История моей семьи, без прикрас и выдумок

Один из моих прадедов по материнской линии Терентий Чернышев происходил из рода зажиточных старообрядцев,  которых наряду с казаками,  государственными крестьянами, служилыми людьми, опальными дворянами, инородцами и всякого рода "смутьянами",  активно переселяли на Кавказ с 1825года по  1850год. История фамилии Чернышевых происходит из служилых людей-однодворцев Харьковской губернии. Ближайшая родственная фамилия-это Фокины, среди них в 19 веке были личные дворяне, служилые люди, слободские и посадские жители. Терентий родился в селе Сотниковском  Благодаринского уезда  Ставропольской губернии.  Его отец Фока (греческое - Тюлень) Алексеевич Чернышев  был небольшим землевладельцем,  или кулаком,  как их еще  тогда называли в конце 19- начале 20 веков. У него было шесть детей.  Самого младшего звали Терентием. Речь в этом повествовании пойдет только о нем.   Терентий рос  крепким и сильным. Он обладал чудовищной силой и во всех битвах “на кулачки “,  “стенка на стенку”,  перетягивании каната и прочих мужских забавах непременно выходил победителем. Он был известным кулачным бойцом.  Когда Терентий  женился в 1900 году, его отец выделил ему несколько десятин земли, построил хутор на  окраине села,  наделил хозяйством.  Да и жену ему выбрали подходящую - Степаниду Шакину, дочь Михаила Шакина, местного жителя, (в те времена предпочитали жениться на ровне). У прадеда Терентия с прабабкой Степанидой было 18 детей, 16 своих и двое приемных. Раньше в селах не было брошенных детей,  ребенок в селе считался помощником,  а не обузой или лишним ртом,  как в городе. Разница между первым и последним ребенком составляла 26 лет. Прабабушка  Степанида имела несколько медалей за материнство. Из 18 детей до преклонного возраста дожили только семь: 5 братьев и 2 сестры, остальные умерли от голода и болезней, некоторые еще в младенчестве.  Прадед был ярым поборником домостроя. Если он только появлялся на окраине села и ворота во двор не были открыты, “как пить дать”, огреет тяжелым кнутом, густо смазанным дегтем и жену и детей,  достанется и собакам.  Он не был самодуром, тогда так жили все, дисциплина и почитание старших были поставлены “во главу угла”.  Советскую власть Терентий невзлюбил с самого начала, и не потому что она трижды его грабила: во время Гражданской войны, продразверстки, коллективизации, но из-за того что она порушила все устои, державшиеся столетиями. Взрывала и грабила храмы, заставляла бесплатно отдавать то, что было приобретено потом и кровью, главное, что человеческая жизнь в то время, не стоила и ломаного гроша. Прадед открыто выражал свое недовольство, поэтому был в списке  врагов новой власти.  Однажды в село пришел карательный отряд. Терентий не очень был удивлен, когда ему передали приказ явиться к обеду на центральную площадь (когда за ним приходили, он был далеко в поле).  О бегстве не могло быть и речи,  c таким количеством детей далеко не убежишь.  Пока он переодевался во все  чистое, прощался с домочадцами, на пол упала огромная икона. Состоящая из 4-х частей она была напечатана в конце 19 века в Варшаве.  Прадед замешкался, перекрестился, стал поправлять треснутый оклад, в общем, когда он явился на площадь, c врагами новой власти все было кончено.  Так эта икона спасла ему жизнь, прадед приказал ее беречь  “как зеница око”, и никому, никогда не отдавать. Икона находится у моей двоюродной сестры. Иконе сейчас более 120 лет, и я надеюсь, что она еще жива, она не представляет особой ценности, но для семьи имеет огромное значение.  Позже прадед не стал так открыто высказывать, свое недовольство, жалел семью, родственников. У него отобрали скот, землю, лишили хутора, в общем, раскулачили его по полной. Оставили ровно столько, чтобы не умереть с голоду. Плуги бороны и прочие сельхоз - орудия прадед тайно закопал в землю.
Новая власть еще не раз грабила его, устраивая всевозможные денежные реформы. К старости  он работал пастухом- пас  скот имеющийся в личной собственности у местных жителей. Прадед стал жить отдельно от семьи  в летней кухне, готовил себе сам, сам себе  стирал. Когда он заболел, младший сын взял его к себе. Умер Терентий Фокич в возрасте далеко за семьдесят. После его смерти нашли припрятанный мешок денег, которые ничего не стоили после реформы 1961года. Дом, в котором жили мой прадед и моя прабабушка, а также их дети и внуки,  и разумеется, некоторое время и я, простоял 113 лет и был в 2013 году разобран на строительный материал. Так со смертью этого дома закончилась история одной семьи, но не закончилась история моего рода. Продолжение следует……


на фото: Мой прадед Терентий Фокич и прабабка Степанида Михайловна Чернышевы.
Довоенное фото.


Рецензии