В. Чеботарёв В поисках прошлого рассказ

В. Чеботарёв В ПОИСКАХ ПРОШЛОГО (рассказ)

Перед началом нового года, да и потом, почти целую неделю снежок баловал людей своей белизной, смачным хрустом под ногами, свежестью и какими-то неведомым ощущением чего-то нового, неизведанного. Да и морозец напоминал о себе пощипыванием щёк, замёрзшими лужицами, и ожиданием похолодания. Да так оно и было…. Доходило до минус пятнадцати. Но, не долго. Вскоре потеплело. Снег изменился, набух водой, стал рыхлым и податливым.

А я снова оказался в Сталинграде, то бишь, в Волгограде. Гостил в небольшом городке Фролов и вот возвращаюсь домой.

Сталинград…. Да и был-то я в этом городе всего лишь два раза, в самом раннем детстве. Первый раз, вероятнее всего, в сорок первом (это прошлый век), но войны ещё не было. А, может, и шла уже, только где-то далеко. И лето. И тепло. И солнышко такое яркое и приветливое. Оно освещало небольшие фигурки фонтана у вокзала, и от этого они казались ещё белее. И улыбались, держась за руки, друг дружку. Мне улыбались.

С вокзала мы поехали с мамой трамваем! Как интересно! На задней площадке стояло большое колесо и мне хотелось покрутить его. Да и билетик, что мама дала мне, меня тоже обрадовал. Ни у кого не будет, из мальчишек, в нашей деревне. И я бережно положил его в правый карманчик своего серенького костюмчика. Трамвай мчался с такой скоростью, что мне казалось, мы летим.

А ехали мы с мамой к какой-то дальней родственнице. Помню, после трамвая мы шли мимо деревянных заборов, по узкой дорожке глубокого оврага, а слева виднелась какая-то большая гора…

А второй раз, в начале апреля, когда совсем недавно, наша Красная армия, освободила Сталинград от немецких фашистов. Помню, как отступавшие чужие и страшные люди, забегали к нам в дом и искали, что–нибудь поесть. И не найдя ничего, быстро убегали, не закрыв за собой дверь.

Вот и завербовалась мама в Сталинград, чтобы там работать…

И опять я встретился с моим фонтаном… У вокзала… А ребята, а ребята – бедненькие, что с ними? У того руки нет, глянь, у другого ножка отбита, вместо пионерского галстука, что-то тёмное. Совсем как живые люди – раненые...Мне так жалко их, и я не сдерживаю слёзы.  А у краёв круглого фонтана лежат отбитые куски, да и у входа в вокзал груды камней, ещё не убирали.

…Со двора автовокзала, где в кассе я купил билет на вечернее время, чтобы походить по городу, видны дома проспекта Пархоменко. Там живёт жительница Волгограда Валентина Михайловна. Мои родственники знают её. И теперь я всегда останавливаюсь у этой гостеприимной хозяйки.
Я готов разговаривать со сталинградцами моего возраста, или даже старше без конца. Они для меня как родные люди. Вот и Валентина Михайловна стала для меня человеком из Сталинграда, того разрушенного героического Сталинграда, который я увидел в тысяча девятьсот сорок третьем году шестилетним мальчишкой.

–  Валентина Михайловна, а где Вы находились как раз в то время, когда немец захватывал город, – спросил я в самый первый приход к ней.
– Где, где… В самом пекле, в овраге за Мамаевым курганом, – как-то сердито ответила мне она.
– Так, значит, немец прямо через ваши дома наступал на город?
– Ночью, слышим грохот танков, и немцы валом валят, – Валентина Михайловна разволновалась. – Я тогда маленькой была, лет шесть. И жили мы прямо в самом овраге. А дома все разрушены, а в целых немцы стояли. Из оврага высунуться нельзя было, сразу строчили пулемёты, столько людей покосили…
Вдруг лицо Валентины Михайловны зарделось, голова стала наклоняться из стороны в сторону, глаза покраснели и крупные слёзы покатились по щекам, губы тряслись.
– Мама, мама зарыла меня в землю, а сама сверху легла, да так и замёрзла, а как дальше было, я ничего не помню…
Больше я не стал её расспрашивать. Она долго не могла успокоиться…

– Валентина Михайловна, я оставлю у вас свои сумки, а сам пройдусь по городу.
– Куда ты пойдёшь, сядь, поешь.
– Нет, нет сначала – в город…

…Автобус переезжает  мост, какой-то горбатый и бесконечный.
На одной из остановок выхожу и ищу музей, исторический.

Волгоград… там, на Главном железнодорожном вокзале, или на автовокзале, много людей, шумно. А здесь внизу, ближе к Волге, по проспекту Чуйкова и выше стоит какая-то странная тишина. Дома будто дремлют, и птиц не видно. А вдали Волга, как бы уходит в сторону от города. Прохожих на улицах мало, они там, на рынке, что забрался под уютные крыши, да в светлые и яркие помещения.
 
А я бреду по городу. Вот здесь, где-то не далеко от вокзала, этот самый музей. В 1957 году, мы будущие солдаты Советской армии, ехали в товарных вагонах на службу. И наш поезд остановился здесь, в Сталинграде. Стояли долго. Я успел сбегать на набережную, посмотреть на то место у причала Волги, где меня пароход увозил от мамы, но расторопные моряки снова выбросили сходни и я оказался рядом с мамой. А после этого я успел сходить в этот музей. Тогда, там была установлена панорама Сталинградской битвы. (Теперь – есть Панорама Мамаева кургана, один в один. И поле битвы. С живыми людьми, с погибшими, с ящиками снарядов. С танками и пушками… С белым и почерневшим снегом).
Что же я ищу, о чём хочу узнать, с чем прикоснуться снова? В музее мне всё интересно. И до революции, и первая Отечественная война, Гражданская. Здесь уже подробно о бароне Врангеле, о Деникине, об их победах над Красной армией. Я сразу вспоминаю, а кто ж победил… Надеваю наушники, слушаю выступление В. И. Ленина перед красноармейцами, уходящими на фронт. А он говорит, как о нашем сегодняшнем времени, что Америка, Англия и Франция хотят захватить нашу страну. Обращается к воинам – берегите среднего крестьянина. В своей речи он утверждал твёрдо и уверено, что большевики победят…

На улице сыро, но не холодно. На тротуарах снега почти нет. Лищь, небольшие лужицы. Солнца не видно, небо серое и непонятное.

«Да неужели же нельзя найти человека?» – думал я, выйдя из музея. Кто-то сказал мне, что теперь ни какого адресного бюро нет, а есть только полиция. И только там можно узнать адрес гражданина. Да и то, дадут ли они его, нужна веская причина. Стал спрашивать у прохожих, где ближайшее отделение полиции. Объясняли мне как-то запутанно, не понятно. Наконец уяснил точно – надо найти здание цирка, а напротив жёлтый дом полиции.

Но, есть же ещё и краеведческий музей…. Итак, у меня две цели: музеи, где хоть какие-то признаки той далёкой детской жизни, где мама, бабушка… И, найти человека.  Иду дальше.

И тут, справа – огромные колоны. Что они поддерживают? Видно, для украшения… А само здание не высокое, но длинное, почти целый квартал, красивое. В глубине между колонами высечено: «Администрация Волгоградской области». Зайду… Вахтёр, молодой полицейский, сержант, приветливый. Выслушав меня, стал куда-то звонить, объяснять. Наконец, стало понятно – надо идти в этот самый жёлтый дом полиции.

А вот и Краеведческий… Здесь я был не долго. Суслики, зайцы, лисицы и волки мне хорошо знакомы. Старинная одежда такая, как когда-то носили моя бабушка, мама. А вот домашний ткацкий станок. Сразу вспомнился друг детства, Митька. Тогда, сразу после войны в деревне, куда мы попали, как беженцы – выращивали коноплю. И у матери моего друга был точно такой же ткацкий станок. И тогда я видел всю технологию изготовления конопляного полотна. И длинные не очень широкие полосы этого мокрого полотна, раскинутые прямо по траве. Остановился я и у конной повозки, телеги. Вот на таких повозках и я, в детстве, отвозил зерно от комбайнов. Только… на быках.

Ну всё, теперь – в жёлтый дом… На проходной мне подсказали, что надо идти в третий подъезд. И, точно, там я узнал адрес полиции центрального округа: улица Рокосовского, дом 6. А там… адресное бюро. Можно трамваем, автобусом, но и пешочком не так далеко. И пошёл я на улицу Рокосовского… Вот теперь-то уж я узнаю нужный мне адрес. Может и телефон дадут, позвоню, пусть придёт она к автобусу, встретимся, поговорим… Пятьдесят восемь лет не виделись…

Рокосовского, два. Куда же идти, влево или вправо? Вправо, не далеко же. Номеров  не видно. Лишь через пять домов – двадцать второй. Куда я иду? И обратно. И вот – номер десять. И сколько же мне пришлось крутится вокруг этого десятого дома… Наконец, на втором этаже надпись – областное адресное бюро. Вот, вот, сейчас мне помогут, всё расскажут, дадут адрес, конечно, я не успею сходить по этому адресу. Да, ладно, сдам билет, а уж завтра…
 
– Какой у Вас вопрос? - в окошке сама вежливость и участие.
– Понимаете, мне надо найти человека. Она точно живёт в Волгограде...
– Понимаю. Фамилия, имя, отчество, год рождения.
– Ищу женщину. Столько лет не виделись, вместе в школе учились. Знаю только её девичью фамилию, дату рождения, место рождения.
– В таких случаях данные регистрации хранятся только двадцать пять лет. И уж наверняка Ваша женщина и замуж выходила, и фамилию меняла…
 – Да, это так, - все мои надежды стали понемногу таять.
Приветливая сотрудница записав на листке всё, что я ей проговорил, ушла… Через несколько минут вернулась и подала мне листок, на котором было написано…
– Остаётся только обратиться в «Жди меня», – подумал я. Взял листок и прочёл: Любовь Тимофеевна Агеева в списках не значится...
15-17.01.2016, г. Ростов-на-Дону.


Рецензии
Василий Сергеевич! Как хорошо Вы назвали рассказ "В поисках прошлого".И это не только о девочке, с которой учились и которой симпатизировали, но и о прошлом малой Родины и всей страны. Одно от другого неотделимо.События 20 века, от гражданской войны до современности, в рассказе о которых сквозит сожаление о развале такой страны. Ужасы Сталинградской битвы, называемой теперь битвой на Волге, картины освобожденного Сталинграда даны очень органично.

Галина Демакова   17.01.2016 13:27     Заявить о нарушении
Огромное спасибо, Галина Александровна!

Василий Чеботарёв   17.01.2016 13:54   Заявить о нарушении