Не беспокойте Бога по пустякам

                                             
                       «Человек не для того создан, чтобы терпеть поражения.      
                        Человека можно уничтожить, но его нельзя победить"
                                               (Э. Хэмингуэй. Старик и море)                            

   - Господи Всемилостивый, дай мне силы справиться с этой рыбой!Клянусь тебе, Боже, я больше никогда не буду тревожить Тебя по пустякам!

Сколько времени прошло с тех пор, как катушка затрещала бешено раскручиваясь, старик не знал. Да и как он мог знать, думать, чувствовать, если все силы, абсолютно все сконцентрировалось в одном – не дать уйти рыбе.
Старик хотел изменить положение, чтобы лучше упереться в ребристое дно лодки, но и это он сделать не мог. Страх расслабиться и дать уйти этому монстру, сковал тело до такой степени, что даже боль он перестал чувствовать и она больше не приносила страданий.
Наконец, катушка замерла, но он продолжал слышать треск, только это уже был треск его собственных костей. Мышцы вибрировали в унисон с натянутой нитью, каким-то чудом еще не лопнувшей до сих пор. В мозгу вспыхивали знакомые с детства или юности фразы, но старик даже  не пытался вспомнить, откуда они.

   «...слава богу, что она плывет, а не опускается на дно. А что я стану делать, если она пойдет камнем на дно и умрет?»

   Рыба продолжала тащить лодку со стариком в открытое море, временами она останавливалась, набираясь сил для очередного рывка. В эти короткие промежутки старик едва успевал перевести дух и все начиналось сначала.

   - Когда же ты устанешь, рыба?!

   Старик попробовал сделать один оборот и, о чудо, вытянутая в струну нить начала медленно накручиваться на катушку. Еще оборот, еще... От напряжения на сморщенном, просоленном всеми ветрами лбу, выступили крупные градины пота.

   - Господи! Дай мне силы вытащить эту рыбу! Она мне очень нужна!

   Продолжая молить Бога, старик крутил ручку спиннинга, но в голове по-прежнему вспыхивали знакомые фразы из какой-то, читанной в юности книги, название которой он давно забыл. Это мешало старику как следует просить Господа о милости, но фразы возникали независимо от него и с этим  ничего нельзя было поделать.

   «...Ну не чудо ли эта рыба, и один бог знает, сколько лет она прожила на свете. Никогда мне еще не попадалась такая сильная рыба.  И подумать только, как странно она себя ведет!»

   Старик вращал ручку и нить метр за метром выходила из воды. Там на большой глубине плыла огромная рыба, которую Господь, наконец, решил дать ему.

   - Ты услышал меня, Боже! Как же я рад, что ты услышал меня! Выходит, я не зря надоедал Тебе все эти годы! Прости меня, что я иногда ругал Тебя, когда вместо настоящего улова Ты давал мне несколько жалких сардин. Но сейчас я прошу только об одном. Помоги мне вытащить эту рыбу и я больше никогда, клянусь Тебе, никогда не побеспокою Тебя!

   Он почувствовал, как рыба  из последних сил рванула нить и лодка вздрогнула, зарывшись носом в воду. Старик  понял, что это был последний рывок и  если сейчас он удержит рыбу, она уже не сможет уйти. Последний рывок решает все, сколько раз он вываживал огромных рыб, но в самый последний момент, когда, казалось, что рыба уже обессилила, этот рывок дарил ей шанс на спасение.  Главное удержать спиннинг! Пот градом стекал со лба на обожженные щеки, соленые капли заливали глаза, но он готов был вытерпеть все на свете, только бы вытащить эту прекрасную огромную рыбу.

   - До сих пор, Господи, ты помогал мне, так дай же силы одолеть ее!!!

«Сейчас или никогда», - подумал старик и начал вращать ручку с таким яростным азартом, что даже сам удивился. Сердце выпрыгивало из груди, а в голове победно звучали слова из книги:
«...леса равномерно шла и шла кверху и наконец поверхность океана перед лодкой вздулась, и рыба вышла из воды. Она все выходила и выходила, и казалось, ей не будет конца, вода потоками скатывалась с ее боков...»

   Он крутил ручку, пока на поверхности не показался гигантский черный плавник. Он начал расти на глазах у обалдевшего старика и на его боку совершенно отчетливо возникла эмблема американского флага.

   В это время командир атомного подводного крейсера «Северная Дакота» принимал доклад своего старшего помощника.

   - Сэр, мы почти всплыли. Этот русский не отпустит нас. Прикажете готовить торпедную атаку?

   - Вы в своем уме, Ковальски? Это всего лишь рыбак!!!

   - Да, сэр, но он тащит нас уже три часа и мы ничего не можем сделать. Пытались маневрировать, меняли глубину и скорость...

   - Ковальски, Вы хотите сказать, что этот рыбак поймал нас, как обычную сардину и теперь собирается зажарить в масле?

   - Нет, сэр, но если мы не предпримем что-нибудь, он не оставит нас в покое. Прикажите готовиться к торпедной атаке!

   - Вы хотите опозорить нас на весь мир?! Сегодня все мировые агентства расскажут своим гражданам, что флагман американского подводного флота  в нейтральных водах атаковал русского рыбака! И вообще, откуда вы взяли, что этот рыбак – русский?

   - Сэр, с таким фанатизмом и риском для жизни могут рыбачить только русские.

   - Но как он оказался в таком отдалении от берега?

   - Сказать по-правде, сэр, я сам плохо представляю, как это можно сделать на обычной гребной лодке. Однако, у меня есть предположение.

   - Я Вас слушаю, Ковальски.

   - Мне кажется, сэр, всему виной санкции, которые мы вместе с европейцами обрушили на русских.

   - ???

   - Я думаю, что отчаянное положение русских в связи с введенными санкциями, толкает их на безумные  поступки.

   - Вы хотите сказать, что голод заставил этого несчастного рыбака пройти на веслах почти сотню миль?!

   - Других объяснений у меня нет, сэр.

   - Хорошо, Ковальски, допустим, Вы меня убедили, хоть в этот бред невозможно поверить. Но как, объясните мне, как этот ненормальный русский тащит наш АПК, как простую скумбрию?!

   - Простите, сэр, боюсь снова огорчить Вас своим нелепым ответом, но ничего лучшего я предположить не могу.

   - Не стесняйтесь, я охотно выслушаю Вас.

   - Сэр, им все время кто-то помогает.

   - Русским?

   - Да, сэр, русским. Подцепить на спиннинг атомный подводный крейсер можно только с помощью...

   - Да говорите  уже, черт  побери! Потусторонних сил?! Бога?! Дьявола?!

   - Не знаю, сэр, кого именно, но кто-то им помогает.

   - Ковальски, Вы читали «Старик и море» Хэмингуэя?

   - Да, сэр, конечно читал.

   - Тогда ответьте мне на один простой вопрос. Рыбаку, которого описал Хэмингуэй тоже помогали потусторонние силы?

   - Нет, сэр, американский рыбак поймал свою рыбу, благодаря упорству и огромной силе воли. Но согласитесь, это была всего лишь огромная рыба, а не подводная лодка.

   - Хорошо, Ковальски, слушайте мой приказ. Как только мы всплывем, прикажите дать полный вперед. Только сделайте это так, чтобы рыбак не пострадал.

   Атомный подводный крейсер «Северная Дакота», набирая скорость, удалялся от стоящего в лодке рыбака. Старик что-то кричал им вслед, размахивая обломком спиннинга и так продолжалось, пока лодка не скрылась за горизонтом.

   Если бы командир американской субмарины и его старший помощник могли слышать и понимать слова, несущиеся вдогонку, то этого набора вполне хватило бы для усвоения полного курса ненормативной русской лексики.

   - Знаете, Ковальски, пожалуй Вы правы. Мы можем вводить против них  наши долбаные санкции, мы можем воевать с ними,но победить их вряд ли удастся...Определенно этим русским  кто-то помогает.


                                          


Рецензии
Отлично, Владимир. Очень понравилось.
Так хочется, чтобы и вы, и старый добрый Хэм были правы: и человека действительно нельзя было победить. Но, увы, его так легко уничтожить...

Мария Купчинова   20.09.2017 17:51     Заявить о нарушении
С прискорбием вынужден с Вами согласиться, Мария: человека легко уничтожить.
Поэтому, я хочу пожелать всем нам мира и добра.
С теплом и дружеской симпатией Владимир.

Владимир Пастернак   20.09.2017 19:17   Заявить о нарушении
На это произведение написано 47 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.