Мир Вашему дому

Мир Вашему дому
           Мир Вашему дому!

       Месяц январь с детства был моим нелюбимым месяцем из-за холодов и непогоды, доставлявших много неприятностей и тягот из-за отсутствия подобающей тёплой одежды и соответствующей погоде обуви, что ограничивало время пребывания во дворе, а то и вовсе исключало такую возможность. В доме же было ещё меньше возможностей, чем на улице, заняться каким-либо интересным делом или придумать какое-то развлечение.

       Угнетал и короткий световой день, полумрак в комнате при свете керосиновой лампы вечерами, которые казались нескончаемо длинными.  Хотелось, чтобы быстрей пришли более тёплые и светлые дни. Особенно усилилась моя неприязнь к этому месяцу, когда в этом месяце, не дождавшись лучших, менее холодных и более сытных дней, умер мой отец Федченко Лука Дмитриевич. Случилось это 25 января 1945-го года. Было ему тогда всего 56 лет, а сердце оказалось изношенным, как у дряхлого старика. Такая трудная выпала ему доля в жизни, впрочем как и многим людям его поколения.
             Но наступил 1969-й год, напомнивший мне снова, что январь для меня - месяц тягостных потерь: 7-го января скончалась после длительной болезни моя мама Кузнецова Вера Сергеевна в возрасте 73-х лет,  а 19-го января ушёл в мир иной муж её сестры Крюков Виктор Павлович в возрасте 71-го года. Не намного пережила его жена, сестра моей мамы, Крюкова Ольга Сергеевна. Она умерла в конце 1969-го  года тоже  в возрасте 71-го года.

      Таким образом, год 1969-й, как и месяц январь, оказался годом тягостных потерь. Каким-то образом оказалось, что эти потери совпали с праздниками: у мамы-с Рождеством, у моего дяди-с Крещением, у отца-с Татьяниным днём, но говорят, что для верующего человека умереть в день религиозного праздника - большая честь, признание его человеческих добродетелей. Для близких людей это, конечно, слабое утешение, а для покидающих наш грешный мир - не знаю, может быть даёт какое-то облегчение и умиротворение в последний миг прощания с ним. Может быть, права Вероника Тушнова, говоря в одном из своих стихотворений:
                               "А стоит ли уж так печалиться,
                               Прощаясь с миром дорогим?
                               Ничто на свете не кончается,
                               А поручается другим.
                              Другим любовь моя завещана
                              В других любовь моя горька… ".

     Я понимаю эти слова так, что человек, умирая, продолжает жить в памяти и чувствах близких людей, и желая им добра, вызывает тёплые ответные чувства и осознание того, что жизнь прожита не зря. Может быть, поэтому приходит сейчас на память песня Высоцкого о
самолете-истребителе.



 Я - "ЯК", истребитель, - мотор мой звенит,
Небо - моя обитель, -
А тот, который во мне сидит,
Считает, что он - истребитель.

В этом бою мною "юнкерс" сбит -
Я сделал с ним, что хотел, -
А тот, который во мне сидит,
Изрядно мне надоел!

Я в прошлом бою навылет прошит,
Меня механик заштопал, -
А тот, который во мне сидит,
Опять заставляет - в штопор!

Из бомбардировщика бомба несет
Смерть аэродрому, -
А кажется - стабилизатор поет:
"Мир вашему дому!"

Вот сзади заходит ко мне "мессершмитт", -
Уйду - я устал от ран!..
Но тот, который во мне сидит,
Я вижу, решил - на таран!

Что делает он?! Вот сейчас будет взрыв!..
Но мне не гореть на песке, -
Запреты и скорости все перекрыв,
Я выхожу из пике!

Я - главный, а сзади... Ну, чтоб я сгорел! -
Где же он, мой ведомый?
Вот он задымился, кивнул - и запел:
"Мир вашему дому!"

И тот, который в моем черепке,
Остался один - и влип, -
Меня в заблужденье он ввел - и в пике
Прямо из мертвой петли.

Он рвет на себя - и нагрузки вдвойне, -
Эх, тоже мне - летчик-ас!..
Но снова приходится слушаться мне, -
Но это - в последний раз!

Я больше не буду покорным - клянусь! -
Уж лучше лежать на земле...
Но что ж он не слышит, как бесится пульс:
Бензин - моя кровь - на нуле!

Терпенью машины бывает предел,
И время его истекло, -
И тот, который во мне сидел,
Вдруг ткнулся лицом в стекло.

Убит! Наконец-то лечу налегке,
Последние силы жгу...
Но что это, что?! Я - в глубоком пике, -
И выйти никак не могу!

Досадно, что сам я не много успел, -
Но пусть повезет другому!
Выходит, и я напоследок спел:
" Мир вашему дому!"

    В этом январе умру и я, сказав всем " Мир вашему дому!", конечно, ”если бог нас своим могуществом” не задержит на грешной земле ещё чуть-чуть. Но зачем ему это нужно? Как сказал один мудрый человек “истинно мудрый умирает во - время". Неужто жаль такой малости? Так что заранее говорю: “ Живите долго! Мир Вашему дому!”


Рецензии
Вы ушли??? Очень, очень жаль... Мир Вашему новому дому...

Виктор Свиридов   25.10.2016 11:55     Заявить о нарушении