9-6 Сельские дети войны

9-6 Сельские дети войны П.Краснощеков

                  НА ПРИФРОНТОВЫХ ДОРОГАХ

  Дети войны переживали военное лихолетье наравне со взрослыми. Особенно тревожно было летом 1942 года. По улицам бесконечным потоком шли военные, они шли пешком к линии фронта. Было тоскливо смотреть на уставших и шедших под палящим солнцем в выгоревших и просоленных от пота гимнастёрках солдат и офицеров. Они всегда останавливались на короткий привал попить колодезной водички у нашего колодца. Тоня с подружками жили недалеко от колодца, часто приходилось снабжать солдат вёдрами и кружками. За это они получали благодарности, комплименты или, что было почти всегда, пожелания хорошего жениха. На что девчонки, смущаясь, отвечали:
- Мы еще маленькие, что б думать о женихах.
- Вот закончится война, мы придём с войны, а вы за это время подрастёте, будете нам невестами. Так что ждите нас с фронта.
- Возвращайтесь с Победой, прогоните этого супостата-фашиста, а мы вас будем ждать.

  Были и другие колонны новобранцев, ещё не обученные из азиатских республик. Они были в национальных одеждах, длинных халатах, матерчатых сапогах в калошах и совершенно не знали русского языка. С ними было очень трудно командирам, они просто  брели толпой, не признавая никаких команд.
 
   Командиры из последних сил за время перехода старались обучить хотя бы  простым командам.
- Моя твоя не понимай, - очень часто отвечали они, но через переводчика постепенно обучали новобранцев.
В сентябре-октябре появились команды, это были хорошо обученные и экипированные воины – сибиряки.

  Так было до января-февраля 1943 года, а потом пошли колоны пленных немцев, румын, итальянцев. После поражения под Сталинградом их вели в тыл сутками нескончаемым потоком. Какими же жалкими и убогими теперь были эти «победители». Их жалкие осенние тонкие шинельки, осенние фуражки, разбитые ботинки не соответствовали русским февральским морозам. И наоборот, сопровождающие колонну пленных были в меховых полушубках, шапках ушанках, в валенках с автоматами и собаками овчарками на поводках.
 
  Сред пленных были и простые солдаты, и офицеры. Офицеры, как правило, не смотрели в глаза людям,  им было стыдно, а молодые солдаты даже на ломанном русском языке говорили:
- Их имею цвай систер унд айн брудер.
Мы в ответ, как могли отвечали:
- Вы убили майн фатер унд  брудер, вы зер шлехт.
 Но детям не разрешали с ними общаться, да и детям не особо хотелось.
                      *            *          *

Продолжение следует.


Рецензии