8-6 Сельские дети войны

8-6 Сельские дети войны П.Краснощеков

                          ШТУРВАЛЬНЫЙ

  Вот позади и седьмой класс. Некоторые одноклассники пошли учиться в техникум, некоторые в ПТУ, а Иван, как и планировал, продолжил учиться в школе в восьмом классе. На летние каникулы он определился работать к своему комбайнёру дяде Ване Клопову, но уже не копнильщиком, а штурвальным. Комбайн РСМ-8 таскал трактор ДТ-54, трактористом был Иван Колесниченко, молодой еще не служивший в Армии паренёк.

   Дядя Ваня был умный мужик, трудяга, за свою жизнь обучил никак не меньше двух десятков пацанов премудростям штурвального дела, работы на нём, смазки и  регулировкам комбайна, ремонту в полевых условиях. Хотя других условий для ремонта комбайнов по большому счёту тогда и не было. Предсезонный ремонт комбайнов начинался в конце мая во дворе Быковского МТС самим комбайнёром, позже по окончанию учебного года к нему присоединялся штурвальный. Вдвоём они перебирали весь комбайн, меняли пришедшие в негодность подшипники, цепи, звёздочки, валы, сегменты и другие детали. От качества этого ремонта зависела работа комбайна во время уборки и их заработок. Весь июнь они ремонтировали свой комбайн, а в начале июля приемочная комиссия оценивала ремонт и допускала его к работе. Здесь Иван впервые познакомился с ремонтными службами МТС, смог посмотреть токарный, сварочный, медницкий, моторный цеха. Именно здесь его мечта стать инженером, как никогда окрепла.
 
  После окончания ремонта, изучения техники безопасности при работе на   комбайне, изучения правил пожарной безопасности, они  сагрегатировали комбайн в походное положение и трактором потащили караван в колхоз «Заря коммунизма», в Солянскую бригаду.

  Штурвальный, в чём заключалась его работа? Первый помощник комбайнёра, а в его отсутствии является старшим всего маленького  коллектива, состоящего из тракториста и копнильщика, обязан быть организатором работы всего агрегата. Такое случается не часто за время уборки, но случается. В обязанности штурвального входит  ежедневное техническое обслуживание комбайна. Утро штурвального начинается в четыре часа, когда остальные ещё досматривают сладкие сны, нагнетатель солидола в руках штурвального является основным инструментом. Надо добавить смазки в три десятка подшипников, проверить уровень масла в коробках различных трансмиссий, очистить от пыли мотор, радиатор и сам комбайн.  Проверить и долить воды в систему охлаждения, проверить уровень масла в самом моторе и воздухоочистителе. На всё это уходит около часа, после этого Иван будит остальных рабочих, правда, чаще он будит одного копнильщика, комбайнёр и тракторист уже у техники, проверяют её состояние, подтягивают крепления, натяжения  ремней, цепей. Наконец, заводят моторы и в загонку. Рано утром и поздно вечером на комбайне работает только комбайнер. Это самое напряжённое время работы комбайна, большая вероятность забивки молотилки влажной массой от утренней и вечерней росы. А после завтрака наступает черёд работы на комбайне штурвального.

  Кабины у комбайна РСМ-8 не было, мостик со штурвалом находился над приёмной камерой молотилки, от неё исходили громкий шум и обильная пыль. Слева от мостика размещался работающий двигатель, он тоже производил шум и дым, а в нескольких метрах впереди комбайна трактор ДТ-54 поднимал своими гусеницами два шлейфа пыли и один шлейф дыма. Из защиты от всего этого у штурвального были одни только очки. И только ветер несколько сносил пыль и дым в сторону от штурвального, хуже, если ветра не было, тогда шум, пыль и дым поднимался вертикально вверх, как раз на штурвального. Но независимо от ветра уже через час работы у Ивана на лице белыми оставались два пятна от очков, да зубы.

  В обед приезжала на «техничке» повар тётя Дуся и заправщик дядя Коля. Привозили колхозную газету с выработками по каждому комбайнёру, мы были устойчиво на втором месте. Дядя Ваня Клопов говорил,
- Главное не отставать, но надо иметь ввиду и первое место!
Заправлялись трактора, комбайны, обедали люди, у бочки с водой смывали с себя пыль, а вместе с ней и усталость. И снова в загонку! Время торопит, пока нет дождей, надо убирать урожай. И только в дождливый день объявлялся по колхозу выходной. Первым делом отоспаться, а потом снова к комбайну, дядя Ваня доставал свой волшебный объёмный сундук с ключами, приспособлениями и ходовыми запчастями, которые накапливались годами.
 
  Меняли сработавшуюся деталь, подклепали транспортёры, цепи, да мало ли найдётся дел у комбайна заботливому комбайнёру. А сами посматривают вверх, на небо, ну, когда же в поле?
Дожди кончались, поле просыхало, снова в загонку от утренней росы до вечерней. Урожай нас радовал, будет на зарплату зерно и деньги.
Однажды на ходу комбайна прибегает копнильщик, кричит и  машет руками:
- Стой! Стой, горим!
Иван подаёт команду «Стой» трактористу, останавливает комбайн.
- Где? Что горит? 
   
  Оказывается, забился соломотряс, ремень нагрелся до того, что начал дымиться и уже тлела полова. Прибежал тракторист с лопатой, Ванька с мостика с огнетушителем, копнильщик с метлой и вместе быстро затушили. Молодец копнильщик, вовремя заметил неполадку!
 
  Освободили соломотряс, из волшебного сундучка достали новый ремень, и снова в работу. Всё же хорошо, что есть запас! И волшебный сундук дяди Вани!
В другой раз они заказали в МТС передвижную сварку у комбайна дяди Вани надо подварить копирующий башмак на жатке, а на других комбайнах тоже требовалась сварка. Комбайн дяди Вани вытащили с поля на стан, подняли жатку и подварили башмак. И комбайн пошёл в загонку.
- А ты, Иван, помоги здесь со сваркой управиться.
Николай, так звали комбайнёра из города, свой вытащил из загонки, но не на стан.
- Быстренько подварим и поедим косить, чего его зря гонять по полю.
- Тогда хоть бочку воды подвезти и окопать комбайн, чтобы поле не загорелось, - предложил Иван.
- Скажешь ещё, малявка, где мы лошадь возьмём. Так заварим.
- Смотри, Николай, как говорится, тебе жить.
- Лопаты есть, метлы есть, если чё затушим. Чё время терять. – Уверенно сказал Николай.

  Начали подваривать. Искры и раскалённый металл летел вокруг, но ребята с лопатами и мётлами стояли на стороже. Как ни сторожили, а неусторожили, капли раскалённого металла упали на полову и там провалились. Сварку закончили, пошли собирать инструмент. Как вдруг истошный крик:
- Горит, комбайн горит.
Все кинулись тушить, кто лопатой кидает в огонь землю, кто пламя сбивает метлой, Николай притащил огнетушитель, но он оказался неисправен.
- Тащим бочку с водой.
- Давай.
- Караул, огонь у бензобака, сейчас взорвётся. - Крикнул Николай и кинулся прятаться в ещё не скошенную рожь.

  Подтащили бочку с водой, начали заливать огонь водой из вёдер. Через несколько минут пожар был затушен. Тут и Николай вылез из ржи.
- А я думал, что комбайн сейчас взорвётся.
- У страха глаза велики. Вот только бензобак стал круглый, как шар, – сказал сварщик, - дураки, не послушались малого, а он ведь был прав.
Круглый бензобак до конца сезона ещё стоял на комбайне немым укором разгильдяйству и нарушению правил пожарной безопасности.
В этом урожайном году Иван заработал шесть тонн пшеницы и довольно много денег, так что мать укоряла отца:
- Смотри, пацан всего за три месяца заработал больше чем ты за целый год!
Всего Иван на комбайне проработал семь сезонов, два из них копнильщиком, а пять сезонов штурвальным. Свою мечту стать инженером он выносил, взлелеял всё своё детство.

 Всего Иван на комбайне проработал семь сезонов, два из них копнильщиком, а пять сезонов штурвальным. Свою мечту стать инженером он выносил, взлелеял всё своё детство. После окончании десятилетки Иван не стал поступать в институт, посчитал свои знания недостаточными для поступления. Собрал все школьные учебники по физике, математике, русскому языку и решил глубже изучить школьную программу и, конечно же, помочь престарелым уже родителям.

  Летом работал штурвальным, а после уборки устроился трактористом в свой родной совхоз Быковский, в свою родную бригаду. Днём работал на тракторе, а по вечерам заново штудировал школьную программу, но теперь осознанно. Кроме того он решил подстраховаться, ещё учиться  на 3-месячных подготовительных курсах сельхозинститута.Прошла осень, затем зима, Иван предупредил своего бригадира, что в мае месяце он рассчитается, и будет поступать в институт. Но не так было просто рассчитаться, в совхозе постоянно не хватало молодых людей, тем более  людей рождённых во время войны. А работы в совхозе всегда было невпроворот, весной было боронование, культивация, сев яровых культур.

  Летом была работа по заготовке сена, обработке паров, уборка урожая. Осенью поднимали зябь, сеяли озимые культуры, зимой это подвозка кормов к местам зимовки скота, наконец, ремонт техники, подготовка её работе в новом сезоне. Объём работ в совхозах в это время увеличился за счёт распашки целинных земель, имеющихся в каждом совхозе в виде неудобий, а воспроизводство трудовых ресурсов в 50-х годах в деревне было подорвано войной. Детей в военное время рождалось крайне мало, сказывался ещё и отток рабочей силы на восстановление промышленности городов. Однажды в апреле он проводил предпосевную культивацию у полевого стана, на обед он пришёл в числе последних. Рядом с ним за стол присел опрятно одетый мужчина и тоже стал обедать. Во время обеда он завёл с Иваном разговор.
-Кто вы, молодой человек, чем занимаешься?
- Я тракторист Иван Глинский, сейчас провожу предпосевную культивацию, завтра это поле будут засевать. А вы кто?
- Я директор совхоза Владимир Михайлович Чижиков. Слышал о таком? Ну, а какие у тебя жизненные планы на будущее? 
-Конечно, слышал, но ни разу ещё не видел. Мне надо к вам на прием попасть.
-Сейчас посевная, времени в обрез, некогда в кабинете сидеть. Так по какому вопросу, может  быть здесь, и решим его?
-Я хочу поступать в сельхозинститут на факультет механизации, поэтому мне нужен отпуск.
-Да-а? А ты знаешь, что на этот факультет поступить трудно, а потом на нём учиться довольно тяжело, да и работа не из легких. Ты сам видишь, всё, что делается на полях вся нагрузка ложится на плечи механизаторов, которых не хватает, да и технику ремонтировать приходится всё трудней и труднее. А поступишь ли ты ещё или нет?
-Поступлю, - уверенно сказал Иван, - я целый год не дурака ломал, а штудировал учебники. А ещё я хочу поступить на очные 3-х месячные подготовительные курсы при институте. Так будет надёжней.
-Ну, коли так, поступим таким образом, до 15 мая ты работаешь в поле на тракторе, а 15 мая в 7,30 прошу в кабинет. Согласен?
-Хорошо, Владимир Михайлович. 

  15 мая, в 7-30 утра Иван, как и договаривались, пришёл в кабинет директора, шла утренняя планёрка. Главному инженеру доставалось со всех сторон, он бедный даже вспотел. Когда все специалисты разошлись, директор спросил Ивана:
- Ну, не передумал учиться на инженера? У нас есть направление для учёбы в Московский финансово – экономический институт, предлагаю послать тебя туда учиться за счёт средств совхоза.
-Нет, я буду поступать только в сельхозинститут, - стоял на своём Иван.
-Какой упрямый? Ну, тогда предлагаю направить тебя учиться в Волгоградский СХИ совхозным стипендиатом, стипендия на 15% выше, сохраняется стаж работы. А по окончанию института вернёшься в совхоз работать. Ну, по рукам, Иван Иванович.
-Согласен. – С радостью воскликнул Иван.
 
  Совхоз Быковский в 1963 году направил своего кандидата в Волгоградский сельскохозяйственный институт Ивана Глинского и не ошибся!
Мужал и творчески рос вместе с совхозным сельским хозяйством, вместе совхозным хозяйством вышел Иван Иванович на пенсию, будучи главным инженером Быковского Райсельхозуправления, но это уже  ДРУГАЯ  история.
                 *             *             *


Продолжение следует


Рецензии