Стук в дверь

 Лауреат Международного Фонда ВСМ - второе место.    

       Когда Жанна Сергеевна выходила после работы из проходной завода, обычно её с неизменной улыбкой встречал муж. В те годы ей оставалось работать несколько лет до пенсии, а он, надо полагать, уже был пенсионером. Не спеша, она подходила к автомобилю, дверку которого заботливо открывал муж. Хотя машина была довоенного выпуска, находилась в хорошем состоянии. В шутку коллеги Жанны Сергеевны называли её авто  «Лорен-Дитрих». А его водитель прежде был лётчиком.
      В отличие от своих сотрудниц, говорливых, а порой и болтливых, она, как правило, хранила молчание и подавала голос лишь тогда, когда её о чём-либо спрашивали.
      Только один раз она рассказала удивительную историю из своей жизни. Говорила она спокойно, выдержанно и так искренне, что ни у кого не оставалось сомнений в подлинности её рассказа. Я был одним из слушателей Жанны Сергеевны, однако, к сожалению, не записал по свежей памяти её рассказ, а потому возможны некоторые неточности изложения и накладки, за что прошу снисходительности. Привожу рассказ, записанный с её слов.

      В семидесятых годах мой Анатолий служил в гражданской авиации на Дальнем Востоке. Бывший военный лётчик, он не мыслил свою жизнь без неба. Жили мы в посёлке поблизости от аэродрома. Моей дочке Лене в ту пору исполнилось пять лет, и ходила она в детский сад. А сама я в местной школе преподавала химию и биологию. Условия жизни были спартанскими, но мы не жаловались, поскольку никогда не были избалованы комфортом.
      Один раз в начале зимы надо было доставить из Хабаровска срочный и важный груз: бюллетени для голосования. Несмотря на неблагоприятный прогноз метеоусловий, этот рейс поручили Анатолию. Мол, лётчик опытный и справится. Вместе с ним как обычно полетел второй пилот и штурман.
      В тот день у меня были срочные дела в городе, и я не смогла проводить мужа, как делала всегда. Вернуться он должен был на следующий день.
      Однако день шёл к закату, но Толя всё не появлялся. Тогда я позвонила диспетчеру, и он ответил, что точных сведений у него нет, но, вероятно, обратный рейс отложен по метеоусловиям. Я уже начала беспокоиться.
      Рано утром следующего дня вновь позвонила диспетчеру. На этот раз он сказал, что Толя до Хабаровска не долетел, а , вероятно, приземлился на одном из запасных аэродромов. На связь он пока не вышел.
      От таких слов я вся похолодела и вместо школы пошла к командиру авиаотряда. Он, конечно, стал успокаивать меня, заявив о том, что такой опытный пилот, как Анатолий, может совершить вынужденную посадку в тайге. А сейчас начали организовать поиски его самолёта. Как только его найдут, мне сообщат немедленно.
      Потянулись томительные часы ожидания. Лене сказала, что у папы дальний полёт и вернётся он не раньше, чем через несколько дней. Соседи и коллеги выражали своё сочувствие, но мне от этого легче не становилось.
      Снова поутру сходила к командиру, но на этот раз меня принял его заместитель. Он сказал, что на поиски мужа, экипажа и самолёта направлены десять самолётов и вертолётов. Делается всё возможное, что в их силах.
      На моих подруг по несчастью, жён штурмана и второго пилота, страшно было смотреть. Как, впрочем, и на меня. Я вся была на нервах. Сведущие люди мне сказали, что если пропавших не найдут в течение трёх суток, то их шансы на спасение мизерные.
      Это время истекало, а результатов никаких. Да и трудно было найти в короткий световой день пропавших в огромной заснеженной тайге, где поселения отдалялись одно от другого на сотни километров.
      Потянулись дни невероятной тоски по Анатолию, полные горьких предчувствий. Я всячески старалась спрятать свои слёзы от Леночки, однако ребёнка трудно провести. К тому же, добрые люди постарались рассказать ей правду. Теперь и она стала утешать меня.
      Прошёл месяц безвестности. Мне выплатили оклад Анатолия, пособие по существу, но деньги меня не радовали. В то, что его больше нет в живых я отказывалась верить. Чтобы отвлекаться от горестных мыслей, я с головой ушла в работу. Мои ученики стали тише себя вести на моих уроках, за что я была им благодарна. Моя лучшая подруга Люда стала чаще наведываться ко мне, чтобы поддержать меня.
      Прошло уже три месяца после исчезновения мужа. Зима была на исходе. На Лену оформили пособие. Я уже перестала вздрагивать от телефонного звонка или от стука в дверь в ожидании нежеланного известия. Но оказалось, что это не так.
      В один день я вернулась из школы раньше обычного. Не успела ещё заняться домашними делами, как услышала негромкий стук в дверь. Я замерла в нерешительности, почувствовав что-то недоброе. Стук повторился. На это раз громче и настойчивей. Я отворила дверь и дрожь пошла по телу, когда увидела заместителя командира, парторга и незнакомую женщину. Хотела закричать, но не было сил.
      Троица молча вошла в дом, и замкомандира сказал о том, что найдены обломки самолёта на месте аварии, а с ними тела второго пилота и штурмана. Что касается Анатолия, то его тело не нашли. Это вселяет надежду, что он жив, если добрался до людей. Потом они спросили, нужна ли мне какая-либо помощь и удалились, оставив меня наедине с горькими мыслями.
      Конечно, это хорошо, что не обнаружили тела мужа, однако и шансов выжить израненному, надо полагать, в безлюдной зимней тайге крайне мало.  Ходить в церковь учительнице советской школы не положено, поэтому я молилась Богу за Анатолия дома. На этот раз я поехала в город, сходила в церковь и поставила за его здравие три свечи.
      Подружка Люда - большая любительница поэзии. У неё бессчётное число книг стихов и несколько толстых тетрадей, куда она стихи записывает.  Однажды она принесла такую тетрадку и зачитала, пожалуй, самое пронзительное четверостишье о вдовах войны, которое она выписала из какого-то журнала. Его я запомнила навсегда.

          Полночный гость в окошко постучит.
          Сухая половица где-то скрипнет.
          И бабушка моя проснётся, вскрикнет
          И успокоится — дед взял на фронт ключи.

      Ситуация похожая: и мой Толя тоже взял с собой ключи, когда отправлялся в последний полёт. Я и Люда разрыдались, как белуги. Но тот дед погиб на войне. Не должны в мирное время гибнуть люди! Про себя я решила, что не буду себя считать вдовой, пока не найдут тело мужа, что маловероятно. Мне надо быть крепкой, сжать волю в кулак и продолжать жить. Ведь мне надо поднимать Лену.
      В один из весенних вечеров, после того, как я провела в доме генеральную уборку, устала и принимала ванну. И тут постучали в дверь. Необычно. Три тихих удара и один громкий. Так стучал только Анатолий. Я выскочила из ванны, мокрая и голая, и распахнула дверь. Перед дверью стоял Анатолий!!! Я едва не потеряла сознание и не рухнула на пол, но он вовремя подхватил меня. Радости моей не было предела. Муж словно вернулся с того света. Это настоящее чудо!
      Едва я успела вытереться и одеться, как в дом хлынула толпа народа. Все поздравляли Анатолия с чудесным возвращением. Лена не отходила от папочки ни на шаг. Всех интересовало, что приключилось с мужем.
      А дело было в том, что по неизвестной причине застопорился один двигатель. Надеялись дотянуть до ближайшего аэродрома. Но на беду отказал и второй двигатель. Стали искать место для вынужденной посадки. Видимость заметно снижалась. Наконец нашли небольшой просвет в тайге. От жёсткого удара о деревья, а затем и о землю самолёт разрушился. Когда Анатолий пришёл в сознание, у него сильно болели голова, рука и нога. Кое-как их удалось перевязать. Второй пилот и штурман были мертвы.
      Мужу оставалось ждать, что его найдут и спасут. Казалось, что помощь уже близка, когда над ним пролетел самолёт. Он хотел запустить ракету, но ракетницу заклинило. И тогда Толя понял, что его могут и не найти. Поэтому решил выбираться самостоятельно. Сильно болела рука, но он превозмогал боль. Направление взял на ближайший населённый пункт, до которого было более сотни километров. И это по заснеженной тайге с израненной рукой и ногой. Морозный воздух обжигал лицо и руки.
      Сколько дней Анатолий шёл по тайге, он не помнит. Притупленное сознание было направлено лишь на то, чтобы двигаться, и, значит, выжить. Только любовь к жене и дочери заставляла его бороться за жизнь до конца.
      Когда он увидел избушку, из которой струился дым, то не поверил своим глазам, отнеся видение к галлюцинациям. До избушки оставались сотни метров, но идти уже не было сил. Тогда он пополз по снегу, до крови исцарапав руки.
      В домике жил охотник, бурят Павел Николаевич. Он гостеприимно встретил мужа, обогрел, накормил и стал лечить его раны. У него муж и оставался до весны. Из того таёжного угла ему помогла выбраться партия геологов.
      Я была счастлива безгранично. Не иначе, как судьба мне благоволила. С тех пор я не могла глядеть в глаза вдовам сослуживцев мужа, словно была перед ними виновата.
      До сих пор в моих ушах звучит стук в дверь, когда Толя вернулся из небытия — три тихих удара и один громкий. Кто знаком с азбукой Морзе, знает, что три коротких сигнала и один длинный соответствуют в русском алфавите букве Ж, что в нашем случае означает: жена Жанна.
      Много лет такие звуки были позывными радиостанции Би-би-си.
      Такими звуками начинается Пятая симфония Бетховена. Я прочла в одной книге, что когда спросили композитора о том, что означают эти звуки, он ответил: «Так судьба стучит в дверь».


Рецензии
Очень трогательный рассказ.
Глубокое проникновение в психологию человеческой души и взаимоотношений.
Оставляет серьёзный след. Вы - Мастер!!!

Спасибо за нахлынувшие чувства.
С признательностью, -

Евгений Говсиевич   24.09.2017 20:34     Заявить о нарушении
С тем, что я - Мастер, давно смирился, хотя жаль, что мою жену не зовут Маргарита:)
Спасибо, Евгений, за похвальный отклик, весьма завышенный.
С дружеским приветом.
Олег.

Олег Маляренко   25.09.2017 11:31   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 22 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.