Лондонские хроники. Просто Ллойд

 
   На моём снимке вверху справа сверкает разноцветными огнями один из вариантов воплощённой  "американской мечты",  хотя здесь речь будет идти о  Великобритании.
    
   Конкретно,  на снимке один из фасадов здания, в котором сейчас размещается головной офис известнейшего в мире рынка страхования, известного как Lloyd’s of London, Лондонский Ллойд или просто Ллойд.
   
   Часто рассказ о страховой  империи Ллойда  начинают душещипательной  историей  о том, как бедный владелец маленькой портовой кофейни случайно услышал разговор двух посетителей.
   
   По этой версии, некий купец предложил некому  судовладельцу,  очень переживавшему за свой долго не возвращающийся корабль,  чтобы тот дал  ему десять фунтов: если корабль этого судовладельца потерпит крушение, купец выплатит ему всю сумму понесенного ущерба; если же корабль придёт целым и невредимым, десять фунтов останутся у купца.
   
    И вроде бы этот случайно подслушанный разговор "сподвиг"  Эдварда Ллойда  (Edward  Lloyd) начать такое прибыльное  дело, как морское страхование.
   
    В народе очень любимы такие истории из серии "кто был ничем".
   
    Но жизненная правда состоит как раз в том, что кто был ничем,  таким и останется.
   
    Страхование в той или иной форме было знакомо человечеству с незапамятных времён.
   
    Вот "объекты страхования" в разных странах сильно отличались в зависимости от особенности проживавших в той или иной местности.
   
    Например,  уже за две тысячи лет до новой эры свод законов вавилонского царя Хаммурапи обязывал  участников торговых караванов заключать между собой договоры о том, что в случаях нападения разбойников, стихийных бедствий и других непредвиденных событий убытки будут распределяться между всеми купцами.
   
    В  Вавилоне и в Древней Греции  возникло  отдельное направление ростовщичества,   связанное со страхованием: торговцы,  отправлявшиеся с товаром или за товаром в дальние страны,  получали на особых условиях займы.                
   
    Если путешествие заканчивалось благополучно, то заемщик возвращал деньги с большими процентами. А если в пути товар был украден или потерян, то тогда этот заем не возвращался.
   
    Страхование применялось не только в торговле. Строители тоже организовывали союзы, в которые вносили часть своего заработка.
   
    В случае увечья или гибели, пострадавший или его родственники получали из общего фонда определённые суммы.
   
   "На Руси, - пишет в своей статье Юлия Земцова, -  первые документальные свидетельства, рассказывающие о зарождении механизмов страхования, связаны, как ни странно, не с торговлей, а с убийством. Если на территории какой-либо общины был найден убитый человек, то эта община была обязана выплатить семье убитого единовременную компенсацию, правда, только в том случае, если убийца не будет пойман: за княжеского мужа — 80 гривен, а за простолюдина — 40 гривен. Если же убийца известен, но преступление было совершено не умышленно, а, например, в результате прилюдной ссоры, то убийца имел право рассчитывать на снисхождение и выплачивать штраф также с помощью округи.
 
    Специально для таких случаев община собирала «виру» — своеобразный налог, взнос в «общий котел» для дальнейшего разрешения подобных ситуаций. Особо оговаривался тот факт, что человек, отказывающийся от уплаты этого взноса, в случае чего будет платить за себя самостоятельно, и округа ему не поможет справиться с этими финансовыми задачами."
    (За страх или за совесть? Юлия Земцова, Стиль жизни  17.03.2012 14:18:28)

    Ллойд прекрасно знал, что такое морское страхование,  потому что к тому времени оно было  давным-давно известно и применялось в разных формах многие сотни лет.
   
    Кроме того, город в это время,  как пишет Британская энциклопедия, состоял из двух миров: кораблей и денег.
   
    Оба эти мира – кораблей и денег - сошлись на небольшом пятачке  между  Тауэром  и Темза стрит, – ведь подавляющее большинство товаров привозилось в  Британию через лондонский порт.
 
    Это место из-за кипевших в нём страстей  энциклопедия называет  "бурлящим переулком".
 
    В этом бурлящем переулке  и  открыл Ллойд свою кофейню, прилагая все усилия для привлечения в неё  всех  заинтересованных  в  доставке грузов.
 
    Очень быстро его кофейня  стала любимым местом  капитанов кораблей,  купцов  и  судовладельцев.

    Как видите,  наш герой всё делал по тщательно разработанному плану.

    Иначе зачем ему было открывать на выходе из порта заведение, в котором алкогольные напитки – самый прибыльный товар при обслуживании моряков – вообще были запрещены?!

    Только кофе и чай!  К тому же в то время в Лондонском Сити (город в городе - центральная часть Лондона в границах возведённых римлянами стен) было уже порядка 80 (!) кофеен с такими же кофе и чаем, в которых собиралась просвещённая публика поговорить на различные темы, в том числе и о страховании.

    Но в своём заведении Ллойд оборудовал специальные  места для конфиденциальных переговоров  и подписания бумаг.  И, конечно,  всегда к услугам посетителей были не только бумага и всё необходимое для письма,  но и люди, которые могли помочь заинтересованным сторонам грамотно составить необходимые документы.
 
    В различных статьях можно прочесть, что Ллойд,  разнося посетителям кофе, случайно слышал обрывки их разговоров о судах, их капитанах, грузах и т.д. И он решил на основе этих "обрывков разговоров" создать настоящую информационную систему для владельцев судов, капитанов и страховщиков.
 
    Нетрудно понять, что для этого надо обладать серьёзными знаниями и морского дела,  и того, что сегодня называют товароведением, и ещё многого другого.
   
    И какая же может быть информационная система без развитой сети корреспондентов, которую  Ллойд  раскинул по   всем  крупным портам  мира?!
   
    Информацию он поначалу помещал на листы бумаги, которые вывешивал как стенгазету в одном из закутков кофейни.
   
    Почему в закутке?  Для удобства читающего.  И для его, Ллойда пользы  –  хочешь прочесть, заплати пенс!
   
    Позднее  он наладил выпуск настоящей газеты "Ллойдс  ньюс", быстро ставшей очень популярной  благодаря  печатавшимся в ней сведениям о кораблях, их капитанах и командах, о текущем состоянии  морских перевозок.
   
    Правда, на 76 номере власти газету закрыли за публикацию какой-то политической статьи, на что она права не имела. Издание газеты было возобновлено под новым названием "Ллойдс лист", под которым она печатается и сейчас.
   
    Свою кофейню Ллойд в 1691 году  перевёл в центр, на Ломбард- стрит. Вот она на коллаже вверху слева вместе с мемориальной доской в её честь.
   
    Почему он это сделал, ведь это стало менее удобно капитанам?
   
    Потому что Эдвард уже понял к тому времени, что куда безопаснее и выгоднее не рисковать собственными деньгами, а привлекать в систему страхования богатых инвесторов. А вот им-то новое место в центре делового квартала  было гораздо удобней!
   
    Именно Ллойд придумал собрать под одной крышей так называемых  андеррайтеров – полномочных страховщиков  - и страховых брокеров, выступавших  в качестве представителей страхователя или страховщика, но ни в коем случае  не одновременно.
   
    Интересно, многие ли знают, что оформляя договор страхования, они имеют дело не непосредственно со страховщиком, а именно с таким брокером  или агентом,  как принято называть их в русском языке?  И этот агент обязан работать на них, а не на страховщика…
   
    Много интересного придумал Ллойд. Например, более объективный, по сравнению с  "голландским",   метод проведения аукционов, получивший название "в дюйм свечи".
   
    В отличие  от "голландского",  в котором  сделка завершается с последним, третьим ударом молотка,  аукцион "в дюйм свечи" проводится при горящей свече, зажжённой после того, как в её фитиль на расстоянии дюйма от верха втыкалась металлическая игла. Выигрывал тот, кто называл цену до падения иглы – аукционер никак не мог никому "подыграть" и  повлиять на результат.
   
    В рамках этой заметки я не касаюсь подробностей  деятельности "Lloyd’s  of London",  вопросов  развития страхового бизнеса и  роли известных математиков в его совершенствовании.
   
    Даже об установленном  в  корпорации колоколе с погибшего парусника "Лутин"  (на нижней фотографии справа) скажу только - из-за множества ошибок по этому поводу,  что он звонил один раз в случае гибели корабля или каких-то трагических известий, два раза – когда корабль благополучно возвращался в порт, а также в особо торжественных случаях…
   
    Чем занимался Эдвард Ллойд до переезда в Лондон,  неизвестно даже Британской энциклопедии.
   
    Знаем только, что приехал он из Кентербери  с женой Абигейл  в 1680 в возрасте 32 лет. Их переезду предшествовала смерть старшего  сына и рождение дочери Марии.
   
    Знаем и главный принцип его бизнеса: страхование не должно служить обогащению, но возмещению рисков.
 
    Благодаря своему трудолюбию,  интуиции,  компетенции и честности он приобрёл не только богатство, но и доброе имя и уважение горожан. Он избирался на почётные церковные и гражданские должности,  и только ухудшение здоровья не позволило ему продвинуться и на этом поприще.
 
    Умер Эдвард Ллойд в 1713 году, через две недели после того, как выдал замуж свою младшую дочь.
   
    В те времена не было принято оповещать в газетах о смерти частных лиц.  Но  "Flying Post" сделала исключение, опубликовав короткое сообщение: "On Sunday last Died Mr Lloyd the Coffee-Man in Lombard Street."


Рецензии
Спасибо Борис за такую интересную информацию о страховании в далёкие времена, а Ваши колаажи из фото- просто прелесть- с улыбкой- Татьяна

Татьяна Бродская   15.01.2016 15:16     Заявить о нарушении
Раньше было больше ответственности! Спасибо, Татьяна!

Борис Готман   15.01.2016 22:31   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.