Психокуб гл. 2-2

2.2. БУДЬ МУЖЧИНОЙ ЛЕОНИД!

…Вадим застонал на земле.
- Значит флешка и часы не вернулись? – спросил Леонид.
- Нет, солнышко, - ответила Таня, - ну, и где ответ? 
Леонид задумался, а потом просто спросил.
- Скажи, а кого в городе Зеро ты увидела на фотографии?
Таня мгновенно побледнела как скатерть или как Вадим, увидев «черную массу», а потом в ярости произнесла:
- Тебя ублюдок! Понял МРАЗЬ, – и наставила пистолет с взведенным курком прямо в лоб Леониду.
«Черт, напрасно она вырубила Вадима!» - прошептал про себя Леонид.
- На колени! – добавила Таня.
Леонид упал на землю, а Таня наклонилась к его уху и тихо начала шептать.
- Знаешь, в какой-то момент ты меня убедил. Почти убедил. Тебе не хватило буквально самой малости. Тот Худой выродок, что поимел меня в массажном салоне, знаешь, что он попросил от меня? Никогда не догадаешься. Он захотел почему-то, чтобы я взяла твой портрет… он даже подсказал где я его найду… Именно так. В городе Зеро. И что я должна сделать с твоим божественным изображением? Как думаешь? Есть ответы?
… Таня на секунду остановилась и несколько раз толкнула Леонида пистолетом в щеку...
- Кхе, кхе… - продолжил приходить в себя Вадим.
- Нет, солнышко у тебя ответов. А знаешь почему? Потому что и не может быть. Твой потрет, я должна повесить в офисе моего отца! Вот какое задание дали мне Ведущие, особенно тот Худой выродок. Он даже предупредил, что я должна тебя опасаться. Буд-то я поверю в такой бред! Ха! Мха!
Таня несколько раз усмехнулась, а взгляд ее был… такой, что Леониду сейчас посочувствовал даже приговоренный к казне на электрическом стуле.
- Сейчас… подумай что произойдет. Твой портрет в моей сумке. Я выполню просьбу Худого выродка, как тот и просил, но ты уже это никогда не увидишь…
- Экхе… - произнес Вадим, - экхее… ох! Твою мать…
Гигант в наслаждении потянулся, как после приятной процедуры в спа-салоне.
- А-а-а… Танька, расскажешь потом, что за прием ты применила, ты знаешь… Меня так никто не скручивал… Даже менты не смогли. Однажды на мне висело пять-шесть чебуреков, но я справился. А ты справилась со мной… 
Он снова ласково потянулся, потом встал, чуть качаясь, подошел к «двум влюбленным», и уже протянул руку, но Таня бросила в ответ на него такой взгляд… Что Вадим в ответ только усмехнулся и с ехидством посмотрел на писателя.
- Ну что пЕйсака. Как я понимаю ситуацию Танюша во всем наконец разобралась? Что чувствуешь? Танька, ну что я был прав или нет? Все выяснилось?
- Да, все! – ответила, не глядя, Таня.
- Ну что отдашь мне мое артиллерийское орудие? А то я чувствую себя без него… холым. Как без трусов.
Таня посмотрела на него и презрительно произнесла.
- Тебе пушка не нужна, ты его и голыми руками кончишь. Хотя мне тоже не нужна в принципе. Так только что ради гуманизма.
- Ну дай тогда? – попросил не веря в чудо Вадим.
- Мне она потребуется на другие случаи! – резко ответила Таня и засунула себе запазуху. А ты…
- Что? – испугано развел руками Вадим.
- Если ты ко мне прикоснешься, то сломаю тебе не челюсть, а шею.
- Да я женщин вообще ни разу не бил… Даже жену…- шокировано ответил Вадим, - я вообще добрый предобрый. Даже котенка не обидел… Кстати бабушкам помогал. Вот он (кивнул на Леонида) в курсе.
- Я думаю, что вы правы оба! – внезапно встрял Андрей, - конечно он не Ведущий, но однозначно враг. Это просто по логике событий.
- Что ты имеешь в виду? – спросил Вадим.
- Нам всем дали задание, связанное каким-то образом с ним. Тебе – передать книгу. Тане – раздобыть его портрет, а мне… стать его телохранителем и оберегать как зеницу ока. Странное задание. Я только в «Квейке» могу кого-то уберечь.
- И мне тоже его посоветовали, - заметил Алексей, - сказали, что я должен его слушаться и помочь сделать ему одну машину. Что если не буду слушаться, то никогда не выйду из Лабиринта.
- Ах вот оно что? – Вадим подошел к стоящему на коленях Леониду, - так ты пеЙсатель у нас вообще звезда первой величины. А мы все тут твои… кто юрист, кто массажист, кто личный доктор, а кто оберегатель… про бухгалтера подумал? А психолог есть? Что скажешь Лёня? Комфорт в наше время все!
При слове «психолог» молния мысли пролетела в голове у самого маленького из всех присутствующих юного Антона… Он побледнел и вспомнил последние слова Толстяка.
«…но запомните молодой человек. Я хочу вас предупредить искренне и честно. У каждого человека всегда есть выбор и ваш личный выбор таков: вы либо вернете нам то, что вам предстоит найти, либо отдадите этому человеку. В первом случае вы имеете какую-то возможность спастись. Во втором вы обречены совершенно. Подумайте и поразмышляйте. Вы очень молоды и вы единственный ребенок в семье…»
- Что Танюша, как поступим?
- Я!! – ответила Таня.
- Хорошо! – Вадим нагнулся к Леониду и вздохнул.
Леонид стоял, почему-то держа руки на затылке, и молчал, словно ничего не чувствовал. Вадим подумал и начал:
- Хорошо! Приготовься писатель и не думай ничего плохого, ни о мне ни о Тане. Это поможет тебе. Мы на самом деле неплохие люди, просто тебе не повезло. Ты прокололся. Так бывает. Успокойся, соберись… Ты сильный пацан, это я уже увидел. Не думай о плохом. Подумай о чем-нибудь хорошем. О девушке например или о маме. Вспомни самое лучшее, что было в твоей жизни. Лучше всего о девушке. У тебя ведь есть девушка?
- Что ты его сюсюкаешь? – спросила в ненависти Татьяна.
- Подожди Танька. И не обижайся на нас. Мы ни в чем не виноваты, ни я ни Таня. Просто тебе не повезло. Так бывает. В остальном… Это будет не больно. О боли не думай вообще. Будь мужчиной, а мужчины все воспринимают всегда правильно. Главное в жизни жить по справедливости и с достоинством. А самое главное достоинство выглядеть всегда мужиком...
Тут Вадим задумался и вероятно не найдя что еще сказать, просто болтнул:
- И не думай о боли. Что… ты плачешь?
Леонид действительно чуть-чуть всхлипывал…
- Ничего-ничего, это нормально, все нормально! Ты молодец!
- Какие последние слова мразь? - прошептала Таня.
Леонид что-то промявкал и тут, что-то совершенно нечленораздельное, одними губами и воздухом из легких.
- Чего?? – спросила Таня.
Леонид что-то снова пробормотал, он был одновременно и красный и бледный.
- И это все? Так мало? – снова спросила Таня, - я рассчитывала на большее… Ладно…
Она чуть-чуть погарцевала, настраиваясь на затылок писателя, а потом начала медленно и спокойно как в кино опускать пистолет к этому затылку… Но едва ее рука прошла половину пути, как вдруг раздался голос с другой стороны, который…
- Можно я за него скажу! – встрял Антон.
- Зачем? – спросила Таня, не опуская руки.
- Я хочу немножко порассуждать, как любил говорить Валерий Николаевич… Логинов. Но это конечно не затем, чтобы спасти жизнь этому… козлу. А просто… поиграть в предположения.
На Таню сия триада не произвела никакого впечатления, но Вадим чет задумался.
- Говори! Мне интересно, - сказал сухо Вадим.
- Я просто предполагаю, - продолжил, кивнув Антон, - среди нас есть предатель. И этот предатель конечно он. Мы так все решили. Теперь задумаемся над тем, а почему мы так решили, кто нам это сказал?
- Что ты имеешь в виду, - напряженно спросил Вадим, а у Тани упала рука. Она решила воспользоваться «рекламной паузой» и поднакопить энергии для выстрела.
- Я веду к тому, что во-первых мы пока ничего незнаем и наше первое предположение может оказаться совершенно ложным, а во-вторых мы принимаем решение на основании не разума и анализа, а просто, потому что нам что-то почудилось и мы так решили. Точнее решили не мы. За нас в отсутствие разума решили все наши эмоции, а подсказали нам эти эмоции…
- Говори, говори! – испуганно и заинтересованно продолжил Вадим.
- Подсказали нам эти эмоции те, кого мы как раз больше всего в данной ситуации боимся. Наши враги. Он может быть действительно враг или подонок. Он может быть самой последней гнидой на земле. Но почему… тебе Вадим они дали его книгу? Почему тебе Татьяна они поручили найти его портрет? Почему тебе… Алексей они сказали то, что сказали? И почему они также поступили и со мной? Здесь пять человек и каждый из нас настроен против него именно потому, что так сказали Ведущие. Сказали или что-то сделали. Это выбор эмоций выбор и он не наш. Это выбор Ведущих. И нет никаких реальных доказательств, что Леонид, который стоит сейчас на коленях действительно враг и представляет для нас какую-то угрозу, кроме…
Антон обвел всех торжествующим взглядом,
- Мнения Ведущих на это счет.
Антон замолчал, ожидая возражения, но их не последовало.
- Нас имеют, а мы с этим соглашаемся и… Кого завтра они выберут в качестве объекта коллективной паранойи? Меня, Вадима, Таню или Андрея с Лешей?
- А как ты считаешь сам? – спросил Вадим.
- А на мой взгляд, сам факт того, что Ведущие так старательно и целенаправленно направляют наш интерес на Леонида как раз и является самым  ощутимым доказательством того что он не виновен совершенно. И мы убьем сейчас невиновного человека, который час назад нам всем спас жизнь в городе Зеро. А почему?
Вадим, довольно уставший от всех волнений, внимательно выслушал Антона и спросил:
- А как же быть со всеми его знаниями? Как же быть с фактами?
- Его знания это его знания. Если человек побывал на фронте, то он знает куда упадет снаряд. Поймет по звуку. А «факты», Про факты я уже все сказал. Кто дал нам эти «ФАКТЫ» БОЛЬШЕ ВСЕГО ЗАИНТЕРЕСОВАН В ЕГО СМЕРТИ.
Вадим пожал плечами…
- Да ты прав, нужно подумать… Нельзя что-то решать на основании каких-то…
- Давайте решим все прямо сейчас! – сказала Таня, - если он враг, то он заслужил то, что заслужил и тащить с собой его нет никакой необходимости.
- Меня больше беспокоит, что мы будет делать, когда заиграет следующее «ла-ла-ла» - встрял Алексей, - и у меня нет решения. Я сам там, в городе Зеро не знал что делать…
- Тогда может проголосуем, - спросил Андрей, - в конце концов у нас суд, а не озверение.
- Я сразу против, сразу и однозначно! Меня даже можете не спрашивать! – тут же высказался Алексей, - на бред Ведущих мне начхать, а сам факт того, что он знал что делать…
- Именно важна эта фраза! – снова окрысилась Таня, – он знал, что там делать и точка!
- Я против! – сказал немедленно Андрей, - можете поступать, как хотите, я просто принципиально против такого подхода. Такой подход ведет к хаосу, а я не самоубийца.
- И я против, - внезапно произнес Вадим, Таня ошарашено посмотрела на него со взглядом подставленного в нужный момент человека, удивление и отчаяние одновременно, - логика в рассуждениях Антона есть. Даже если Лёнька враг, что скорее всего так и есть…  Хотя какой он враг… Если Антон прав, то нам… То нам нужно скорее молится на этого человека…
- И ты поверил Антону? – насмешливо спросила Таня.
- Нет, - ответил Вадим, - ни Антону, ни Леньке я не верю принципиально и никому вообще. Я верю не им, ни ему, ни тебе. Я верю здесь только Ведущим. Они мне говорят, что Леонид наш человек. Ведущие тут все определяют. И если они определили, что Леонид должен сдохнуть… То значит…
- Выходит тут одна я… самая кровожадная…
- А ты просто баба. А баба не думает головой. Отдай пистолет, живо! – Вадим резким и грубым, но в тоже время профессионально четким движение выдернул пистолет из ее руки, - и не вздумай больше делать таких вещей, что сделала со мной вторично. Все поняла? Повторять не придется?
Он посмотрел внимательно на все еще стоявшего на коленях «звезду литературы».
- Ну и какой он враг? Враг никогда не рискует жизнью и не идет прямо на нож. Враг всегда прячется за спину. Вот кто самый правильный из нас, тот и есть враг. А кто не боится смерти, и готов пойти прямо на нож… Нет, исключено! Невозможно в принципе. Так что Танька, мы все лоханулись. Давайте думать, где заночевать и чтобы пожрать.
И тут Леонид вопреки всякой логике рванулся с колен и набросился на Вадима с молниеносной скоростью как у змеи. Вадим легко его отбросил и Леонид упал, а потом вскочил и набросился тогда… на Антона. Он свалил его с ног и зачем-то начал пинать и мутузить. Вадим похлопал Леню по спине и тот снова вскочил и побежал куда-то в сторону.
- Остановите его, пока нам в уши не шарахнуло снова, - прокомментировал все эти судороги Вадим, - это у него просто истерика. А ты Танька… лучше извинись потом перед ним. И впредь веди себя с уважением.
- Может ты ему еще и «бразды правления» передашь?
- А у меня их и не было никогда, - ответил Вадим, - там, далеко-далеко я руководитель фирмы. А тут… мне правильно все объяснили. Никто и звать никак, а «весь мусор можно выкинуть». А про своего папочку ты не беспокойся. И то, что Худой ведущий поучил тебя уму разуму, это в любом случае тоже не аргумент!
- Ну ты и гнида, - прошептала Таня, - просто мразь!
- Вот поэтому женщинам оружия не доверяют, - закончил Вадим, - помогите парню! Он сейчас наша единственная надежда.
- Нет, подожди, - не унималась Таня, - так легко все не закончится. Слышишь меня коллектор? Ты возьмешь на себя ответственность, что если «наш», то никто дальше не погибнет? И что мы доберемся…
- Никакой такой ответственности я брать на себя не буду. И кончен разговор. В своей ментуре командуй, а здесь пусть Ленька командует. Что уставилась? Простая массажистка не может вырубить такого как я. Так что «гражданка начальник», вот тебя я точно насквозь вижу, как рентген. Сколько лет проработала и скольких посадила? А что в салоне делала? Как ты там оказалась? Как Шарапов или просто с работы уволили? Счас везде сокращения идут… сложная жЫзнь стала даже у мусора…
Таня выдохнула и в гневе еще раз вздохнула.
- Мент мне не прикажет… поняла? – спросил Вадим, - я тебя еще в городе Зеро определил, только смолчал… время было беспокойное.
Все расслабились и пошли искать «ночлег». Леонид еще целый час бредил и болел, плакал и бился в истерике.

А потом еще час…

И еще час…

И еще час…

… ребята с пустыря на окраине района перебрались поближе к центру. Там сначала побродили, а потом по экспериментировали с дверями в квартиры, рассчитывая, что они откроются, как это было в  городе Зеро. Но в этот раз ничего не вышло. Кодовые замки на дверях в подъезды и квартирные уже были нормальными, а вокруг бродило полным полно народу, и стояла туча машин. Поэтому пришлось искать ночлег на улице. Выбрали небольшой сквер, где было мало народу, сели там на длинной скамейке кружком, потом перебрались на детскую площадку… Несколько раз возникали подозрительные разговоры с аборигенами, но ситуацию разгуливали либо Вадим, либо Андрей.
- Ничего… - в тихом шоке произнес Вадим, - город как город. Люди машины… Но вот к кому обратится даже не знаешь.
Он задумался и подозрительно посмотрел на Таню. Потом добавил.
- Нет, там в городе Зеро была хоть какая-то логика. Оказались в Чернобыле или что-то подобное. Здесь с этими поводками на шее, среди нормальных людей, как бомжи… И ничего не сделать. Ни к кому не обратится, ничего не сказать. Как мыши в мышеловке…
- Или под колпаком, - иронично ответил Андрей.
- Может в… - начала задумчиво Таня.
- Нет, дАрагая. К твоим друзьям мы точно обращаться не будем. Вот кто для меня последний источник информации или поддержки, так это та гнилая сволочь с которой ты связана.
- Да и толку… - лениво поддержал Вадима Андрей, - менты тоже люди как и все. Они также нас не поймут, как и любой прохожий тут. Вадим, у тебя вроде бы есть деньги. Может дойдем до банкомата и поменяем.
- Время! Какой сейчас банкомат? Я кстати уже предложил одному в ларьке сто баксов за бутылку пива… Едва не произошел конфликт.
- Какой?
- Булгакова читал? Типа у меня «фальшивые червонцы». Я его не понял сначала, что он вообще мелет… чурка… он мне говорит, что мои деньги не деньги, а резанная бумага. Я ему «что ты несешь?», он мне свое… потом я вспомнил что мне сказал водитель… автобуса… У меня нет денег Андрей. И ни у кого из нас нет денег. А этот «сейф», - Вадим кивнул в сторону сумки с миллионом долларов, - это видимо теперь для согрева. Ночью костер растопим, посмотрим как горят.
- Покажи мне банкноту? – спросил Андрей.
Леонид ласково спал, даже чуть-чуть сопел… Вадим резко приказал не будить его. Приказал буквально «под страхом смерти».
- Зачем тебе? – спросил Вадим.
- Хочу кое-что проверить.
- Ну держи…
Андрей взял банкноту и начал крутить, вертеть ее, всяко разно, потом приложился и стал рассматривать с расстояния 5-6 см. Пощупал на ощупь… НИЧЕГО!
- Банкнота как банкнота. Не понимаю. Хрустит… водяной знак, все защиты… Странно.
- А что ты хотел увидеть?
- Ну рожицу какую-нибудь взамен лица старика Франклина. Например твою, мою или его…
Он кивнул в сторону Леонида.
- Это как в «Убике», вместо лица президента появляется лицо какого-нибудь человека, - пояснил Андрей.
Вадим даже не спросил что такое «Убик», но высказал свою версию.
- Думаю, что они видят резанную бумагу как в «Мастере и Маргарите». Т. е. мои деньги для них «резанная бумага» и все. Надо проверить пушка хоть стреляет.
- На ком? – подозрительно спросил Андрей.
- Типун на язык, просто проверить и все…
- Если у нас нет денег, то как мы будем жить? – спросила задумчиво Таня.
- Массажный салон откроем… имени Рахматуллина. Ты будешь там главной! – ответил Вадим, - надо найти место, где заночевать…
Потом он посмотрел на Леонида и произнес уже буквально с отчаянной грустью в голосе.
- Это здорово, что мы его не убили… Просто чудо. Господь спас.
И тут Вадим перекрестился на крест колокольни, который маячил за парой хрущевок.
- Подожди, а это мысль, - заметил Андрей.
- Какая?
- Сходим в церковь.  Может ту хоть батюшка настоящий…

- Как на другой планете, - задумчиво произнес Вадим, - и при этом все свое родное. На шее поводок… обратится не к кому… А позвонить?
- Позвонить? – ехидно встрял Алексей, - я уже извонился. Все контакты перепробовал. Ничего. Ни смс, ни просто звонок, ни скайп. Ничего не работает. Разобрал телефон, собрал, протестировал. Ничего… Абсолютно исправный телефон.
- Позвони тогда хотя бы мне.
- Давай! – Алексей нажал номер Вадима, что вбил в память еще неделю назад. У Вадима заиграло за пазухой.
- Алло дАрагой! Проверка связи! Работает… В общем все как в городе Зеро, только еще хуже. Там было хоть тишина и было где заночевать, тут ни тишины, ни покоя.
- И «ла-ла-ла» впереди, - задумчиво закончил уже Андрей.

…В ЭТОТ САМЫЙ МОМЕНТ, КОГДА ГОРОД УЖЕ СТАЛ ЗАСЫПАТЬ, НА ГИГАНСКОМ ПООМЫШЛЕННОМ ПУСТЫРЕ В РАЙОНЕ БЫВШЕГО ХИМЗАВОДА…

…Сияло яркое прекрасное летнее солнце, стояла ясная погода без облаков, но с чудесными запахами расцветающей майской природы и Дадушенко Виталий Петрович, он же «Душка», оторвал свой взгляд от оптики микроскопа. 
- Паршивенькая группа, слабая… - флегматично высказал свое мнение Толстяк, - никаких надежд… Вымрут через 25-30 дневных циклов.
- А их лидер? – спросил Худой.
- А этот тоже ничего… ничего особенного. Слабенький. Пока не произвел впечатление. Может потом…
- Они справились с первым заданием?
- Скорость посредственна. «Мясорубку» прошли за 14-17. Рекорд в 3-28 секунды группы Z18... Даже говорить не хочется. На выходе в «кольцо»… с паранойей правда разобрались быстро, но в два раза медленней, чем группа Z18, а до рекорда группы Z36… Нет не выживут. Слабая группа. Мясо!
- Кто руководит группой Z18?
- Игорь Кобылин, наставник Рахматуллина. Вот там скорость! А этот нет. Не лидер.
- Напомни, по какому принципу мы собираем группы? – внезапно спросил Худой.
- По принципу взаимной паранойи. Испытуемые должны предельно не воспринимать друг друга, состоять из потенциальных врагов. Такая группа может склеиться в условиях «Лабиринта» в что-то похожее на команду. Но все зависит от лидера и всегда только от лидера.
- И от команды тоже. Группа Z11. Там был лидер профессор квантовой физики. Его убили сразу же после выхода из «Зеро». Не справились с паранойей.
- Такое тоже бывает! – лениво ответил Толстяк.
Ласковый и весьма ленивый ветер внезапно начал качать деревья и Худой увидел большую черную собаку, что весело неслась по краю поля, видимо гонялась за зайцем, а может просто расходовала избыточные силы.
- Мегера! – крикнул ей Худой, - Мегера, …ать!?
Собака услышала его и внезапно развернулась в сторону ведущих.
- Что у нас по другим направлениям? – спросил в задумчивой напряженности Худой.
- По другим направлениям дела идут по разному, - весело ответил Толстяк, - эта как ее, изгойка, как ты помнишь… в общем продолжает рыскать по городу и везде искать нас. И ты знаешь, она как-то научилась это делать.
- Изгойка девушка Рахматуллина?
- Она самая… - задумчиво произнес Толстяк, - крепкий орешек. Паранойей не взять, буквально тоже не прогнать. Бегает и бегает. В город не выйдешь, пока она не спит. Чует нас с тобой за пару километров, но как… Не представляю! Просто не представляю!
- Она чувствует нас, наверное каким-то своим способом, связанным с ее особенностями, точнее особенностями ее болезни.
- Если бы она была здоровая, Кауфман, у нас бы был великолепный лидер группы. Просто отличный! Лучше чем Королев, Ампилов или Кобылин. Лучше чем даже Зинаида Архипова из Z27. Жалко, что ее молодой человек производит пока только самое посредственное впечатление.
- Что ты намерен делать с ней? – спросил Кауфман.
- Попробую ее пугнуть еще раз.
- Снова паранойя?
- Нет, использую…  - Толстяк оглянулся, и к его ноге подбежала та самая красивая и сильная собака породы лабрадор, девочка, примерно трехлетнего возраста. Толстяк радостно и довольно начал ласкать собаку за ухом, а та в ответ не менее ласково ворчать от удовольствия, смотря на Душку преданным и крайне довольным взглядом своих больших черных красивых глаз.
- Использую тебя моя дорогая, - сказал Душка собаке, - вот ты точно решишь нашу проблему с изгойкой.
- Сомневаюсь! – презрительно ответил Худой, - изгойка не испугалась паранойи и вряд ли ее сможет напугать и Мегера.
- А я нет! – ответил Толстяк, - девочки обычно боятся собак, писаются от одного их звериного рыка.
- У нас проблема не только с изгокой. И Изгойка кстати вообще еще не проблема.
Толстяк кивнул и поддержав мысль Кауфмана.
- Да, да! Еще и эта… «лилипутка» в конце «Детской площадки». Страшная вещь «лилипут». Если кто-нибудь выйдет на детскую площадку и найдет там «лилипутку»… а потом дойдет до… Нет, страшно представить. Какой у нее коэффициент сейчас?
- Достигает 65 пунктов, но начинала она с 27. За 60 циклов набрала… Если честно я в шоке Виталий.
- У нас с тобой по 40000, - задумчиво произнес Толстяк, - она может запросто набрать пару тысяч через полгода, если мы ее не найдем. А если у нее будет тысяч десять, то она пойдет от уровня к уровню... Что мы предпринимаем, ты это скажи?
- Я усилил все уровни после 14-го, и сам 14-ый тоже. Но она научилась прятаться от убийц. Как? Чует убийц на расстоянии и находит места, в которых можно спрятаться. Набрала скорость передвижения и видит в темноте как днем.
- Она еще не нашла артефакт «Арактон»?
- Нет, к счастью для нас. Но это, кстати и плохо. Если бы она нашла сейчас «Арактона», то ей не пришлось непрерывно модернизировать себя саму и скорость ее развития заметно бы упала. Мы бы смогли тогда выиграть время. Потом возможно она подросла и тогда проблема решится сама по себе.
- Так подбрось ей «Арактона»! Пусть она найдет его и перестанет развиваться сама. Иначе… через 160-180 циклов нас ждет потоп. Ты сам понимаешь, какие последствия могут быть, если «лилипутка» вырвется с Детской площадки. А если наберет 2-3 тыс. пунктов… Никто ее не остановит даже Мегера.
- Циклотрон остановит или Сфинкс, - возразил Кауфман.
Толстяк снова потрепал собаку за ушком, а та в ответ добродушно булькнула «Вуф!», «Вуф!».
- «Лилипутки» это… ужас… Вернемся к первой теме. Что будет если изгойка войдет в Лабиринт?
- Полный ужас Душка! Катастрофа. Апокалипсис и Армагеддон одновременно. Ее яд мгновенно распространится по всему Лабиринту и вызовет деформации по всей структуре машины. Адаптироваться к ее яду Лабиринт не может. Я могу усилить саму конструкцию и добавить в структуру режимы очистки и регенерации. На это нужно время, порядка 80-100 циклов. Но даже при самом оптимистичном варианте если мы все сделаем, любое проникновение ее в Лабиринт все равно приведет к катастрофе. Пусть Лабиринт и устоит, но все равно полетят ловушки и ослабнут убийцы. В результате группы начнут проходить те места, где раньше должны были задержаться. Начнется полный бардак. Вот тогда запросто кто угодно пройдет Купол смерти и выйдет… к нашей «лилипутке»… 
- Какая у нее стадия?
- Примерно первая-вторая.
- А если будет четвертая?
- Мгновенная смерть для всего Лабиринта и всех групп, что в нем находиться, возможно… даже для нас самих.
- С ней можно разобраться за пределами Лабиринта?
- Вряд ли! Ее нельзя уже убить, так как она видела Главный портал. Она видела нас с ГП у тебя в руке. Ее может засосать туда в случае смерти.
- И ты так спокойно мне это говоришь?? – произнес в шоке Толстяк, - это изгойка опасна нам потому что просто обитает в городе? Как велика вероятность «засасывания»?
- Все зависит от расстояния. Если она в километре от ГП, то вероятность до 10-15%, если меньше, скажем в пределах метра, то тут уже порядка 30-35%. Если она коснется рукой ГП то стопроцентная!
- Замечательно! Просто чудесно! Какое расстояние считается безопасным?
- На расстоянии 80 км вероятность менее 1%, потом падает вот в такой зависимости.
Худой что-то показал Толстяку.
- Полностью безлопастное расстояние 30000 километров? Ты шутишь? До острова Пасхи 18500 километров. Где мы найдем такое расстояние? Нам что на Луну перелететь? – изумленно произнес Толстяк.
- Виталий, я предлагаю сделать точную копию ГП и ходить уже с ней. Все безопасные расстояния тогда снизятся примерно в 10-15 раз, но если болезнь начнет у нее прогрессировать…
- Делай копию и продумай все, что можно продумать на случай проникновения ее яда внутрь машины.
- Я продумаю «фильтры» и мезойные очистители. Даже если ее яд попадет внутрь машины, то будет нейтрализован.
- Это хорошо! Это уже намного лучше…
Толстяк задумчиво посмотрел в сторону города, развалившегося внизу за пролеском.
- А пока… если нам не удастся ее напугать, то придется… охранять. Ни одна пылинка в этом случае не должна упасть с ее головы. Пасти днем и ночью…


Рецензии
Реплики эксцентричны, герои живы с сильной энергетикой. Еще бы замысловатый сюжет, то зачитаешься.

Лерис   20.03.2017 11:18     Заявить о нарушении
Спасибо!

Ну "замысловатый сюжет" в перспективе.

Лев Вишня   20.03.2017 18:26   Заявить о нарушении
ну кстати этот же прием есть и здесь:

http://www.proza.ru/2016/01/27/1337

также перекличка разных голосов.

с уважением,

Лев

Лев Вишня   20.03.2017 18:33   Заявить о нарушении