Бородинские были

                    "Если руссы всегда будут сражаться за веру своих прародителей и честь народную,
                     то слава будет их вечным спутником и горе злодеям,
                     покусившимся на хранимую Богом Святую Русь".
                     М.И.Кутузов.






     В истории есть события - знамения. Бородинское сражение - одно из них.

     И не вспоминаешь о нём вроде, но вдруг из бурного потока повседневности блеснёт луч и падет на иную грань былого, и не можешь нарадоваться - во как оно было!

     И в этот день было именно так. Включила телик. Звучит фильм "Обитель русской славы" - "...последний воин, который пал на Бородинском поле, отмолен"...

     Последний воин отмолен! Какие живительные слова! Какие радостные! Какое счастье!

     Я слышала про этот монастырь - его основала  Маргарита Тучкова - вдова погибшего в Бородинском сражении генерала Александра Тучкова. Это о нём писала Марина Цветаева -

                Ах, на гравюре полустёртой,
                В один великолепный миг,
                Я встретила, Тучков четвёртый,
                Ваш нежный лик,

                И Вашу хрупкую фигуру,
                И золотые ордена...
                И я, поцеловав гравюру,
                Не знала сна.

                О, как, мне кажется, могли Вы
                Рукою, полною перстней,
                И кудри дев ласкать и гривы
                Своих коней.

                В одной невероятной скачке
                Вы прожили свой краткий век, —
                И Ваши кудри, Ваши бачки
                Засыпал снег...
   
    Стихи теперь ассоциируются с известным фильмом водевильным... Жаль. 

    Александр Тучков погиб близ 2-го реданта, под деревнею Семёновскою, у ручья, по названию Огника, под огнём ужасных батарей. Генерал закричал своему полку: «Ребята, вперёд!». Солдаты, которым стегало в лицо свинцовым дождём, задумались. «Вы стоите? Я один пойду!». Схватил знамя — и кинулся вперёд. Картечь расшибла ему грудь. Тело его не досталось в добычу неприятелю. Множество ядер и бомб, каким-то шипящим облаком, обрушилось на то место, где лежал убиенный, взрыло, взбуравило землю и взброшенными глыбами погребло тело генерала...

    В то августовское утро Маргарита Тучкова, ещё не зная этого, стала вдовой. Страшный её сон («Участь твоя решится под Бородином»...) оказался пророческим. Её муж остался лежать там, на Бородинском поле, — среди десятков тысяч других, искалеченных и убитых...

    Узнав о гибели супруга, Маргарита поспешила на Бородинское поле, где оставались ещё непогребенными павшие войны. И вот, ночью, в кромешной тьме вместе с сопровождавшим её монахом, державшим в руках зажженный факел, несчастная женщина бродила по полю, усеянному мертвыми телами, разыскивая убитого мужа. Но тщетно.

    Сергей Глинка в очерке "БОРОДИНО ЧЕРЕЗ 52 ДНЯ ПОСЛЕ БИТВЫ" так описывал Бородинское поле - "И в этом могильном запустении лежали трупы, валялись трупы, страшными холмами громоздились трупы!.. Это было кладбище без гробов! Тысячи раскиданы были без погребения.

    Прошла зима. Теплые весенние дожди напоили окрестности Можайска, и высоко росли травы и прозябения на местах великого побоища. Поселяне говорили между собою: "Земля наша стала сыта!" А чиновники местной полиции, сверяя донесения сотских, сельских старост и волостных писарей, выводили валовый итог: "1812-го года, декабря 3-го, всех человеческих и конских трупов на Бородинском поле сожжено: девяносто три тысячи девятьсот девяносто девять".

    Маргарита Тучкова выстроила на месте гибели Александра небольшую часовню, а в последствии - храм во имя Спаса Нерукотворного. Это был первый памятник на Бородинском поле, возведенный "для вечного поминовения воинов, на сем месте убиенных".

    В последствии на самом кровопролитном месте сражения - Багратионовых флешах, на останках героев Бородина, на слезах их вдов, матерей и детей был воздвигнут Спасо-Бородинский женский монастырь, построенный усердием, молитвой и трудами игумении Марии (в миру Маргариты), взявшей на себя большой духовный подвиг - непрестанное молитвенное поминовение за русское Христолюбивое воинство, за веру и Отечество живот свой положившее.

    В великий день Бородина Русская Армия противоборствовала не просто силе, а ополчившемуся безбожию, освобождавшему место для переустройства Европы и мира на антихристианских основах не только орудиями, но соблазнами власти, славы, обогащения... 

    Уверен был Наполеон - "Я буду властелином мира. Остается одна Россия, и я раздавлю её!"
    "Солдаты! - взывал он, - Вот битва, о которой вы так мечтали. Победа зависит от вас!"

    Однако честолюбивым мечтам сбыться было не суждено -
    "Из всех моих сражений самое ужасное то, которое я дал под Москвой. Французы в нём показали себя достойными одержать победу, а русские стяжали право быть непобедимыми... Из пятидесяти сражений, мною данных, в битве под Москвой выказано[французами] наиболее доблести и одержан наименьший успех."

 
   Но вернемся в Обитель.

   15 сентября 1847 года Святитель Игнатий Брянчанинов писал -
   "Постепенно на обширное кладбище, к знамени иноческому Марии, стекались дщери земли русской; постепенно обитель стражей могильных обращалась в обитель молитвенников и служителей Бога. На самом редуте левого фланга, где сеча кипела всего ужаснее, где в знойный день битвы образовалась грязь от смешения крови с землею, где выросли горы трупов, ныне - Святая Церковь. В ней ежедневно приносится Бескровная Жертва о упокоении проливших кровь свою. Девы, умершие миру, воспевают надгробную песнь над витязями, умершими за Россию.

   И часто, изможденные бдением и постом, старицы видят в тонком сне на жестких своих ложах: полки воинов вслед за полками возникают неизвестно откуда, идут стройно в уединенную обитель, входят в храм, проходят в святой алтарь, потом скрываются неизвестно куда. Робкие инокини решились приступить к являвшимся с вопросом кто они. - «Мы те, - ответ был воинов, - за которых вы молитесь; приходим разделять с вами молитвы».

   Бородинское поле, поле-море, поле великодушного подвига, убийства страшного, - тихое, безмолвное кладбище, оглашаемое лишь звоном монастырского колокола, сзывающего ежедневно в известные часы инокинь на молитвословие, - и голосом поселян, обрабатывающих землю, пресыщенную кровию! Как пристань тут - обитель; как полки - посевы хлебные; вместо киверов - колосья!

   Благочестивые дщери России! Да поможет вам Бог совершать невидимый подвиг самоотверженья! Он помог братиям вашим мужественно встать, встать грудью русскою против гордого супостата; Он да поможет и вам: Он - всесильный Бог."

   



    В 1871 году в монастыре появилась новая насельница - рясофорная послушница Павла (такое имя ей было наречено при постриге святым митрополитом Московским Филаретом). На второй седмице Великого поста, 13 марта 1885 года она была пострижена в мантию с наречением имени Митродора. А 17 ноября 1915 года монахиня Митродора была пострижена в схиму с именем Рахиль. Когда она в посте и молитве пребывала в храме после пострига, ей явилась Матерь Божия.

    Уже тогда к схимонахине Рахили стали обращаться за советом и наставлениями сестры обители и богомольцы, а однажды даже попросили благословить их. Старица, смущенная этой просьбой, всю ночь усердно молилась, а под утро, задремав в кресле, в тонком сне увидела Матерь Божию, Которая благословила ее и сказала: «Все твои прошения о людях будут исполняться. Я Сама буду благословлять тобою благословляемых». Это было благословение на подвиг старчества, к которому Господь готовил ее всю жизнь.
   
    Самым продолжительным послушанием матушки была работа на кухне. 26 августа - в день особого поминовения павших на Бородинском поле матушке никогда не приходилось бывать на службе. Обычно в этот день она готовила, так и поминала убитых в войне 1812 года.

    После этого поминовения матушка часто видела во сне воинов в белом одеянии, с венцами на голове... Каждый год число их увеличивалось, а число обыкновенных воинов сокращалось. Матушка Рахиль была уверена, что поминовение воинов, убиенных на Бородинском поле, установленное основательницей монастыря игуменьей Марией очень помогает им.

    Из многочисленных свидетельств современников известно о ее прозорливости и чудесах. Она предсказала закрытие и разорение монастыря, арест сестер.

    Революционные власти хорошо знали о необычайной известности прозорливой матушки Рахили и незадолго до ее кончины монастырь посетила комиссия, поговорив со старицей и приняв решение о закрытии, посетители  хотели удалиться, но никто из них не мог встать со своего стула. Они сидели, переглядываясь между собой, но никто не мог подняться. Ощутив свое бессилие члены комиссии обратились к старице

    - Благословите, матушка, нам уйти.
 
    - Бог благословит, - отвечала им Рахиль.

    Тогда члены комиссии простились и ушли. Испытав на себе духовную силу старицы, власти постановили закрыть монастырь лишь после её смерти.

    Провидела матушка Рахиль и время своего отшествия из этой жизни. 8 сентября 1928 года многим своим посетителям она сказала, что видится с ними в последний раз. Она попросила позвать к себе монастырского духовника отца Андрея со Святыми Дарами и приобщилась в последний раз. С этого момента она больше ничего не вкушала. А в ночь на 10 октября 1928 года схимонахиня Рахиль скончалась.
 
    В последний год жизни 26 августа 1928 года старица Рахиль увидела, что у всех воинов - белые одежды и венцы. Они заполонили весь монастырь, и было радостно, как в светлый день, и она сказала 

    - Последний воин, который пал на Бородинском поле, отмолен. Всех я их видела в белом, поэтому в каком-то смысле монастырь может закрыться...


    В феврале 1929 года комплекс Спасо-Бородинского монастыря получил совсем другое название, революционное: посёлок Ворошилово. В стенах монастыря расположилась тогда трудовая коммуна (в начале 70-х годов там была уже туристическая база). В марте 1932 года Главный монумент — на месте Курганной батареи — был торжественно взорван. Могилу Петра Багратиона вскрыли, разграбили, а останки «царского генерала» выбросили в мусор.

    Святая обитель исчезла с карты поля Бородинского...
    "Моя дивизия исчезла, но не с поля боя, а на поле боя. Дивизии моей почти нет... Множество доблестных людей погибло, но враг еще не сокрушен". Из донесения одного из генералов Русской Армии 1812 года...

    Последний воин отмолен!









     Фотография Спасо-Бородинского монастыря, работы С.М. Прокудина-Горского. 1911 год.


    P.s.      
    Монастырь был возвращен Церкви в 1992 году. Поток паломников, как и в прежние времена, не иссякает. И каждого прибывшего в монастырь встречают радостно и приветливо, так, что не остается сомнений ; обитель возродилась и не утратила своего духа. Таким, и только таким, наверное, и может быть настоящий монастырь.

    Учитывая праведное житие и подвиги схимонахини Рахили, по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II, было определено причислить ее к лику местночтимых святых Московской епархии. Акт канонизации совершен 28 июля 1996 года во Владимирском соборе Спасо-Бородинского монастыря. Празднование церковной памяти преподобной Рахили установлено совершать в день ее кончины 10 октября.


Рецензии
Замечательно, Татьяна, что вы упоминаете письменные свидетельства Игнатия Брянчанинова, который для нас есть и будет величайший авторитет. Спасибо)

Юрий Меркеев   31.12.2015 10:49     Заявить о нарушении
Слова Святителя Игнатия о Спасо-Бородинском монастыре, о поминальном подвиге сестер - нам весть необходимости молитвы об усопших.
Вам благодарна.

Татьяна Вика   31.12.2015 15:18   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.