Благодатный свет

         Наталья приехала в поселок по распределению. Молодая, высокая, красивая, в белоснежном халатике на точеной фигурке, девушка вызвала восторг у всего мужского населения.

        Фельдшер Мотя с нетерпением ждала молодую смену, в ее возрасте  обслуживать большой поселок становилось все труднее - аграрный центр пополнялся приезжей молодежью,  да и свои в город не спешили. Взглянув оценивающе,  Мотя ввела девушку в курс дела и вручила ключи от здания ФАПа.

        Так уж случилось или судьба приготовила сюрприз, но именно в первый день ее работы молодой мужчина по имени Александр, работающий  начальником местного узла связи, поранил руку. Пока молодая красавица делала перевязку, он внимательно  рассматривал  нового фельдшера и не упустил момент, когда и девушка сверкнула заинтересованно в его сторону темными и большими, как вишни, глазами.

        Амур прилетел незамедлительно. Усевшись на подоконник, он с интересом наблюдал за обоими. Песня любви уже звучала в небесах, ангел уловил мелодию тонким слухом, взял свой лук, достал из колчана две стрелы. И пока еще не завязан был последний узелок бинта, обернутого вокруг руки Александра, стрелы уже достигли места своего назначения. Два сердца встрепенулись от пронзившего их чувства, и тонкая нить романтических отношений соединила их накрепко.

        В свои двадцать шесть, Наталья не раз встречалась с мужчинами, которые были не свободны, оправдывая себя тем, что тоже имеет право на счастье. Судьба сыграла с ней злую шутку.  В пятнадцатилетнем возрасте девушка дала зарок не повторить судьбу своей матери, когда утомленная ее расспросами об отце женщина рассказала дочери, что она – плод любви с женатым мужчиной, который не живет с ними, потому что не оставил свою семью.
 
        Однако все случилось с точностью до наоборот, ведь когда человек зарекается что-то не делать, жизнь искушает его все чаще, пока зарок не нарушен. Так уж случилось, что молодые ребята обходили девушку стороной, а женатые мужчины летели, как пчелы на мед.  Созревшая для материнства, засыпая в полном одиночестве после встреч с очередным окольцованным любовником, Наталья изменила свое мнение, решив, что если она родит ребенка без мужа, в этом не будет ничего страшного.

        Александр не скрывал, что женат, не жаловался на жизнь, не обещал бросить семью, где рос ребенок.  И Наталья  до поры  не спрашивала  ни о чем, наслаждаясь своим ворованным счастьем. Казалось, любовь захлестнула, не оставив свободного места в душе, не слушаясь разума.  Роман продлился два года, в ожидании желанных встреч время пролетало стремительно, но шила в мешке не утаишь - тайное становилось явным, и пришла пора  обоим принимать какое-то решение.
 
        Александр был всегда осторожен, но не в этот раз. Накануне его жена сообщила, что ждет второго ребенка.  Мужчина, хоть и не говорил Наталье о своих планах, но надеялся, что ситуация как-то разрешится сама собой, и влюбленные смогут быть вместе. Информация о беременности жены в корне все меняла,  как настоящий отец, он точно знал, что не бросит двоих детей, даже во имя большой любви. Сегодня он пришел на свидание с твердым намерением обо всем рассказать Наталье.

        Девушка показалась веселой и счастливой, как никогда. Ее ласковые руки сводили с ума, губы призывно раскрывались для поцелуя, глаза горели и искрились любовью. Александр не стал предохраняться, захотелось слиться с любимой навечно, продолжая себя в ней. Да и Наталья не противилась, приняв непростое для себя решение, чувствуя приближающуюся минуту расставания, она вся без остатка отдала себя охватившему чувству.

        - Мне нужно с тобой поговорить, - начал мужчина разговор, после того, как страсти улеглись.

        - И мне нужно, - Наталья стала вдруг серьезной и грустной.

        - Ладно, давай, ты первая.

        - Я уезжаю из вашего поселка навсегда - моя отработка закончилась, я возвращаюсь домой.

        - Не понял…?

        - У меня там мама одна, дом большой, хозяйство, я должна ехать...

        Слова застряли в горле у Александра, он уже забыл, что только что сам хотел сказать о расставании. Новость его взволновала, но все изменилось к лучшему, теперь ничего не нужно объяснять. И он не сказал ни о втором ребенке, ни о своих планах - Натальи не было в его будущем.

        - И когда ты уезжаешь?

        - Через три часа поезд.

        - И почему я об этом узнаю только сейчас? – обвинительный тон в голосе стал прикрытием настоящих чувств.

        - Так будет лучше для всех, - Наталья уже и сама понимала, что будущего у них нет.
 
        Слезы заполнили ее глаза, перелились через край век и двумя потоками хлынули по разрумянившимся щекам, рыдания сотрясали плечи, девушка выбежала из комнаты, оставив Александра одного. Так прошла их последняя встреча.

        Через три часа поезд уносил девушку вдаль, оборвав разом все ее мечты, планы, желания. В душе огромным серым облаком разлилась невысказанная боль и разочарование, но решение было принято, оно правильное - так будет лучше для всех.

***

        Вечер подкрался незаметно, за окном сгустились сумерки, шел тихий грибной дождь, периодически сорвавшиеся с крыши крупные капли падали со звуком на отлив окна, разбрызгиваясь в разные стороны.
   
        Наталья  сидела в кресле, правда, не у камина, да и в руках она держала не томик любимых стихов, а тонкую полоску бумаги. Две отчетливые красные черты пересекали поперек белую поверхность, сомнений не было, девушка проделала тест уже во второй раз, она  беременна.

        Оцепенение, в котором несколько часов находилась Наталья, постепенно уходило, сначала до слуха донесся  монотонный стук капель по карнизу,  затем и шум дождя. Оглядевшись по сторонам, она выпрямила затекшие ноги, скомкала в руке бумажку, встала и распахнула окно настежь.

        Прохладный осенний воздух ворвался в комнату, освежил лицо, принеся с собой запах прелой опавшей листвы.  Захотелось в лес, пройти по знакомым тропам, заглянуть под мохнатые ели в поисках грибов, постоять у любимых берез. Что мешает сделать это сейчас, когда она вернулась домой?
 
        «Решено! Завтра же утром, даже если будет дождь, все равно пойду за грибами».

        В дверях щелкнул замок, с работы вернулась мать.

        - Почему ты сидишь в темноте?
 
        Яркий свет ударил в глаза, Наталья зажмурилась, тем самым спасла себя от лишних расспросов, спрятав недавние слезы.

***
 
 
        - Поздравляю, шесть недель беременности, - миловидная женщина средних лет, врач-гинеколог в районной поликлинике, улыбалась искренне, глядя Наталье прямо в глаза.

        - Спасибо, - усмехнулась девушка.

        Клеточки новой жизни делились в ее организме, умножаясь с каждым часом. Судьба приготовила  настоящий подарок ее опустошенной душе - как на выжженную землю, упало семечко счастья и чудесным образом проросло. Ребенок хотел появиться на свет, осталось только решить, готова ли она сама стать матерью.

        Все последние дни Наталья размышляла над своим положением, где-то в глубине души чувствуя, что ни при каких обстоятельствах не прервет  беременность, ведь этот ребенок - единственное, что ей осталось от Александра.

        На улице значительно похолодало. Поеживаясь, Наталья поправила шарф на шее, застегнула пальто на все пуговицы - «нельзя мне теперь болеть» - сама поймала себя на этой мысли. Тверже стал ее шаг, окончательное решение, можно сказать, сформировалось и вызрело.
            
        «У меня будет ребенок, - от осознания действительности приятное тепло разлилось по груди, животу, сама собой на лице появилась улыбка, на глаза навернулись слезы, - сегодня же все расскажу маме, она будет рада стать бабушкой».
 
        Наталья решила не откладывать с признанием, чтобы в дальнейшем легко и свободно  говорить и думать о предстоящем материнстве.
 
        Мать выслушала всю историю, молча. Ее глаза стали грустными, словно прикоснулась она вдруг к чему-то очень больному из времен своей молодости.  Наталья ожидала осуждения, каких-то наставительных разговоров, чего угодно, только не ее молчания. Это было удивительно и непонятно.

        - Ничего, дочь, вырастим, ребенок - это всегда радость и счастье, я очень хочу стать бабушкой, - как будто, прочитав мысли дочери, уже с улыбкой подытожила мать.

        - Спасибо, мама, - с глубоким облегчением тихо выдохнула Наталья.

        Девять месяцев пролетело, как один день. Наталья тосковала по Александру, копалась в своем прошлом, пытаясь разобраться, почему на ее пути встречались только женатые мужчины. Как любая женщина, она хотела полноценную семью и отца своему ребенку, но жизнь распорядилась иначе.
 
        Несколько раз девушка порывалась поехать к любимому и все рассказать – «пусть знает, что у него будет еще один ребенок» - но что-то все время останавливало. Внутренняя борьба закончилась твердым решением:  «Пусть все остается, как есть».

        Девочка родилась в срок, хорошенькая, пухленькая, один в один - копия своего отца. Увидев впервые ребенка, Наталья больше всего обрадовалась этому сходству -  дочь будет всю жизнь напоминать ей ту ослепительную любовь, о которой девушка ни на одну минуту не пожалела. Назвали девочку Настей.

        Новорожденный ребенок отнимает у матери столько сил и внимания, что на все остальные переживания времени уже не остается.  Наталья, отдавая себя без остатка маленькой дочери, успокоила раненное разлукой  сердце, найдя в нем, как в архиве, полочку для всего, что с ней случилось в прошлом.

        Однако радость  была недолгой - к третьему месяцу молодая мама стала замечать, что у Настеньки не фокусируется взгляд. Будучи медиком по профессии, она забила тревогу.  Долгие обследования у местных врачей, последовавшие вслед за ними консультации в республиканских клиниках не принесли желаемого облегчения. Диагноз звучал, как приговор – девочка родилась слепой.

        "Господи, за что? Ведь любовь - не грех", - не в силах справиться с обрушившейся бедой в одиночку, Наталья решила рассказать обо всем Александру.

        Оставив Настю с бабушкой, утренним поездом она приехала в поселок, знакомой тропинкой от станции прошла к месту своей предыдущей работы.  Не рассуждая, как и где она найдет Александра, чтобы остаться незамеченной, Наталья отворила дверь.

        Мотя сидела за столом, разбирая бумаги. Желающих занять вакантное место так и не нашлось, и ее уговорили еще поработать.

        - Вернулась?  Ну, слава Богу! - затараторила пожилая женщина, узнав Наталью, она истолковала ее приезд по-своему.

        - Да нет, я по личному вопросу приехала - мне нужно Александра Бочарова найти.

        В свое время Мотя все людские пересуды слышала, а когда Наталья уехала,  о ней хорошо заговорили: «Молодец, не стала разбивать семью». Потом, заметив беременность жены, люди придумали другое объяснение.

        - Зачем он тебе? У него ребенок родился, с женой хорошо живут.  Зря, ты, это…, - Мотя не стала договаривать, посчитав, что и так сказала слишком много.

        - Ребенок? Когда у него родился ребенок? - Наталья почувствовала, как земля уходит из-под ног, ее ладони вспотели, сердце глухим набатом разрывало грудную клетку.

        - Да пять месяцев уже – девочка. Такая куколка, ты бы видела, на него похожа, - с любовью в голосе ответила ничего не подозревающая  Мотя.
 
        Мотя любила маленьких детей,  считала, что их ангелами небесными, и дети чувствовали ее отношение - даже самый капризный малыш успокаивался в руках замечательной бабушки.

        Лицо у Натальи побледнело, но она собралась с духом и спокойно  ответила:

        - Ребенок, это прекрасно. Хорошо, что я вовремя уехала, правда? - почему-то не хотелось кривить душой перед этой доброй женщиной.

        Что она делает здесь? Ведь сама приняла решение разорвать этот замкнутый круг - уехать, никто ее не удерживал и не собирался что-то менять в своей жизни.
 
        «Пять месяцев ребенку, значит, он уже знал о беременности жены, а все еще приходил и ничего не сказал… даже в последний день».

***

        Монотонный перестук колес поезда убаюкивал. За окном красовалась золотая осень, листья уже начинали падать, желтые, оранжевые, красные,  - они кружились, гонимые ветром, завораживая своей неповторимостью.
 
        Бабье лето - любимая пора Натальи, но в этот раз она смотрела в окно, а глаза не замечали красоты, мысли были тяжелыми, от тоски и безысходности на ресницах висели слезы, они так и не пролились. Молодая женщина была совершенно подавлена и разочарована.  Впервые  ее невинный грех предстал перед совестью в своей отвратительной сущности – лжи и предательства. 

        - Вам плохо? – кто-то тихо спросил рядом.

        - Плохо, - не поворачивая головы, чужим голосом ответила Наталья, словно разговаривая сама с собой, - мне очень плохо.

        - Сходите в церковь, - сказал опять незнакомый голос.

        - Не поможет, - почти шепотом ответила Наталья.

        - А вы сходите, сходите…

        Наталья повернула голову - рядом с ней сидела старушка, маленькая, сгорбленная, с глубокими морщинами на лице. Простая одежда, ситцевый платок на седой голове и глаза, очень живые и добрые, которые смотрели заботливо,  казалось, в самую душу…

        Что-то было в ее глазах такое, от чего Наталье вдруг захотелось продолжить разговор, рассказать о своей беде, как будто все произошедшее уже не помещалось у нее в голове, сводило с ума.

        - У меня родилась слепая девочка… Настенька… Папа не знает… о ней ничего не знает… он женат… у него там тоже ребенок…  Я же не разрушила семью… За что мне все это? Моя бедная девочка…, - Наталья говорила  очень тихо, даже не думая, слышит ли ее бабушка,  ей просто необходимо было кому-то выговориться.
 
        - Тебе к Матронушке надо… Она поможет, она всем помогает.

        - Угу, - кивнула Наталья, не имея ни малейшего представления, о ком говорит старушка.
 
        Далекая от церкви, не знающая имен святых и великомучеников, она решила, что это имя какой-нибудь местной колдуньи или целительницы, каких много развелось в последнее время.

        Два года ездила Наталья с дочерью по сомнительным адресам, встречались среди всех этих целителей глубоко верующие люди, но чаще натыкалась она на откровенных шарлатанов. Порча, навет, наговор, расплата за грехи предков, -  чего только не слышала она в свой адрес. Ей давали какую-то заговоренную воду,  делали снадобья и отвары,  но все оказалось безрезультатно.

        Самым сильным потрясением за последнее время стало то, что при оформлении инвалидности, врач-окулист написал в своей графе: «Здорова».

        - Доктор, что вы пишете? – Наталья почти кричала от негодования.

        - Не кричите, мамаша!  С нашей стороны нет абсолютно никаких замечаний, глаза у ребенка нормальные, хрусталики и радужка,  - все в норме, глазное дно и давление - тоже.

        - Но она же не видит!

        - Причина здесь неврологическая, какие ко мне претензии? – он неохотно взял лист обследования и вписал в него диагноз девочки: «Атрофия глазного нерва».

        От всего пережитого Наталья пребывала в депрессии. Она все реже выходила с ребенком из дома, не отвечала на звонки сердобольных подруг, мир сузился до размеров квартиры, все надежды рухнули,  безысходность черной тучей поселилась в душе, не оставив места радости.

        Девочка росла, но в силу своего недуга, отставала в развитии и речи. С ней надо было упорно заниматься, однако у Натальи опустились руки.

        - Не падай духом, доченька, мы все должны сделать, чтобы жизнь Настеньки была полноценной, - мать уговаривала Наталью, уже и так взяв на себя львиную долю нагрузки.

        - Кто такая Матрона? – спросила однажды Наталья, вспомнив давно забытый разговор в поезде.

        - Надо спросить у людей, может быть, это имя какой-нибудь святой.

        Через несколько дней мать принесла дочери нужную информацию.

        Святая Матрона Московская была причислена к лику святых 02.05.1999 за свои праведные дела. Она с рождения была слепой, у нее не было глаз, а с семнадцати лет у нее отказали ноги. Она приняла болезнь, как Крест Христов, по воли Божией. На жизнь не роптала, помогала людям. Умерла в 1952 году. Рака с ее мощами находится в Москве, в Покровском женском монастыре, в церкви. Блаженная старица при жизни помогала людям, и после смерти помогает: «Приходи ко мне, как к живой, и проси, что тебе надо»

        - Нам надо ехать немедленно! – Наталья вскочила с места.

        Все прошло, как во сне. Несчастная мать, не скрывая слез, молилась старице, просила исцеления дочери, поставила свечи всем святым в Покровской церкви, заказала молебны, сделала пожертвования. Впервые в жизни, прикоснувшись к святости, на душе у Натальи стало значительно легче.

        Девочка уснула, прижав к себе мягкую игрушку. Это был плюшевый медвежонок, купленный для ребенка в Москве. Вагон покачивало из стороны в сторону, за окном скрылись вечерние огни мегаполиса. Наталья  смотрела в окно, но не картины, проплывающие за ним, были у женщины перед глазами.
 
        Она представила свою девочку взрослой, осознав наконец , что если зрение и не вернется, для дочери много дорог открыто. Вспомнилась Диана Гурская, талантливая, красивая, она нашла себя в этом мире, вышла замуж, родила ребенка. Отчаяние сменило место надежде. Медицина движется вперед, может быть, кто-нибудь сделает мировое открытие и научатся лечить такой недуг.

        С той поездки все изменилось - Наталья полюбила свою дочь такой, какая она была. Природа щедро наделила девочку красотой:  темно-русые с причудливыми колечками волосы, реснички  длинные, красивые карие глазки, маленький носик, привлекательные ямочки на щечках, ярким бантиком губы.  Она быстро запоминала информацию, любила слушать сказки, задавала много вопросов, звонким голосом декламировала стихи, стараясь сохранить услышанную интонацию, пела заученные песни.
 
        Ни Наталья, ни ее мать, не уставали заниматься с ребенком, занятия стали давать свой результат. Лишенная зрения, Настя имела обостренные остальные органы чувств. Она двигалась по квартире так, словно видела все, безошибочно находила игрушки, все складывала по местам, казалось, девочка совершенно здорова.

        Однажды, придя домой  из магазина, Наталья увидела, что мать стоит в дверях Настиной комнаты, боясь пошевелиться. Увидев дочь, она характерным жестом прижала палец к губам:

        - Т-с-с…

        Увидев свою малышку, Наталья  буквально оцепенела. Девочка сидела на полу и очень сосредоточенно пыталась взять что-то с ковра. Она делала хватательные движения, подносила к лицу свою ручку и пристально вглядывалась. Присмотревшись, Наталья увидела на ковре маленький солнечный блик - лучик солнца, пробившись сквозь листву разросшейся за окном груши, отразился в стекле иконы Святой Матронушки Московской и веселым солнечным зайчиком упал в маленькую ладонь.

        Бесспорно,  девочка видела этот благодатный свет.
 
 
 


Рецензии
Тоня, трогательный и проникновенный до слёз рассказ.Душа болела за Настю и её маму Наташу. Слава Богу и Блаженной Матроне Московской, благодаря их Святым молитвам девочка прозрела.

Марина Попенова   09.03.2017 19:04     Заявить о нарушении
Спасибо, Мариночка!

Тоненька   09.03.2017 19:46   Заявить о нарушении
На это произведение написано 18 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.