Находка и немного истории

Бывает окажешься где нибудь в старом районе Киева, в хрущевских и сталинских дворах, где нибудь на Липках, в самом центре города на Красноармейской, или как сегодня на Ленинградке и тянет на поиск. Идешь скверами, дворами, ярко светит солнце, пригревает весеннюю землю, высушивает ее после зимы. Это и есть самое благоприятное время для поиска. А ищу я всякий старый хлам, в основном мелкие вещи, найденное не представляет никакой ценности, но жуть как интересно. Это болезнь из детства. Весной земля вымыта растаявшим снегом и дождями, обнажаются и поднимаются на ее поверхность старинные безделушки, монеты, эмблемы, пуговицы, кулоны, подвески. Летом после хорошего ливня, когда земля подсохнет, тоже поиск всегда удачен. Интересен сам процесс. Отлично было бы конечно купить металлоискатель и заняться этим всерьез, но об этом можно только мечтать. Прежде всего у меня на это совсем нет времени, да и попросту на такое хобби жаль денег. Хотя я бы искал, ох как бы я искал. Эта страсть, повторюсь, корнями уходит в детство.

Когда то на Федорова в колодце царского дворика я нашел вымытую из земли дождем серебряную пуговицу, она лежала прямо возле корня дерева, выставив на солнце свой серебристый точеный бок. Изображение на ней местами было сплющено, и как я ни искал ее историю, как ни пытался определить, чья может быть она, так ничего и не установил. Увлекательное, скажу я вам занятие, пытаться установить, определить, классифицировать предмет.

Дома у меня в серванте лежит металлическая коробка, в которую я складываю свои бестолковые на первый взгляд находки. Она до половины уже заполнена монетами, разных стран, эмблемами. Жена на этот счет говорит всегда одно и тоже: - Вечно ты всякий хлам в дом тащишь. Отчасти она права. Как то я прогуливаясь за хлебом, нашел орленка выплавленного скорее всего из свинца, такого как будто полудохлого, со скрюченными когтями и понурой головой с большим клювом. Явно это была подвеска, потому как присутствовало ушко, но что она могла означать, для меня так и осталось загадкой.

Сегодня же мне на Ленинградке особенно повезло, в глаза бросилось что- то круглое, я поднял, монета, рассмотрел, как оказалось медный жетон. С одной стороны выбита надпись Паркъ — Эрмитажъ, и две заглавных буквы А Г, и небольшой разделяющий крестик посредине, на оборотной стороне на всю монету 50 ко. Что бы это могло значить ломал я себе голову, определенно жетон, но что обозначают эти две заглавных буквы и неужели у нас в Киеве был парк Эрмитаж. Рассматривая находку и так и этак я отмечал, что она несмотря на время прекрасно сохранилась. Местный старьевщик, нумизмат и скупщик всяких таких вещей, только взяв медную жестянку в руки дал свою оценку.

- Нумизматической ценности не представляет совершенно. Навел свою лупу, рассмотрел.
- Ну что вам сказать, это определенно игровой жетон. Парк Эрмитаж - не знаю я такого.
- Металлургическая штамповка и похоже, мастер еще жив.
-Берите, играйтесь.

Обычно они так говорят, в надежде снизить реальную ценность предмета.

Дома же покопавшись в Интернете я нашел удивительные вещи по своей находке.

На месте нынешнего Гидропарка в 90-х годах 19 столетия действительно был Паркъ Эрмитажъ. Располагался он напротив колоны Магдебургского права. Основателем парка была семья Адама Доминиковича Гинтовта, поселившаяся здесь в 1870 году. По документам они были Пинскими мещанами ( выходцами из Пинска) Белорусь.Есть и другие предположения, например литовские или еврейские корни. В то время на Трухановом острове селились бедные люди и евреи, которым было запрещено жить в Киеве.

 Труханов остров у киевлян пользовался большой популярностью. Здесь устраивались пикники, затяжные гулянья у костра, вылазки на природу. Добирались на остров, или Трухашку, как его называли киевляне, преимущественно на лодках. Адам Гинтовт был вначале лодочником и доставлял на остров отдыхающих, затем открыл, что то вроде кабачка где были спиртные напитки и закуска, затем постепенно развил и благоустроил свое заведение.

В августе 1883 года на Днепре произошла большая трагедия. Налетевшей бурей были потоплены лодки с отдыхающими, не обошлось без человеческих жертв. Городская дума даже немедленно приняла «Обязательное постановление по содержанию лодок для перевоза через Днепр и катания публики». Запрещалось отныне перевозить лиц в нетрезвом состоянии и малолетних детей без сопровождения взрослых.Без Адама здесь явно не обошлось.

Адам Доминикович Гинтовт в 70-х годах 19 столетия был одним из основных арендаторов перевоза через Днепр. В последствии он взял в аренду весь Труханов остров, и ежегодно платил в городскую казну 3500 рублей. Здесь он и решил создать Паркъ Эрмитажъ, с ресторанами и другими заведениями. Управлял парком на Трухановом острове его сын Цезарь Гинтовт.

В «Эрмитаже» был летний театр с драматической труппой, на открытой эстраде играл один а то и два духовых оркестра. К услугам отдыхающих были главный ресторан «Эрмитаж», ресторанчики поменьше и буфеты. Парк единственный в городе предоставлял услугу катание на Американских горках. Так называемых металлических тележках на рельсах.

Именно этот жетон на Американские горки, первые наверняка в Киеве, мне и посчастливилось найти. Цена на эти горки была 50 копеек. Для сравнения на то время 1 кг свинины стоил 30 копеек, а литр водки 25 копеек. Средний квалифицированный рабочий получал в то время полтора рубля в день. Вход на территорию парка Гинтовты установили платный, он составлял 15-20 копеек, и публика здесь собиралась далеко не бедная. Этому способствовали нововведения, которыми семья Гинтовтов старалась удивить киевлян. А именно удачно организованная труппа, состоящая из каскадерных певцов, куплетистов обоего пола, комиков, рассказчиков, мимиков. Кафешантанный театр в то время был одним из самых злачных мест Киева. Люди любили вкусную кухню парка Эрмитаж, где коронным блюдом были вареные раки и цыплята. Раки ловились в Днепре и тут же подавались на стол. Регулярно устраивались «большие гулянья с полной иллюминацией, бриллиантовым фейерверком и оркестром военной музыки».

Бизнес Адама Доминиковича Гинтовта развивался благодаря его стойкости и предпринимательской находчивости. С каждым годом Городская дума глядя на его успех все повышала и повышала ему суммы за аренду территории острова. Городская управа обязывала его укреплять берег, высаживать более 300 деревьев и благоустраивать территорию. И на все он был согласен лишь бы сохранить жизнь своему детищу. Как он не объяснял, что его сезон длится всего четыре месяца в году, а число посетителей редко превышает 50 – 100 человек в день, его никто не хотел слушать. Каждый год управа объявляла торги, и постоянно Гинтовт на них выигрывал, принимая все условия.

Летом 1896-го Гинтовт не выдержал и сдался, не смог заплатить за первое полугодие и попросил списать эту сумму из залога, внесенного им при подписании договора с городской думой. После очередной неуплаты он получил предписание снести постройки на острове, а арендованные земли вернуть городу. Адам не принял эти условия и отказался, в результате вся его островная инфраструктура была продана с молотка. Сам же он поселился с семьей на Никольской Слободке где и умер.

Ознакомившись со всей этой историей, которую привел на этих страницах, я смотрю на медный жетон на Американские горки Гинтовта, и он особенно ценен для меня не имея никакой исторической ценности.

На Американских горках я катался несколько раз, когда с родителями приезжал в Киев к маминому брату в гости. Мне помнится, отец посадил меня внизу впереди себя, и весь тот ужас взлета ввысь, и стремительного падения с огромной высоты, страшно грохочущей тележки с нами, до сих пор находит во мне отражение. Не знаю, работает ли этот аттракцион сейчас, но своих дочек я на нем катать не буду, а сам бы прокатился с огромным удовольствием.

Хочется верить, что обладатель этого жетона лежащего у меня на ладони, переживал схожие с моими эмоции, более 100 лет тому назад. Горящие от страха  и восторга глаза и руки цепко вцепившиеся в тележку, и все это этот жетон.


Рецензии
Прочитав Ваш рассказ, вспомнил и свою детскую болезнь кладоискателя.
Огороды, идущие вниз от домов нашей улицы к руслу старой, давно высохшей реки представляли собой, после посадки и сбора картошки, территорию поиска кладов.
Наша местность, между Конотопом и Путивлем, в далекие времена была окутана интересной историей. Случалось на огородах находили и золотые монеты, княжеской чеканки. А мы, десятилетние пацаны радовались, ржавым наконечникам стрел, остаткам ножей и сабель, кускам глиняной посуды. Встречались медные монеты, гребешки, старые подковы, металлические части неизвестных вещей.
Многое найденное несли в краеведческий музей и с гордостью хвастались друг перед другом :
- Моя, монетка, моя стрела, вон там за стеклом лежит ...
На месте школы, в которой я учился, раньше стояла большая каменная церковь. А на спортивной площадке было небольшое кладбище. Местные легенды гласили, что поп перед революцией закопал там много золота. Так что все школьные окрестности вечерами на летних каникулах, нами были перерыты. Школьный сторож ругался и гонял нас, закапывая разрытую землю.
Даже сейчас иногда снится, что ищу то "поповское золото"...

Василий Мякушенко   25.04.2016 12:26     Заявить о нарушении
Все похоже Василий, и в Конотопский краеведческий музей я носил свою находку, старый толстовский дореволюционный томик.

Ваши находки конечно побогаче, и будоражат мое поисковое воображение.

Спасибо что прочли.

Евгений Косенко   27.04.2016 16:19   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.