Как стать женой министра. Глава 1

Повесть


     В семнадцать лет Таня Миронова выглядела ровно на семнадцать лет. То есть она была вполне взрослой, оформившейся особью женского пола, в меру пухленькой и нежной, и в то же время стройной, и рост у неё был хороший для девушки – средний.

     Она и сама была, можно сказать, средней, однако довольно симпатичной. Это ведь тоже хорошо – когда человек внешне приятен, но не слишком выделяется из своего окружения. Бывают, к примеру, такие выдающиеся красавицы, которые сами не знают, что им делать с этой неземной красотой, и потому носят особое выражение лица – отстранённое и высокомерное, будто с трудом терпят заинтересованные взгляды мужчин и завистливые взгляды женщин.

     А Таня была просто хорошенькой девушкой с нормальной фигуркой, она не воображала о себе невесть что, но некоторое кокетство ей всё же было свойственно, потому что основания на то имелись.

     Наблюдая её на протяжении нескольких лет, я бы сказала, что она была миловидной и привлекательной, если рассматривать её в целом, – с открытой безмятежной улыбкой, одной на все случаи жизни, для всех людей, с какими она общалась; с чистым округлым лицом, с нежной розовой кожей; с пышными, вьющимися от природы тёмно-русыми волосами, распущенными по плечам или скромно собранными в хвост. И одевалась она нарядно: яркие импортные кофточки, короткая замшевая юбка и модные сапоги-чулки.

     Такая жизнерадостная картинка на фоне скромно, а порой и бедно одетых общежитских девочек, разумеется, радовала взор. Таня только что приехала из-за границы, а девочки были из провинции. Конечно, со временем в их гардеробе тоже появились более-менее интересные вещички – жизнь заставляла соответствовать образу столичной студентки, к тому же в молодости всем хочется как-то принарядиться. Но каких усилий это стоило, когда в магазинах ничего подходящего не продавалось, а у спекулянтов всё было так дорого!

     Стоимость джинсов равнялась средней зарплате тех лет – сто рублей и выше. Сейчас такое представить невозможно, кто же отдаст целую зарплату за повседневную вещь? А тогда выбора у модников не было. Или ты экономишь на всём и покупаешь джинсы, зато потом чувствуешь себя уверенно, как человек, понимающий толк в моде, или ты заказываешь брюки в недорогом ателье – это обойдётся вдвое или втрое дешевле, но не столь престижно и, главное, непредсказуемо: кто знает, как эти брюки будут сидеть на фигуре и хватит ли их надолго? А джинсы носились годами – по крайней мере, у аккуратных девушек.

     Понять, почему в угоду моде приносились такие жертвы, может лишь тот, кто сам испытал неловкость и стыд из-за того, что одет неподобающим образом, не как все. Ну нельзя, не положено молодым пренебрегать одеждой, тем более девушкам. Модная одежда заметна сразу, а ум в девушке интересен не каждому. Недаром ведь народ сложил частушку:
    
     Хороша я хороша,
     Да плохо одета.
     Никто замуж не берёт
     Девушку за это.

     Вроде бы просто, но прислушаться стоит. И в самом деле, «в человеке всё должно быть прекрасно», а с самим Чеховым спорить не принято.

     Впридачу ко всем внешним достоинствам и нарядной одежде у Тани был лёгкий, дружелюбный характер, проистекавший из благополучного детства в хорошей семье. Её отец, человек военный, служил в Венгрии, и они жили там все вместе – родители, Таня и её младший брат. Разумеется, в таких условиях вырасти доброй и спокойной девочкой легче, чем где-нибудь на окраине советской империи в неполной или бедной семье.

     Однако наиболее целеустремлённые юноши и девушки с окраин тоже поступали в Московский университет, несмотря на большой конкурс (в наш год было восемь человек на место), причём некоторые абитуриенты обходились без репетиторов, потому что в провинции не все школьники знали о них и попросту надеялись на обычные учебники.

     Подготовленных москвичей из хороших семей (не исключено, что со связями) приходило столько, что непонятно, как вообще могут пробиться на филфак провинциалы. Впрочем, чудеса и исключения, хоть и редко, но случаются на белом свете, иначе жизнь была бы совсем скучной и безнадёжной.

     Многие наивные дети попадали в МГУ даже без протекции. Да и откуда взяться протекции на таком расстоянии? То есть она в каком-то виде существовала, но скрытно. А ещё были посланцы из союзных республик, поступавшие по квоте, но они смешивались с прочими обитателями общежития и не афишировали своей принадлежности к руководящему классу.


Продолжение:

http://www.proza.ru/2015/12/28/32

____________________________

Иллюстрация из интернета

Художник Волегов
   


Рецензии
Здравствуйте, Вера!

Значит, имеем симпатичную во всех отношениях 17-летнюю девушку Таню с неплохо звучащей фамилией и успешной «родословной» и желающую продолжить образование в МГУ.
Хочется тут отметить, что 100 рублей тогда стоили самые обычные импортные джинсы. А вот настоящие штанцы фирменного денима, к примеру, «Левис» или "Рэнглер", стоили раза в два больше. Это я Вам говорю, как бывший непосредственный завозчик этих чУдных изделий. Красная цена для фарцов, которые постоянно «выпасли» моряков на проходных порта, не опускалась ниже 180 р. А уж какую цену они выставляли для простого населения, даже и не могу сказать точно.
Качественный и подробный «разбор» поступивших в МГУ Вы преподнесли. Вполне понятный по тем временам расклад.

С уважением,
Мореас Ф.

Мореас Фрост   11.12.2017 23:44     Заявить о нарушении
Здравствуйте, Мореас!
Сейчас и представить странно, как дорого обходилась мода тогдашней молодёжи. Студенты покупали джинсы у иностранцев, и самая высокая цена, известная мне - 200 рублей. Но многие обходились без джинсов или покупали что-нибудь польское или финское, по 80 руб. (продавались в очереди в магазине). Носились они неплохо, и неизбалованные ребята были довольны.

Женские Истории   12.12.2017 22:27   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.