка. Молодой человек оживился и добровольно вызвался показать мне город. За несколько часов общения я узнала буквально всё о нём, его семье и его друзьях, но венцом нашего путешествия явилась поездка в троллейбусе.
 Мы сели в троллейбус с задней площадки, молодой человек пробрался вперёд для того, чтобы оплатить нашу поездку и вернулся ко мне с ведром светящихся абрикосов. « Угощайся!»- предложил он. И я, ничего не подозревая, стала есть эти божественно-вкусные фрукты. Ела я их наверно остановки четыре, а потом из глубины троллейбуса к нам пробрался крупный дядечка, который молча «зыркнул» на нас недобрым взглядом и вышел вместе с ведром из троллейбуса. Сказать, что я удивилась, это ничего не сказать. Я была просто ошеломлена. Обратясь к своему спутнику, я поинтересовалась, и ведром и дядечкой, который вышел на остановке. «Разве абрикосы были невкусные?»- спросил меня парень. «Очень вкусные…» -не понимая логики, ответила я. «Ну и хорошо!» -радостно сообщил мне мой спутник, -«ведь у него их много, а ты таких в своём Ленинграде не поешь.» «Так вы с ним знакомы?»- с сомнением поинтересовалась я. «Ну что ты, я его первый раз вижу. Он спал, а я взял его ведро и решил тебя угостить!»  Я молча переваривала информацию, а потом накинулась на парня, обвиняя его в обычном воровстве. Но тот очень спокойно объяснил мне, что если бы владелец абрикосов знал, что я из Ленинграда, то сам бы мне предложил их попробовать, а поскольку он спал, а мой спутник, не хотел его будить, то он просто взял ведро и сказал, сидящей рядом женщине, где его искать. Мне было как-то неловко и странно от логики моего соправождающего.
 Город мы посмотрели, он очень красив и необычен. Пышные особняки в центре, соседствуют с «итальянскими кварталами», где бельё полощиться на ветру, как паруса на пиратском судне. На улицах часто можно встретить пожилых людей, сидящих на плетёных стульях под зонтиком и вступающих в разговор с любым прохожим. Много дворов с коммунальными квартирами и коридорами, вынесенными на улицу. Наверно одесситы это специально придумали, чтобы быть в курсе дел своих соседей.
 Когда до отправления поезда оставалось совсем мало времени, я засобиралась на рынок за продуктами в дорогу и молодой человек напросился со мной. Я была не очень довольна, но ситуация вышла из-под контроля.
Одесский рынок поражал своим размахом, колоритом и невероятным шумом. У меня создалось впечатление, что одесситы ходят туда, не только за покупками, но и для самобытного общения и важной городской информации.
«Женщина! Сколько стоят ваши томаты?». «А сколько вы хотите?». «Мне надо для борща и для салата». «Двадцать копеек кило!». «Не треба меня дурить! Им цена пять копеек!» «Идите и ищите себе томаты за пять копеек, а ко мне больше не идите!» «А я сама решу куда мне идти, а куда не идти, фря накрашенная!». В итоге они договариваются и обе остаются довольны своим общением. Помидоры размером с кулак, стрелки лука, напоминающие копья, яблоки, сливы, абрикосы, персики аромат и людской гул, характерный для каждого рынка, но одесский рынок это особый вкус и аромат.
Мой спутник со знанием дела, делал покупки и торговался, торговался, торговался, втягивая меня в немыслимые диалоги и речевые казусы. Казалось этому не будет конца, у меня подкашивались ноги и кружилась голова. Взяв своего спутника за руку, я почти насильно вывела его с рынка и попросила отвезти меня на вокзал. Молодой человек легко согласился и сунул мне в руку сдачу от продовольственных покупок. Я, не пересчитывая, пихнула их в кошелёк и только в вагоне, когда рассчитывалась за постель с проводником, обратила внимание, что парень практически ничего не потратил, накупив большую кучу продуктов.
 Сев в вагон, я облегчённо вздохнула и подумала о том, что наверное не смогла бы жить в этом темпе, таком характерном для Одессы.
 Двери купе открылись, и в вагон вошла немолодая пара, которая приветствовала меня: «Доброго здоровичка! Женщина вы з Одессы?». Я обреченно закрыла глаза, до Ленинграда ехать на поезде двое суток…


Рецензии
Какой-то однообразный взгляд на любимую Одессу ! Обуславливать шаблонами Одессу нельзя , ибо она разная, так на Дерибасовской-одна ,на Молдованке - другая, на привозе - третья , в кафе Антилопа Гну -иная в те времена .
С уважением!

Лаврентий Тциппельман   02.06.2017 16:03     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.