Счастливые часы

Про лето

На столе стояла печатная машинка довольно неплохого вида, в нее был ввернут белый лист бумаги, на котором красовался аккуратный текст:
"Этим летом мы с мамой и папой отдыхали и купались. Было очень весело и радостно.
Я люблю свою маму и папу очень преочень!
Мы ходили за грибами, собрали так много грибов что потом весь день чистили их и варили. Я очень устал тогда. Еще мы ездили к бабушке в деревню, там я играл с кошками и смотрел как они прячутся от мышек и потом стараются их поймать".
- Деда! Я не знаю, о чем еще написать!
Мальчик побежал по коридору на кухню уже в третий раз за последние десять минут. Дедушка сидел на кухне и молчаливо рассматривал документы на столе, делал заметки в тетрадях ручкой из слоновой кости. Малой не понимал, что немного мешает сосредоточиться. Было очень интересно пользоваться печатной машинкой, которой ему дали "аккуратно попечатать", он не умел скрыть радость, однако и написать что-либо путное он не мог. Ему хотелось не зря потратить этот листок. Конечно, бумаги было много, но мальчик понимал, что она когда-нибудь может закончиться, поэтому был экономным.
- Напиши, что делал сегодня, - сказал спокойно дед.
- Хорошо, - немного подумав, радостно ответил мальчик, и побежал обратно в комнату, где стояла машинка.
Коридор этот в детстве казался таким длинным, что можно было побывать в бурях, повстречать пиратов и даже сразиться с трехголовым драконом по пути от одного порта в другой. А вечером и ночью, когда мальчик ночевал у бабушки с дедушкой, это был настоящий аттракцион под названием "Комната страха". Только здесь не нужно было платить никаких денег - воображение и скрипучий пол сами делали свою волшебную работу.
Вернувшись к клавишам, мальчик стал рассматривать этот интереснейший объект. Откуда идут линии, куда они ведут. Легко нажимая на кнопки, он смотрел, как металлический тонкий полумесяц описывает в воздухе согнутую линию и идеально ложится прямо туда, куда ему положено. Это удивительно! Он рассматривал маленькие буковки, которые были отпечатаны в перевернутом виде на маленьких подковах, в его голове разворачивалась сцена обучения, он познавал этот мир всеми органами чувств. Он продолжил стучать по клавишам:
"Сегодня мы были в гостях у тети Марии. У них хорошо и красиво всегда. У тети Марии есть дочка Асти. Она очень мне нравится и я хочу на ней женится. Пусть бы это было так когда-нибудь".
В тот момент, как он закончил печатать это, мысль о том, что кто-то может прочитать его текст, стала большой тенью накладываться на его спокойствие. Он огляделся, а затем опасливо посмотрел в сторону кухни. Печатать сочинение ему нравилось, оно получилось длинным, на всю страницу. В конце он добавил:
"Это лето мне понравилось. Пусть бы и следующее было таким же хорошим!"
Он приподнял листок, не вынимая его из печатной машинки, прочитал, удостоверившись в отсутствии ошибок, с удовольствием стал вынимать лист. Но спустя мгновение он понял, что забыл написать свое имя в самом начале. Мальчик уже умел проделывать довольно сложный трюк - прокрутить справа за колесо, чтобы зажатая бумага вернулась обратно в барабане. Также нужно не прогадать и выбрать правильную строку. Он долго выбирал место для своего имени и решил, что напишет его большими буквами. Зажав кнопку, которая придавала отпечатывающимся от специальной черной бумаги буквам заглавный вид, ребенок выбил эти несколько букв:
РИЧАРД
"СОЧИНЕНИЕ ПРО ЛЕТО"

Завтра

Они были молоды и малы, а серьезной проблемой считали отсутствие такого же красивого носа, как у любимых актеров. Оба невысокого роста, но такого, который все же давал маленькую надежду вырасти чуть выше. Вне всякого сомнения - влюблены друг в друга. Это выражалось во всем, что они делали вместе, во всем, что когда-либо делали друг для друга. Самая прекрасная пора, самые первые серьезные обещания. Гуляли во дворе, катались на велосипедах, радовались вместе разным мелочам. Он был немного старше, иногда делал вид, что не замечает её, когда играл с местными мальчишками, чтобы те не подшучивали, выкрикивая рифмованные шутки про жениха и невесту. Но Ричард думал о ней и был рад проводить все свое время с этим маленьким человечком. Это были друзья, такие добрые и забавные. Время шло, детство проходило, хоть и казалось бесконечным, мальчик с девочкой взрослели. Их жизнь не была чем-то особенным, они заканчивали свои школы, попутно задумываясь о том, что делать дальше.
- Завтра мы снова увидимся, - мечтательно растягивая фразу, сказала Астрид. У нее в волосах был белый маленький цветок, который ей вплела мама с утра. - Мне будет уже семнадцать.
Он кивнул, отпускать красивую руку Астрид не было никаких сил.
Ее дом находился дальше по улице, но совсем рядом с домом его родителей. Они медленно шагали по вечерней городской улице. Где-то вдали часы пробили девять раз. Металлический звон слышал почти весь город, это были любимые часы Астрид.
- Мне пора домой, - сказала она ему, ожидая, что он поцелует ее.
Парень не спешил этого делать, как всегда оттягивая ежедневное расставание.
По пути домой он успел несколько десятков раз вдохнуть свежий вечерний воздух, поразмышлять о будущем, о том, захотят ли они все время жить в родном городе, будут ли у них ссоры. Дома, поужинав с родителями и старшей сестрой, сделав все нужные дела, он пошел к себе в комнату и стал засыпать с мыслями о сегодняшнем поцелуе с ней, словно тот был последним. Ему снились цветы в полях и то, как он их дарит ей. Такие волшебные сны ему редко снились, оттого и рад был он им, старался отпечатать в памяти. Юность пролетала на одном дыхании, хоть и казалась бесконечной.
Он пришел в намеченное место заранее, чтобы не опаздывать. Яркое солнце уже сделало полный полукруг на небе и аккуратно закатывалось за горизонт. Он не знал, во что она будет одета, о чем они будут говорить, и это пугало его. Хотелось просто развернуться, сесть в машину и поехать домой. Нержавеющие наручные часы пропищали восемь часов. Он ждал. Если бы он курил, то успел бы прокатить на губах сигареты три и выбросить окурки в урну. Из чистого с приятным и слегка желтоватым светом внутри заведения выходили парочки, другие, наоборот, направлялись внутрь, чтобы поболтать, посмеяться, поесть - что еще они там обычно делают? Он давно не был в подобных местах, городская рутина, к сожалению, была важнее его желаний. Он вздохнул, осознав этот факт. На соседнем доме прозвенели часы. Это историческое здание семнадцатого века было одним из самых популярных мест для встреч в городе. Только он подумал о том, что его наручные часы спешат, как появилась она.
- Здравствуй, Астрид, - сказал я, не отрывая взгляда от нее.
- Здравствуй, Ричард, - она сияла. - Вот и наступило "завтра".
Этот очевидный факт мне тоже удалось подметить. Хотел было это сказать, но решил промолчать. Мы вошли внутрь, отдали верхнюю одежду на хранение и уселись за столик для двоих. Сперва мы долго молчали, смотрели по сторонам, делали вид, будто нам было интересно все, что происходило вокруг. Она заговорила первой.
- Как ты поживаешь?
Этот вопрос всегда запускал бурную реакцию в моей голове, даже усталой. Я сразу начинал думать обо всем, что случалось со мной за последнюю неделю, где я был, кому помогал. Я думал о времени, когда был маленьким, потому что вспомнил, что вчера сделал себе бутерброд с сыром и арахисовой пастой. Я смотрел на нее, любуясь тем, что видел. Она повзрослела на двадцать лет. А я? Повзрослел? Чувство полного соответствия тому, кем я был столько лет назад, не покидало меня ни на секунду. Я не изменился. Мне так кажется. Ну ладно, стал чуточку умнее.
- Живу полной жизнью. А ты?
- Я тоже, - ответила с понижением тона она, давая понять, что теперь моя очередь пытаться завязать разговор.
И мы замолчали снова. Я смотрел на ее ресницы, губы и волосы, складывая в голове общий образ Астрид. Она второй раз посмотрела на мое обручальное кольцо. Немного подумав, я решил не начинать новую тему, а продолжить дальше.

Живу полной жизнью уже семнадцать лет

В тот сонный день мне казалось, будто даже кофе в желудке не в силах мне помочь, а нужно было проехать еще около пятидесяти километров - сущий пустяк летом, но не зимой после того, как за двое суток выпала трехмесячная доза белого мокрого порошка с неба и когда нога разболелась не на шутку. Говорят, будто жевательная резинка может помочь с сонливостью за рулем, но я до сих пор не проверял. Сейчас нужно было завершить поездку на тысячу пятьсот километров без происшествий, не спать, не зевать, не пялиться по сторонам лишний раз.
Автомобилисты делились на два вида: с красными носами и щеками и тех, кому повезло иметь такую зарплату, чтобы позволить себе полный привод. Те, кому пришлось выходить из тепла на тридцатиградусный мороз, с маленькими лопатами откидывали снег на обочину, возвращались обратно в салон и пытались снова высвободить железного друга из снежного плена. Иногда я останавливался возле какого-нибудь очередного "тяжелого случая" и помогал вытянуть автомобиль. После нескольких таких спасательных операций я понял, что доброты на сегодня с меня хватит, время шло, я отработал недельный план доброты, а то и месячный. Так я стал просто игнорировать всех, кто поднимал руку и пытался позвать на помощь.
Уже темнело, когда ее сбили. Я ехал по дороге, стараясь не превышать разумные рамки скорости, учитывающие состояние дорожного полотна. Вдалеке я увидел красный автомобиль, рядом с которым стояла девушка. Она звонила по телефону, думается, брала консультации у знакомых или у мужа, возможно, звала на помощь кого-то. Тонкость ног разрешала сделать примерный вывод о том, какая комплекция у их хозяйки - такая не смогла бы грести кучу снега из под колес. Честно, мне не хотелось помогать, я просто решил проехать мимо. Я ее не знал, мне было плевать, я хотел скорее приехать домой. Так что я двинул дальше, прямиком на водителя автомобиля, у которого от ужаса был раскрыт рот, его глотка и губы выдавали явно какие-то нечленораздельные ругательства, а его автомобиль в заносе двигался прямо на меня. Скорость была не самой низкой, уверенной, тормоза без системы блокировки не справлялись с заносом и даже усиливали его. У меня отключился мозг, и я лишь смог дать влево и нажать на педаль газа посильнее - так я выехал на встречную полосу, где ехали три автомобиля друг за другом. Сообразив затормозить слегка, я объехал слева эти в ряд идущие машины и затем вернулся в свою полосу, еще сильнее снизив скорость. В зеркале заднего вида я увидел, как два автомобиля сцепились в красно-белые объятия, лобовое стекло красного было разбито, девушка лежала рядом, а мужчина из занесенного авто выбежал на мороз.
Обочина, на всякий случай - аварийка. Я выбежал на улицу и стал доставать на ходу мобильный телефон, чтобы позвонить в скорую. Я не мог вспомнить ориентиры вокруг, я просто бежал.
- Она живая? - это первое, что я заорал.
- Да, - сказала девушка. - Меня отбросило дверью, но я живая.
- Я думал, вас сбили. Скорую надо вызывать?
- Нет.
Я посмотрел на мужчину, стоявшего с испуганным видом рядом, моя нога стала сильно ныть.
- А вам нужна скорая?
- Нет, со мной все в порядке, - сказал он и стал доставать телефон. - Нужно вызвать этих...
И стал набирать номер.
Я снова посмотрел на девушку, а затем на ее машину. Автомобиль был успешно высвобожден от снежных зловещих рук и мог двигаться дальше, правда не с прежней внешней красотой.
- Вам холодно, бегите в машину, а то заболеете, - так впервые прозвучала заботливая фраза моей будущей жены - девушки, которая могла погибнуть в тот день.

***

- Я вышла замуж примерно в то же время, - Астрид мило улыбалась, когда говорила.
- Любовь на всю жизнь? - спросил я.
- Конечно. На всю жизнь. Тебя ведь не было рядом. После трех лет ожиданий я подумала, что ты не хочешь быть со мной и решила жить, как получится.
- Ты ведь знаешь, где я был.
- Да, знаю.
Она посмотрела на меня все тем же взглядом, о котором я позабыл за эти годы, а теперь снова вспомнил. Приятное сияние из глаз говорит, что все будет хорошо, и ты начинаешь верить в это. Это то, что мне так нравилось в ней когда-то давно. Мы помолчали, а потом она добавила пару слов к предыдущей фразе.
- Тебе очень повезло. Я рада, что ты смог зажить прекрасной жизнью.
Официанты аккуратно расхаживали среди столиков. Я стал раздумывать о счастье. Без слов Астрид я сам понимал, как мне повезло.
- Скажи, почему, ты не захотел ко мне приехать? Почему не стал писать дальше? Я ведь получила от тебя ту посылку и поняла, что это ты.
Я глотнул из бокала спиртосодержащий напиток и все время смотрел на нее.
- Ты получила это?
- Да, и сохранила у себя, - она сжала губы. - Не ношу с собой каждый день, конечно. Но дома она лежит и я не собираюсь ее выбрасывать.
- А я вот подумываю об этом. Зачем оно мне? Только лишь наносит больше ран, когда я роюсь в старых вещах.
- Эта память не только о тебе, но и обо всех нас, о том, что со всеми нами было тогда, - Астрид говорила так, словно старалась успокоить меня, но это абсолютно не требовалось.
Я кивнул. Через пару секунд Астрид покраснела.
- Извини, - сказала она, когда на ее глазах стали появляться слезы. - Я понятия не имею, что ты пережил тогда. Вас всех просто забрали у нас.
Она взяла сумочку, сказала, что скоро вернется и ушла. Я остался доедать салат и раздумывать о том, сколько оставить на чай официанту и о том, почему я все-таки не приехал к ней тогда.

Девушка с интересными руками

Иногда я люблю выбраться из повседневности, например, побывав в торговом центре. Ну, знаете, походить, словно зомби, между рядами, бездумно рыскать в поисках свежей порции товаров с бешеными скидками, которые уже два года магазин никак не может продать.
Шучу. На самом деле я так не делаю. Ну, иногда. Когда очень срочно нужна одежда или когда хочется чего-нибудь новенького. Я вспомнила обо всем этом потребительском промывании мозгов лишь потому, что такси везло меня в ресторан по ночному проспекту мимо торгового центра - обиталища семей с детишками в выходные дни. Сейчас уже темнело, так что они уже запаковывали свои автомобили еще одним умным телевизором на кухню и докидывали пару пакетов с детским питанием и свежим горошком в баночках, собирались ехать домой. Я же ехала со скоростью сорок километров в час на заднем сидении, старалась думать о хорошем и надеялась, что на меня в том ресторане никто из представителей мужского населения не будет обращать внимания. У меня сегодня не то настроение, чтобы улыбаться кому-то просто так и отвечать на глупые вопросы о редкости моего имени, например. Кстати говоря, меня зовут...
- Асти! Мы тут! - закричала подруга, когда я расплатилась и шагнула прямо в лето на центральной улице города.
Мы встали возле входа в ресторан и глядели друг на друга, незаметно замечая детали одежды и прикидывая ее стоимость. В эту жару нужно было встретиться с парой, знакомой лишь одной моей подруге. Она уже рассказывала о них, но я видела этих людей впервые. Описывать их нет смысла: обычная красивая пара, отшлифованная со всех сторон, блеск и прочее. Ничего непонятно за всей этой мишурой. Понятия не имею, как они оба выглядят утром в ванной комнате, ссорятся ли из-за зубной пасты, выдавленной не в том месте и не тем способом, а вот как они едят, я скоро узнаю. У девушки были браслеты на обоих руках, разного цвета, ногти накрашены. В общем...
- Пошли внутрь! - радостно предложил кто-то из моих подруг, и мы вошли.
Заказали блюда, стали ждать их и общаться на разные темы. Я всегда разглядываю людей во время разговора, но делаю это незаметно. Когда ко мне обращаются, я смотрю в глаза или вбок иногда, то есть веду себя правильно. Витать в облаках, где спрятаны все мои идеи, дела, рыскать в них, разбираться, расставлять приоритеты - одно из моих любимых занятий. Так что я смогла разобрать лишь концовку фразы: "...ла там?". Я посмотрела на того, кто задал этот вопрос и поняла, что спрашивали не меня. Облегчение. Начала говорить девушка, с которой нас познакомила наша общая подруга. Наверное, ее спросили давно ли он приехала сюда.
- Я давно была там, даже не помню, - ответила девушка. Браслеты привлекали мое внимание. Интересно, это ручная работа?
- А ты, Асти? - все повернулись на меня. - Когда думаешь это будет?
Чтобы ответить на этот вопрос, мне нужно слегка подумать. Итак, кажется, они говорили о поездках, но это было пару минут назад и разговор плавно перешел на какую-то смежную тему. Думаю, это была тема мужей, так как кто-то выронил тупую шутку про носки. "Когда это будет?". Если вопрос звучит примерно так, если тебе двадцать шесть лет и у тебя до сих пор нет мужа, иногда это может означать, что ты не знаешь ответа на этот вопрос.
- Трудно сказать, не контролирую это, - сказала я.
Я стараюсь игнорировать вопросы, связанные с замужеством, просто улыбаюсь и вывожу на орбиту другой планеты. Тут их много, можно выбрать любую, например, готовка. Говоришь о том, как можно было бы улучшить салат в этом заведении и люди сразу понимающе переключаются, предлагая свои достойные кулинарной премии варианты.
Быть в центре внимания - не моя работа, а вот этого парня, что так непристойно пялится на нашу новую собеседницу в платье, расположившись возле левого локтя своей жены. Забавно так: он делает вид, будто не смотрит, но потом снова это делает. Я слышу голос новой знакомой, она говорит о счастье. Вернее они говорят об ученых степенях, а я хочу узнать, что для человека есть счастье.
- У меня есть знакомые, кто хочет получить ученую степень. Чтобы в мэйлах можно было дописывать в конце три маленькие буквы: "к.т.н.", а затем и свою фамилию. У них глаза загораются от этой возможности. Странные желания.
- Гораздо важнее быть счастливым, - говорю я.
И она подхватывает:
- Да! Сейчас люди так сильно заботятся о внешнем представлении своей куклы-суррогата, которую они выставляют окружающим вместо себя настоящего! Им важнее иметь степень, чем просто сесть вечерком в парке на лавочку, порадоваться тому, что у них есть крыша над головой, где тепло и уютно, что у них есть любимая работа и что они счастливы. Никто никому почему-то не говорит: "Эй, знаешь, я счастлив!". Все говорят: "Эй, знаешь, вчера я влез в рабские проценты и купил себе очередное детище компании по созданию некачественной продукции, которая промыла мне мозг и помогла поверить в то, что я нуждаюсь в их творении!". У всех необоснованные агрессивно-завышенные требования к качеству их жизни, радоваться мелочам - они об этом лишь пишут в Интернете.
Она смотрела на нас всех и отпила немного свежевыжатого сока из чистого стакана. Я заметила один заживший порез у нее на руке. Не пытаясь вглядываться в него, я быстро отвела взгляд на ее карие глаза - те смотрели прямо на меня.
- А ты сама счастлива? - спросил ее кто-то слева от меня.
- Да, очень. У меня есть все самое доброе в этой жизни, - девушка посмотрела на своего спутника, а затем взяла его за руку. Ее руки повернулись таким образом, что я заметила еще один почти незаметный порез на другой руке с внутренней стороны. Думаю, с тех пор прошло много лет, глубокие раны зажили. Эта девушка смогла стать счастливой, а я была искренне рада за нее.

Ночное небо

Великолепные звезды на ночном небе подали мне идею пригласить Астрид прогуляться в парке рядом. Она согласилась. Нет того чувства, что я испытывал, когда перешагивал через отверстия в плитке, гуляя с другими девушками. Здесь были другие важные вещи: Астрид возвращала меня в те далекие времена, когда не было внезапно возникнувших болезней, когда я был сильным, мог на крыльях полететь в космос, если бы захотел, а мысли, хоть и были молоды, вовсе не были отравлены витающей кругом дурью. Я тонул, словно в воде, в этих воспоминаниях, ведь они - единственное, что у меня есть от нее. Я не знаю, чем она живет сейчас, не знаю любимый ее цвет, какие у нее есть наряды. Живу другой жизнью, прекрасной жизнью, а старая версия мне стала казаться тяжелой, но я чувствовал, что не могу отцепиться от нее, ведь жизнь эта - моя. Я понимал, что нужно не видеться с Астрид более, чтобы забыть обо всем, вернуться к любимой жене и детям. Зачем она вернулась из прошлого? Зачем?
Мы гуляли среди наикрасивейших мест, по тем же тропам, я верил, что наступаю именно туда, куда ступал, когда был молодым, я знаю этот парк наизусть. И она тоже. Астрид смотрела на меня, когда что-то рассказывала, мы чувствовали все это вместе, я ненавидел ее за то, что она так сильно вплелась в меня, я не знал, что это так, до встречи с ней. Она сидела во мне все эти годы, ожидая, когда встретится с собой реальной, чтобы еще глубже погрузиться в мое существо. Я ненавидел ее и, наверное, любил. Когда мы остановились возле черного заборчика, наши взгляды соединились, я знал, о чем она думает, и мне не было стыдно, что мои мысли такие же нагие и пошлые. Мы мысленно переспали друг с другом уже несколько раз, а теперь возвращались обратно к проспекту. Где-то вдали сверкнула молния, и я вспомнил об одной девушке.

***

- Сколько там на твоих часах?
Девушка повернулась к другому концу кровати и посмотрела на часы.
- Еще есть время, - сказала она, и ее голова плюхнулась обратно на теплую подушку.
- Сколько все же осталось?
- Да не важно. У меня все равно нет дел пока, так что можно отдохнуть.
Молния сверкнула на небе, за ней последовала девятисекундная тишина, а затем легкий грохот вдалеке. Мы лежали вот так в темной квартире, не включая свет, уже второй раз за неделю, и мне хотелось это прекратить. Надо остановить себя, ни к чему оно не приведет. Мы смотрели на потолок, разговаривали о всякой чепухе, иногда переглядываясь.
- Хочешь, налью тебе кофе?
Девушка потянулась, легла на бок, подпершись на руку и весело посмотрела на меня.
- Ну налей. Так ты сделаешь меня счастливее.
Я поцеловал ее и пошел, хромая, на кухню, свет не стал включать. Кофе растворимый - другого в простой холостяцкой квартире и не бывает. Девушка вошла на кухню в своей футболке. Не надевают они мужские рубашки! Откуда это взялось вообще? Из журналов, наверное. И тупых историй, которые так нравятся парням.
- Твой водитель скоро приедет? - спросил я, заливая растворимые кусочки кипятком.
- Честно говоря, он уже приехал. Я ему написала, чтобы подождал, и что у меня все хорошо.
- А, понятно. Садись. Вот тут есть еще какие-то рогалики и ватрушки.
- Это твоя квартира?
Тут я не хотел говорить правду, как и она, но ответ нужно было дать быстро, чтобы тот не показался враньем. Ничего не придумал, поэтому ответил то, что было на уме в тот момент - правду.
- Нет, это друга одного.
- М-м, - она заметила, что вопрос мне не понравился, оттого не стала дальше вести диалог в эту сторону. Надкусила ватрушку, отпила кофе и стала медленно жевать, иногда посматривая в окно. Здесь в тепле было уютно, насколько это вообще возможно.
- Спасибо, вкусный кофе. И ватрушка очень вкусная.
- Ты, наверное, голодная, - предположил я вслух и стал взглядом искать, что еще можно предложить съестного.
- Нет, что ты! Просто давно не пила кофе с ватрушкой.
Теперь моя очередь мило улыбнуться, что я и сделал. А потом спросил:
- А что случится, если не все будет "хорошо"?
- Ну, - сказала она, дожевывая кусок. - Это желательно выяснить до того, как войдешь в комнату. Я держу телефон в руке и готова нажать на звонок. Я даже могу не отвечать. Мой водитель знает, что если я звоню ему, находясь в чей-то квартире или доме после того, как он меня туда привез, значит, что-то случилось и постарается высвободить меня.
- Интересно.
- Да, но тебе не стоит этого знать, - она ела с аппетитом, я же просто делал глоток раз в тридцать секунд. - Хотя, думаю, ты догадываешься, какие методы бывают.
- И, пожалуй, не хочу спрашивать, что будет, если телефонный сигнал не сработает, - согласился я, подкидывая новую идею для фразы.
- Ну, у меня есть еще пять страхующих вариантов, как дать о себе знать. Но об этом я тебе, конечно же, никогда не расскажу.
Мы пили кофе, он согревал две совсем не родные холодные души, один из вариантов получить немного душевного тепла. Хоть это срабатывает не всегда и не для всех, для меня оно работало, чему я был рад.
- Ты не хотела бы изменить свою жизнь?
- А ты? - быстро спросила она.
Я запнулся и немного подумал о ее правильно бьющем в грудь вопросе, но все же постарался сделать вид, будто все нормально.
- Я первый спросил.
Девушка глубоко вздохнула, окунулась в мысли о чем-то, ее взгляд на секунду потерялся, но затем она "вернулась".
- Хотела бы, - ответила она, и, зная, что за ее ответом последует еще один вопрос, продолжила. - Но не у всех это получается. Кого-то держит работа, кто-то не имеет возможности, от чего-то зависит. Еще есть люди, которые хотели бы что-то изменить, но настолько ленивы, что не могут даже начать думать о том, чтобы начать что-либо делать.
- И в какую категорию входишь ты?
- Я?
- Да.
В окно подул сильный ветер, распахнув форточку. Я встал и закрыл ее на щеколду, остался смотреть в окно. С неба какой-то мужичок сбрасывал одно за другим ведра воды, взятые из морей и местных водохранилищ, ваш зонт бы разделило на металлические щепки и унесло бы наверх сильным ветром. Я стоял и думал об этом. Опустив глаза вниз во двор, я увидел темный силуэт автомобиля. Рядом ехали еще два, но уже со включенным ближним светом фар.
- Что ты там увидел?
Я оглянулся. Девушка была красива.
- Ничего, - сказал я, садясь за стул и обдумывая новую мысль, которая пришла мне в голову.
- Я кочую из одной категории в другую. Постоянно в движении.
- Ну, наверное, это и есть твой вариант жизни.
Мне был виден отколотый лак на ее ногтях. Интересно, когда она красила их в последний раз? Я взял ее за руку.
- А ты точно не выдумала эту мечту?
- Какую?
- Все изменить.
- Наверное, и выдумала. Думаю, я смогу сказать это наверняка лишь через пару-тройку лет.
Было довольно тихо, в окна стучались безо всякого разрешения наглые капли. Я услышал легкий писк часов на запястье девушки.
- Время? - спросил я, указывая на руку.
- Почти, - девушка нахмурилась, - есть еще десять минут.
- М-м. Очередная деталь всего этого.
- Да. Нужно ведь еще и собраться.
Перед тем, как девушка бы ушла, я решил поделиться мыслью.
- Могу я тебя кое о чем еще попросить? Пойдем в ту комнату.
Я присел на диван и обнял ее за плечи. Она смотрела на меня, а я спросил:
- Ты назовешь мне свое настоящее имя?
Замотала головой.
- Девушки по вызову никогда не называют своих настоящих имен. Я могу назвать тебе лишь еще одно выдуманное имя, которое будет якобы самым настоящим. Но это снова будет обман.
- Хорошо, тогда просто давай посидим еще пару минут вот так.
- Буду рада.
Так мы просидели оставшееся на часах время, а затем она ушла, оставив мне чашку купленного и ненастоящего ощущения счастья, жалких глотков из которой хватило лишь на пару дней.

Их "завтра"

- Хочешь еще раз встретиться?
- Зачем?
- Не отрицай, очевидно же.
- Я все же попробую.
- Ну, а я не поверю. Тебе скучно со мной общаться?
- Не в этом дело. У нас своя жизнь, свои дела.
- Тогда почему ты согласилась встретиться сегодня?
- Потому что хотела тебя увидеть. Увидеть, кем ты стал, ведь ты для меня когда-то давно много значил.
- Я не предлагаю выходить за рамки.
- Мне нужно было удостовериться, что ты... что с тобой все хорошо, что ты не стал плохим человеком, я нашла успокоение в этой нашей встрече. Понимаешь? Когда я поняла, что ты не вернешься больше, я хотела, чтобы ты был жив и здоров, чтобы жизнь твоя не стала мукой для тебя... У многих людей был посттравмати...
Она запнулась, а я посмотрел на нее и спокойно сказал:
- Да, контузия.
Долгая пауза.
- Не надо меня жалеть. Мне очень повезло.
Я решил подойти к воде и подышать влажным воздухом. В голове ютились разного рода пакостные мысли, мне приходилось их выметать метлой. Лет девятнадцать назад я стал чувствовать себя ограниченным. С тех пор очень стараюсь таковым не быть. Хочется верить, что у меня получается. Ведь я прошел душевные и физические курсы лечения у врачей. Сколько времени потрачено! Мне казалось, меня никто не сможет полюбить, а та, ради которой я жил тогда, никогда не вернется ко мне. Поэтому я решил не возвращаться.
Глядя наверх, я вижу людей на балкончиках, весело разговаривающих. Интересно, о чем? О погоде? О политике? Быть может, о домашних животных? Или о том, кто где любит отдыхать? Унижают ли музыкальные вкусы друг друга, передают ли привет кому-то по телефону? Кем ты являешься среди всех этих звезд наверху? Куда ты спешишь? Для чего тебе твои умения? Однажды ты задумаешься над всем этим. Это будет твоя молодость и у тебя будут ответы на все эти элементарные вопросы. А потом ты постареешь, твои веки станут чуть тяжелее. Понадобится какое-то время, но сквозь Гималаи воспоминаний ты придешь к нужному отрезку времени и сравнишь с интересом результаты. Я почувствовал запах духов Астрид.
- Ты прав насчет меня, я правда хотела бы с тобой встретиться. Просто мне больно это делать. Но одновременно с этим я не могу понять, чего хочу.
- Нам нужно завершить это мягко, за одну встречу не получится. Еще очень многое хотелось бы друг другу сказать.
- Мы сможем встретиться завтра?
Опять это слово - "завтра". Вечно счастливые городские часы начали бить: "бом-бом-бом". Взгляд друг другу в глаза, губы что-то говорят, часы бьют дальше, будто снова напоминая о том, что нужно завершать встречу. Одиннадцать - и мы договорились, и можно возвращаться обратно, и можно окунуться в ночные красоты города по пути домой.

***

Два человека шли по двум солнечным пересекающимся улицам друг к другу. До городских часов им оставалось пройти порядка одного километра. Она шла мимо тех мест, где в юности один мальчик угощал ее мороженым, а потом случайно выронил свое. Он шел мимо тех мест, где ему посчастливилось кататься на велосипедах с одной девушкой, а потом поцеловать ее впервые. Они скользили по улице и не заметили, как большие красивые часы в центре города, несколько раз менявшие свой окрас и немного облик, но все же остававшиеся искренним творением в душе, стали отпечатками показывать в головах этих двух прохожих, стремящихся по направлению к своим желаниям, воспоминания. Оба они невольно и одновременно стали вспоминать все, что было до того страшного дня, им хотелось вернуть тот добрый кусочек хотя бы на время, побыть там, в юности, вынырнуть из океана, на долю секунды глотнуть воздуха и вернуться обратно. И оба ругали себя за это.
Когда часы отсчитывают пять ударов, он подходит к углу этого дома и видит ее. Он освобождается от эмоциональных цепей, которые приобретаются каждым человеком в нужное время, улыбается ей, солнцу, птицам и деревьям. Она также рада быть здесь, взглядом выражает благодарность за исполненное желание. Все вокруг превратилось в декорации их встречи, их "завтра" теперь не испаряется на годы. Когда они почти подошли друг к другу, где-то рядом детский голос вылил на улицу целую тонну любви: "Мама!" Астрид повернула голову и сделала удивленное лицо - это был ее ребенок. Ричард, здесь нужно просто сделать вид, будто ты проходишь мимо и совсем не слышишь нечто вроде:
- Не думали, что встретим тебя здесь. Ну, как? Сходила к подруге?
- Да, уже можем ехать домой.
- Ну, тогда пошли.
"Подруга" остановилась возле витрины магазина с цветами и поглядела на уходящую Астрид. Ее обнимал за талию взрослый мужчина, а рядом шла девочка лет двенадцати. Не дождавшись прощального ее взгляда, Ричард пошел дальше по улице. "Денек сегодня удивительно хороший!" - именно такая мысль была у него в голове. Проходя мимо урны, он выбросил маленький металлический объект, который когда-то прошел сквозь одну его ногу и прекратил свое движение в другой - будем считать это "мягким завершением". Ричард также выбросил из головы все плохие мысли и пошел вперед. Шагать было большим удовольствием, и он был благодарен этой способности, что вернулась к нему.


Рецензии