9-1 Сельские дети войны

9-1 Сельские дети войны П.Краснощеков

                         АТОНИНА ИВАНОВНА МАТВЕЕВА
                                (БАРЫКИНА)
                              6.06. 1928 г.р.

  В семье Быковского крестьянина – середняка Ивана Петровича  и Натальи Сергеевны Матвеевых  родился в 1928 году третий ребёнок, назвали девочку Тоней. Старшему Ванечке тогда было пять лет, среднему Костику всего два годика.

  Отец Тони Иван Петрович родился в 1896 году в Быково, в 1914 году был призван в Армию и вместе с земляком Иваном Матвеевичем Стрыгиным направлен на учёбу в Казанский кадетский корпус. Пять лет учёбы пролетели незаметно и они были направлены в войска. После известных событий 1917 года перед Иваном Петровичем и Иваном Матвеевичем стал вопрос с кем идти дальше. Воевали за «белых», а в 1918 году вместе  перешли к «красным», вместе гнали войска Деникина вдоль Волги.

  Прошли ужасы, тяготы и лишения Гражданской войны и Иван Петрович вернулся к своей жене Наташе, которая все пять лет ждала его в Быково. Началась мирная, но такая беспокойная крестьянская жизнь. «Золотые горы» обещаний крестьянам Советской властью во время НЭПа, коллективизация 1928 года. Он без сожаления отвёл на колхозные дворы своих двух быков, верблюда и сорок овец, весь свой хозяйственный инвентарь, посевной материал и сам безоглядно и решительно, как и во время Гражданской войны, вступил в колхоз.

  Образование, полученное в Казанском кадетском корпусе, позволило ему занять место завхоза колхоза. Казалось, что раскулачивание при сплошной коллективизации, его семье не грозит, но 1932 год принёс сюрприз с другой стороны. Отец Ивана Петровича Пётр Илларионович Матвеев был раскулачен полностью, забрали всё, скот, зерно, дом и личные вещи. Семью выгнали на улицу в чём стояли, а чтобы родственники не могли помочь, частичному раскулачиванию подверглись и они. Комиссия в составе трёх человек по раскулачиванию (два брата Лаврухина и Ольга Чернова) к Ивану Петровичу пришла, когда он был на работе, дома была Наталья Сергеевна с детьми.
 
  Наталье предъявили список на раскулачивание особкомиссии при Николаевском РИКе, где стояла и их фамилия, и приступили к раскулачиванию. Первым делом выпроводили из дома за двери хозяйку с детьми, милостиво разрешив им смотреть из-за дверей. Сняли с койки одеяла, простыни, расстелили их на столах, начали вытаскивать из сундука все более-менее ценные вещи и вязать их в узлы. Последним из сундука вытащили белый ажурный платок и бросили его наверх, но он сполз с кучи вещей и упал под стол. Этот платок подарил Тоне дедушка Петя, он привёз его из города своей любимой внучке. Ничего было не жалко так Тонечке, как своего красивого ажурного платка, валявшегося сейчас под столом на грязном полу от сапог мужиков.

  Она потихоньку прошла под стол, взяла свой платок и направилась к маме.
- Стой, паршивка! – Крикнула Ольга и схватила Тоню за шиворот, - положи на место.
- Это мой платок, мой. Мне его мой дедушка на день рождения подарил, - выкрикнула плача Тоня.
- Теперь здесь вашего ничего нет. – Она бросила платок на кучу вещей и стала стягивать узел.
 
  Мужики, взвалив узлы на плечи, стали выносить их на улицу и складывать в поджидавшие сани. Закончив дела в доме, вытащив все ценные вещи, разбросав остальные малоценные, по их мнению вещи, выстудив дом, Лаврухины пошли на хозяйственный двор, откуда сразу же тревожно замычала корова Марта. Увидев на налыгаче упиравшуюся ногами в снег кормилицу, ласковую,  глубоко стельную Марту, Наталья от безысходности только теперь в крик заплакала, следом заревели и дети.

  Вскоре грабёж под названием раскулачивание закончился, беспорядок был везде, в доме разбросаны тряпки, кусочки тканей, даже перевёрнутые в печке чугунки. Дети помогали матери убираться в доме, в пустой сундук складывали тряпочки, кусочки материи, подметали пол. Немного успокоившись, Наталья вновь затопила потухшую печь, чтобы обогреть выстуженный дом, по-новому стала готовить для семьи обед и ужин. А в голове пульсировала одна и та же мысль:
 - Как жить дальше? Если нет одеял и подушек, нет одежды, нет и кормилицы  коровы.

  Вечером с работы вернулся Иван Петрович, он был уже в курсе событий, увидев отца, вновь заплакали дети, а вместе с ними заплакала и Наталья.
- Не плач Наташка, это можно пережить. Вот скоро в колхоз станут трактора поступать, заживём! А пока надо пережить это окаянное время. Не горюй, не надо расстраивать и себя, и детей.
- Когда они ещё придут?
- Скоро, Натаха, скоро. Из Быково уже сколько раскулаченных на строительстве тракторного завода работает? Вот и отец с матерью там работают.

  Жила семья Мавеевых в это время очень скромно, выручало семью то, что Наталья хорошо шила. Уроки шитья она получила во время ожидания мужа с войны у лучшего в Быково портного Добрынина, она два года работала у него мастерицей. Шила всё, верхнюю и нижнюю одежду, платья, брюки, шапки, шляпки, стегала одеяла и этим могла зарабатывать на жизнь. Но это не всё, Наташа родилась и воспитывалась в семье Быковского священнослужителя Сергея Ивановича Емельянова. Кроме неё в семье было ещё четыре дочери, одна из которых Дарья Сергеевна Быкова так же служила в Быковской церкви и вместе с отцом были арестованы и высланы в Сибирь непосредственно со службы осенью 1932 года.                   

  Наташа получила домашнее воспитание, училась в гимназии, к сожалению, пришлось её оставить. Значит, она могла дать достойное воспитание своим детям. Её муж Иван Петрович очень часто хвалил Наталью, что дети хорошо воспитаны, хорошо, даже отлично учатся, хорошо, а уж Тонечка даже  красиво одевалась. Мама для своих детей перешивала из своих вещей рубашки, брюки, куртки. Из остатков материи заказчиков Наталья шила оригинальные детские вещи. Именно её умения и навыки шитья спасали её семью в те отчаянные и голодные годы, получая за выполнение заказов кринку молока или стакан ячменя для каши, половинку тыквы, не отказывалась Наталья ни от каких продуктов.

  К 1938 году жить стало лучше, в колхозы пришли трактора, другие машины, в семье Матвеевых в колхозе работали Иван Петрович завхозом и Наталья рабочей на плантации, в свободное время она ещё и шьёт соседкам одежду. Вновь появилась у них корова, которую опять назвали Мартой. Ваня на отлично кончал седьмой класс и собирался учиться в техникуме в Сталинграде, Костик то же учился хорошо и был хорошим помощником своей маме, Тоня отлично училась в четвёртом классе. Жизнь семьи Матвеевых налаживалась! 
                          *      *       *

Продолжение следует


Рецензии