Рептилии и им сочувствующие

-Александр Григорьевич, здравствуйте. Я от Галины Ивановны. Она сказала, что только Вы сможете мне помочь.

     На пороге стояла молодая белокурая женщина с большой сумкой, одетая по последней моде и в туфлях на высоких каблуках. Закончив приветственную речь, она всхлипнула и дернулась.

     «Невротик», - подумал я.

     Было утро. На работу мне нужно было во второй половине дня. Жена ушла в магазин, кот Васька еще вчера смылся по своим делам. Я никого не ждал.
    
     Надо сказать, что я психиатр. Всю свою жизнь проработал в одной из ведомственных поликлиник. Выйдя на пенсию, я подрабатывал в местном медицинском центре на медосмотрах.

     Иногда я занимался лечением домашних животных. В доме всегда кто-то жил. Коты сменяли собак. Время от времени появлялись черепахи и хомячки, которых, к счастью, подлечив удавалось пристроить в хорошие руки. Соседи регулярно тащили своих питомцев на осмотр и почему-то считали своим долгом рекомендовать меня своим знакомым.

     «Судя по ее виду день не задался… Что же нужно этой дамочке?» - подумал я. Открыв дверь шире, я махнул рукой, приглашая ее войти.

     Она боком протиснулась в дверь, сбросила в прихожей туфли и прошла в комнату. Закрыв дверь, я обернулся и увидел, что без каблуков она ступает неловко, как-то по-утиному. Стопы вывернуты. Мышцы и сухожилия неравномерно растянуты.  «Мечта ортопеда», -  всплеснув руками, подумал я, проходя за ней в комнату и предлагая присесть.

     Она села на край стула, крепко прижимая к себе сумку. 

     Некоторое время мы молчали. Она оглядывала комнату. Ее взгляд остановился. Я проследил, куда она смотрит, и обнаружил на стене ящерицу. Тут я снова отвлекусь, поскольку просто обязан рассказать откуда она появилась в моей квартире.

     Несколько месяцев назад по приглашению друзей я приехал в Сингапур, где пробыл около двух недель. Небольшая квартира находилась на первом этаже многоэтажного дома, окруженного буйной растительностью и неглубокими бассейнами, в которых плескались рыбы и водные черепахи. Мелкая живность всегда была гостем в любом помещении. В моей комнате под потолком я обнаружил небольшую изящную ящерицу светло-бежевого цвета. Она была какого-то особого вида – с присосками на лапках, а потому могла долгое время проводить практически вниз головой. Поскольку мы встречались каждый день, я дал ящерице имя – Гоша.

     Был декабрь, сезон дождей. Несмотря на то, что снаружи всегда было +30 градусов, я любил выходить на балкон во время дождя и слушать, как хлопают капли воды по огромным листьям. Как-то раз я обнаружил на сумке от ноутбука Гошу.  Он прилепился к поверхности, и мечтая о чем-то своем, смотрел в пространство. Потом он еще не раз прибегал на балкон, а в комнате иногда сидел на мониторе компьютера – грелся.

     Каково же было мое удивление, когда, вернувшись домой после двух многочасовых перелетов, открыв сумку я обнаружил в ней Гошу! Абсолютно не смущаясь, он вылез на поверхность, изучил территорию и вскоре занял привычное положение – прилепился к стене.

    Вот в этом-то положении его и застала моя гостья.
    Я кашлянул, чем прервал ее разглядывание стены, и спросил:
-Как Вас зовут?
-Оленька, - ответила посетительница.

     Так, значит Оленька. Хорошо. Идем дальше.
-И чем же я могу Вам помочь?  Что вас беспокоит?

     Женщина поставила на пол сумку, пошуровала в ней двумя руками и выложила, на стол, около которого сидела, змею, морда которой была перевязана белым платком.

-Вот, она меня беспокоит.
-А почему… - начал было я, но Оленька перебила меня:
-Я перевязала ей морду, чтобы она случайно Вас не укусила.

     Итак, передо мной лежала змея. Хвост безжизненно свисал с края стола. Глаза закрыты. Она не пыталась шевелиться. Почти по середине красовался узел.

-Почему она узлом завязана? – поинтересовался я.
-Это я нервничала, - ответила Оленька.
-Развяжите.

     Оленька приподнялась и развязала узел. Змея несколько удлинилась.

    Признаться, не люблю я живность, состоящую из одного хвоста. Ну не мое это. Четыре лапы и хвост – это то, что нужно. А тут – явно перебор.

-И что же Вы от меня хотите? – спросил я, начиная забавляться.
-Я хочу, чтобы Вы сделали ей массаж, - твердо заявила посетительница.
-Массаж? А почему Вы решили, что Вашей змее нужен массаж?
-Понимаете, Глаша последнее время вялая стала, ничего не ест, ничем не интересуется… Вот мне, когда плохо, помогает поход к косметологу или массаж.
- Что же Вы ее сразу ко мне принесли, а не пошли к косметологу? – спросил я.
- Мы там уже были, - заявила Оленька, показывая на хвост, на котором блестящим лаком были нанесены полоски. – Не помогло.

     Я понимал, что у меня две проблемы – Оленька и Глаша. И с обеими нужно срочно что-то делать.
 
-Чем же Вы ее кормите, позвольте узнать?
-Ну, я сама вегетарианка… Травкой, семенами, овощами…
-И она, - я кивнул головой в сторону Глаши, - это ест?

     Только сейчас я заметил, что на кресло, стоявшее недалеко от стола, на котором возлежала змея, спустился Гоша. Он сидел, вытянув шею, и разглядывал посетителей.

     Змея вдруг открыла глаза и устремила свой взгляд на ящерицу.

     «Ага, жрать хочет! Гошу не дам!» - подумал я, и, схватив, быстро перенес его в небольшой аквариум, который служил ящерице домом. Прикрыв сверху крышку, я немного успокоился и сел на стул.

-Нет, не ест, -  донесся ответ Оленьки.
-Давно она у Вас?
-Две недели. Подружка отдала. Она себе маленького крокодила завела, а змею отдала мне. По-дружески, совсем бесплатно. Сейчас модно иметь дома экзотических животных, - гордо закончила она.

     Так, значит змея две недели на диете. Надо что-то делать. Как их выдворить обеих?

     Я сидел молча и смотрел на змею, которая прикрыла глаза и снова не подавала признаков жизни. Оленька нервно елозила на стуле. Гоша прилепился лапками к стеклу и наблюдал за всеми нами из своего укрытия.

     В прихожей хлопнула дверь. «Жена вернулась», - подумал я. Через несколько секунд она влетела в комнату и, кивнув Оленьке, быстро заговорила:
-Саша, ты только посмотри! Васька, мерзавец, опять мышь под дверь притащил!

     И вытянув вперед руку, она продемонстрировала мышь, которую держала двумя пальцами за хвост. Та болталась в воздухе, как маятник.

     Оленька заорала и с ногами запрыгнула на стул, открыв взору жены большую часть змеи.

     Жена побледнела, попятилась, дошла до стены, и осела на пол, не выпуская мышь.

     «Ох, спасительница ты моя!» - подумал я и кинулся на кухню, где жена хранила тару из-под продуктов. Так, на всякий случай. Я пошарил по шкафам, нашел непрозрачную банку с крышкой из-под сметаны и вернулся назад в комнату.

     Жена, уставившись, смотрела на змею. Я вынул из ее руки мышь, бросил в банку и закрыл крышку. Затем подошел к столу и помог Оленьке слезть со стула. Та пребывала в шоке, а значит хорошо понимала, что ей говорят.

-Так, Оленька, - начал я, глядя ей в глаза. – Сейчас вы уберете змею в сумку. Когда вернетесь домой, то покормите змею мышью. Вам нужно только открыть банку и снять платок с Глаши.

     Она кивнула. Я подошел к столу, вырвал лист из блокнота, написал номер телефона и повернулся.
-Вот, держите. Это номер телефона одного очень хорошего врача. Если Глаша снова захандрит, обратитесь к нему. Он будет рад.

     Я написал номер своего коллеги, которого не любил и с которым при каждой встрече мы пикировались. Зачем же мне одному такое счастье – пусть и он порадуется!

     Оленька сгребла змею со стола и положила в сумку. Туда же дрожащими руками поместила банку с мышью. Все еще бледная, женщина неуклюже двинулась в прихожую. Надела туфли. Следом я вынес сумку.

     Закрыв за посетительницей дверь, я вернулся в комнату приводить жену в чувство.


Рецензии
Как ни крути, а тупой гламурятиной жить тяжеловато)))

Алиса Айсберг   11.04.2016 05:17     Заявить о нарушении