Персоны нон грата. Из истории отношений СССР и США

                                                                             Мы родом из СССР. We're from the USSR.

          Глава 13. ПЕРСОНЫ НОН ГРАТА. ИЗ ИСТОРИИ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ СССР И США
                 (Или ученики Исхака Ахмерова не подвели своего учителя)                         


        После срыва в мае 1960 года громкой провокации американских спецслужб с использованием летчика-шпиона Гари Пауэрса чекисты раскрыли и другую крупную акцию  разведок Запада. Это случилось уже во время моей учебы в ВШ КГБ.  Речь идет о разоблачении изменника Родины полковника ГРУ Генерального штаба Вооруженных Сил СССР Олега Пеньковского.

        А на четвертом курсе учебы в чекистском вузе мне и самому в качестве стажера из Москвы посчастливилось активно участвовать в мероприятиях по выявлению, документированию и пресечению шпионских акций американских разведчиков, действовавших  в СССР под "крышей" дипломатов. В то время американцами часто практиковались так называемые ознакомительные поездки по территории Советского Союза, в ходе которых они как намечали военные, промышленные и другие объекты для дальнейшего более пристального изучения, так и проверяли данные, уже полученные ранее от своих агентов. И вот когда я в течение нескольких месяцев проходил оперативную практику в одном из крупнейших городов СССР, к нам прибыла подобная группа, состоявшая из четырех сотрудников посольства США. Конечно, вся их деятельность сразу была поставлена под наш контроль.

        Пользуясь дипломатической неприкосновенностью, не опасаясь оказаться за решеткой, иностранные разведчики действовали напористо, нагло, но достаточно профессионально, собирая нужную им информацию. Эти солидные господа буквально лезли на заборы воинских частей и промышленных предприятий. С самого начала мы поставили перед собой задачу по добыванию доказательств их разведывательной деятельности. Тут надо сказать, что в отдельных случаях подобные группы использовали различные технические средства контроля и наблюдения, включая продвинутые высокотехнологичные датчики, фото и кинокамеры, аудиозаписывающую аппаратуру. Но чтобы не быть пойманными за руку, на этот раз американцы для фиксации результатов своей работы имели маленькие блокноты и специальные карандашики. Причем записи в них они делали, не вынимая рук из карманов. Такой способ сохранения информации они, видимо, считали более безопасным для себя, чем фотографирование или запись на диктофон. Можно только представить, сколько надо тренироваться, чтобы научиться этому!

        Тут и нам пришлось проявить смекалку. Ювелирно осуществив многоходовую операцию, мы все-таки смогли заполучить фотокопии их многочисленных собственноручных шпионских записей. Подробности раскрывать не стану. Ведь подобные чекистские операции могут осуществляться и в наши дни. В общем, как говорил беспризорник Мустафа в известном советском художественном фильме "Путевка в жизнь" - "Ловкость рук и никакого мошенства!"

        Вся наша работа по наблюдению за этой группой находилась на контроле Центра. Узнав, что в наших руках находятся эти уникальные записи, Москва потребовала их скорейшего перевода. Но вот тут-то и возникли не меньшие трудности, чем в том, чтобы заполучить эти тексты. Опытным специалистам, знатокам английского языка, такая задача оказалась не по зубам. Сложность состояла в том, что записи были трудно читаемые. Почему? Потому что иностранные разведчики производили их скрытно по ходу перемещения по городу. Делали они это, как отмечалось, не вынимая рук из карманов. Поэтому, естественно, слова были исполнены небрежно, корявыми буквами. Кроме того использовалось много сокращенных терминов и так назывемый Эзопов язык. Не все наши сотрудники, пытавшиеся осуществить перевод, были в курсе конкретных перемещений разведчиков и не могли увязать их записи с реальными объектами. Москва торопила, а задача все еще не была решена.

        Кто-то из старых оперов, зная, что я совсем недавно еще проходил обучение английскому языку, к тому же имел многомесячную практику личного общения с большим числом американцев,  предложил мне попытаться сделать перевод, не особо надеясь на результат. Получив задание от начальства, я с большим интересом взялся за дело. Обложившись словарями, начав перевод сразу после ужина, в течение нескольких часов  увлеченно расшифровывал головоломки американцев. Поставил себя, как оперативник, на место иностранных "гостей", вспомнил их маршруты, подключил интуицию, проявил смекалку и глубоко за полночь закончил расшифровку-перевод, выполнив его на сто процентов. Несомненно, моему успеху способствовало то, что в ВШ КГБ нам целый год английский язык преподавал опытнейший разведчик-нелегал, американист Исхак Абдулович Ахмеров, о котором я рассказал ранее. Да и другие учителя были самого высокого уровня. Помогла и хорошая практика прямого живого общения с американскими гражданами.

        Содержание расшифрованных мною записей свидетельствовало, что за короткое время американские разведчики сумели собрать и записать в блокноты достаточно подробную информацию о местах дислокации и некоторых характеристиках  военных, стратегических и других важных объектов города. Записи показали также, что эти конкретные разведчики являются классными специалистами своего дела, а поэтому их дальнейшее пребывание в СССР  серьезно угрожает безопасности страны.  Был сделан вывод, что их враждебные действия  должны быть как можно скорее пресечены.

        По решению Центра это и было сделано, однако уже во время нахождения иностранцев в другом городе, но с учетом и использованием ценнейших данных, задокументированных нами. Причем полученные записи разведчиков и сделанный мной их перевод явились главными документальными доказательствами их разведывательной деятельности. К тому времени я вернулся в Москву. В газете "Правда" опубликовали сообщение, что дипломаты изобличены компетентными органами СССР в незаконной деятельности, приведены фрагменты моего перевода записей. В связи с действиями, несовместимыми с их официальным статусом, эти лица названы персонами нон грата и выдворены из страны. Короче говоря, они вынуждены были сказать: Good-bye, Moscow! Hello, America! И вернуться, к большому неудовольствию их начальства, побежденными в свою страну.

        Прочитать такое сообщение в центральной газете для меня было полной неожиданностью и вызвало большие положительные эмоции, К тому же несколько позже начальник УКГБ объявил мне, простому стажеру, благодарность, сообщив об этом по "ВЧ" руководителю Высшей школы КГБ  генерал-лейтенанту Евгению Петровичу Питовранову, с которым по этому поводу у меня состоялся хороший разговор, о чем я написал в главе, посвященной ему. Этот случай, конечно, стал для меня дополнительным стимулом для дальнейшей учебы. Ведь всегда приятно видеть, что учеба дает конкретный результат.

       
        Прошли годы. 21 мая 1978 года  в газете "Нью Йорк Таймс", такой же влиятельной в Соединенных Штатах Америки, как "Правда" в Советском Союзе, появилось сенсационное сообщение об аресте агентами ФБР в штате Нью-Джерси двух советских разведчиков Вальдика Энгера и Рудольфа Черняева, работавших под "крышей" сотрудников советского представительства в секретариате Организации Объединенных Наций. Примечательна была чрезвычайно болезненная реакция на это событие со стороны президента США Картера. Вот что пишет о ней в книге "Записки начальника нелегальной разведки" генерал Ю.И.Дроздов: "Ознакомившись с характером работы советских разведчиков, которые добывали ценнейшую информацию военного характера, президент Джимми Картер рекомендовал окружному прокурору "врезать" им по полной программе, что и было сделано. Оба получили по пятьдесят лет (!) тюремного заключения..."

         Вальдик Энгер - мой товарищ, мой друг. Мы познакомились в 1960 году, когда еще были абитуриентами для поступления в Высшую школу КГБ. Он приехал из Таллина с еще одним эстонцем. Просил называть его Владимир. Нас поселили в одну комнату в ощежитии. Потом к нам добавилось несколько человек. Из нашей комнаты экзаменационный конкурс преодолели только трое ребят. Меня и Володю судьба и дальше не разлучала. Попали в одну подгруппу изучать английский язык. Подгруппа состояла всего из пяти человек. Все годы учебы, пять лет, мы сидели за одним письменным столом, помогая друг другу. Мы всегда были рядом. Язык нам преподавали прекрасные учителя. В их числе известный уже читателям этой книги выдающийся разведчик-нелегал Исхак Абдулович Ахмеров. Он передал нам уникальные знания по Америке, которые позже очень пригодились и Володе, и мне.

        Где-то в середине учебы Володя женился на прекрасной блондинке. Аля преподавала в нашем вузе другим слушателям немецкий язык. Володя после женитьбы переехал из общежития на съемную квартиру на окраине Москвы, где я тоже бывал. Во время учебных вечерних тревог мне приходилось ездить на окраину, чтобы вызвать его в помещение ВШ. Тогда мобильных телефонов не было. Стационарные тоже не во всякой квартире. Во время занятий, как я отмечал, мы всегда находились вместе. В 1967 году я сам женился, и будучи проездом в Москве, познакомил с моей Людмилой Алю и Володю. Они нам преподнесли подарок по случаю только что состоявшейся свадьбы. Встречались у нашего общего друга Игоря. Потом писали друг другу письма.

        Володя был хорошим парнем, высоким, стройным, красивым. Привлекал к себе внимание других. Он много историй рассказывал нам об армии, где он служил водителем автомобиля в течение трех лет. Отлично, как и я, выучил английский язык, обладая звучным голосом. О его аресте в Штатах я узнал из передачи радио "Голос Америки" и был долгое время, как и другие наши товарищи, в шоке от этого сообщения. Представляю, как все это он пережил сам, а особенно Аля, которая находилась вместе с ним в Нью-Йорке.

        Владимир Энгер и его коллега добыли  важнейшие документы, касающиеся одного из глубоко засекреченных проектов Военно-морских сил Соединенных Штатов Америки в области подводного вооружения. Генерал Дроздов, начабльник разведчиков, в упомянутой книге утверждает: "Они, конечно, сработали профессионально, не совершив ни одной ошибки, что для американцев стало полным разочарованием. Когда же Черняев и Энгер оказались в тюрьме, то им было сказано: чувствуйте себя спокойно. Им дали еще одно задание - выяснить, как функционируют американские тюрьмы и можно ли там завербовать внутреннюю агентуру.  И я могу сказать, что они хорошо справились и с этим заданием". По убеждению Дроздова, наших разведчиков выдал американцам изменник Родины Аркадий Шевченко, в 1973 - 1978 годах занимавший пост заместителя Генерального секретаря ООН по политическим вопросам и делам Совета Безопасности ООН. В 1978 году Шевченко перешел на Запад.
 
          Юрий Иванович Дроздов, руководивший в то время резидентурой советской разведки в США, пишет, что с самого начала наши разведчики допускали, что офицер ВМС Линдберг, поставлявший нам информацию, мог быть так называемой "подставой" ФБР. Поэтому они вынуждали его передать как можно больше сведений, которые представляют для нас интерес, а не тех, которые он предлагал сам. С успехом решалась и задача перепроверки документальной информации других источников.

         Но та ярость, с какой президент США демократ Джимми Картер хотел упрятать в тюрьму наших отважных разведчиков, а также участие в их задержании более 100 сотрудников с неподвижными постами, автотранспортом и малой авиацией ставит все-таки под сомнение версию о "подставе". А именно ее с самого начала навязывало общественности и само ФБР.  Американцы, видимо, просто проморгали утечку в Советский  Союз особо охраняемой информации по своим Вооруженным силам и выдумали такую версию в свое оправдание. Они даже не смогли взять наших разведчиков с поличным. Какая же тут "подстава"?! Об этом же говорит и то, что переговоры об обмене, который произошел почти год спустя, шли очень трудно. С американской стороны в них участвовал даже помощник президента США Збигнев Бжезинский, известный своей враждебностью по отношению к СССР. Окончательное решение было принято на высшем уровне Картером и Брежневым. Содержание разведчиков в неволе продолжалось чуть меньше года. Наконец, наши ребята облегченно сказали: "Прощай, Нью-Йорк! Здравствуй, Москва!

        Энгера и Черняева обменяли в аэропорту Кеннеди на группу "диссидентов" - Дымшица, Гинзбурга, Винса, Мороза, Кузнецова. В их числе были лица, пытавшиеся вероломно угнать самолет за рубеж в целях бегства в Израиль.  Рассказывая об обмене, Юрий Иванович Дроздов подметил: "В день обмена задержанных на отпущенных угонщиков нашего авиалайнера дежуривший в аэропорту сотрудник ФБР бросил: "Кого отдаем?! Таких ребят меняем на подонков..."".

        Владимир Энгер за операцию в Нью-Джерси, за получение особо секретной информации по Вооруженным Силам США, очень нужной информации для обеспечения надежной обороны Советского Союза, был награжден знаком "Почетный сотрудник госбезопасности".

         Свой рассказ хотел бы закончить прекрасными словами из песни, прозвучавшией в 1941 году в замечательном советском фильме "Свинарка и пастух":

                                        "И в какой стороне я не буду,
                                         По какой не пройду я траве,
                                         Друга я никогда не забуду,
                                         Если с ним подружился в Москве..."

                                        (Музыка Т.Хренникова, слова В.Гусева)

        Я помню Владимира и Алю, помню других наших ребят, с которыми подружился в Москве! Пусть все они будут счастливы! На фото: слева направо я, Аля и Володя.





                        


                        


                              



                              
                           


Рецензии
ШЕЛЕСТ ЗНАМЕН!
Бьют барабаны, шелестят знамена,
Марш по бульвару с шествием ряды!
Будь воин честным, сердцем закаленным,
Тогда сумеешь воплотить мечты!

Парад не место пребывать в унынье,
В нем каждый знает, свой священный долг!
Раскинет наш орел двуглавый крылья,
А супостат не вступит на порог!

Но в мыслях дева, пышна белокура,
О ней солдата грезы и мечты!
И даже ранец от даров раздуло,
Пусть станет место дивной красоты!

Красиво гибнуть тоже не охота,
Куда приятней нам прекрасно жить!
Не засосет неверия болота,
А предрассудка цепь, пусть станет нить!

Добьемся мы бессмертья, это знайте,
А потому, что смерти верьте, нет!
Хоть не найти Эдем на карте,
Да в рай не купишь даже с рук билет!

Оставьте грусть, нелестные сравненья,
А лучше в гости друга пригласи!
Тогда твой веселый день Рожденья,
Придут и те кому нет двадцати!

Олег Рыбаченко   08.04.2017 15:57     Заявить о нарушении
"А СУПОСТАТ НЕ ВСТУПИТ НА ПОРОГ!"

Верно Вы сказали, Олег! Не пустим.
Спасибо за стих и отклик!

Смирнов Борис   08.04.2017 16:44   Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.