Тамерлан продолжение глава 4

Глава 4
                                                                                    
Ольгу кто-то тряс за плечо, и громко кричал в ухо.  Она открыла глаза, и непонимающим взглядом уставилась на стюардессу. Сознание медленно возвращалось к ней.  Она огляделась по сторонам. Никакой горы, солнца, ледников, всадников, а только кресла и  гуд моторов самолета. Оказывается, стюардесса будила ее, потому, что самолет начал снижение. Ольга подняла спинку кресла,   пристегнула ремень безопасности, и снова закрыла глаза, пытаясь вспомнить, и проанализировать сон.  Гора, сверкающая под лучами солнца. Интересно, это та гора, к которой она летит?  Размышления Амира Темура о мирах и возможностях человеческого организма. Повелитель уже  который раз, пытается донести до нее что-то о сверх возможностях человека.  Готовит ее к каким-то особым испытаниям, что ли? Да, он еще что-то говорил о разрушенном Дели.    Он прав в одном, каждый отвечает за свои поступки сам.
Аэропорт Трибхуван в Катманду  встретил прилетевших ярко синим небом, солнцем, теплом. Ольга быстро прошла паспортный контроль, и вышла к стоянке такси. Она решила день провести в Катманду, оглядеться, узнать о дальнейшем пути, как на чем ехать к это горе Кайлаш, сколько по времени займет дорога.
Таксисты кричали на все голоса, зазывая клиентов. Хватали за руки, бежали впереди, предлагая услуги со скидкой, пытались вырвать из рук сумку. Ольга вернулась обратно в здание аэропорта, огляделась, нашла стойку с надписью туристическое агентство, и подошла к ней. Она обратилась к миловидной девушке, сидевшей за стойкой, с просьбой порекомендовать экономичный отель в Катманду на несколько дней. Девушка дала ей несколько проспектов. Ольга выбрала небольшой, двухэтажный отель на 27 номеров. Оказалось, что ее могут отвезти в этот отель, если она оплатит услуги за бронирование здесь на месте. Буквально через пятнадцать минут, она уже сидела в машине, с бронью отеля довольная своей сообразительностью, и счастливая от того, что сейчас устроиться, примет душ и будет лежать на кровати, не заботясь о том, что кто-то может войти к ней, надо куда-то идти, вести с кем-то разговор, думать, о чем говоришь. Красота!
Отель оказался именно таким, как она его представляла. Оформление заняло несколько минут. Ольга взяла ключ, и практически уже направилась к номеру, но менеджер отеля остановил ее, спросив, не желает ли она заказать экскурсию по городу. Неопределенно пожав плечами, она, было, продолжила свой путь, но менеджер выбежал из-за стойки, и буквально засунул ей в руку рекламные проспекты. Ольга поблагодарила, сказала, что сообщит о своем решении позже. Комната оказалась небольшой, уютной, с окнами на большое раскидистое дерево, которое закрывало своими ветвями дальнейший обзор. В комнате царил полумрак и работал кондиционер. Ванная комната была маленькая, с сидячей ванной, но это не расстроило Ольгу. Она разделась, включила душ, и минут двадцать просто стояла под теплыми струями воды, закрыв глаза и ощущая блаженство. После вымыла и высушила волосы, накинула махровый отельный халат и легла на кровать, включив телевизор. Попрыгав по каналам, она взяла рекламные проспекты. В них предлагалось совершить пешую прогулку на старую дворцовую площадь Дурбар, где расположен дворец живой богини Кумари, храм Таледжу, Кришны, Кастамандап, и погрузиться в атмосферу средневекового города, узнаеть о религиозных традициях Непала, которые поддерживаются до настоящего времени. В другом проспекте  предлагалось поехать к буддистской святыне  Сваябунатх, расположенной на 77-ми метровом холме, возвышающемся над долиной Катманду. Оттуда открывается вид на город и Гималаи. Сообщалось, что место обладает высокими энергетическим звучанием. Приходить сюда лучше ближе к закату – в то время как лучи заходящего солнца окрашивают белоснежный купол золотом. Все было красочно оформлено, выглядело заманчиво, но идти или ехать куда-то не было ни сил, ни желания. Промелькнула мысль – может, на обратном пути? В конце концов, она же не в туристической поездке, и приехала сюда не на экскурсию. Надо как следует отдохнуть, выспаться, узнать, как и на чем можно добраться до нужного ей места, и отправляться в дорогу.
Ольга заказала в номер еду из блюд европейской кухни. Рисковать и экспериментировать с  местной кухней не хотелось. Овощной салат, форель на гриле, кофе лат те  и яблочный пирог, это было то, что надо. Поев, она снова легла на кровать, и провалилась в темноту.  Проснулась уже только утром следующего дня. Отельные часы показывали 8 часов. Солнце пробивалось сквозь густую листву, окно, и прыгало по ее лицу, плясало, заставляя жмуриться. Из-за чего она и сделала вывод, что часы показывают не вечернее, а утреннее время. Она села, потянулась, и поняла, что чувствует себя отдохнувшей, здоровой и полной сил. Натянув джинсы, футболку,  расчесалась, всполоснула лицо холодной водой, и спустилась в кафе. На завтрак предлагался шведский стол. Ольга взяла себе хлебцы, масло, мед, сыр, сок и чай. Быстро позавтракала. Съела еще фруктовый салат из кусочков яблок, груш, манго, мандарин и персиков, и подошла к стойке менеджера. Молодой мужчина лет тридцати, улыбнулся ей, и спросил, чем он может ей помочь. Ольга пробормотала:
- Деньгами. Какие все вежливые, блин. – И начала говорить на английском языке.
Мужчина рассмеялся во весь голос, и ответил на чистейшем русском языке:
- Узнаю соотечественников.
Ольга изумилась:
- Вы русский?
- Ну, так скажем, я из бывшего СССР. Мои родители эмигрировали в  1989 году. Вернее, они тут работали в торговом  представительстве. Потом, после окончания контракта, так и остались. Я школу окончил в Минске, а потом перебрался к родителям.
- И как?
- Что?
- Не жалеете?
- Не знаю. Как-то не задумывался над этим. 
- На Родине давно были?
- Давно. Бабушка умерла. Больше ехать не к кому. Да и честно говоря, не очень тянет.
- Почему?
- Все, кто приезжает из России или бывших стран Союза, какие-то замороченные, злые, угрюмые. Либо швыряются деньгами, все делают напоказ. Либо жмутся, всем недовольны.
- Как я?
- Ну, вроде того. А блин, я так понимаю, это теперь любимое слово всех россиян? Я слышу его чаще всего. А самое смешное, что его говорят по любому поводу. И когда радуются и когда злятся и когда удивляются, и когда возмущаются.
Ольга рассмеялась:
- Точно. А как вас звать величать?
- Юрий Валентинович. Можно Юра.
- А я Ольга. Давай на ты?
- Ну, нам с проживающими не положено фамильярничать, но они русского все равно не понимают, поэтому, согласен. Ты сама откуда?
- Из Москвы.
- Здорово! А я только 2 раза проездом в ней был. Смотрю иногда по спутниковому телевидению ваши каналы, и поражаюсь. Как вы там живете? Это же целая страна. Все куда-то бегут, торопятся. Машины в вечных пробках. Снегопады, морозы.
- Нормально живем. Привыкли. Слушай, Юр, я хотела спросить, может посоветуешь, кто может мне объяснить как отсюда можно добраться до горы Кайлаш?
- Здесь она называется Кайлас. Туда лучше, конечно, добираться в составе группы. Обычно туда паломники рвутся. А ты одна хочешь?
Ольга пожала плечами:
- Одна. А, что одной нельзя?
- Почему? Можно. Только туда дорога очень трудная. Поэтому и едут группами.
- А ты сам там был?
- Был, лет пять назад, и больше не хочу.
- Не понравилось?
Юрий задумался, потом глубоко вздохнул, покачал головой:
- Не в этом дело. Это разговор не пяти минут. Давай так. Я через 40 минут сменяюсь. Если хочешь, пойдем, посидим в кафе. Тут за углом варят не плохой кофе, и поговорим спокойно, не торопясь. А сейчас мне смену к сдаче готовить надо.
- Хорошо.
- Тогда давай, примерно через полчаса, иди в кафе, а я подойду.
- Договорились.
Ольга поднялась к себе в номер. Легла на кровать, и довольно потянулась.
- Yes!
Получалось все просто замечательно.  Буквально через полчаса она уже будет знать, как, куда, на чем ехать, и сколько все это займет по времени. Можно попробовать уговорить Юру поехать вместе. Симпатичный парень. Общительный. Вдруг вспомнился Тимур. Они так и не встретились. Он позвонил ей буквально перед отлетом. Долго извинялся, что пришлось задержаться дома, так как у отца  были проблемы со здоровьем, поэтому не звонил. Потом Ольга извинялась, что уезжает. Ей и хотелось увидеться с ним, и в то же время она боялась этого. Боялась разочароваться. Пока он ассоциировался у нее с Максимом. Максим был напористым, порой резким, непредсказуемым, но интересным. А Тимур, на первый взгляд: мягкий, стеснительный, нерешительный. Защемило сердце.
Ольга отбросила грустные мысли, резко поднялась с кровати, взяла сумочку и вышла из номера.  Она решила, что лучше посидит в кафе, ожидая Юру, чем будет вспоминать прошлое, и портить себе настроение.
Кафе было небольшим, на 10 столиков. Ольга села у окна, заказала кофе – капучино, и начала наблюдать за улицей, проходящими людьми, проезжающими машинами. Утро радовало  голубым бездонным небом, ярким солнцем, зеленой листвой, цветами, людьми, одетыми в яркие, легкие одежды, машинами чистыми, блестящими, и отсутствием привычных московских пробок. Громкий голос, прозвучавший прямо над ухом, заставил ее вздрогнуть.
- Ну, вот и я. Напугал?
- Ничего. Просто на улицу засмотрелась, и не увидела, как ты подошел.
         
Юрий сел, и махнул официантке. Та что-то спросила его, он кивнул, и повернулся к Ольге.
- Ты сделала заказ?
- Да.
Она вначале даже не узнала его. Вместо униформы на нем была яркая в попугаях рубашка
светлые брюки. Он сразу стал выглядеть моложе. Ольга подумала, что ему   видимо, как и ей лет 27- 28, не больше. Темно-русые волосы, серые глаза, смуглая  от солнца кожа. Рост чуть выше среднего. Лицо овальной формы, улыбчивый рот.
- Что-то не так?
Ольга смутилась. Ну, вот опять она уставилась на человека, забыв о приличиях, - попеняла она сама себе.
- Нет, все нормально. Извини.
Им принесли кофе и пирожное. Ольга попыталась возразить.
- Я  пирожное не заказывала. Я хорошо позавтракала.
- Я заказал. Попробуй, это очень вкусно. Здесь нет крема, масла. Только мед, орехи, тесто.
- Ну, хорошо. Спасибо. Это что-то вроде  наших восточных сладостей?
- Да, только в Азии делают сироп. Там мед, вода, сахар, добавки пищевые.  А  у нас  мед и вода. Из добавок только орехи.
Ольга откусила кусочек и от удовольствия закрыла глаза.
- М-м-м, вкусно-о-о!
- Ну и прекрасно! А теперь давай поговорим о Кайласе. Ты зачем туда собираешься ехать? Просто где-то прочитала? Ради любопытства? Потому, что паломники группами ездят.
- А если я не люблю групповой туризм? Мне интереснее, когда я сама себе хозяйка. Куда хочу – еду. Куда хочу – иду. Никто не подгоняет, не кричит над ухом, не толкается.
- Я тоже не люблю суету и толпу, но тут дело другое. Туда одной нельзя.
- Почему?
- Ну, во-первых, туда не летают самолеты. Туда не ходят поезда. И практически не идут автобусы.
- Что значит, практически? Получается, они все же есть?
- Есть, но вначале надо очень долго ехать  до  селения Парьянг.  Потом делать пересадку и ехать до  местечка Сангсанг. После  дорога идет в гору на перевал Маюм-ла. Высота перевала 5207 метров. Закладывает уши, холодно очень. После спуска с перевала, надо еще порядочно ехать по равнине вдоль реки к озеру Конгье Тсо.   И только после того, как озеро проедешь,  увидишь  озеро Манасаровар, пик Гурла Мандхата Химал  и священную гору Кайлас.  Там есть небольшие отели. Но от них уже нет автомобильного сообщения. Надо идти самой. Там много разных людей и бандитов в том числе.  На паломнической тропе вокруг Кайласа можно встретить людей, которые  отмеряют весь путь своим телом, совершая последовательные земные простирания. Картина не из приятных.
- То есть я не буду там одна, как перст? И чего же тогда мне бояться? Долгий переезд для меня не проблема. Возле горы и на ней масса людей. В чем тогда опасность?
-  В том, что паломники и все остальные ночуют у костра, в палатках все вместе, а не по одиночке.
- Ну, я к кому-нибудь прибьюсь на ночевку. А вообще-то я не планировала там ночевать. Поднимусь и спущусь.
- Почти на 7 километров? Интересно было бы посмотреть. Там снег, холодно. У тебя есть одежда?
- Куплю.
Ольге показалось, что Юрий ждет, когда она пригласит его поехать вместе с ней. И не просто ждет, а практически настаивает, пугает. Зачем? Или она снова дует на воду? Может, она ему просто понравилась, и он хочет, чтобы она осталась в городе, в отеле, где он работает? Брать его с собой нельзя. Он не даст ступить без него ни шагу. Ну просто дед Азамат, по другому не скажешь.
- Может, мне взять отпуск на пару дней и поехать с тобой?
- Зачем? Тебе же не понравилось.
- Ну, ты же, как не как, моя соотечественница. А здесь, это как родня. Жалко, если с тобой что-то случиться. Я буду чувствовать себя виноватым, что не смог отговорить от поездки. Ты мне понравилась.
- Знаешь, я уже большая девочка. И как-то приехала сюда одна и жила до этого одна. Извини, но на этом мы с тобой разговор закончим. Хорошо? Не обижайся. Спасибо тебе за информацию и беспокойство.  У тебя выходной? Отдыхай. Пока. Увидимся.
Ольга встала, положила деньги на стол, и вышла. Юрий кинулся было за ней, но Ольга ускорила шаг, вскочила в стоявший автобус, двери закрылись, и она поехала. Сев на сидение, Ольга осмотрелась по сторонам. Она даже не спросила, как здесь производится расчет в общественном транспорте. То, что она ехала неизвестно куда, не страшно. Можно вернуться на такси обратно, сказав адрес отеля. А вот если ее оштрафуют за бесплатный проезд, это неприятно.
Автобус остановился на остановке, и Ольга в последний момент выскочила из него. Оглядевшись по сторонам, она увидела вывеску Туристического агентства, и подумала, что видимо ее снова «ведут».  Так, что нечего особо задумываться. Ей послали Юру, который рассказал весь путь до нужного места. Теперь привели туда, где помогут этот путь пройти.
Ольга решительно подошла к зданию, и открыла дверь. Внутри помещения царил полумрак, было прохладно и тихо. За столом, одиноко стоящим в правом углу комнаты, Ольга разглядела молодую девушку, которая внимательно смотрела на нее. Ольга поздоровалась, и на английском языке спросила, занимаются ли здесь паломническими или туристическими турами к горе Кайлас. Девушка помолчала, потом спросила:
- You from Russia?
Ольга с удивлением посмотрела на нее, потом оглядела себя, потом пробормотала:
- На мне, что, написано, что я из России?   
Девушка улыбнулась и на русском языке, правда с акцентом ответила:
- Нет написано. В наш фирма иностранный турист не обращается. Русский 2 раза обращался.
- Откуда вы знаете русский язык?
- Гид долго работала. Учил 2 года. Понятно говорю?
- Вполне.
- Как?
- Понятно. А что за русские приходили, и когда?
- Один мужчин был месяц туда назад. А один 3 диня туда назад.
- Три дня назад и месяц? И, что, вы их отправили?
- ОтрАвили? Зачем отрАвили?
- Отправили, значит выполнили их просьбу.
- А, да, они уехал с нашими группа.
- То есть, вы можете и меня отправить с какой-то из ваших групп?
- Да, можем.
- Замечательно! А когда?
Девушка взяла журнал, полистала, потом начала смотреть компьютер. Все это заняло около 5 минут. Ольга уже начала терять терпение, когда девушка снова улыбнулась ей заученной улыбкой и произнесла:
- Вперед 5 дней пойдет группа паломников. О кей?
- Как это? Только через 5 дней? Нет, меня это не устраивает. Мне надо или сегодня или завтра.
- Нет такой группа.
- А одна я могу уехать? Вы можете мне оформить билеты и заказать отель?
- Одна? Нет, - покачала головой девушка, - но мы работаем на индивид тур.
- Почему одной нельзя?
- Тяжела. Дорого. Гид дорого, но завтра можна.
- Мне не нужен гид. Я хочу только билеты туда и обратно, карту и бронь в отеле.
- Один женщина такой дорога? Нельзя. Язык не знай наш, инглиш они не знай. Страшна. Бандит много. Мужчин много. Нельзя.
- Можно. Ваше дело оформить документы. Остальное мои проблемы.
Девушка смотрела на нее во все глаза. Улыбка сошла с ее лица. Она взяла телефон, набрала номер и стала что-то очень быстро говорить. Ольга ждала. Девушка отключила телефон и снова изобразила на лице улыбку.
- Извините, хозяин нет разрешений. С вами проблем и фирма несет убытки. Вперед 5 дней, о кей или личный гид.
Ольга задумалась. Пять дней сидеть здесь, особо не улыбалось. Да и отпуск заканчивается. Значит, надо будет  просить за свой счет. Ехать одной на перекладных? Или все-таки принять предложение Юры? А, что она знает о Юре? То, что он работает в отеле и все. А вдруг он маньяк какой-нибудь? Он сказал, что ему не понравилось, когда он ездил на Калас. Зачем тогда он хочет ехать? Влюбился с первого взгляда? Ерунда. Брать отпуск ради нее и ехать туда, куда не хочется, может только человек, который преследует какую-то цель, либо близкий человек, который должен это сделать, чтобы потом не мучатся в сомнениях и переживаниях. Они совершенно чужие люди. Значит, он преследует какую-то цель. Какую?  Знать бы. Главное, он знает, куда она хочет ехать и когда выедет, так как она освободит номер. Что ему мешает поехать в туже сторону самостоятельно? Ничего. Только она, Ольга не будет знать, где и когда он возникнет на ее пути. Значит, лучше, чтобы он был на глазах? Получатся так. Вот и решение вопроса. Если надо выбирать  из плохого и очень плохого, то она выберет  первое.
Ольга встала, изобразила на лице ответную улыбку.
- Хорошо. Спасибо, я подумаю.
- Зачем думай? Давай оформляй сейчас.
- Я зайду завтра.
- Эй, стой. Твой имя как? Я Индира.
- Извини, спасибо. Пока.
- Не уходи. Стой. Если денег много есть у тебя, я гид хороший дам. Завтра поедешь.
- У меня нет много денег.
Индира соскочила со стула и подбежала к Ольге.
- В другой фирма не ходи. Русский я знаю.
- Я и на английском могу поговорить.
- Не надо инглишь. Давай с тобой говорить.
- О чем?
- Тебе ехать нада. Гид есть. Скидка есть. Берешь?
- Нет. До свидания.
- Стой.  Точно не будешь брать?
- Точно.
- Ладна. Есть группа. Если ты  успевать. Они в 3 едут.
Ольга глянула на часы. Одиннадцать часов утра.
- Да времени еще вагон и маленькая тележка. Конечно, успею. Что за группа? И откуда они отправляются?
- Паломники с Монголий. Буддисты. Поедешь?
- Конечно. Какая мне разница, откуда они. А почему сразу не захотела меня отправить?
- Хозяин деньги хочет. Гид дорого, группа нет. Велит так говорить. Если клиент нет, то тогда группа. Сбор здесь.
- Прекрасно! Давайте оформлять документы.
Индира копалась минут тридцать. Ольга уже начла терять терпение. Надо успеть купить теплые вещи, вернуться в отель, пообедать, купить какие-то продукты, сдать номер и прийти сюда. Наконец, Индира протянула ей ваучер, проспекты, памятку, чек. Ольга облегченно вздохнув, помахала ей рукой.
- Я не прощаюсь! – и выскочила за дверь.
Настроение было прекрасное. Она едет не одна, и в то же время ни от кого не зависит, и в любой момент может исчезнуть, а потом вернуться. Даже если Юра где-то возникнет, то есть гид, есть группа. А Индира хороша. Сколько ее мурыжила.  Хотя,  во всем мире так – каждый ищет свою выгоду. Она выполняла распоряжение хозяина. Все правильно. Теперь надо найти магазин теплой одежды и обуви. Купить куртку, шапку и сапоги. Свитер у нее есть. Джинсы есть. Да, еще перчатки надо и теплый шарф. Юрий сказал, что там снег, ветер и очень холодно. Хорошо еще, что она взяла  с собой минимум вещей, а то возникла бы большая проблема, куда их девать.  Не тащить же  с собой?  Хорошо, что Юрий сегодня выходной. Не надо будет ничего объяснять, когда она вернется в отель.
Ольга решила идти по направлению к отелю, если ничего по пути не встретит, то в отеле узнает адреса и закажет такси. По пути, конечно, ничего не встретилось. Магазины были, но продуктовые. Один все же нашелся, но там продавали летнюю легкую одежду. Ольга уже подошла к двери отеля, когда впереди увидела вывеску «Finn Flare». Ольга даже поморгала, вдруг мерещится? Нет, вывеска не пропала и название именно такое как она прочла. Финскую одежду Ольга любила. Удобная, теплая, яркая. Теперь, главное, чтобы там были именно теплые вещи, а не футболки и летние брюки с кроссовками.
Она быстро направилась к магазину. Внутри было прохладно, звучала музыка. Молоденькая продавщица кинулась к ней, предлагая свои услуги, но Ольга остановила ее жестом.
- Я сама.  I myself.
- Kindly. Корошо.
Ольга хмыкнула про себя. Ну, надо же, все понимают и говорят на русском языке. Она сразу же прошла в отдел верхней одежды. Куртку нашла сразу. Цвет синий с красным. Веселенькая, теплая, с капюшоном. Шарф и шапка тоже не заставили себя долго искать, а вот сапог не было. Были замшевые ботинки, и утепленные кроссовки. Ольга взяла ботинки на размер больше, вязаные гольфы, и вязаные перчатки. Стоило это все, конечно не малых денег. Она с сожалением подала на расчет свою карточку, с которой деньги убывали за сегодняшний день с невероятной быстротой. Хорошо еще, что когда она уезжала от матери, та не спрашивая  перечислила на ее счет 5 тысяч долларов, и сообщила ей об этом практически перед отлетом. Две тысячи уже ушли. Но запас есть и это вселяет уверенность.
Она взяла пакеты, пропела – пока-а-а, - и вышла на улицу. В отеле она сразу же подошла к администратору, и узнала, можно ли будет снова здесь остановиться по возвращении. Надо ли бронировать номер, или можно въехать просто так. Администратор сказал, что бронировать можно, но надо внести предоплату за бронь. После чего поинтересовался -  когда  она ориентировочно планирует заселиться вновь и на сколько. Ольга ответила, что дня через 4 – 5 и на сутки – двое. 
Правда тур, который она оформила, занимал по времени неделю, но она же не паломница. Главное, добраться туда с группой, а обратно можно и одной. Дорога уже будет известна. В любом случае, она укладывается в сроки. А после посещения Кайласа, чтобы она там не обнаружила, она возвращается в Индию и оттуда сразу же домой. Хватит с нее путешествий. Отдохнула, называется. Привела нервы в порядок.
Оформив бронь, она поднялась к себе в номер. Заказала обед, и легла на кровать. Времени оставалось совсем мало, но ей захотелось немного расслабиться. Впереди предстояла длинная дорога, и неизвестность. Глаза начали слипаться сами собой. Не было ни каких сил удержать их открытыми, и Ольга сдалась. Последняя мысль, промелькнувшая в ее голове, была такой – все равно не опоздаю. Принесут обед и разбудят.

Темная ночь. Лишь бледный, тонкий лик  полумесяца, да  тускло, мерцающие звезды освещают горы, небольшое плато, и людей сидящих прямо на камнях. Затухающий костер изредка вспыхивает  маленькими угольками, внутри пепла, и тут же гаснет. Возле костра сидит человек. Голова его запрокинута к небу. Остальные люди сидят чуть в стороне. Если приглядеться, то можно понять, что они сидят по кругу, то есть вокруг костра и человека у костра. Ольга пытается разглядеть их, но лица прячутся в темноте, и только  их позы выражают настороженность. Как будто в любую секунду они готовы вскочить. Руки лежат на ножнах, в которых спрятаны сабли. Охранники, понимает Ольга. А кто же сидит у погасшего костра?   
Она пытается приблизиться, но получается плохо. Что-то держит ее, не давая сдвинуться с места. И тут она видит, как сидящему  у костра человеку подходит воин в шлеме, кольчуге. В его руке небольшая полумесяцем сабля. Он вкладывает ее в ножны, и почтительно замирает рядом.
- Я слушаю тебя.
Ольга узнает голос Тамерлана.
- Он не сказал ничего. Простите Повелитель. Я пытался, но у меня не получилось.
- Он жив? Ты не причинил ему вреда?
- Скорее да, чем нет.
- Ты не уверен? Я приказывал тебе не трогать его!
- Я не дотронулся до него и пальцем. Но он, как бы, не в себе.
- Что это значит?
- Он меня вроде видит, но  в то же время и не видит. Как бы слышит, но и не слышит. Я задаю ему вопросы, а он смотрит сквозь меня, и молчит.
- Да, так, наверное, и должно быть. Иначе тайна не была бы тайной. И дорога познания жизни  и смерти была известна любому.
- Повелитель, но раз он здесь живет, значит, он знает эту дорогу. Мы можем…
- Нет! На рассвете я сам поговорю с ним. Находясь в союзе с эмирами, военно начальниками, бахадурами и, опираясь на их помощь, мужество и доблесть, силой меча своего, я завладел тронами двадцати падишахов. Я стал властелином Ирана, Рима, Магриба, Сирии, Египта, Ирака арабского и персидского, Азандарана, Хиидустана и других стран, но здесь  силой меча нельзя добиться ничего.  И для него моя власть, мое могущество,  это пустой звук. Этот человек либо укажет мне дорогу добровольно, либо умрет, но не откроет тайны. Я знал, что ты вернешься ни с чем. Если бы он открыл путь тебе, я бы знал, что это не тот человек, которого я ищу и это не тот путь, куда я стремлюсь.

Громкий стук в дверь заставил Ольгу резко соскочить с кровати. Секунду – другую она не могла понять, где она и что случилось. Потом вспомнила, что ждет обед, стряхнула с себя остатки сна, и открыла дверь. Молоденький официант внес поднос, поставил на столик, подал ей чек. Ольга расплатилась, и он вышел.
Она  села в кресло, взяла приборы, и задумалась. Сны снова стали преследовать ее. Вернее, это даже не сны, а какие-то сюжеты, как в кино, а она  сторонний наблюдатель. Ее снова, таким образом, вводят, как бы, в курс дела. Но какого? Путь, который искал Амир на горе. Не тот ли это путь, который нужен ей, Ольге? То есть, он пытался найти пещеру, в которой по легенде  находится лучший генофонд Земли? Зачем? Как она сказал? «Дорога познания жизни  и смерти». Если ты познаешь жизнь и смерть, значит, обретешь бессмертие! Получается, что его все же волновал этот вопрос? Не зря Бабадул утверждал, что Амир Темур владеет тайной бессмертия. Но так, как после похода на Индию Амир вскоре умер, значит, он все же не смог найти эту дорогу? А если смог, то почему умер? И куда тогда едет, она, Ольга? Пока одни вопросы, а ответов нет. Сколько паломников ежедневно, ежеминутно едут, идут туда, но пока никто еще не смог найти эту пещеру. Какая вероятность того, что она сможет это сделать? И почему она? Каким образом записка оказалась в Дели у этого странного человека? Неужели он действительно живет без воды и без еды? Тогда, получается, он познал эту дорогу жизни и смерти? Но, если это так, то зачем тогда нужна она, Ольга? Направление указано пока только до следующей записки. Вопросы. Вопросы. Ответов пока нет.
Она глянула на часы и ахнула. Времени почти не осталось, а она сидит, размышляет. Ольга начала быстро есть. После чего, быстро покидала вещи в сумку, спустилась на ресепшен, сдала ключ, и выскочила на улицу. 
К месту отправления она подбежала за 5 минут до отправления, но ни людей, ни автобуса не увидела. Ольга растерянно огляделась по сторонам. Промелькнула мысль – неужели опоздала? Не могли же они уехать раньше времени? Она вбежала в помещение. Индира сидела на своем месте, и что-то печатала в компьютере.
- Я опоздала? – Выдохнула Ольга.
Индира кинула взгляд на Ольгу, подняла палец: - секунд. Она снова уткнулась в компьютер. Ольга постояла минуты две, потом решительно произнесла:
- Где автобус? Где люди? Индира, я жду ответ!
- Зачем кричишь? Видишь, я занятая.
- Время 3 часа. Где автобус? Я не опоздала. Я пришла за 5 минут до отправления.
- Ты плохо слышал? Я тебе говорил, что автобус в три.
- Ну, и?
- А сейчас 15 часов.
Ольга села на стул, и провела рукой по лицу.
- То есть автобус пойдет ночью?
- В три.
- Супер! А зачем ты мне тогда говорила, успею я или нет?
- Я не знай где ты живешь, и как собираешься. Я твой мозг не влезаю. В три приходи.
- А как же люди ночью сюда добираться будут?
- Такси. Какой проблем? Групп монголий мини бас.
- Ясно.
Ольга вышла  из офиса расстроенная, ругая себя последними словами:
 - Сама виновата. Надо было уточнить время суток. Индира права, она сказала в три, и ни ее вина, что ты подумала про день, а не про ночь. Ну, что теперь делать? Номер в отеле сдан. Снова идти туда? С сумкой гулять по городу не будешь до ночи. Вот невезуха! Сейчас нельзя быть невнимательной. Давай включай мозг дорогая! Ты не в отпуске.
Она медленно пошла вверх по улице, в сторону от отеля. Хотелось где-то присесть, выпить кофе и подумать. Улица долго шла вверх, потом завернула направо. Впереди Ольга увидела парк. Она вошла в арку, и пошла по аллее. Буйство красок радовало взгляд. Приглушенный щебет птиц, безветрие, тепло, располагали к пассивности, созерцанию, мечтам. На скамеечках в тени деревьев сидели, обнявшись парочки, молодые мамы с колясками, пожилые люди с журналами и газетами в руках. Никто никуда не бежал, не спешил, не кричал. Видимо так действовало послеобеденное время. Дети спали, а взрослые отдыхали после вкусной трапезы. Даже фонтан в центре парка и тот шелестел водой чуть слышно, как бы извиняясь, за то, что нарушает покой.  Ольга  присела на скамью, откинулась на спинку, и закрыла глаза. Но буквально через минуту встала, так как поняла, что может уснуть.
Глазами поискала кафе, увидела его справа в углу и направилась туда. Месторасположение было оригинальным и довольно интересным. Кафе было расположено на сваях в центре небольшого озера. Вход в него был через красивый изогнутый мостик с  коваными перилами, яркими фонариками, флажками, фигурками животных.
Само кафе представляло собой террасу и закрытое помещение. Столики на террасе были расположены по кругу. Практически в метре от настила, плескалась вода, и плавали разноцветные рыбки.  Играла тихая восточная музыка. Ольга села за один из столиков. Тут же подбежал официант, предложил меню, принес влажную салфетку, какой-то напиток, и выжидающе замер рядом.
Ольга заказала  крепкий двойной кофе, стакан минеральной воды и два шарика мороженого. Официант  долго рассказывал ей о прекрасных блюдах, которые готовят у них в кафе, предлагал попробовать, и очень расстроился, когда ему не удалось «раскрутить» Ольгу на обед.
Минут через десять он принес ей заказ. С улыбкой расставил все на столе, пожелал приятного отдыха и удалился. Ольга с опаской попробовала все, и была приятно удивлена, что кофе горячий и крепкий. Минеральная вода холодная, а мороженое вкусное и не растаявшее.
Она вспомнила такой же свой поход в одно из разрекламированных московских кафе на Таганке. Она зашла в это кафе что называется по пути, и потому, что ногам нужен был хотя бы небольшой отдых. Есть не хотелось, так как было жарко, да и обед был часа полтора назад. Официант тоже подбежал к ней сразу, выложил три меню (на спиртные напитки, основные блюда и десерт). Ольга попросила у него кофе « венский» и стакан минеральной воды. Официант так же долго пытался уговорить взять ее либо салат, либо десерт, либо коктейль. А когда не получилось, исчез минут на 20. Он обслуживал соседние столики, тех, кто пришел уже намного позже, а Ольга сидела и ждала. Когда она сделала ему замечание, он буркнул, что он один, а посетителей много, после чего принес кофе, в котором взбитые сливки плавали уже не башенкой, а пенкой и теплую воду. Буквально кинул это все на стол перед ней, и удалился. Настроение было испорчено. Ольга  пригласила администратора, хотя выяснять отношения никогда не стремилась. Сказала ему все, что думает о кафе и обслуживании, получила невразумительный ответ по поводу загруженности кафе и больших заказах, гордо кинула деньги, не став пить ни кофе, ни воду, и ушла. Почему в любой другой стране и даже здесь на краю земли, если ты попросишь просто стакан воды, тебе его подадут с улыбкой (даже если не удалось «раскрутить» на более весомый заказ). А в шикарном московском кафе, если  твой заказ меньше чем на тысячу рублей, тебя за твои деньги унизят, покажут, что ты никто и звать тебя никак. Главное деньги, а не человек. Отчего это происходит? Может от того, что город миллионный, и не придешь ты, придет другой? То есть, нет цели, удержать посетителя, чтобы ему захотелось прийти сюда еще раз.
Ольга поймала себя на том, что сидит, бурчит себе под нос, размахивает руками, сердито сдвинув брови, и выглядит видимо в глазах сотрудников кафе и посетителей, ненормальной, сбежавшей из психушки. Отдохнула называется. Поразмышляла в тишине. Да прав был Повелитель, когда говорил ей на прощание про мозг и о том, как интересно устроен человек,  Он хранит столько информации, столько воспоминаний, нужных и не нужных. И ты вроде думать забыл о какой-то ситуации произошедшей с тобой энное количество лет назад, но вот возникает такая же или похожая ситуация и память вытаскивает на белый свет ту забытую, и ты снова нервничаешь, раздражаешься, страдаешь и переживаешь ее еще раз.  Он говорил, что память, это файл в компьютере – мозге, который сохранен, заархивирован и забыт до определенного момента. То  есть любая информация не исчезает. И ее в любой момент можно вытащить, открыв этот файл воспоминанием. Но для этого нужен какой-то толчок. Фраза, картинка, запах, музыка – то есть код или пароль. Каждый человек, это машина, которая движется по определенному, запрограммированному  пути (от рождения до смерти) и является  сосудом  для сбора и  сохранения информации.  Получается генофонд Земли, это просто хранилище информации за весь эволюционный период? И в любой момент можно эту информацию получить. Но для этого надо привести в рабочее состояние мозг. Запустить этот компьютер, открыть эти файлы. И если  мозг это компьютер, а информация файл, то его всегда можно переписать на флэшку, а флэшку всегда можно подключить к любому компьютеру, а не какому-то конкретно. То есть эту информацию можно передать другому мозгу, и он вспомнит, то чего не знал! Вот почему она здесь.  Ее снова хотят использовать как  компьютер, к которому подсоединят флэшку с информацией. А теперь какие и чьи воспоминания ей хотят подключить и чью информацию считать? Повелителя или тех, на чей мозг записана информация о прошлом, а может, и будущем или настоящем и кто хранит информацию в этой горе?   Она снова игрушка,  которой крутят и вертят, как захотят.
- Все! Не хочу!  Я никому ни чем не обязана.  Найдите себе  другой компьютер для считки информации. А я поехала домой!
Ольга кинула деньги на стол, и быстрой походкой пошла к выходу. Вдруг у нее закружилась голова, перед глазами поплыли круги, во рту стало сухо, сердце застучало быстро-быстро. Она села на первую попавшуюся скамью,  закрыла глаза, и провалилась в темноту.

Костер почти догорел. Небо стало розоветь, звезды блекнуть и исчезать. Близился рассвет. Амир сидел, опустив голову на скрещенные руки, и казалось, дремал. Но вот он поднял голову, и начал говорить:
- Каждый человек, будь он великим полководцем, мыслителем, садовником или дервишем, единственен в своем воплощении. Нет людей схожих во всем. Как нет одинаковых  травинок, цветков, деревьев, животных, птиц, рыб. Они схожи в одном – они живут. Им дана длинная ли, короткая ли, но жизнь. И каждого из них есть предназначение. То, для чего они живут. На Земле нет никого и ничего лишнего, бесполезного. Даже шакал, поедая падаль, приносит Земле пользу. Он освобождает ее от гнили и  болезней. Все, что существует в этом мире взаимосвязано. Всё и все используют друг друга для достижения какой-либо цели. Порой, это использование приводит к смерти. Но иначе не было бы и жизни! Животное поедает траву, иначе оно умрет. То есть убивает другое живое ради своей жизни. Но и это  животное само является источником пропитания. Его тоже убивают, то есть  используют. Это делают другие животные и  человек. Они делают это для того, чтобы выжить самим.  Но использование не всегда вызывает смерть. Пчела использует цветок, не убивая его, а, только забирая нектар, из  которого делает мед. Человек срывая с дерева плоды, не уничтожает его. Плоды в любом случае упадут на землю и сгниют, если их не собрать. Человек использует коня, который возит его, собаку, которая сторожит его дом. Человек использует человека, заставляя обслуживать себя. Использование кого-либо кем-либо – это и есть жизнь. На Земле нет человека, животного, птицы, рыбы, растений, которые бы не использовали друг друга. Это нормально. У каждого на Земле свое предназначение…

       Ольга очнулась от резкого запаха, и закашлялась. Открыв глаза, она увидела склонившуюся над ней женщину, которая что-то быстро говорила на непонятном Ольге языке, и совала под нос салфетку, смоченную в какой-то жидкости, пахнущей резко и противно.  Она оттолкнула руку с салфеткой, и начала глубоко вдыхать воздух. Женщина что-то говорила, дергала за руку, плечо, заглядывала в глаза. Ольга встала, изобразила на лице улыбку, извинилась, и быстро пошла к выходу из парка. Увидев тележку с водой и мороженым, она купила воду, отошла к ограде, умыла лицо, шею, выпила несколько глотков и наконец, пришла в себя окончательно.
        Странно, но раздражение, возмущение, злость бурлившие и выводившие ее из себя  до обморока, исчезли. Она  чувствовала даже какое-то умиротворение. Все встало на свои места. Хорошую отповедь она получила! Возомнила себя пупом Земли. Как же, ее используют! А Повелитель буквально в нескольких фразах сумел донести до ее ума,  что все живущие на этой Земле зависят друг от друга, используют друг друга. И у каждого есть предназначение в этой жизни. Даже отшельник живущий в пещере зависит от многих факторов. Воздуха, погоды, еды, питья, одежды, болезней, зверей, насекомых.
         - Ну, значит, так тому и быть! – вслух произнесла Ольга, и пошла по направлению к отелю. – Больше никаких истерик, подозрений, страха. Раз все в мире предопределено и чему быть того не миновать, значит нечего бояться, метаться,  и рассуждать. Надо плыть по течению, куда вынесет.
         Но услышав голос Юрия, поняла, что поговорка «благими намерениями вымощена дорога в Ад», верна.
- А мне сказали, что ты выехала из отеля. Ты чего убежала из кафе? Ты не хочешь со мной общаться? Ты сейчас куда?
- Сколько вопросов сразу. Отвечаю. Я выехала, но сейчас въеду снова. Так получилось. Я не убежала из кафе, а ушла. Общаться я  с тобой общаюсь, но поеду я без тебя.
- Почему? – искренне удивился Юрий. – Вдвоем же лучше.
- Чем?
- Ну, я все-таки мужчина. Безопаснее.
- Ты думаешь?
- А разве не так?
- Порой одной безопаснее, чем неизвестно с каким мужчиной.
- Как это неизвестно? Ты же меня знаешь.
- Я тебя не знаю. Мы знакомы пол дня. Я знаю, кем и где ты работаешь. Это все.
- Так разве этого мало?
- Мало. И потом, я приехала сюда одна, без тебя, и поеду дальше одна без тебя, и домой полечу одна без тебя. Еще есть вопросы?
- Нет. Извини. Я хотел, как лучше. Ты мне понравилась.
- Я так и поняла. Тогда тем более.
- Почему?
- Если я тебе понравилась, ты будешь добиваться взаимности. Я тебе ее дать не могу.  Ты начнешь нервничать, обижаться, и мой отпуск будет испорчен. Я понятно объяснила?
- Я тебе совсем не нравлюсь?
- У меня есть друг. Вот он мне нравится. Юра, извини, спасибо тебе за информацию, внимание, помощь, но давай на этом закончим наш разговор, хорошо?
Юрий молча пожал плечами, перешел на другую сторону улицы, и крикнул: - обычно я девушкам нравлюсь. – И быстро пошел вниз, в другую от отеля сторону.
Ольга облегченно вздохнула. Потом рассмеялась, и подумала – недолго же я плыла по течению. И все же я сделала правильно, что «отшила» его. А он видимо таким образом развлекается. Благо работа позволяет. Приезжают молодые девушки, он знакомится, предлагает свою помощь. Дальше не большой роман. Заканчивается отпуск, а с ним и роман. Никаких обязательств и приключения на лицо. Ну и ладно. Будем надеяться, что в нем не взыграет мужская гордость, что его проигнорировали, и он не начнет добиваться взаимности с удвоенной силой.
Ольга вошла в отель, подошла к администратору, узнала, что ее номер еще не занят, оплатила проживание до утра, и поднялась наверх. Приняла душ, и легла на кровать. Не хотелось ни думать, ни анализировать, ни спать. Она включила телевизор, нашла музыкальный канал, и погрузилась в музыку, танцы, новые лица, новые песни, яркие краски. Так она провела часа два. Потом заказала в номер ужин. Поела. Поставила будильник на 2 часа ночи, и легла спать, предварительно, отправив матери SMS о том, что у нее, Ольги все хорошо.
Она долго крутилась, вертелась, но все уснула. Она видела сон, в котором она пыталась забраться по лестнице, которая не имела перил куда-то очень высоко. Это был строящийся дом этажей на 20. И вот она забралась уже где-то на 10-й этаж, и оказалось, что на следующий пролет надо перепрыгивать, а внизу пустота и так страшно. И тут вдруг к ней протянулась рука, и перетащила ее дальше. Ольга силилась рассмотреть, чья это рука помогает ей. Но мужчина (а это точно был  мужчина), все время находился выше нее, и когда протягивал ей в очередной раз руку, она смотрела именно на руку, цеплялась за нее, замирала от страха, а когда оказывалась в безопасности, и поднимала взгляд, то видела только спину. И вот когда они были уже наверху, и мужчина начал поворачиваться к Ольге лицом, зазвенел будильник.
Ольга села, включила свет, и чертыхнулась: надо же, на самом интересном месте зазвонил! Ни раньше, ни позже. Интересно, к чему бы этот сон? И кто был тем мужчиной? Теперь я уже никогда не узнаю. Но, главное, я добралась до цели, на самый верх. Пусть и с чьей-то помощью. А, вдруг, это подсказка, что без помощи мне не обойтись, и я зря отказала Юрию?  Нет, тогда мне бы показали именно его лицо.  Ладно, что сделано, то сделано. Пора одеваться, и идти. Надеюсь, что сейчас-то я уже точно уеду.
Она быстро оделась, и вышла из номера. Спустилась вниз, и затем на улицу. Темнота «ослепила» ее. Над входом в отель светилась тусклая лампочка, а дальше была темнота. Ольга растерянно остановилась. Она привыкла, что в Москве ночью светлее, чем днем. Все светится, мерцает, сияет, мигает. Ольга глубоко вздохнула и решительно шагнула в темноту.
Когда глаза привыкли, оказалось, что не так и темно. Просто она вышла с яркого света, поэтому ей так и показалось. У магазина тоже тускло светила лампочка, и у кафе. Ольга уверенно двигалась вперед. Вдруг кто-то кинулся ей под ноги. Ольга закричала, и кинулась бежать. Раздалось кошачье мяуканье и шипение. Ольга остановилась, оглянулась, и рассмеялась. Кошка! Конечно же, это кошка. Увидела человека, и хотела потереться о ноги, а я сама испугалась и ее напугала.
У здания турагентства стоял небольшой автобус, двери были открыты, и внутри были видны люди, которые громко кричали, жестикулировали руками, бегали туда-сюда. Ольга обрадовалась. Автобус есть, люди есть, значит, все получилось. Скоро она поедет.
Она поднялась на ступеньки. Индира громко спорила с мужчиной, который что-то доказывал ей, тряс бумагами перед ее носом. Рядом стояли мужчины и женщины, которые тоже что-то кричали, и хватали за руки то мужчину, то Индиру. Ольга подошла ближе. Голос мужчины показался знакомым. Ольга зашла с другой стороны, чтобы увидеть его лицо. И остолбенела. Нет, не может быть! – пронеслось в голове.
И тут она услышала, как мужчина чертыхается на чистейшем русском языке: чтоб вам провалиться! Ну, тупые! Дебилы! Мать вашу! Чтоб я еще хоть раз согласился поехать с этими баранами, к этим козлам!
Ольга в голос рассмеялась. Мужчина обернулся, и, наткнувшись на смеющийся взгляд Ольги ахнул: - не может быть! Это ты? Ты - то откуда здесь взялась, красотка? Опять познаешь мир?
Это был… Роман собственной персоной!
- Роман, ты, что здесь делаешь? Ты же был сопровождающим - гидом российских групп. Или монголы теперь входят в состав России?  Я что-то пропустила?
- Опять юморишь?  Слушай, как я тебе рад, ты даже не представляешь! На этот раз ни от кого не скрываешься? Прикрытие требуется? Если да, то я с удовольствием тебя зачислю в свою группу и возьму под свое крыло.
- Под твое крыло с удовольствием! Ты не ответил на мой вопрос: почему ты с группой из Монголии?
- А ты на мой.
- Роман, ты как всегда в своем репертуаре. Как же я рада тебя видеть! Отвечаю на твои вопросы. Ни от кого не скрываюсь. Прикрытия не требуется. Путешествую, как всегда одна. Хочу увидеть священную гору Кайлас. Но с удовольствием поеду с вами, так как говорят, туда одной ехать нежелательно. Доеду с вами, а дальше, как и тогда в Азербайджане по своему плану. Договорились?
- Ох, и загадочная ты девушка! Вся окружена тайнами. Мечешься по миру. То Туркмения, то через Азербайджан в Армению, теперь Непал. Странный выбор стран. Мне тогда девушка из отеля рассказала, как ты у нее под прилавком пряталась от каких-то парней. Потом ты исчезла из отеля, хотя обещала, что вечером мы увидимся. Замуж-то не вышла? Помнится, у тебя жених был.
- Как много ты обо мне помнишь. Я польщена. У тебя же столько туристов проходит перед глазами каждый день.
- Ну, таких, как ты – единицы.
- Сумасшедших?
- Ну, типа того. Раз на вопрос о замужестве молчишь,  значит, не вышла. Да и честно говоря, глупо было спрашивать. Если бы вышла, то сидела бы дома с мужем, а не прыгала ночью  по темным улицам в Богом забытой стране.
- Почему Богом забытой?
- Слушай, давай загрузимся, поедем, и там поговорим, а то мы уже из графика выбились. Я так понимаю, что дополнительная туристка, это и есть ты, поэтому мы больше никого не ждем, можем ехать. Так ведь?
- Да, дополнительная, это именно я. А ты, что мои документы не смотрел, если так удивился меня увидев?
- Мне не до этого было. Обещали «мерседесовский» автобус, с кондиционером, с туалетом, автоматом кофе-чай, а видишь, что пригнали? А  тут еще эта «матрешка» говорит мне, что дополнительный турист будет, вот я и завелся. Этих-то пока собрал всех. То проспали, то вещи забыли, то капризы по поводу ночного выезда. Ладно, теперь это все компенсировалось твоим присутствием. Я счастлив и доволен. Будет с кем поговорить и на кого посмотреть. Может, я тебя на этот раз сумею уговорить, что мы созданы друг для друга. Не зря же нас судьба сводит во второй раз. Ты  такая же сумасшедшая, как и я. Любишь путешествия и не тривиальный отдых. Не боишься ничего. Любишь историю. Да мы с тобой просто идеальная пара!
- Роман, - рассмеялась Ольга, - ты не исправим. Поехали!


Рецензии
С нетерпением жду продолжения.
С уважением!

Панченко Евгений   31.01.2016 14:10     Заявить о нарушении